Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Художественная проза, Крупная проза (повести, романы, сборники) / — в том числе по жанрам, Про любовь / — в том числе по жанрам, Внутренний мир женщины; женская доля; «женский роман» / Главный редактор сайта рекомендует
© Раиса Толкачева, 2017. Все права защищены
Произведение публикуется с разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата размещения на сайте: 18 сентября 2017 года

Раиса ТОЛКАЧЕВА

Малина из города 312

Подруга попросила главную героиню помочь, поучаствовать в организованном ее компанией конкурсе красоты, в смысле – подменить одну из участниц, которая не смогла прийти. Чтобы не было неприятностей. Но события пошли непредсказуемо… Лёгкая и смешная повесть. Первая публикация.

 

Нас трое: я, Надька и Маринка. Мы дружим с детства.

Утром Надька звонит мне: «Приезжай ко мне на работу, будем болеть за Маринку!»

Надька работает менеджером в гостинице «Башня», что за городом. Далековато добираться, но хорошо платят. После занятий добираюсь до гостиницы. Надька объясняет мне: «Сегодня у нас здесь проходит первый тур-романтик – шоу «Вдвоём вокруг света». И наша Маринка в нём участвует. Представляешь!?»

Маришка среди нас самая красивая. Когда она идёт по улице, все мужчины на неё оборачиваются.

Надька продолжает: «Из двенадцати пар останется одна, которая и поедет в романтическое путешествие. Здорово, да?» Пока Надька объясняет мне, что и как, в фойе собирается народ: участники, болельщики, жюри, пресса.

Надька среди нас самая деловая. Любит покомандовать, но душа у неё добрая.

Она оставила меня в фойе, а сама побежала по делам. Как же конкурс без неё? Сижу в углу, откуда видно всех приходящих и уходящих. Решила зря время не терять и привести себя в порядок. Достала косметичку, хотела установить зеркальце на столике, на покрытие такое скользкое, зеркальце всё время падает. Оглядываюсь, напротив меня сидит худенький паренёк, уткнувшись в свой сотовый телефон. Толкаю его легонько ногой и шепчу: «Послушай, ты не мог бы мне помочь?» Он растерянно смотрит на меня: «Я?» Я продолжаю: «Подержи, пожалуйста, зеркальце. Столик такой скользкий».

Он берёт зеркальце в руки и внимательно смотрит, как я крашусь. Неожиданно он предлагает: «А давайте, я Вас покрашу?»

Я удивлённо: «Ты? Стилист, что ли?»

Он: «В какой-то степени».

Я: «Ну, давай, стилист, крась!» Мне терять нечего. Всё равно в этом зеркальце я вижу себя только по частям. Парень аккуратно подводит мне брови, глаза, накладывает румяна, тени. Уверенно треплет мои волосы: «Вот так-то лучше» и командует мне: «Встаньте!» Я, почему-то, может от неожиданности, подчиняюсь ему. Он критически осматривает меня: «Ну, в общем-то, неплохо. Только, вот здесь расстегните пуговицу, вот здесь покажите плечо. Воротник приподнимите. Сумку возьмите вот так. Теперь хорошо». Подводит меня к большому зеркалу в центре фойе: «Ну как? Нравится?»

 Я улыбаюсь: «Да! Спасибо!» Звенит звонок. Парень в ответ улыбается мне и уходит. Наверное, пошел красить участниц конкурса, стилист-визажист.

Почему все хорошие стилисты, визажисты, повара, портные, психологи – мужчины? Это же чисто женские профессии?

 Пока я кручусь перед зеркалом, подбегает красная Надька: «Всё пропало. Я погибла!» и падает в кресло. Я: «Что случилось?»

Надька, скороговоркой: «Маринка не приедет. Она везёт маму в реанимацию. Если я не найду ей замену, меня уволят»

Я спокойно: «Ну, сама иди вместо неё. Чем ты её хуже?»

Надька: «А мою работу кто будет выполнять?»

Я: «А я на что? Я тебя уже не раз подменяла».

Надька: «Да, но, сегодня, конкурс, ты не справишься. Хотя… Справишься! Ты пойдёшь вместо Маринки! Всё равно ту Марину никто кроме меня не видел. Сейчас только фото на резюме поменяю. Пошли ко мне!» Хватает меня за руку и тащит в свою комнату: «Значит так. Ты теперь Марина Петрова!»

