Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Публицистика / Краеведение; нумизматика
© Беляков Ю.П., 2017. Все права защищены
Произведение публикуется с разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата размещения на сайте: 19 сентября 2017 года

Юрий Павлович БЕЛЯКОВ

Легенда о братьях Атантае и Тайлаке

Высоко в горах Тянь-Шаня в Акталинской долине, в районе села Ак-Талаа, недалеко от слияния реки Куртка с рекой Нарын, возвышается величественный древний  кюмбёз [(ир.) купол; (кыр.) күмбөз – надмогильное сооружение, усыпальница;  мавзолей; (гр.) mausoleion - надгробный памятник умершего в 353 г. до н. э. карийского царя Мавзола, воздвигнутый, через несколько лет по его кончине его сестрой и супругой, Артемизией, в Галикарнасе (ныне Будруне), в Малой Азии. Это монументальное погребальное сооружение с наличием специальной камеры, предназначенной для хранения останков, праха или же забальзамированного тела умершего].

В этом кюмбёзе  похоронены видные участники движения кыргызского народа за свободу и независимость против китайских и кокандских захватчиков в первой половине XIX века братья-близнецы (эгиздер) Тайлак-баатыр [тайлак = верблюжёнок; (тат) тайлак — молодой верблюд; верблюжонок (в возрасте 2-5 лет); (каз.) тайлақ — годовалый верблюжонок; (турц.) taylak – верблюжонок] и Атантай-бий (атан – холощёный верблюд, верблюд-мерин + тай – именной аффикс ласкательного обращения).

Кюмбёз  окружен ореолом святыни и взят под охрану государства. По конструктивному исполнению он представляет собой архитектурный ансамбль, состоящий из двух «спаренных»  кюмбёзов. Сложен он из плохо обожжённого кирпича со следами штукатурки мастерами, продолжающими традиции средневековой культовой архитектуры в виде  купольных [(ит.) cupola – свод, криволинейный тип перекрытия] камер двух объёмов, соединённых между собой дверным проёмом и фланкированных [(фр.) flanquer – защита; оформление боковых частей композиции сооружения] четырьмя конусообразными трёх-четвертными колоннами (выступающими из стены на три четверти диаметра);  в каждой их трёх сторон мавзолея имеется по одному (с тыльной стороны по два) оконному проёму, имеющему форму арки [(лат.) arcus – дуга; криволинейное перекрытие проёмов в стене]. Лицевая  (юго-западная) сторона кюмбёза  украшена богатым порталом, несколько выдвинутым от общего объёма мавзолея [(лат.) porta – дверь, ворота; архитектурно выделенный на фасаде вход в здание]. Портал фланкирован двумя стройными трёх-четвертными колоннами и  двумя столь же изящными половинчатыми колоннами,  рассечён на три части, каждая из которых по своей форме повторяет другую. Крайние части портала несколько шире средних и являются входами. Эти входы размещены в центре глубоких ниш, повторяющих форму входов и вписанных в «П»-образные арки. Верхняя часть портала украшена неглубокими арочными нишами [(фр.) niche – углубление в стене]. В средней части портала арочная ниша, имитирующая вход, является «глухой».

В правой (восточной) половине мавзолея находилась, по рассказам очевидцев, кирпичная выкладка, в которой был ход. Он вел в помещение, имевшее большую дверь (каалга), сделанную из арчи. За дверью был устроен ход, сообщавшийся с подземным, расположенным под левой (западной) половиной мавзолея. Это сооружение носит название сакана или сагана. Вход в кирпичную выкладку закрыт плотным настилом из арчёвых жердей, обмазанных сверху глиной. В камере подземного склепа были похоронены Атантай, Тайлак и их близкие родственники: семь сыновей и внуков Тайлака. Следовательно, в этой семейной усыпальнице было захоронено в разное время 9 человек.

В 2016 году мавзолей был отреставрирован, но неудачно.

