Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Поэзия, Новые имена в поэзии; ищущие / Литература ближнего и дальнего зарубежья, Канада
© Людмила Батищева, 2020. Все права защищены
Произведения публикуются с разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата размещения на сайте: 22 августа 2020 года

Людмила БАТИЩЕВА

Жизнь и Любовь

Подборка стихов нашей соотечественницы

 

Жизнь и Любовь

 

20 лет я в Канаде живу...

Постараюсь судить непредвзято.

Но, бывает, вдруг, как наяву

Кыргызстана ловлю ароматы.

 

Вздохи свежие горных вершин

Схожи с действами трех океанов,

Извлекая из бездны души

Боль когда-то незбывшихся планов.

 

Вспышки эти настолько свежи,

Что сливаются с нынешней болью...

Тают в памяти все миражи,

Поглащаясь извечной Любовью.

 

Перед Нею я падаю ниц,

И законам ее повинуюсь.

Ведь Она не имеет границ,

И повсюду я Жизнью любуюсь.

 

 

Когда тоска...

 

Когда тоска в душе проснется

По бывшей родине моей,

Пусть трелью нежною зальется

В кленовых ветках соловей.

 

Пусть затрепещутся все листья

На тонких веточках берез

И ободряющие мысли

Утрут следы нежданных слез.

 

Пусть солнце в чистом синем небе

Меж белых тучных облаков

Тоску осветит ярким светом

В тот край, что с детсва мне знаком.

 

В моей душе опять займется

Живой спасительный восторг

И с чудным Западом сольется

Под общим небом мой Восток.

 

 

***

Я рассказывала в школе

Деткам и коллегам

О раскинувшемся поле

Под пушистым снегом.

 

О горах высоких, строгих,

О долинах тучных.

И о жителях убогих,

И о жизни скучной.

 

Я рассказывала детям

О бескрайнем небе.

И о том, как солнце светит,

Как гуляет ветер.

 

Я коллегам повествую

О надежде светлой.

Не корю любовь былую,

Ставшей безответной.

 

Нелегко мне собираться

В дальнюю дорогу...

Очень даже может статься

Потеряю много.

 

 

Завывание ветра

 

Как я люблю завыванье

Ветра в тревоге ночной

Осенью, при увяданьи,

И в пробужденьи – весной.

 

Гимн уловляется в песнях

Сущего мира вокруг

Оранжеровкою, если

Сосредоточить весь слух.

 

Вмиг в беспредельные выси

Ветер уносит меня.

Сколько в нем чувства и мысли,

Сколько в нем сил и огня!

 

Вот завывание рьяно

Вступит в хор здесь, за окном,

Словно в компании пьяной

Пляшет в пространстве одном.

 

То заскулит так щемяще,

Будто израненый зверь,

То подголоском случайным

Вдруг забивается в щель.

 

Тут же, меняя тональность,

Как бы совсем непричем,

Бьется в желанную дальность

Силой небес увлечен.

 

В полной свободе резвится,

Сладостно, наверняка,

Только б успешно пробиться

В Божьи миры и века.

 

Как я люблю завыванье

Ветра в глубокой ночи.

Будто в нем суть мирозданья

И от все тайны ключи.

 

 

В стеклянном кувшине...

 

В стеклянном кувшине молочной расцветки

Роскошных тюльпанов огромный букет.

Последним лучом, проникающим в «клетку»,

На время обласкан и нежно согрет.

 

Все шесть лепестков на свету кровоточат,

И тающий снег повисает росой...

Безжалостно радостный путь укорочен

Цветущих растений капризной весной.

 

В момент оживленья, расцвета природы

Вдруг солнышко скроет сплошная броня,

Расправу как раз учинит непогода, -

И вслух обреченно заплачет земля.

 

За сутки, за двое исчезнут усилья

Недавно рожденного к плоду ростка...

Ах, как же тюльпаны наивно красивы

Но жизнь оказалась для них коротка.

 

 

На кладбище

 

Приют покоя, тишины...

Почивших не тревожат сны

И не касается их впрямь

Мечта пустая или явь.

 

Перед кончиной все равны.

И те, кто слабы, кто сильны

Бывали в суете земной, -

Все чести преданы одной.

 

Покой здесь вечный, вечный сон...

Поют здесь птицы в унисон

Шептанью хвои и листвы

О Божьей преданной любви.

 

Немая надпись на плите

Кричит о тщетной суете,

О краткости земных дорог,

О пустоте земных тревог.

 

Амбиции здесь не нужны,

Богатство, знатность не важны.

Здесь не заметна нищета...

Одно свидетельство – плита

 

Размеров больших, меньших.

В ней весь венец земных забот.

И даты жизни, как итог

Того, что предназначил Бог.

 

На кладбище так ясно вдруг,

Что здесь равны и враг и друг,

И тот, кто не лишался благ,

И тот, кто был и нищ, и наг.

 

 

Осень

 

В осени обыкновенной

Вдруг выпадают деньки

Те, что дают вдоховенье

Для стихотворной строки.

 

Солнце займется, как летом,

Чудной игрою огня;

Мир переполнится светом,

Музыкой, радугой дня.

 

Небо глядит отраженьем

Прямо в озерную гладь

Волны стремятся движенье

В тихом прибое унять.