Я: «Чего? Какая я тебе Петрова?»

Надька строчит как пулемёт: «Ничего. Ты мне подруга или кто? Ты, что хочешь, чтобы меня уволили? Чтобы моя семья осталась без денег? Подруга, выручи! Только сегодня. Во второй тур ты всё равно не пройдёшь! Продержись хотя бы сегодня, один вечер, пожалуйста!!! Ты сможешь!»

Я, с большой неохотой, соглашаюсь. Я такая, морально неустойчивая, всегда иду на поводу у своих подруг: ту замени, этой помоги! А потом напрягайся!

«Ладно, ладно! Говори, что делать.

Надька радостно: «Ой, да там делать нечего. Пройдёшься там по залу, покрутишься и всё. Через тридцать минут начало. Я должна быть среди организаторов конкурса. Так, выглядишь ты неплохо. Фотку я сейчас заменю. Там, внизу дам тебе бейджик с твоим именем и порядковый номер. Сейчас отведу тебя в комнату к участницам конкурса. Молчи, ни с кем не разговаривай. Сотку держи при себе. Если что, я тебе подскажу. Но при людях мы с тобой не знакомы».

Я послушно киваю головой. Надька тащит меня по коридору к участницам конкурса и по дороге договаривает: «Ты, главное, этот вечер продержись. Во второй тур ты всё равно не пройдёшь». Она на минуту останавливается и внимательно осматривает меня: «Хотя… нет, не пройдёшь. Там такие королевы ходят. Вот если б Маринка была! Та – беспроигрышный вариант». Заталкивает меня в комнату для участниц конкурса.

 

***

Огромная комната, вся в зеркалах. И ни к одному из них не пробиться. Столько красивых девушек в одном месте! Возле каждой ещё несколько, которые что-то поправляют на ней, дорисовывают на лице. Стою среди них как Золушка, которую Добрая Фея отправила на бал и забыла переодеть. Слышу гудок моей сотки из сумки. Достаю. Надька звонит: «Значит, так, подкрасься, подмажься, через пять минут – выход. Представление участников и конкурс».

Интересно, как тут подкраситься? Ни к одному зеркалу не подойти. Пойду-ка я лучше в туалет, там есть зеркало. Пячусь задом и тихо исчезаю из комнаты. Спускаюсь по лестнице вниз в туалетную комнату. Навстречу поднимается мой «стилист», наверное, в туалет ходил. Я обрадовалась ему как родному брату: «Ой, привет! Послушай, а ты сильно занят?»

Он улыбается: «Снова подкрасить?»

Я: «Да!»

Он: «Пойдём. Мне всё равно делать нечего». Подходим к зеркалу в фойе. «Да, ты нормально выглядишь. Зачем тебе ещё краситься? Только вот здесь, – и его рука тянется к моей груди, – пуговицу расстегни и немного блузку опусти».

Я: «Что ты к этой пуговице прицепился? Что, других недостатков больше нет, «стилист»?

 «Стилист» смеётся: «По мне, так нет. Ты сейчас выглядишь, как десятиклассница, которая сбежала с уроков, чтобы попасть на бал».

Я гордо: «Я уже на втором курсе универа».

Он с деланным удивлением качает головой: «Да?.. И кому ты здесь хочешь понравиться, второкурсница?»

Я: «Если б ещё знать кому, – я оглядываюсь вокруг себя. – Некому; никто не смотрит. Да и ладно!»

Ещё раз прокручиваюсь вокруг себя, подбегаю к своему «стилисту», целую его в щёку: «Спасибо, друг, ты меня спас!» и убегаю.

 

***

Я прибежала вовремя: из комнаты выходили последние из королев. Надька зло шепчет мне: «Где тебя черти носят? Держи свой номер, нацепи бейджик» и толкает меня в хвост очереди длинноногих красавиц. Если бы я была мужчиной, я бы на них всех женилась, одновременно; такая красота пропадает. Цепляю на блузку бейджик.

Подбегает Надька: «Ты что с сумкой? Отдай её мне!»

Я: «Не отдам. Там у меня деньги, сотка и зачётка. У тебя здесь столько народа, концов не найдёшь. А у меня завтра зачёт!»

Надька безнадёжно машет рукой и убегает.

