Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Публицистика / Краеведение; нумизматика
© Ксения Сенькина, 2018
© Kaktakto.com
Публикуется с разрешения автора
Дата размещения на сайте: 19 ноября 2019 года

Ксения СЕНЬКИНА

Ашхабад-1948. Уничтоженный землетрясением город

Из истории Центральной Азии

Первая публикация: Kaktakto.com, 22 октября 2018 года

https://kaktakto.com/poznavatelno/7772/

 

Город Ашхабад — столица Туркменистана. Рекордсмен книги Гиннеса как самый беломраморный город мира (ведь даже телефонные будки здесь облицованы этим ценным минералом). Столица страны, занимающей четвертое место в мире по залежам природного газа. А еще город Ашхабад сегодня называют «самым закрытым городом мира».

 

Фото: daypic.ru

И, казалось бы, ничего не напоминает здесь о трагедии, произошедшей здесь ровно 70 лет назад.  Разве что вот этот скромный монумент, который теряется среди нескончаемых фигур Туркменбаши и монументов, прославляющих великолепных Ахалтекинских скакунов. Это вовсе не удивительно, ведь до 1996 года вся информация была строго засекречена. Но разве возможно отобрать у людей память?

Фото: daypic.ru

 

История землетрясения

Историю об Ашхабадском землетрясении, в общих чертах, я знаю с раннего детства, потому что там трагически погибла моя дальняя родственница. Я почувствовала, что не могу  не узнать обо всем подробнее  и не рассказать неизвестные детали об одной из величайших трагедий ХХ века.

Эту статью я писала в соавторстве со своей родной бабушкой — Валентиной Петровной Букиной. Именно она стала моим главным информатором. Мы вместе обрабатывали сведения, которые я почерпнула в интернете. И не со всем бабушка соглашалась.

Но первое, что смутило мою бабушку, стали различные версии о том, как стало известно о трагедии в Ашхабаде. Вот, о чем мы прочитали:

«На аэродроме израненный бортмеханик москвич Ю. Дроздов добирается во тьме до пассажирского самолета ИЛ-12 и через бортовую радиостанцию посылает в эфир весть о бедствии. Сигнал приняли связисты Свердловского аэропорта». По другой версии: «…в одной из воинских частей на слабо пострадавшей (западной) окраине города безвестный радист с  трудом включает аварийное освещение, налаживает радиосвязь, передает в эфир сообщения о землетрясении. Связь прерывается, он сбивается. По его оценкам город пострадал на 10%. Сведения принимает Ташкент».

Ни одна из вышеприведенных версий не устроила мою бабушку.

«Первыми узнали железнодорожники всего Советского Союза!», — произнесла моя бабушка.

Оказывается, в ночь с 6 на 7 октября 1948 у железнодорожников проходило селекторное совещание, которое проводил министр путей сообщения СССР Борис Павлович Бещев. На совещании  присутствовали представители всех республик Советского Союза.

Б.П. Бещев. Фото из Википедии

Мой прадед Петр Николаевич Букин тоже присутствовал на этом совещании (он в то время работал в НОД-6 Туркестанской железной дороги в  должности начальника коммерческого отдела (ныне «Кыргыз темир жолу»). Совещание началось в 19:00 по Москве (в Пишпеке было 22:00). Вдруг из Ашхабада сообщили: «Нас трясет!». И связь с городом резко оборвалась.

У моего прадеда в Ашхабаде жила с бабушкой его родная дочь Галина 1923 года рождения.

Я могу только догадываться, как Петр Николаевич провел эту ночь. Но точно знаю, что следующим утром он спешно отправился в столицу Туркменской ССР, ведь уже во время совещания стало понятно, что произошло нечто ужасное.

 

Ашхабадское землетрясение глазами очевидцев

Мы с бабушкой не можем точно сказать, каким образом Петр Николаевич добирался до города, ведь железная дорога также была разрушена. Но увиденное потрясло бывалого железнодорожника. Вернувшись домой, в Пишпек, он рассказывал, что «город исчез», что «земля разверзлась, и дома уходили под землю целиком». Прибыв в Ашхабад, он даже не смог узнать улицу, на которой жила его дочь. Сомнений быть не могло. Спастись не удалось никому.

Ашхабад после катастрофы. Октябрь 1948 года. Фото: ИА REGNUM

Нам с бабушкой очень сложно восстанавливать всю картину. Но  некоторые пробелы удалось восполнить за счет сторонних источников.