Краткие сведения о Тайлаке-Баатыре и Атантай-бие  сохранились в китайских летописях XIX века, имеется упоминание о нём и у казахского ученого-путешественника Чокана Валиханова, посетившего кокандскую крепость Куртка в середине прошлого столетия. Почётное место этим предводителям  отводит и генеалогия кыргызов – санжыра [(ар.) санжыра — родословная]. Но более обширные сведения о них можно почерпнуть из исторических преданий народа, дошедших до наших дней, записанных в своё время Абдыкалыком Чоробаевым (1896-1979 гг.) и изданных во Фрунзе в 1959 году на кыргызском языке (А.Чоробаев. Тайлак-баатыр: Казал. – Фрунзе: Кыргызмамбас. 1959. – 112 б.).

По данным кыргызской генеалогии братья Атантай и Тайлак принадлежали к кыргызскому племени «саяк» [cаяк = бродяга, бродящий одиноко; (тат.) саяк -  бродяга, бездельник, гуляка; (ног.) саяк – шалопай; по другой версии название племени произошло от скифского слова saka – олень], носящему имя предводителя либо прародителя  кыргызского рода из правого крыла, живущего в Нарынской области. Оба брата  родились приблизительно в 1796 году в семье богатого и известного бая Ырыскула, сына Жанболот-баатыра, в селе Каргалы (старое название села) у реки Нарын, ныне село Тоголок Молдо, более точно – село Куртка Акталинского района. Их матерью была дочь Бишкек-баатыра по имени Наваткан [(ар.) набат — леденцы, сладости; (перен.) что-либо, доставляющее удовольствие + кан — ханша]. Кроме Атантая и Тайлака у Ырыскула было ещё три сына: Жакып, Чычкак  и Бешуул.

Отец братьев Ырыскул был абсолютно мирным человеком и не оставил никакого следа в истории племени, а вот их дед Жанболот был заметной фигурой во второй половине XVIII столетия. Являясь крупным феодалом рода «чирик» из племени «саяк», он активно участвовал в межфеодальных родоплеменных усобицах, неоднократно организовывал захватнические походы в Ферганскую и Таласскую долины, в бассейн реки Или. Потомки захваченных Жанболотом пленников, привезенных в Центральный Тянь-Шань, остались навечно жить здесь, составив небольшие роды — осколки других кыргызских племен: кипчак, мундуз, саруу, кытай и даже других народов — таджиков, казахов, калмаков. Прославился Жанболот и как активный борец против китайской агрессии. Однако в конце XVIII века его отряд был разбит превосходящими вражескими силами, а сам Жанболот с сыном Ырыскулом был взят в плен и увезён в рабство в Китай. Лишь через много лет им удалось возвратиться на родину.

Детство Атантая и Тайлака проходило в обычной для того времени  обстановке.

Время летело в минутах, часах,
    Дети росли как на пышных дрожжах.
    Но жить им спокойно враги не давали
    И на их род без конца нападали.
    Пришлось всем мужчинам оружие брать
    И землю свою от врагов защищать.

Поэтому и их дети с самого раннего детства обучались военному делу: стрельбе из лука, умению скакать на лошади (джигитовке), владению копьём и мечом.

Несмотря на то, что Атантай родился на несколько минут раньше Тайлака и считался старшим, в воинских науках, более знающим, опытным и умелым был Тайлак.  Он с юных лет славился храбростью, силой, умом и ловкостью. Собирал вокруг себя джигитов, устраивал кочевые игры на лошадях.  Атантай же был более сведущим в интеллектуальных науках. Да и по характеру братья-близнецы были различными: Атантай был тихим и спокойным, а Тайлак, наоборот, бурным и эмоциональным. И именно эти черты характеров близнецов послужили  в последующем основным факторам при выборе их родовых  должностей. 

В 1818 году главой рода «черик» становится Атантай и получает титул бий, а более  смелый и решительный его брат-близнец Тайлак был назначен предводителем военной дружины и в этой должности он на протяжении почти двадцати лет возглавлял борьбу кыргызских племён, населявших Центральный Тянь-Шань, против китайских и кокандских завоевателей.