 

***

Представление. Хорошо, что я последняя. Посмотрю: как это делают другие. Девушки важно дефилируют по небольшой сцене перед залом и рассказывают о себе. В зале полукругом стоят столики. Потом девушки выбирают столик и садятся.

Пока я разглядывала зал, меня вытолкнули на сцену, моя очередь. Слышу Надькин голос: «И наконец, последняя участница нашего конкурса под номером двенадцать – Марина! Встречайте!» Я сделала ещё два шага по сцене и взглядом ищу Надьку. Та показывает мне пальцами: ходи, ходи. Я прошла ещё. Сцена небольшая; ходить, долго не пришлось. Надькин голос продолжает: «Расскажите о себе, Марина, в двух словах». Мне дают микрофон. Я выдавливаю из себя: «В двух словах не получится» и напряжённо смотрю на Надьку. Та поспешно опускает глаза, берёт Маринкино резюме и читает: «Марина – девушка высоких идеалов. Она ищет себе спутника жизни, который соответствовал бы её высокому статусу». Зал начинает посмеиваться. Надька: «Проходите, Мариночка, в зал». Я опускаю лицо и шепчу: «Ну, Надька, Ну, стерва, ты сегодня получишь у меня и за «Мариночку» и за её «высокий статус». Весь зал надо мной смеётся».

Иду прямо, через весь зал, не сворачивая. У выхода из зала меня останавливает служащий гостиницы: «Вот здесь свободное место, садитесь, пожалуйста». Сажусь и делаю глубокий вдох и выдох. Подруга называется, выставила меня на посмешище. Хорошо ещё место свободное нашлось, у самого выхода.

 Кто-то дружески хлопает меня по плечу: «Расслабься, второкурсница, всё путём!» Это ко мне подсаживается мой «стилист». Он заразительно смеётся: «А ты здорово сказала: В двух словах не получится. Такую содержательную речь здесь ещё никто не поизносил».

Я опомнилась: «А ты что здесь делаешь?»

Он: «Да так, попросили подменить одного из участников конкурса».

Я: «Как, и тебя попросили? Ну, организация!»

«Стилист» улыбается: «Да, и меня». У него такая располагающая улыбка. Я наклоняюсь к нему и шепчу: «Слушай, меня же тоже попросили заменить одну участницу. Она моя подруга, а другая моя подруга говорит: подмени её, а то меня уволят. Только ты никому ни слова!»

Он молча кивает головой, а я продолжаю: «Надька говорит: продержись хотя бы вечер. Хотя бы первый тур. Во второй ты всё равно не пройдёшь. А кто проходит во второй тур?»

«Стилист» говорит: «Ну, те, кого кто-нибудь выберет. Например: если этот парень выберет ту девушку, а та девушка выберет этого парня, то они проходят во второй тур».

Я: «Да? Так просто?»

«Стилист» улыбается: «Да».

Я улыбаюсь в ответ: «Слушай… А ты выбери меня, а я тебя, и мы пройдём во второй тур».

Он: «А зачем тебе это надо? Хочешь поехать в романтическое путешествие?»

Я: «Нет, мне нельзя в путешествие. У меня с понедельника – сессия, а завтра утром последний зачёт… Да, из-за Надьки. Достала уже. Говорит: продержись хотя бы вечер. Во второй тур ты всё равно не пройдёшь… Ну, выбери меня!»

Он удивлённо смотрит на меня и говорит многозначительно: «Посмотрим, если ты мне понравишься!»

Я продолжаю настойчиво: «Я тебе обязательно понравлюсь. Я хорошая. Я интересная».

Он: «Да?»

Слышу Надькин противный голос: «Следующий конкурс называется «Карусель». Кавалеры остаются на местах, а дамы проходят по часовой стрелке, от кавалера к кавалеру, и очаровывают их. Встали, девочки, пошли».

Девочки встали и пошли, а я сижу. К нашему столику слева подходит пышногрудая блондинка и смотрит на меня: «Девушка, освободите, пожалуйста, мне место».

Я: «Ещё чего?»

«Стилист» легонько толкает меня ногой и шепчет: «Это такой конкурс: девушки подсаживаются к кавалерам и развлекают их. Иди направо, вон к тому столику».