 

Крона прильнет к небосводу,

На его фоне замрет,

И вдохновенную оду

Нежному другу споет.

 

Млеют опавшие листья;

И под струей ветерка

Робкий их шепот родится,

Слуха коснувшись слегка.

 

Все в мирозданьи поющем

Так гармонично не вдруг, -

Связано Вечноживущим

Точным движением в круг.

 

И разумением ясным,

И содержанием строк

Я вослицаю: «Прекрасен

И чудотворен наш Бог!»

 

 

Тянь-Шанское царство

 

Облачко легкое, еле заметное

Ветром несет в бесконечном пространстве

К месту привычному, месту заветному,

Горным хребтам Тянь-Шанского царства.

 

Там оно хрупкой снежинкой уляжется

В белой лавине подобных себе.

В солнечный день снизу людям покажется

Светлым венцом на седой голове.

 

 

В горах

 

Сияет чистый свод небес

Надменною голубизной.

И цепи гор со снегом, без,

Преображаются весной.

 

Искрятся стены пестрых скал,

Отлоги палевой травой,

В расселинах луч отыскал

Следы лавины роковой.

 

Собрал из тающих снегов

И ручейки, и водопад,

Внизу уже ручей готов

В свои объятья их принять.

 

Попутчиками камни с гор,

Отмытые стремленьем вод,

Привносят рокот и задор

В весенний яркий хоровод.

 

 

Времена года

 

Уходит лето в осень,

Зима спешит к весне.

Кого-то кто-то спросит,

Что ж больше по душе?

 

И кто-нибудь ответит,

В затылке почесав:

«О, как прекрасны летом

Поля, луга, леса!»

 

А чей-то обнаружит

Мыслительный прибор,

Как сотни чудных кружев

Плетет осенний бор.

 

Романтик без ужимки

Подметит о зиме:

«Пушистые снежинки

Уж очень милы мне!»

 

Как часты восклицанья,

Что теплою весной

Цветущий сад мерцаньем

Пленяет под луной.

 

И чувств бурлящих лава

Наружу бьет струей.

Во всем являет славу

Чудесный Бог живой.

 

 

Весенние размышления

 

Зима закончилась. И в марте

Земля меняет свое платье.

Пора теснить весенней негой

Покровы тающего снега.

 

То небо тучами темнеет, -

На все, что прорасти успеет.

Закружит хлопьями снежок, -

И нет намеченных дорог.

 

То солнце ярко заблистает, -

Случайный снег легко растает.

Погода теплая опять,

Пришлось зиме вновь отступать.

 

Итак, победа переменна.

Борьба стихает. Постепенно

Вступает яркая весна

В свои извечные права.

 

А между тем в горах снег тает.

Ручьями мутными стекает

В ущелье. Речка соберет

Их тут же в шумный хоровод.

 

На склонах гор пастух радеет,

В долинах земледелец сеет.

Все, как и каждою весной,

Идет своею чередой...

 

Моя душа вновь оживает

От всех раздумий и тревог.

И их мучительный клубок

Восторг весенний размотает.

 

Опять оживлена и быстра

В воображеньи и мечтах

И в выраженьях и в словах

Пробьется вновь живая искра.

 

Так легкомысленно, умильно

Вокруг себя смотрю, и вот

У самых у моих ворот

Видны весенние усилья.

 

На кленах — нежные сережки

Украсили собою ветвь.

И тянутся под солнцем вверх

Нарциссов и тюльпанов ножки.

 

А небо чистотой сияет.

Белесым облачком себя

Все ж украшает иногда

И бесконечностью пугает.

 

И неотьемлемым плюмажем

Тянь-Шанские в снегах хребты

Привычно смотрят с высоты,

Являясь гордостью пейзажа.

 

Все оживает в поднебесьи

И все торопится расцвесть.

Как мир прекрасен и чудесен!

В нем непременно счастье есть!

 

О счастье, счастье! Все мечтают

О нем лишь. Но не замечают,

Что жизнь проходит между тем,

Вокруг совсем ничтожных тем.

 

Уходят чудные мгновенья.

Мы ж увязаем непременно

В трясине низменных забот,

Чем ублажить бы свой живот.

 

Все время думаем натужно,

Как бы умом блеснуть не хуже,

Как бы иметь приличный вид,-

Такой уж есть мы индивид.

 

Весна, весна! Развей мученья,

Воображенье оживи,

Развей сердечное томленье,

Наполни светом дни мои.

 

О том всегда буду молиться,

Чтобы и в сумраке ночей,

Когда бесонница резвится,

Хватало б солнечных лучей.

 

Весна, согрей воспоминанья,

Наполни верой душу мне.

И разукрась мои мечтанья,

Как все цветочки на земле!

 

 

Прошла пора...

 

Прошла пора, когда мне снились зори,

Когда закат перед глазами млел.

Плела мне память чудные узоры,

И взгдяд на мир сегодняшний теплел.

 

Прошла пора, прошла, ей не вернуться.

Нет в сердце места больше для тревог.

Перстами милостивыми коснулся

Всех ран моих Великий Сущий Бог.

 

© Людмила Батищева

 


Количество просмотров: 96