Вступление кыргызов племени «саяк»  на борьбу с цинскими войсками  по существу было вынужденным. Так, в 1820 году карательный отряд китайцев в состае 1000 человек под командованием генерала Баян-Бату, под предлогом поиска группы кашгарских повстанцев во главе с Джахангиром, скрытно продвигаясь к кочевьям саяков, ночью напал на айыл Ак-Талаа, которым правили Атантай и Тайлак и полностью разграбил его и уничтожил около ста жителей, не щадя ни стариков, ни женщин с детьми. Тайлака в это время в родных кочевьях не было, но узнав об этом нападении, он быстро собрал своих дружинников и устроил погоню за карателями. В узком ущелье Кароо между реками Арпой и Нарыном китайцы оказались в окружении и в течение трёх дней были уничтожены, а их предводитель покончил с собой, в живых кыргызы оставили только одного пленного. С цинским режимом было покончено.

Этот подвиг Тайлака получил среди кыргызов широкую известность и он получил славу и звание баатыра.

В 1826 году, опираясь на кыргызских биев Атантая и Тайлака и на мусульман Восточного Туркестана, один из лидеров национально-освободительной борьбы коренного населения Восточного Туркестана Жангир-ходжа взял город Кашкар. После этого Атантай и Тайлак вошли в совет ходжи и имели там большое влияниие. Для укрепления родо-племенных связей Жангир-ходжа женил Атантай-бия на дочерии бывшего хакимбека Кашгара, а Тайлак-баатыра – на второй дочери Кашгарского хакимбека по имени Бегимай.

В сентябре 1826 года в Аксу пришла семидесятитысячная китайская армия. Кыргызы собрали своё ополчение и выступили объединёнными силами с коандцами. Но кокандцы первыми обратились в бегство, а за ними побежали  все остальные, в том числе Тайлак и Атантай. Жангира преследовал большой отряд китайцев. В городе Ош он, собрав новое ополчение кыргызов, выступил против китайцев и разбил их. Это был последний подвиг Жангира-ходжи. Он был предательски захвачен и передан китайцам. В Пекине Жангира как мятежника казнили, изрезав на части.

Тайлак-баатыр и Атантай лицемерно были «помилованы» китайским императором. Все бывшие выступления кыргызов против цинского Китая предавались забвению, а кыргызские бии вместо наказания получили императорские милости.

В начале XIX века на кыргызские земли стали совершать свои завоевательные набеги  кокандские ханы.  Они  построили в Центральном Тянь-Шане крепости Тогуз-Тороо, Куртка и Джумгал, надеясь на то, что крепостные укрепления помогут ханству удерживать контроль над местными племенами и будут защитой при их нападении. Соотношение сил внешне складывалось в пользу Коканда.

Построенная в 1832 году по приказу кокандского хана крепость Куртка при слиянии рек Куртка и Нарын стала оплотом кокандского гнета. Здесь они взимали с киргизов непосильные налоги, отсюда угоняли в Коканд самых красивых девушек и в случае сопротивления жестоко расправлялись с непокорными.  Крепость служила  для кокандских войск форпостом, из которого ханские отряды совершали набеги на мирных жителей, грабили и притесняли их при всяком удобном случае. Это вызвало резкое недовольство местного населения и выступление его против кокандского гнета. Поводом начала восстания стало заключение под стражу кокандским наместником Ташматом главы нарынских кыргызов Атантай-бия.  В это же время кокандский наместник готовил к угону в плен  всех красивых киргизских девушек. К Тайлак-баатыру за помощью был срочно отправлен гонец, который сообщил ему эту новость. Возмущенный Тайлак собрал своих дружинников, устроил засаду на пути кокандцев  и отбил пленных девушек. Конвоиров Тайлак отпустил, отобрав у них лишь лошадей. Возвратившись после этого сражения в свой айыл, Тайлак сказал отцу:

— Я зрелый жигит, не могу смотреть на страдания своего народа. Кокандцы угоняют девушек, обирают народ налогами. Хватит нам жить под вечным страхом. Надо бороться.