 Я встаю и медленно подхожу к столику направо. Там сидит парень и смотрит на меня, а я на него. Обычный парень, только причёсанный. И я его должна очаровывать? Я стою напротив столика, вцепившись в сумку. Парень не выдерживает первым: «Садитесь, девушка».

Звучит гонг. Смена партнёров. Снова меня выгоняет белокурая «Жизель».

 Иду к третьему столику, сразу сажусь и разглядываю сидящего. Он улыбается мне: «Здравствуйте, Марина, – и начинает петь: Марина, Марина, Марина!»

 Я одёргиваю его: «Какая я тебе Марина!?»

Он удивлённо: «У вас же на бейджике написано: Марина».

До меня доходит. Я же – Марина Петрова. Я же должна сегодня сыграть её роль в этом спектакле. Спасибо, что напомнил. Снова звучит гонг. Смена партнёров.

 Четвёртый претендент на сердце Марины. Красавец, ничего не скажешь. Мы молча разглядываем друг друга. Наконец, он открывает рот: «Никогда не думал, что Марина может так выглядеть».

Меня это задело: «А как Марина должна выглядеть?»

Парень: «Ну, ты хотя бы улыбнись мне! И ты хочешь, после этого, чтобы тебя кто-нибудь выбрал?»

Гонг. Смена партнёров.

Пятый кандидат. Немного полноват для своего роста. Я плюхаюсь на стул рядом с ним и дико улыбаюсь: «Привет! А что вы хотите обо мне узнать?»

Он оторопев: «Девушка, успокойтесь, мне от Вас ничего не нужно».

Гонг.

Шестой партнёр. Молчу. Он тихо: «Марина, а вы интересуетесь «Камасутрой»?

Я громко: «Да!»

Он ещё тише: «А какая поза Вам больше нравится?»

Я загадочно: «Выбери меня, расскажу».

Гонг.

Седьмой вальяжно развалился за столиком. Нога на ногу. Я сразу пошла в атаку: «А тебе какая поза из «Камасутры» нравится?»

Он сразу подобрался и наклонился ко мне: «А тебе – какая?»

Я: «Поза Слона!»

Он вытаращил глаза: «Это как?»

Я спокойно: «Выберешь меня, и расскажу, и покажу».

 Восьмой претендент на сердце Марины сидит и нервно выбивает дробь пальцами по столику.

Музыкант? Я медленно зажимаю его холодные пальцы своей горячей ладошкой и тихо спрашиваю: «А ты знаешь, как Джон Леннон любил Йоко Оно?»

Его пальцы взмокли от напряжения: «Как?»

Я: «Выберешь меня, скажу» и гордо, не огладываясь, перехожу к другому столику.

Блин, что же мне ещё придумать? Девятый любитель романтических путешествий уже в возрасте. Наверняка, это уже далеко не первое его «путешествие». Он улыбается мне: «Девочка, как тебя мама отпустила на такой конкурс? Детям до шестнадцати?»

Я дерзко: «Не нравятся малолетки?»

Он заинтересованно: «Почему же, очень даже. С ними интереснее».

Вот педофил. Ухожу, не дождавшись гонга.

Десятый столик. Когда эта «карусель» закончится? Так, дамы начинают и выигрывают.

Я без предисловий: «Слушай, а ты зачем сюда пришёл? Жениться или ради денег?»

Он оторопев: «Ну, я ещё не определился».

Я: «Так, определяйся и выбери деньги! Выберешь меня, получишь деньги!»

Он: «Ты мне заплатишь?»

Я: «Нет, они нам заплатят, а мы их поделим поровну. А потом ты на свою долю пригласишь вон ту блондинку, которая сейчас сюда подойдёт».

Он: «А если она сама меня выберет?»

Я уверенно: «Не, не выберет, ты не в её вкусе!» Он помрачнел.

 Одиннадцатый столик. Всё! Фантазия иссякла. Что говорить? Тяжело вздыхаю. Парень с сочувствием: «Вам плохо?»

Я: «Да, если не выиграю этот конкурс, меня съедят!»

Он с удивлением смотрит на меня: «А почему?»

Я тихо шепчу ему на ухо: «Кушать нечего» и ухожу к своему «стилисту».

«Карусель» закончилась. «Стилист», улыбаясь, рассматривает меня: «Ну и как? Всех очаровала?»

Я задумчиво: «Не знаю. Вряд ли. Скорее наоборот. Я им всем нахамила!»

