Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Художественная проза, Малая проза (рассказы, новеллы, очерки, эссе) / — в том числе по жанрам, Детективы, криминал; политический роман
© Александр Зеличенко, 2022. Все права защищены
Произведение публикуется с разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата размещения на сайте: 18 февраля 2022 года

Александр Леонидович ЗЕЛИЧЕНКО

«Ментовская эпопея» Полада Сулейманова

Знаменитый «Доктор «Zoo», прекрасный ветеринар Полад Сулейманов известен своим  профессионализмом. А ещё он талантливый блогер, фотограф, самобытный художник. Пописывает – первую книгу рассказов и очерков выпустил.

Но мало кому известно, что почти пять лет Полад в своё время отслужил в милиции. «На земле», на самой что ни есть передовой – в экспертах, а затем и уголовном розыске райотдела. Да не когда-то, «в старые добрые времена», а в самом начале 1990-х, когда по всему б. СССР волной катил бандитский беспредел.

Хоть и знакомы давно, этого факта сулеймановской биографии не знал и я. Днями по делам своего щенка-бульдога заглянул в его ветеринарную клинику. Воспользовавшись минутным затишьем, Полад пригласил испить чаю.

Не отказался.

И не пожалел…

Но сначала – несколько слов о тогдашней кадровой ситуации в милиции. В столице республики служили тогда в основном славяне. Впрочем, и преступность здесь тоже была преимущественно славянской – население Фрунзе процентов на 60-70 состояло из русскоязычных. Помню, как удивился, когда в конце 1970-х, оказавшись по розыскному заданию в Ыссык-Ате, увидел в тамошнем КПЗ  рецидивистов-кыргызов…

В самом конце 1980-х – начале 90-х многие офицеры отправились дослуживать в Россию. Вакансии заполнялись в полном смысле этого слова «людьми с улицы». В милицию тогда пришли служить педагоги, инженеры, знавал даже одного художника. Лет десять-пятнадцать те неподготовленные «кадры» решали всё»…

Полад же оказался приятным исключением. «Хотел я, – начал он свой рассказ, – поступать в одно серьёзное специальное учебное заведение. В то, где сразу погоны, уголовное право, криминалистика. Как положено, прошёл медицинскую и мандатную комиссии, усиленно к экзаменам готовился. Но что-то пошло не так, вызов откладывался. Ждать надоело, и однажды, проходя мимо Октябрьского РОВД, решил зайти. Спросил дежурного, здесь ли начальник кадров, тот на второй этаж направил. Переговорил с капитаном. Чувствую, понравился. Но узнав, кто я по образованию, тот приуныл. Я уж на выход дверь приоткрыл, вдруг кадровик останавливает: «Слушай, а ты фотографировать умеешь? В технике разбираешься?» Фотоделом я давно увлекался, камерой неплохо владел. Так и попал в эксперты-криминалисты. Жил тогда в 9 микрорайоне. Представляешь, в одном подъезде, не микрорайоне, не доме, – подъезде, – нас трое экспертов жило. По ночам, когда дежурка подъезжала и кого-то на вызов ждала, только и гадали: за кем?!

...На третий день службы – убийство в 11 микраше. Бытовуха, но для меня-то – впервые! Приехали раньше всех, в дверях квартиры баба, могучая такая, широкоплечая. В руках – весь в крови топор. «Убила, убила…», – твердит. Начальник мой, бывалый, не растерялся: «Ну ладно, ладно, успокойся», а сам в топорище вцепился. Минут десять уговаривал отдать, из-за спины мне передал. Взял вещдок, а потом полчаса в вытянутых руках носил,   ладони перепачкал…

Ещё был подвешенный на свае скелет в заброшенном недострое завода антибиотиков на западной окраине города. Настолько заброшенном, что повешенное тело истлеть успело, пока бомжи не наткнулись.

Кстати, о бомжах. Ты знаешь, что через весь город, от ТЭЦа до Пишпека, трасса центрального отопления проходит? Трубы объёмом во весь рост, человек свободно ходит. Миллион ответвлений, тупиков. И – вечная темнота. Во-от, отрабатывали чью-то ориентировку о сбежавших из колонии строгого режима. Толком и подготовиться не успели, ну, одеть что из старья, фонарики взять. Спустились в лабиринт, метра на три под землёй. Замешкался я, группа ушла, а с ней – единственный источник света. Бродил я, бродил в темноте, всё ждал, что глаза привыкнут. Ни черта! Вдруг – шевеление какое-то передо мной прямо. Дрожащей рукой едва спичку зажёг, глядь, передо мной – Гендальф. Да-да, тот самый, волшебник из «Властелина колец». Долговязый, в длинных седых волосах, и – абсолютно голый. Он тоже шугнулся сильно. «Я уж на свет божий года три не показывался, еду прямо сюда приносят». На мою просьбу вывести, по-хозяйски свечной огарок зажёг и, покрутившись по минотавровым закоулкам, минут через двадцать подвёл к лестнице. Выбрался я километрах в семи от того места, где спустились…

