Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Художественная проза, Малая проза (рассказы, новеллы, очерки, эссе) / — в том числе по жанрам, Художественные очерки и воспоминания / Публицистика
© Александр Камышев, 2021. Все права защищены
Произведение публикуется с разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата размещения на сайте: 29 ноября 2021 года

Александр Михайлович КАМЫШЕВ

Познал Талас в веках былых жар грозных битв, звон чаш хмельных

(Исторический очерк)

 

Эта история началась давно, когда председатель общественного объединения «Мурас кыймылы» доктор политических наук Азамат Темиркулов на курсах по всемирной истории в Брюссельском университете впервые услышал о Таласской битве в 751 году, произошедшей на его родине. Скупые сведения из письменных источников указывают, что сражение состоялось в районе города Атлаха, вблизи Тараза, поэтому его иногда называют Атлахской битвой. С тех пор будущего политолога мучили вопросы: почему жители Кыргызстана так мало знают о ней? Почему нет монумента на месте величайшей битвы? Среди соотечественников идею возродить память о знаменитом сражении поддержали бизнесмен и меценат из Таласа Миргазы Оморов, живо интересующийся историей родного края, и эколог Гамал Соронкулов, возглавивший проект «Атлах». Спонтанно созданный триумвират единомышленников приступил к воплощению идеи в жизнь. 

Наше знакомство с Гамалом состоялось три года назад. Настрой серьезного, делового шестидесятилетнего мужчины напоминал истеричное состояние Лелика из фильма «Бриллиантовая рука» – «Шеф, все пропало, гипс снимают, клиент уезжает…» Причину такого треволнения нельзя назвать пустяковой. Выстраданный и выпестованный троицей проект туристического комплекса на базе городища Атлах и создание музея под открытым небом оказались на грани срыва. Их концепцию закрепления на местности поля Таласской битвы, переданную в обладминистрацию для утверждения и совместных действий, неожиданно один в один озвучил губернатор Джамбульской области, посетивший накануне Игры кочевников в Таласе. Оперируя, как считал Гамал, позаимствованными данными, высокопоставленный чиновник предлагал увековечить место Таласской битвы, на территории современного Казахстана. Оригинальную и хранимую в секрете идею членов объединения «Мурас кыймылы» начали бурно обсуждать в интернете казахстанские предприниматели в сфере туризма. Раскрученный бренд Таласской битвы, получившей широкую известность у мировой общественности, гарантировал популярность музейному комплексу. А поскольку точное место Таласской битвы официально ученые на местности не закрепили, у наших соседей появился повод выбрать его по собственному усмотрению. Мне, как специалисту по раннему Средневековью, предложили научно обосновать локализацию Атлаха и, соответственно, установить поле Таласской битвы.

Таласская битва между арабами и китайцами вошла в десятку крупнейших и значимых в истории человечества. В научном мире интерес к оценке грандиозного события, предопределившего ход исторического развития в Центральной Азии, не затухает до сих пор. В противостоянии двух цивилизаций – империи Тан и Аббасидского халифата, ведущих экспансию земель вдоль Великого шелкового пути, – в выигрыше оказались тюркские племена карлуков. Находясь в зависимости от империи, вожди карлуков получали китайские чины, а один из них даже признан «царем Алтая». За имперское покровительство карлуки обязались оказывать воинские услуги. И такой случай представился. Полководец Гао Сяньчжи приказал прибыть десятитысячной карлукской коннице на битву с арабами. Обе армии, встретившись на реке Талас близи города Атлах, четыре дня не решались перейти реку, возможно, ожидая подкрепления. Если осматривать карту местности, можно с уверенностью утверждать: грандиозная битва произошла южнее Атлаха. Мнения ученых о развитии последующих событий расходятся: по одной версии, карлуки за спиной своего покровителя сговорились с Зиядом ибн-Салихом, возглавлявшим мусульманское войско. Другие полагают, что все произошло спонтанно. Прибыв на поле битвы с восточной стороны, карлуки не устояли перед искушением пощипать богатые провиантом и оружием имперские обозы. Суматохой, вызванной карлукской конницей в тылу китайцев, воспользовались арабские войска, начав наступление по всему фронту. Зажатая с двух сторон армия китайцев дрогнула и бежала в горы. Конвою Гао Сяньчжи пришлось пробивать дорогу для спасения полководца через узкое ущелье Чон-Капка. Арабы, захватив десяток тысяч пленных, отступили вглубь страны. Уцелевшие китайцы бежали на родину, а вот карлуки с богатой добычей заметно укрепили свое положение. Лев Гумилев сообщал об этом так: «В двадцатилетнем противостоянии карлуки сменили у власти Тюргешский каганат и двести лет оставались единственными хранителями степной культуры в Средней Азии, пока в 960 году не обратились в мусульманскую веру сами».