Он рассказал отцу, как освободил девушек и отпустил кокандских пленников и попросил отца  благословить его на ратные дела. Ырыскул был растроган и сказал своему сыну:

— Защита Родины, своей земли, своего народа и своей семьи – свящённый долг каждого человека.  И поэтому я благославляю тебя на великие дела. Будь защитником своего народа от врагов любого рода.

Я всегда буду молиться и просить бога, чтобы он оградил тебя от всяких видимых и невидимых врагов; от всякой беды, зол, несчастий, предательств и плена.

Пусть стрелы врагов не поранят тебя,
    Пусть конь тебя в битвах не сбросит.
    И чтобы живым возвращался всегда –
    Об этом народ тебя просит.

Тайлак, воодушевлённый благословением отца, собрал большое войско и двинулся на осаду кокандской крепости Куртка. Пройдя по долине Кара-Менде, повстанцы перешли вброд реку Ала-Бука, затем реку Нарын, и окружили крепость. Увидев знамя Тайлака, из крепости сбежали  и присоединились к Тайлаку бывшие там пленные. Кокандский наместник Ташмат с 200 джигитами трусливо бежал. Атантай занял крепость и освободил своего брата Атантая и всех пленных.  Во время этого сражения погибло 400 кокандских сарбазов, взято в плен 60 чиновников. Троих из них  
он отправил в Коканд для передачи требований повстанцев хану. В своем послании Тайлак писал: «Ваши чиновники разорили кыргызов разными поборами: брали у нас лошадей и верблюдов, брали у нас зякет (налог на право пасти скот на ханской территории) и улфан (местный налог). Забрали также наши драгоценные вещи,  золото, серебро и ценные звериные шкуры. Кроме того, забрали красивых девушек. Просим возвратить перечисленные ценности. Если не вернете, то будут уничтожены все пленные кокандские чиновники». Частично требования восставших были выполнены. Были возвращены многие из кыргызских девушек.

Тайлак обещал народу, что не будет раздавать отбитое у кокандцев добро, так как оно будет использовано для дальнейшей борьбы с кокандцами и призвал всех встать под свои знамена. Однако местные феодалы — представители разных родов — отметили, что кокандский хан очень силен: он может прийти с большим войском и всех уничтожить. Бывший ханский наместник Ташмат, прибыв в Коканд, упал в ноги Мадали-хана, умоляя о пощаде. Он просил дать ему войско, чтобы уничтожить Тайлака. Но разгневанный Мадали-хан приказал казнить Ташмата и послал новое войско против непокорных кыргызов, передовой отряд которых под командованием кокандского минбаши (тысячного) Как-Кулы в 1832 году двинулся из Ферганы через Кугартский перевал на завоевание Централь­ного Тянь-Шаня. Следует отметить, что силы,  которыми располагали кыргызы  и кокандцы были неравные. У кыргызов — плохо вооруженное, необученное, не имевшее боевого опыта малочисленное ополчение, а у  минбаши Как-Кулы было 7 тысяч сипаев [(перс.) sipâhi – наёмные солдаты], поднаторевших в карательных экспедициях. В решающем сражении пов­станцы были разбиты, их предводители — братья Тайлак и Атантай — взяты в плен и доставлены в Коканд. А кыргизы были обложены тяжелым налогом.

Однако кокандский хан не решился на расправу с ними. С целью умиротворить братьев он пожаловал им дворцовые титулы и отпустил домой. После пребывания некоторое время на казахских землях, в целях спасения от опасностей, братья вернулись в родные края и вновь вступили в борьбу за освобождение от кокандского гнета. Тайлак-баатыр не покорился кокандцам и вновь собрал народное войско и продолжал вести активную борьбу, периодически нападая на кокандских сарбазов [(ир.) sarbaz — кавалерист кокандской армии], расположившихся в ненавистной крепости Куртка. Для усмирения кыргызов и взятия в плен Тайлак-баатыра кокандский правитель Мадали-хан отправил специальный отряд  из 500 сарбазов во главе с Арапом.