«Стилист» весело хохочет. Я снова его упрашиваю: «Ну, выбери меня. Ну, чего тебе это стоит?»

Он: «Зачем тебе это надо?»

Я упрямо: «Просто так, ради интереса!»

Он: «Если ради интереса… А давай сейчас, после конкурса, когда нас с тобой никто не выберет, мы, ради интереса, поедем с тобой в ночной клуб?»

Я: «Я не хожу по ночным клубам».

Он: «Мне кажется, все студенты туда ходят».

Я: «Студенты, может, и ходят, а я нет. У меня денег нет на такие развлечения».

Он: «Ну, в некоторые клубы девушек пускают бесплатно».

Я: «А выпускают их тоже бесплатно?»

Он: «Да»,

Я: «А как я до дому буду добираться в два часа ночи? Пешком?»

Он: «Обычно девушек довозят».

Я: «Вот, не надо меня довозить! И, вообще, у меня завтра зачёт. В восемь ноль-ноль я должна сидеть перед преподавателем и тогда мне поставят зачёт «автоматом».

Он: «Это что, такая система?»

Я: «Да. Старшекурсники подсказали, говорят: если ты придёшь на зачёт раньше препода, то зачёт тебе обеспечен».

Он: «А если опоздаешь?»

Я: «Если опоздаю, буду потом за ним бегать целый год».

 

***

Надькин голос на весь зал объявляет: «Переходим к следующему конкурсу: Перекрёстный обстрел».

 Что за дурацкие названия? Наверное, их придумывал отставной военный. Может, надо было назвать «Танковый биатлон»?

Надька продолжает: «Девочки, пройдите направо от меня, а мальчики – налево».

Конечно, куда же мальчики могут ещё пройти, только «налево».

Надька объясняет условия конкурса: «Мальчики задают только один вопрос и только одной девушке. Девушка отвечает, но сама задавать вопросы не может».

Ну, вот и здесь лишили права голоса. А ещё говорят о гендерном равенстве!

Мой «стилист» сидит под номером «три». Он спрашивает меня: «Если я тебя выберу, ты пойдёшь в ночной клуб?» Я быстро отвечаю: «Да!»

 

***

Один ведущий раздаёт бланки опроса, другой следом их собирает.

Пока жюри определяет победителей первого тура, звучит музыка. Я сижу, уткнувшись в сотовый телефон, и лихорадочно размышляю: Выберет он меня или нет?

 Надька берёт микрофон и оглашает результаты первого тура. Меня выбрали: любитель денег, поклонники «Камасутры», Музыкант, Педофил и Стилист. Надька с удивлением на лице произносит: «Участница под номером «12», встаньте, пожалуйста. Вас выбрали шестеро претендентов. За вами исключительное право выбора партнёра из этих шестерых. Кого Вы выбираете?». Я молча разглядываю всех вставших, но не вижу моего Стилиста.

 Спрашиваю: «А где претендент под номером «3»?

Слышу за спиной голос Стилиста: «Я – здесь. Ты же меня выбрала?»

Я оглядываюсь и бью его по плечу: «Тебя!» Все смеются. Ведущий объявляет: «К сожалению, наш конкурс покидают ещё несколько человек и остаются только четыре пары. Завтра второй тур. А сейчас развлекайтесь!»

 Звучит музыка. Мой Стилист легонько обнимает меня: «Ну, что, довольна, Марина?»

Я: «Ой, не называй меня этим именем!»

Он удивлённо: «Но, у тебя, тут так написано: Марина».

Я: «Да, написано. Хорошо ещё, что не Наташа».

Он: «А чем тебе эти имена не нравятся?»

Я: «Да нравятся; но меня зовут Лина».

Он: «А как полное имя? Ангелина? Эвелина? Галина? Полина? Алина?»

Я сморщилась: «Просто Лина».

Он: «Просто Лина. А давай я тебя буду звать Малина. Лина – это твоё настоящее имя, а предлог «МА» от имени Марина. Ведь ты же здесь проходишь под именем Марина. А вдруг кто-то узнает о том, что ты не Марина?»

Я: «Давай. Малина так Малина. А ты Александр? Это твоё настоящее имя?»

Стилист: «Да».

Я: «А я тебя буду называть Сан Саныч. Идёт?