На локализацию Атлаха претендовало несколько городищ, которых в степном оазисе, порожденном рекой Талас, отмечено немало. Все точки над «i» расставил обломок каменного изделия с рунической надписью, найденный на городище Джоон-Тобе, вблизи села Кенеш Манасского района Таласской области Кыргызстана. Российский тюрколог Сергей Кляшторный прочитал руны как «Атлах», что в переводе означает «переправа». Казахстанский академик, доктор исторических наук Карл Байпаков в своих многочисленных работах однозначно локализовал Атлах на месте городища Джоон-Тобе, находящегося недалеко от границы с Казахстаном. К сожалению, в опубликованную Кляшторным статью с расшифровкой надписи на каменной зернотерке вкралась досадная ошибка. Привожу первый абзац его работы целиком. 

«В 1987 году К. М. Байпаков передал мне фотоснимки и рисунок фрагмента каменной зернотерки с выбитой на верхней плоскости рунической надписью. Этот осколок был обнаружен на городище Джуван тобе, (транскрипция С. Г. Кляшторного), расположенном в 15 километрах к западу от городища древнего Тараза, на берегу реки Талас. В конце 1930-х годов Джуван тобе было обследовано археологом А. Н. Бернштамом, который и отожествлял это городище с раннесредневековым городом Атлахом». 

В сведениях о месте находки зернотерки С. Г. Кляшторным неточно указано направление городища Атлах относительно Тараза. Вместо 15 километров на юг написано: 15 километров на запад. Для специалистов, ориентирующихся на местности, эта опечатка очевидна. Атлах как место переправы через полноводную по тем временам реку Талас стоит на его берегу, а не в 15 километрах от нее. Кроме того, С. Г. Кляшторный делает ссылку на археологические исследования А. Н. Бернштама, первого из ученых, кто почти столетие назад локализовал Атлах на месте городища Джоон-Тобе, составив подробную схему его расположения на местности. Однако случайные ошибки в работе крупных ученых имеют печальное свойство широко распространяться без критического осмысления. Так, статья С. Г. Кляшторного без исправлений перепечатана в научных трудах «Источниковедение Кыргызстана». Ссылаясь на статью именитого ученого, некоторые современные исследователи не задумываясь перенесли городище Атлах на запад от Тараза и локализовали его на территории Казахстана. Впрочем, предпосылок для такой ошибки достаточно. Вокруг Тараза – крупного торгового средневекового центра, существовали двенадцать городов-спутников, а название «джоон-тобе» (в переводе с тюркского «толстый холм») – достаточно распространенное для городищ Таласской долины. Так, в соседнем Кара-Бууринском районе Таласской области есть городище Джуван-Тобе (XI-XII вв.), внесенное в список охраняемых государством. Именно его некоторые кыргызстанские ученые отождествляют с Атлахом, а вот Джуван-Тобе в Манасском районе в список Положения об учете, охране, реставрации объектов историко-культурного наследия Кыргызской Республики от 2002 года не вошел. Хотя раньше он в списках числился. Оплошность ученых привела к непоправимым последствиям.

В описании географа Х века Атлах – крупный город, почти как Тараз, окруженный стеной, большая часть которого утопает в садах и виноградниках, есть соборная мечеть в медине. (С большой долей вероятности можно утверждать – первая мечеть на территории северной части Кыргызстана.) На крупномасштабных картах 50-х годов прошлого столетия крепостные стены древнего Атлаха с диагональю более двух километров хорошо просматриваются, но в наши дни их на местности обнаружить не удалось. Все пространство внутри городища распахано, и половину его занимает пустырь. Именно на этом месте, согласно схематическому плану, представленному Семиреченской археологической экспедицией, работавшей в советские годы, располагался четырехугольный торткуль с оплывшими трехметровыми стенами, усиленными башнями. В статье археолога Петра Кожемяко «Оседлые поселения Таласской долины» опубликованы результаты предварительных раскопок. В небольших холмиках-тепе археологами отмечена керамика караханидского периода, а ранние культурные слои VI-VIII веков выявлены на прилегающей к торткулю цитадели. 