Однако Тайлак-баатыр, оповещенный своими разведчиками о приближении противника,  успел приготовиться к сражению и стремительным маршем двинулся навстречу кокандскому войску, встретил его в урочище Тогуз-Торо (местность Бычан) и вступил с ним в бой. Как повествует легенда, перед боем состоялось единоборство между Тайлаком и Арапом. В первой схватке они бились щитами, но никто не смог победить. Затем произошла схватка копьями (найза-сайыш). Тайлак, изловчившись, ударом копья пробил Арапу шею и мёртвое тело Арапа свалилось с коня. Кокандское войско, узнав о гибели своего полководца, разбежалось, и Тайлак-баатыр без потерь захватил крепость Куртка  и тем одержал победу. Ему удаётся вернуть отобранный  в виде налога скот, захваченное имущество и угнанных в рабство кыргызских девушек.

В этот перод  Кокандское ханство всколыхнула новая волна выступлений угнетённых им народов. Почти одновременно начались выступления казахского и кыргызского народов. Поводом для выступления кыргызов явилась кокандская экспансия [(лат.) расширение, распространение сфер влияния] в кыргызские земли. Кокандский хан Мадали не успокоился и в 30-х годах XIX века вступил в сговор с казахским  предводителем тёре (тёрё – знатный господин, представитель знати) Эдиге, организовал поход против нарынских  кыргызов и послал карательный отряд.  Тайлак-баатыр собирает своё войско, состоящее из акталинских воинов племён «басыз» и «черик» и встречает кокандский отряд в местности Дубан-Кечуу на Суусамырском плато.  Эдиге вызвал на единоборство Тайлака с условием, если кто погибнет, то войско его должно сдаться без боя.

Как повествует легенда, началось длительное единоборство. При первом же ударе у обоих соперников сломались копья. Следующая схватка шла топорами. При одном из ударов у Эдиге топор вылетел из рук. Тогда Тайлак, схватив его за пояс, поднял и бросил под знамя. Попытавшегося встать Эдиге добили, так как он проиграл единоборство и этого требовали правила того времени. Но кокандские военачальники не выполнили условия договора. Началась кровопролитная битва, в которой кокандское войско вначале имело определённый успех, но вскоре отряды Тайлак-баатыра нанесли захватчикам сокрушительное поражение и кокандское войско бежало. Посланный из Коканда на помощь ещё один отряд был также разгромлен. 

После этого братья Атантай-бий и Тайлак-баатыр и их войско вели мирную оседлую жизнь, занимались скотоводством и земледелием, провели поливочный арык и построили оросительную сеть. Они начали осваивать и обживать высокогорные районы Арпы и Ак-Сая, расширяли и засеивали пахотные земли.

Был трудным, но славным их жизненный путь –
    В сраженьях, боях и походах.
    Пришлось пережить им и горе и жуть
    В борьбе за свободу народа.

Летом 1848 года Тайлак-баатыр, активно проповедовавший идею объединения всех кыргызских племен под единым началом в самостоятельное ханство, провёл на  жайлоо (летнее пастбще) Арпа  курултай [(монг., тюрк.) съезд, народное собрание)] кыргызских родоправителей. По фольклорным данным, туда были приглашены представители племён: абат, азык, басыз, бугу, канды, кесек (род кызылаяк), кыдырша, кушчу, конурат, мундуз, сарыбагыш, солто, саруу, саяк, монолдор, мунгуш, мундуз, тейит, черик и других. На этом торжестве собрались представители трёх сторон (Үч тараптан эл келди), т.е. всего кыргызского народа, которые провозгласили  Тайлак-баатыра военачальником, т.е. ханом, и вручили ему отцовское знамя, символизирующее полную власть над войском и государством. Об этом наглядно свидетельствуют следующие строки из неопубликованного варианта текста поэмы А.Чоробаева “Тайлак-баатыр”, хранящейся в рукописном фонде Национальной Академми наук Кыргызстана: «Эки тизгин, бир чылбыр, Эр Тайлакка тийди дейт. Ырымдап барып Бөбөтөй, Тизгин кесип (кыйды) дейт» («Тайлак-баатыру достались две ветви в управлении государством или полная власть, и сподвижник Тайлака Бөбөтөй, представитель родо-плеенного объединения басыз  совершил обряд клятвы верности на войну с противниками – кокандцами).