...Ещё вот не свежие трупы дактилоскопировать боялся. Не боялся даже, но – избегал. Про то прознал мой начальник, Анатолий Егорович Белых. Кстати, профессионал с большой буквы, он многому меня научил!  И во время очередного аврала, когда всех «на казарму» перевели, направляет он меня в морг: там-де три жмура привезли, срочно пальчики откатать надо. Я было выкобениваться начал: пусть кто другой съездит, а что, до утра не терпит? И т.д и т.п. «Поезжай и сделай свою работу», – был ответ. Долго в дверь тарабанил, наконец, санитар занюханный, фартук весь в подтёках подозрительных, в самый конец хранилища, где неопознанные трупы с признаками бомжевания держали, привёл. «Вон те, у стены», и ушёл. Вонь стояла такая, что даже две сунутые в рот сигареты не помогали. Долго ли, коротко, но дело сделал. И, когда уже третьего заканчивал, чу – шаги в коридоре, причём с другой стороны, не с той, куда санитар ушёл. Вспотел весь! Уборщица со шваброй, чего бабку в полночь туда принесло?! Как заорёт! Ну и я в голос, от напряжения. Вернулся в отдел, доложился. «Ладно, утром по базе пробьём, пока отдыхай». Тут только дошло до меня, что срочности никакой не было, что тест это своего рода был. И время – полночь, и антураж подходящий. Зато покойников с тех пор бояться перестал. Как отрезало.

Или вот ещё был случай. Банки тогда на каждом углу были, что ни день, то новый открывался. Частные, коммерческие, государственные – фиг поймёшь. Тут – вызов: один такой «банк» ограбили… Приезжаем, квартира обычная, трёшка, на первом этаже. Вход только отдельный, с центральной улицы, пробили. И дверь усилили. А на ней замок. Чужой, закрытый. То есть, грабители, выходя, свой замок навесили? И охранник, что внутри должен был находиться, исчез.

Вошли, одну из комнат хозяева зарешетили, и сейф огромадный (ума не приложу, как они его туда втащили?!) внутри поставили. А сбоку в нём «оконце» аккуратно так вырезано. Денег нет, верхнее отделение заварено. Что там? Ловушка, бомба? Сапёров вызвали. Те возились недолго, а матерились потом часа два: дерьмом то отделение заполнено оказалось. Наваляли, и глумливо запаяли...

Самое интересное, банковские не знали точно, сколько там денег было. Позже выяснилось, что и учредители, и сами банкиры, и даже охранник – родственники. Вот и решил последний деньги спереть. Друзей позвал, те горелку карбидную из автомастерской притащили. Ну и…

Деньги тратили бешено, на следующий же день, с утра, уже дорогую машину купили. Телевизоры, ковры, аппаратуру видео. Шмотки самые дорогие. Вещи эти наши сотрудники потом изъяли, да в тот же банк на хранение сдали. Через неделю следователь поручение выписал: зафотографировать каждую вещь. Поехал я, с протоколом сверяю, нет то куртки кожаной, то телевизора, то видика. А мне в ответ: да ладно, у водителя нашего тёплых вещей не было, вот кожанку поносить дали. Потеплеет – вернёт. А телевизор-де бухгалтер временно взяла, старый сгорел…

Такие это были времена, лихие девяностые…

...Из экспертов меня оперуполномоченным уголовного розыска перевели. Первое дежурство, звонит высокий чин из МВД, у родственника сына украли. Киднеппинг, мать его! Звоню своему руководству, трубку не поднимают. Что делать?! Тут только понимаю, что в словосочетании «оперативный уполномоченный» ключевым слово «уполномоченный» является! Кем уполномоченный? Государством, конечно! Следователь, он пусть на месте происшествия командует, да процессуальными мероприятиями руководит. А операцию по освобождению заложника мне проводить надо!

Напором и патрульных привлёк, дом в восьмом микрорайоне, где предполагаемые похитители залегли, оцепили. И «тяжёлая кавалерия», «Беркут», на подходе. Квартира подозреваемых на первом этаже. Подкрались, тишина. Бекич, следак наш, герой-афганец, подсказывает: «Ты самый рослый, живой лестницей становись». И показал, как надо. Вскарабкался он на шею мне, через открытую форточку щеколду на окне умудрился отбросить. И тут по спине и голове, как на штурм, вся эта самая кавалерия в окно полезла…

Я самым последним забрался. Осмотрелись, квартира пустая. Но чайник ещё остыть не успел. Тут – звонок из министерства: похитители к родственнику в 8 микрорайон пришли, в дверь ломятся, выкуп требуют! По коням! Благо недалеко...

Короче, повязали всех. Тут выясняется, что «жертва» та, двадцатилетний джигит, между прочим, «похитителям» денег задолжал. И сам же комбинацию, как у родителей доллары выманить, предложил…

Заявление «потерпевшие» писать отказались. Но начальство меня похвалило. «Смотри-ка, первое дежурство, а сработал профессионально».

Правда, хвалили на словах только. За четыре с половиной года честной службы ни одного поощрения в приказе не получил.

Да ладно, я не в обиде…

Александр Зеличенко,  Бишкек, февраль 2022

 

    Полад Сулейманов

 

 


Количество просмотров: 248