Общественники после краткосрочной и незабываемой поездки на городище Атлах установили, что мощная цитадель длиной около 300 метров отдана под кладбище и покрыта плотным ковром современных могильных холмиков. Трехметровые крепостные стены торткуля спланированы полностью. Сохранились лишь тепе, возможно, усадьбы или таможенный пункт, расположенные за крепостными стенами на берегу реки. Унылый вид пустыря и кладбища не лучшие объекты для привлечения туристов, но приходится довольствоваться тем, что осталось. Результатом поездки стало обращение «Мурас кыймылы» в Министерство культуры с просьбой внести прилегающую к Атлаху территорию в реестр памятных мест, охраняемых государством, с надеждой на последующие археологические исследования и создание музея под открытым небом. Презентация Гамала с идеей музеефикации места Таласской битвы неожиданно нашла поддержку у представительства Корейского агентства по международному сотрудничеству (KOICA), согласившегося для начала профинансировать изготовление и установку памятной стелы. 

Посмотреть на поле знаменитой битвы жаждут не только ученые, но и туристы, в том числе из арабских стран, Турции, Китая и Кореи, внимание последних к этому месту неслучайно: знаменитый полководец Гао Сяньчжи, приведший китайский корпус, – кореец по происхождению. Посетить Кыргызстан, чтобы увидеть место сражения своего знаменитого земляка, почитаемого в качестве национального героя, – отличный стимул для туристов из Кореи.

Общественную инициативу в Министерстве культуры рассматривали долго, консультировались со специалистами Академии наук, а потом спустили для решения на областной уровень. В областном органе культуры идея понравилась, но положительное решение о выделении охранной зоны памятника, известного во всем научном мире, сочли невозможным. Земля уже находится в частных владениях, и, хотя большую ее часть занимает пустырь, вернуть ее государству – дело хлопотное. Весь год от Гамала приходили то обнадеживающие, то полные разочарования известия. Вместо участка для задуманного туристического комплекса, основным объектом которого предполагали сделать раскопанные руины Атлаха, «Мурас кыймылы» предложили пустырь в 12 километрах от городища. После долгих и нудных согласований, в том числе и с собственниками земли, общественникам отказали в праве на небольшой участок рядом с городищем для установления памятной стелы. 

Дальнейшие события развивались по непредвиденному сценарию. Идея установления стелы, проект и изготовление которой вызвалось профинансировать корейское агентство, нашла отклик в душе депутата, общественного деятеля, кинорежиссера и продюсера, и он поделился участком, по странному стечению обстоятельств, напротив своего гостиничного комплекса в восьми километрах от городища Атлах. Но выяснилось еще одно – более интересное совпадение. Место для памятника Таласской битве выбрали на недавно локализованном российским ученым Павлом Петровым городище Йанги-Тараз. Весной 1269 года здесь состоялось судьбоносное событие – курултай монгольской знати. При главенстве Кайду, правнука Чингисхана, владетели улусов Джучи, Чагатай и Угедей после семидневного застолья приняли соглашение о границах между государствами. Кроме того, объявлено о независимости от Монгольской империи, центр которой находился в Китае. Юбилей этого события, собравший представителей всех тюркоязычных народов, помпезно отмечен в Казани, а президент Казахстана продлил празднование памятной даты в истории Золотой Орды еще на год. Если придерживаться исторической достоверности, то памятный знак на этом месте должен свидетельствовать о зарождение Золотой Орды и государства Кайду. 

Открытие стелы проходило в торжественной обстановке – на  церемонию были приглашены губернатор области, руководитель департамента туризма, руководство KOICA и местные аксакалы. Каждый выступающий по-своему оценивал вклад в происходящее мероприятие. Говорили прописные истины из интернета о продвижении мусульманства в центральноазиатском регионе, хотя сражение на два века отдалило принятие карлуками ислама. Вспоминали китайских мастеров, захваченных в плен и открывших арабам секрет изготовления бумаги. Чаще всего упоминали Гао Сяньчжи. На информационном стенде имя танского полководца, проигравшего битву, набрано первым. В то же время о карлуках, решивших исход сражения, в тексте, написанном на шести языках, не упоминается вовсе. Кстати, об зачинателях «Мурас кыймылы», три года пробивающих через бюрократические препоны свой проект, вспомнили лишь вежливые и принципиальные корейцы.

 

© Александр Камышев 

 


Количество просмотров: 100