Узнав  о готовящимся походе кокандских войск в Кыргызстан, Тайлак-баатыр заявил: «Разве могу я оставаться спокойным, получив власть над народом, в час опасности не сплотив кыргызов; разве позволю им разбрестись, чтобы не стать жертвой кокандских ханов; объединю андижанских и аркалыкских (юг и север) кыргызов для преграждения пути непрошенным завоевателям». С этой целью в течение пятнадцати дней Тайлак-баатыр проводил «үлүш» (угощение), на котором раздавал своим сподвижникам (каждому отдельно) специальное задание по поводу предстоящего похода в Коканд.

Новоизбраный кыргызский правитель издал несколько законов, которые сохранилсь в памяти народа как «Тайлактын коолусу» — «приказы Тайлака», «Тайлактын чечими» — «постановления Тайлака» и среди них о борьбе с воровством в обществе, об эффективном использовании пастбищных угодий  и др. Но самым важным было его решение в предстоящую весну снарядить поход против кокандского хана Мадали, который по-прежнему мечтал о покорении северокыргызских племён, как объект новых налоговых обложений, поставщиков скота для продовольствия и лошадей для армии.

Но прогрессивным планам Тайлак-баатыра не суждено было сбыться. Мадали-хан понял, что победить нарынских кыргызов он сможет только хитростью, лишив их своего предводителя. И он засылает в стойбище Тайлак-баатыра лазутчика по имени Көр-Аким (Көр-Молдо), который долгое время, под видом табиба [(ар.) tabiib – врач, лекарь)] жил там и лечил больных. 

В конце 1838 году во время тоя, играя в ордо, Тайлак-баатыр почувствовал сильную головную боль и велел позвать табиба. Воспользовавшись недомоганием Тайлака, табиб вместо лекарства дал ему яд, а сам сбежал. Так оборвалась жизнь народного защитника баатыра Тайлака.

Когда эту новость в кочевьях узнали,
    Все жители края у юрты собрались.
    Акыны деянья его восхваляли,
    А люди навечно с героем прощались.

Выполнив все погребальные обряды, народ с почестями похоронил своего героя. Но следующей весной, боясь, что кокандцы придут и надругаются над телом Тайлака, они перенесли его за реку Куртка и вновь захоронили.

Местные жители  в честь заслуг Тайлак-баатыра над его могилой возвели кюмбёз (мавзолей), а позже здесь же был захоронен его брат Атантай и семеро сыновей и внуков Тайлак-баатыра.

Тайлак-баатыр своими действиями и храбростью показал кыргызам, что никакие кокандские крепостные стены не способны выдержать волю народа к свободе. В последующем это проявилось в штурмах кыргызами других крепостных укреплений Коканда. О  жизни Тайлака  сложено немало сказаний и былин, написаны книги, а в вузах и школах проводятся занятия на тему о его деятельности. Кыргызы не забывали и не забывают своих храбрых предков, боровшихся за независимость родного народа.

В 2015 году 24 июля в г. Нарын, а 2 октября в районном центре селе Баетов в рамках празднования 220-летия Тайлак-баатыра установлены памятники национальному герою.

Годы промчались, проходят века,
    Но память народа о прошлом крепка.
    А тех, кто героев своих забывают,
    Их монументы им напоминают.

 

© Беляков Ю.П., 2017

 


Количество просмотров: 357