Стилист: «Идёт. Тем более я, действительно, Сан Саныч. Моего отца тоже зовут Александр».

Я: «Тебя так твоя мама назвала? Она, наверное, очень любила твоего папу, если назвала тебя его именем».

Сан Саныч: «Не знаю. Наверное. Она рано умерла. Я её совсем не помню».

Я: «Прости, я не знала».

Сан Саныч: «Ладно. Проехали. Слушай, а почему тебя выбрали те пятеро? Что ты им такое сказала, что они решили выбрать тебя?.. Постой-постой, ничего не говори. Я сам догадаюсь. Так, ты им пообещала: секс или деньги!»

Я: «Неправда!»

Сан Саныч: «Ну, чем ты ещё можешь привлечь мужчину?»

Я: «Ну, ты же выбрал меня! Я тебе секс не предлагала!»

Сан Саныч: «Я – другой вопрос. Мне просто жалко тебя стало. И потом, ты так прикольно меня упрашивала: выбери меня, я такая интересная! Ну, и в каких местах ты интересная?»

Я недовольно: «Во всех! Пока, мне пора. До завтра!»

Сан Саныч удерживает меня за сумку: «А как же прощальный поцелуй! Ведь мы же прошли во второй тур?»

Я целую его в щеку. Он сморщился: «Целоваться ты тоже не умеешь. Ты бы меня ещё в лоб поцеловала!»

Я: «Завтра в губы поцелую, если пройдем в третий тур».

Сан Саныч: «Ого, аппетит приходит во время еды? Ну, посиди ещё немного, поболтаем».

Я: «Не могу, утром рано вставать. Зачёт. Да, ещё и такси надо на завтра вызвать».

Сан Саныч: «Хочешь, я тебя завтра подвезу. Я на машине».

Я: «Здорово! Ты в каком номере остановился? Дай свой телефон? Завтра в шесть я за тобой зайду!»

Сан Саныч: «В шесть? Я не встану!»

 Я: «Не переживай, я разбужу!»

 

***

 Лежу в Надькином номере, довольная, улыбаюсь. Забегает Надька: «Ну, ты, подруга, даёшь! Не ожидала от тебя такого успеха. Так, смотри, и конкурс выиграешь?»

Я гордо: «А то! А ты говорила: не пройдёшь, никто не посмотрит!»

Надька: «Прости, подруга, я действительно так думала. Ты же видела претенденток? Что этим мужикам ещё надо? Слушай, а что они в тебе-то нашли?»

Я замахиваюсь подушкой на Надьку.

 Надька смеётся: «Всё-всё, спи. Тебе завтра рано вставать, а у меня ещё дел полно».

 

***

Утром в полшестого звенит будильник, но я проснулась раньше него. Быстро одеваюсь и звоню Сан Санычу. Трубку никто не берёт. Пошла к нему, стучу в дверь. Он заспанный открывает дверь: «Что тебе?»

Я: «Ты же обещал подвезти до универа».

Он: «Сколько время?»

Я: «Шесть».

Он: «Я сейчас».

Стою под дверью, жду. В номере тишина. Так я опоздаю. Толкаю тихонько дверь, вхожу. Зажигаю свет. Смотрю: на кровати спит мой «стилист» Сан Саныч и ещё кто-то. Ну, явно не мужчина. Я отворачиваюсь, хочу уйти. Но вспоминаю, что такси с вечера не заказано. И, если Сан Саныч сейчас меня не подвезёт, я опоздаю на зачёт. Решительно возвращаюсь в комнату, выливаю стакан холодной воды на Сан Саныча. Тот вскакивает: «Ты, чего, дура, делаешь?»

Я: «Ты же обещал подвезти до города?!»

Сан Саныч хмуро: «Ладно, я сейчас, выйди».

Я выхожу. Через минуту выходит злой, не выспавшийся Сан Саныч: «Пошли».

Он идёт впереди быстрыми шагами, а я за ним вприпрыжку. Быстро заводит машину. Быстро выезжает, молча едем. Он смотрит только вперёд. Лицо напряжённое. От вчерашней улыбки и обаяния ничего не осталось. Да, до чего может довести человека отсутствие полноценного сна. Он готов меня сейчас убить. Въезжаем в город. Он хмуро спрашивает: «Куда?» Я быстро отвечаю: «Пересечение Киевской и Акиева». Он молча кивает. Мы, также молча, едем по пустым городским улицам: то ли мы рано приехали, то ли – суббота. Доехали. Я выхожу: «Спасибо».