Описание первых самых разрушительных толчков мы позаимствовали у академика Наливкина, ученого геолога и палеонтолога, прибывшего в Ашхабад из Москвы для решения  проблемы залива Кара-Богаз-Гол, за пару дней до описываемых событий. Теперь его дневники приобрели новую ценность.  В  воспоминаниях академика, любившего Туркмению и считавшего ее «геологическим раем», можно встретить строки:

«… вдруг страшный удар снизу потряс все здание. Посыпалась штукатурка, и все замолкло. Только я успел подумать: «И кому это нужно взрывать Туркменское ЦК (заседание происходило в здании ЦК партии и затянулось до глубокой ночи)», как дом начал качаться. Я обрадовался: значит, простое землетрясение, в Ашхабаде их бывает сколько угодно. Через мгновение моя радость исчезла, качание дома стало ужасным, устоять на ногах было трудно, и я бросился к окну, думая, что если потолок будет проваливаться вниз, вскочу на подоконник, в оконный проем — самое безопасное место. Выскакивать в окно нельзя, оно находилось высоко, а внизу каменные плиты. Ухватился за раму, чтобы не упасть на пол, но влезть на подоконник не успел — качание так же быстро кончилось, как и началось. Землетрясение, вернее первый толчок, продолжался несколько секунд, а, может быть, и меньше. В этот страшный момент всякое чувство времени исчезло. Я ничего не видел, ничего не слышал, исчезла комната заседания, исчезли все в ней находившиеся, осталось одно чувство — чувство ужасного невероятного качания…

Коридор и лестница, как ни странно, были целы, и только груды штукатурки лежали на полу. Дом был антисейсмичным, недавно построенным, и остался как будто целым. Это и спасло нашу жизнь. Позже детальный осмотр показал, что все стены и перекрытия растрескались, местами разошлись, и здание потом было взорвано вместе с другими устоявшими антисейсмичными постройками».

Наливкин делился и дальнейшими своими переживаниями:

«Через несколько дней после первого толчка мне пришлось летать на военном самолете над городом и изучать аэрофотоснимки города. Картину более полного разрушения невозможно себе представить. Между правильными линиями улиц, среди темных пятен зелени везде были страшные однообразные кучи мусора и обломков. Изредка выглядывали сохранившиеся двухэтажные здания. Квартал за кварталом одна и та же картина. Смотреть на снимки было жутко и тяжело. Разрушение было полное».

Позвольте мне  немного познакомить вас со своей семьей.

Фото из личного архива Букиной В.П.

На этом фото (верхний ряд, слева направо) Нина Петровна Букина (моя внучатая тетка). Справа от нее стоит моя родная бабушка — Валентина Петровна Букина. В нижнем ряду сидят родители девочек. Мама — Мария Кузминична Самойлова. А в левом нижем углу — главный герой повествования — Петр Николаевич Букин, что называется, при полном параде. На снимке запечатлено, что он был лауреатом ордена Ленина,  ордена «За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны», а также медалями «Почетному железнодорожнику» и еще одной медалью (предположительно, «отличный движенец»).

 

Последствия землетрясения

Жилой фонд Ашхабада в основном составляли одноэтажные глинобитные дома с тяжелыми земляными крышами и коммунальные двухэтажные дома — кирпичные, разной степени прочности. Говорить о сейсмостойкости таких домов, конечно, не приходится.

Ашхабадский Пединститут. Фото: ИА Regnum

В те годы большинство жилых домов города были сооружены из саманного кирпича. Хотя даже те здания, что имели сейсмостойкие элементы, тоже не выдержали. А главной причиной тому,  вероятно, стали нарушения технологии при их строительстве. Кроме того в Ашхабаде в то время многие дома вообще находились в аварийном состоянии, поэтому после толчков такой силы (а сила землетрясения сегодня оценивается в 9-10 баллов по шкале Рихтера) от них осталась только пыль.

 

Фото: из государственного архива Туркменистана

 

Город восстанавливается

В 1949 году туркменскую столицу начали отстраивать заново. Понятно, что в связи с тем, что город был полностью разрушен, длился этот процесс не один год.

Фото: из государственного архива Туркменистана

 

Память поколений

Только в 50-ю годовщину, в 1998 году, день 6 октября был объявлен в Туркменистане Днем поминовения. На том месте, где на площади, некогда носившей имя Карла Маркса, действовал госпиталь, несравнимый ни с каким другим по количеству поступивших пострадавших, был открыт величественный памятник жертвам землетрясения. Он представляет собой  огромный монумент с  бронзовым быком, на рогах которого держится  расколотый земной шар с женщиной, держащей в руках спасенного золотого ребенка. Напоминание о том, что человеческая жизнь не имеет цены.

 

© Ксения Сенькина, 2019

© KaktusMedia

 


Количество просмотров: 43