Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Художественная проза, Крупная проза (повести, романы, сборники) / — в том числе по жанрам, Драматические
© Мария Крымова, 2021. Все права защищены
Произведение публикуется с разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата размещения на сайте: 28 октября 2021 года

Мария КРЫМОВА

Как твердел цемент

Повесть об успешном менеджменте

(ОТРЫВОК ИЗ КНИГИ)

Это  художественно˗документальная повесть о жизни небольшого провинциального городка и градообразующего предприятия ˗ цементного завода. Главные герои в 90˗х годах и в наше время стоят на страже интересов предприятия, защищая его от безмерных аппетитов владельцев, как местных, так и иностранных. Пока они у руля, заводу удается держаться на плаву несмотря на все кризисы. Но надолго ли это?

Обложка Куликовой Т.В.

 

ОГЛАВЛЕНИЕ

Часть первая

Глава 1. Зарплата

Глава 2. Кредит от лунган

Глава 3. Оборудование из Индии

Глава 4. Секретарша           

Глава 5. Поездка в Дели

Глава 6. Программа ПЕСАФ

Глава 7. Случай в ЖКО

Глава 8. Приватизация

Глава 9. Работа отдела сбыта

Глава 10. После первой народной революции

Часть вторая

Глава 1. Предоплата за уголь

Глава 2. Штраф антимонопольному агентству

Глава 3. Назначение Акбара

Глава 4. ЧП на отгрузке

Глава 5. Маски шоу

Глава 6. Ревизия в торговой точке           

Глава 7. День строителя

Глава 8. Лотерея и гулянье

Глава 9. Заключение           

 

Посвящается моим крестникам Кириллу и Станиславу

 

Все действующие лица этой истории выдуманы, а совпадения с реальными событиями случайны

 

Что годится, чем гордиться?

Продают «Цемент» со всех лотков.

Вы такую книгу, что ли, цените?

Нет нигде цемента, а Гладков

Написал благодарственный молебен о цементе!

В.В. Маяковский

 

Часть первая

Над Чуйской долиной занимался рассвет. Семен Ильич Немеринский посмотрел в забрызганное цементом окно. Работали две печи из пяти. «Да, спрос на цемент сейчас низкий, не то, что было в конце восьмидесятых», подумал он, «Тогда и Токтогулку строили, и гражданское строительство было в разгаре, а сейчас настали совсем другие времена. Отгрузка падает, в месяц продаем всего 40 тысяч (и это в сезон), разве это объем для миллионного завода?»

Размышления директора прервал звонок внутреннего телефона.

— Слушаю! — сказал в трубку Немеринский.

— Семен Ильич, вас Трубкина спрашивает, — раздался в телефоне голос секретаря Ирины.

— Соедините!

Главбух Нина Ивановна Трубкина звонила гендиректору нечасто. «Не иначе, какое-нибудь ЧП», — подумал Немеринский.

— Семен Ильич, простите за беспокойство, но у нас в бухгалтерии серьезные неприятности, — голос Трубкиной звенел истерикой.

— Что случилось?

— В кассу поступает мало денег, всего 100 тысяч в день, и на расчетном счету осталось около одного миллиона рублей. На сегодняшний день, при такой инфляции это не деньги! Сегодня уже 5 августа, нам зарплату и налоги платить нечем!

— Сколько надо денег на зарплату и налоги?

— Два с половиной миллиона зарплата и пять миллионов на налоги.

— Какой срок оплаты налогов?

— Подоходный и Соцфонд надо оплатить к 10˗му числу, НДС к 25˗му. Еще срок оплаты налога на прибыль подходит. Сбыт таких средств в эти сроки не соберет.

— Что же вы, мать вашу, не отложили деньги про запас? — взорвался Немеринский. — Нельзя было, что ли, предвидеть такую ситуацию? Зачем оборудование индийское покупали? Чтобы на складе пылилось?