Он хмуро спрашивает: «Тебя подождать?»

Я поспешно: «Нет-нет, спасибо большое. Я сама доберусь».

Он с силой газует и через минуту от его машины и след простыл.

Да, Сан Саныч, ты действительно сильно хочешь спать. Да и девочка там тебя дожидается. А я, дура, весь кайф тебе сломала. Интересно, а кто там был? Одна из выбывших конкурсанток, в качестве утешительного приза, или другие? Вот тебе какая разница, кто там лежал? Он тебе кто? Никто! Вот и не вмешивайся в личную жизнь постороннего человека.

Зачёт я получила «автоматом», без пяти минут восемь. В восемь я уже была свободна. Пошла домой.

 Мама уже ушла на работу. Брат спит. Поела, включила телевизор и уснула. Проснулась от того, что брат дёргает меня за руку: «Тебе Надька звонит» и протягивает телефон. Не открывая глаз, спрашиваю: «Да. Кто? Что?»

Надька: «Ты где?»

Я: «Дома».

Надька: «Что ты там делаешь? Почему дома? У тебя же конкурс в 12.00.

Я: «Не пойду я на твой конкурс».

Надька: «Что, зачёт не сдала?»

Я: «Сдала».

Надька: «Тогда в чём дело?»

Я: «Надь, ну мы же договаривались на один вечер. Я тебя поддержала. А теперь всё, я отдыхаю».

Надька: «Как отдыхаешь? Тогда не надо было проходить во второй тур. А сейчас ты среди фаворитов конкурса с твоим Александром. Собирайся и быстро приезжай. Закажи такси из города. Я оплачу. Да, и прихвати пару красивых платьев и туфель».

Я устало: «Ладно».

Как там Мариша? Звоню. Маришка плачет: маме плохо, врачи настаивают на срочной операции.

Медленно собираю вещи, заказываю такси, говорю брату: «Сегодня не ждите».

В одиннадцать я была уже в «Башне».

 

***

Надька встречает со словами: «Маринка звонила, плачет…»

Я прерываю её: «Знаю. Нужны деньги на операцию».

Надька: «И я о том же».

Я: «Если ты о том же, то нужно выиграть конкурс и помочь ей. Что у тебя там запланировано следующим номером твоей программы?»

Надька начинает тараторить: «Осталось три конкурса: первый «Блицкриг», это блиц-опрос, партнёрам задают вопросы».

Я: «Что за вопросы? Дашь посмотреть?»

Надька: «Ладно, дам черновой вариант. Второй конкурс спортивный «Преодоление препятствий»: эстафета, бег, перетягивание каната…»

Я: «Это что, военная подготовка или курс молодого бойца? Слушай, а это точно, что победители едут в романтическое путешествие, или их отправят в школу олимпийского резерва?»

Надька с досадой: «Наш главный учредитель и спонсор – военный в отставке – попросил включить этот конкурс в обязательную программу».

Я: «Я это уже поняла. А что третьим номером нашей программы?»

Надька: «Романтический танец – импровизация. Про любовь. Покажи свои платья. Это же отстой. Как ты в этом будешь производить впечатление на жюри?.. Ладно, я сама подумаю о твоём наряде. Твои размеры я знаю. Что-нибудь придумаю. Иди в зал.

 

***

Медленно иду в зал. Что-то совсем нет настроения. Зачёт сдала, в числе фаворитов, а радости нет. Может из-за Маришки, а может, из-за Сан Саныча с его подружкой?

Вхожу в зал, изображаю улыбку на лице, смотрю, куда бы сесть. Подходит ведущий: «Марина? Проходите вот сюда». Прохожу, а там уже сидит Сан Саныч и широко улыбается мне. Странно, почему-то я не хочу ему улыбаться. Выдавливаю из себя улыбку: «Привет», и отвожу свой взгляд от Сан Саныча. С пристальным вниманием рассматриваю люстры на потолке, цветы на стенах. Сан Саныч почувствовал перемену: «Что? Зачёт не сдала?»

Я: «Сдала».

Он: «Тогда где твоя радостная улыбка, твоё стремление к победе? Ты же хочешь приз? Ты же хочешь помочь подруге?»