— Но ведь сбыт деньги собрать должен... Оборудование вы сами просили приобрести...

—Просил, просил. Сами знаете историю этой закупки. В общем, насчет зарплаты подумаю, а на налоги деньги сами ищите! — С этими словами Семен Ильич отключился.

С индийским оборудованием для упаковки цемента в мешки и в самом деле вышла неувязка. Какой-то чин в правительстве, видимо, немало «заработал» на этой поставке. Стоимость оборудования превышала реальную во много раз, и Немеринский ради сохранения продаж для строительства гос.объектов был вынужден сделать предоплату. Часть оборудования поступила на склад, другая застряла где˗то по пути из Индии. Эту проблему тоже требовалось решать, и как можно быстрее.

«Но проблема с зарплатой все же важнее», — подумал гендиректор и снова взялся за телефон. Для начала надо проверить, так ли уж критична ситуация.

— Карданова ко мне пригласите, ˗ сказал Немеринский секретарю.

Начальник отдела кадров Карданов получил на заводе прозвище кэгэбэшника. Его редко видели и слышали работники, но он знал все и обо всех благодаря многочисленным "источникам информации" в цехах и подразделениях завода. Войдя в кабинет, Карданов вопросительно посмотрел на гендиректора.

— Вызывали, Семен Ильич?

— Присаживайся, Виталий. Что слышно на производстве?

— Рабочие говорят, завод на грани остановки. Спроса нет, денег нет, зарплату задерживают.

— Так ведь сегодня 5˗е число, планируем вовремя выплатить.

— Люди говорят, денег в кассе и на счету не хватит, чтобы дать зарплату вовремя. Если к 15˗му числу не выплатим, грозят забастовкой.

— Так уж сразу и бастовать?

— Ну, зарплаты, сами знаете, какие у нас. Тем более, сейчас инфляция все деньги съедает, людям семьи нечем кормить.

— Ну, насчет зарплат ты не прав. Мы стараемся, чтобы люди достойно получали. По сравнению с другими предприятиями у нас еще жить можно, зарплаты по району намного ниже. Хорошо, иди, Виталий. Я подумаю, что можно сделать. Вызовите Соколова и главбуха ко мне! Немедленно! — прокричал он в трубку.

Через пять минут в дверь постучались. Первым явился недавно назначенный начальник отдела сбыта Александр Соколов, молодой сотрудник, еще не успевший освоить все тонкости продаж цемента оптовым покупателям.

После него в кабинет вошла главный бухгалтер, дама лет сорока пяти, в вязаном свитере и   лоснящейся юбке. «Хоть бы юбку сменила, который месяц уже ее носит», — отметил про себя Семен Ильич, — «весовщицы и то лучше выглядят». Вслух же он сказал:

— Ну и что, уважаемые, с деньгами делать будем? Рабочие уже беспокоятся, могут ведь и забастовку объявить! Сколько тонн ты в прошлом месяце отгрузил? — обратился он к Соколову.

Ээ˗э, точно сказать смогу позже, — протянул Соколов.

— Я тебе конкретный вопрос задал: сколько? Соедините с Костюковой! — проорал Немеринский в телефонную трубку.

— Слушаю, Семен Ильич! — раздался по громкой связи голос бухгалтера сбыта Натальи Костюковой.

— Наталья, сколько цемента отгружаем в день?

— Около 2˗ух тысяч тонн, Семен Ильич.

— А сколько в этом месяце отгрузим?

— Сейчас сложно сказать, Семен Ильич, вообще˗то в плановом отделе должны быть цифры...

— В плановом, в плановом, они план на год в целом считают, а оперативные цифры у вас должны быть!  — С этими словами Немеринский дал отбой.

— А почему в кассу всего по 100 тысяч в день поступает? — обратился он к Соколову.

— Цена низкая, Семен Ильич, — неуверенно промямлил начальник сбыта.

— А кто цены устанавливает? Ты приказы вообще˗то смотришь?

— Наверное, бухгалтерия...

— Нина, ты устанавливаешь цены? — обратился директор к Трубкиной.

— Мы только визируем приказы, а за цифры в них бухгалтерия не отвечает...

— Как не отвечает? Ты главный бухгалтер, ты обязана цифрами владеть! — голос директора стало слышно в приемной, — Здесь вообще кто-нибудь за деньги и объемы отвечает или нет?

На лицах Трубкиной и Соколова проступили испуг и озадаченность.

— В общем, так, уважаемые, даю вам три дня срока для погашения долга по зарплате. Идите и без денег не возвращайтесь!

 

***

Получив задание директора и узнав у главбуха сумму, требуемую для выплаты зарплаты, Соколов призадумался. По его небольшому опыту выходило, что собрать за оставшиеся до выплаты зарплаты дни эту сумму и даже ее половину вряд ли получится. Это подтверждали и расчеты Костюковой, с которой он предварительно проконсультировался. Но должен же быть какой-то выход из ситуации? Как там в «Золотом теленке»? «Если по свету бродят какие-то денежные знаки, то... А что, это идея». — подумал он и взялся за диск телефона.

— На проводе! — раздался в трубке голос с сильным турецким акцентом.

— Анвар? Соколов с завода тебе звонит. Здравствуй, дорогой!

— Приветствую!

— Как поживаешь?

— Да твоими молитвами, дорогой! Как сам?

— Тоже неплохо, спасибо. Узнать хотел у тебя, дорогой, сколько цемента ты у нас в августе заберешь? А то начальство с меня плановые объемы требует.

— Сколько заберу? Да думаю, тысяч семь—восемь, не больше.

— Спасибо, дорогой.  А кто еще много возьмет, не подскажешь?

— Наверно, уйгуры или лунганы, у них бабок полно, вроде разговор шел, что надо запасаться товаром, пока завод цену не поднял.

Через десять минут Соколов знал телефоны двух оптовиков˗лунган, у которых были большие оборотные средства. Дело было за малым: уговорить одного из них, а лучше обоих, внести большую предоплату в кассу, с тем, чтобы впоследствии, в течение полугода, завод бы ее вернул.

Однако, встретившись с Рустамом, главным оптовиком, Новичков понял, что не все так просто.

— Гиперинфляция сейчас, уважаемый, — сказал Рустам, тучный лысый мужчина лет под пятьдесят, низкорослый, как все китайцы. — Никто не будет полгода ждать, пока ты бабки вернешь, они вертеться очень быстро сейчас должны!

— Тогда, может, под проценты...

— Сколько?

— А сколько ты хочешь?

— Ну, скажем, десять процентов в месяц. Мало прошу из-за того, что доверяю такому клиенту, как завод, сам понимаешь.

— Хорошо, подумаем, я начальству доложить должен про твои условия.

— Подумай, уважаемый и позвони, как решишь.

— До свидания, Рустам!

Так, договорившись с Рустамом о кредите под десять процентов в месяц и проведя сделку по официальной бухгалтерии как краткосрочный кредит под двенадцать процентов, начальник сбыта Соколов обеспечил своевременную выплату заработной платы работникам. Больше в истории завода задержек с выплатой зарплаты не было.

 

***

Через неделю после выплаты зарплаты Немеринский задумался над проблемой индийского оборудования. Технические специалисты протестировали поступившую часть агрегатов и вынуждены были признать их полную несовместимость с действующими на заводе процессами производства и упаковки цемента в 50˗ти килограммовые мешки.

«Придется вернуть это дерьмо назад в Индию да и возврат предоплаты выбить, как ни крути»,— подумал директор.

— Диркфельда ко мне пригласите! — бросил Немеринский в телефонную трубку.

Павел Петрович Диркфельд, главный инженер завода и представитель некогда большой немецкой диаспоры города Имката, был крепким технарем˗профессионалом, однако, не всегда способным настоять на своем мнении, из-за чего на производстве время от времени возникали проблемы подобные вышеописанной ситуации с оборудованием.

В кабинет вошел полноватый человек с уже наметившейся лысиной, в полосатой рубашке с засученными рукавами.

— Здравствуй, Паша! — обратился к Диркфельду директор.

— Здравствуйте, Семен Ильич, — ответил тот.

— Что с оборудованием индийским? Как идет монтаж? Меня в правительстве торопят, когда остаток предоплаты вносить будем?

— Мы смотрели оборудование, Семен Ильич, я докладную готовил о том, что оно нам совсем не подходит. Такие агрегаты для малых заводов предназначены, а не для миллионника, как наш. К тому же узлы явно устаревшие, 70˗х годов.

— Но ведь и наши печи с 64˗го года работают, и ничего, качество обеспечиваем.

— Да, но за 30 лет несколько раз модернизацию делали и вообще...

— В общем, так Паша! Про оборудование ничего слышать больше не желаю! Если оно нам, как ты утверждаешь, не подходит, подготовь письмо в правительство с обоснованием отказа от приобретения. С индийскими поставщиками я сам попробую договориться. И впредь оперативней работать надо, а не ждать, пока руководство вмешается. Иди, свободен!

 

***

Часы на столе показывали десять утра. Наступило время для второй за день чашки кофе. В кабинет вошла секретарь Ирина Быстрова, полная блондинка лет за тридцать. Она работала у Немеринского третий год, устроилась на эту должность по рекомендации супруги директора. Разумеется, отношения их сразу перешли из разряда служебных в личные, о чем было известно всем, в том числе и Надежде Сергеевне Немеринской.

Ирина внесла в кабинет поднос с кофейником, молочником и вазочкой с печеньем. Семен Ильич поднес к губам чашку с дымящимся напитком и шлепнул Ирину по пышному заду.

— Как дела, Ирочка?

— Хорошо, Семен Ильич. Зарплату дали на днях. Правда, как всегда только на косметику денег хватило, а хотелось бы и босоножки новые, и сумку к ним купить...

— Ну подожди, я тебе премию персональную выпишу.

С этими словами он приобнял Ирину за талию.

— Карданов говорил, вы в Индию собираетесь, Семен Ильич. Вам ведь наверняка там помощник потребуется, вроде референта˗переводчика.

— Ты же английский не знаешь?

— Да, я немецкий в школе изучала, но это неважно, там, как мне сказали, специальные переводчики есть, а я бы с документами работала и все такое.

— Хорошо, я подумаю над этим. У тебя еще с визой проблемы могут быть, надо утрясти с МИДом этот вопрос. — Сказав это, Семен Ильич поставил на поднос пустую чашку.

— Иди, принеси мне документы на подпись.

Ирина вышла и вернулась с папкой, в которой лежали оригиналы договоров из отдела сбыта.

— Что это за ОсОО «Вариант», не помню такой фирмы. — просмотрев бумаги, спросил Немеринский.

— Они недавно образовались, Семен Ильич. Обещают, что будут покупать большой объем цемента, и шифер им тоже нужен.

— Ладно, пусть забирают, только не меньше ста машин в месяц, согласно оговоренным объемам, — с этими словами Немеринский завизировал договор.

Так, подкладывая директору договоры с «нужными» ей людьми и не пропуская «ненужных», Ирина обеспечивала себе дополнительные доходы, которые позволили ей накопить солидную сумму на валютном счете в банке. На проценты, поступавшие от этой суммы, она безбедно существовала после увольнения с завода, причем намного лучше продолжавших работать там сотрудников.

 

(ВНИМАНИЕ! Выше приведен ознакомительный фрагмент из книги)

 

© Мария Крымова, 2021

 


Количество просмотров: 49