Я послушно киваю головой, как китайская игрушка на передней панели автомобиля.

Сан Саныч продолжает: «Тогда улыбайся! Сделай счастливое лицо!»

Действительно, почему я так огорчилась? Что такое произошло? Вся наша жизнь театр. Сегодня тебе поаплодировали, а завтра про тебя забыли.

Ведущий объявляет распорядок дня, который я уже знаю. У нас три часа личного времени на более тесное знакомство. За это время мы должны как можно больше узнать друг о друге, чтобы выиграть блиц-опрос.

Мы выходим в фойе. Сан Саныч останавливается напротив меня: «Куда пойдём?»

Я пожимаю плечами: «Мне всё равно».

Он внимательно смотрит мне в глаза: «Давай, я тебя подкрашу?»

Я улыбаюсь: «Давай».

Он: «Наконец-то ты улыбнулась! А то стоишь, как замороженная кукла».

Он приводит моё лицо в порядок. Отходит, смотрит со стороны, как художник смотрит на свою картину. Снова подходит близко и хочет расстегнуть пуговицу на блузке. Я быстро перехватываю его руку: «Не надо».

Сан Саныч серьёзно: «Ты же хочешь победить? Тогда делай так, как я говорю. Мне так нравится. Меня это возбуждает. А мы должны поддерживать друг друга в этой борьбе за первое место. Так?»

 Он внимательно смотрит мне в глаза. Я позволяю ему расстегнуть пуговицу, но руками и ремнём сумки загораживаю то, на что ему так нравится смотреть. Он вспылил: «Что ты носишься с этой сумкой второй день. Тебе некуда её деть? Пойдём, оставим её в моём номере». Заходим в его номер. Он бросает мою сумку на свою кровать и выводит меня на балкон: «Ты, что? На меня обиделась?»

Я: «За что?»

Он: «Ну, из-за неё! – кивает головой в сторону своей постели. – Ты же не захотела со мной остаться! И не смотри на меня так серьёзно. Иначе мы вылетим первыми из игры. И вообще, я не обязан перед тобой отчитываться».

Я: «А я ничего и не прошу у тебя».

Он: «Знаю, пошли на озеро, лебедей посмотрим».

Пошли на озеро, посмотрели на лебедей; пошли в парк, посмотрели на деревья; пошли в кафе, поели мороженое. Появилось настроение говорить, начали подготовку к конкурсу.

 

***

Я начинаю: «Давай договоримся, что будем рассказывать друг о друге. Вот тут написано: цвет глаз, размер обуви, любимая еда, музыка, развлечения. И, чтобы быстрее запомнить и не путаться, придумаем одинаковые ответы. Начинаем: цвет глаз – карие».

Он: «Серые».

Я: «Ладно. Размер обуви – 36».

Он: «41».

Я: «Пойдёт. Любимая еда – борщ».

Он: «Почему сразу борщ? Мне не нравится борщ. Давай шашлык!»

Я: «Ну, давай. Салат…»

Он: ««Цезарь».

Я: «Мне всё равно. Торт?»

Он: «Наполеон».

Я: «Напиток?»

Он: «Кофе».

Я: «Я не пью кофе, давай чай».

Он: «Не надо. А то потом запоминай: чай чёрный, зелёный, жёлтый, листовой, в пакетиках. Кофе проще. Кофе чёрный, бразильский».

Я: «Любимое развлечение?»

Он: «Рок-концерт».

Я: «Любимая группа?»

Он: «Нирвана».

Я: «Почему «Нирвана»?»

Он: «Название красивое, легко запоминается».

Я: «Любимая песня?»

Он: «В лесу родилась ёлочка».

Я: «Почему?»

Он: «А вдруг заставят петь?»

Я: «Род занятий? Я учусь».

Он: «Я работаю».

Я: «Стилистом?»

Он: «Нет. Я работаю в одной солидной фирме».

Я: «А почему ты не стилист, у тебя хорошо получается? Да, и платят им прилично».

Он: «Мой папа считает, что стилист – не мужская профессия».

Я: «Твой папа военный?»

Он: «Бывший».

Я: «Бывших военных не бывает. Армия – это на всю жизнь».

Он смеётся: «Иногда я тоже так думаю».

Я: «А почему ты не стал военным?»

Он: «Просто повезло: не прошёл по здоровью».

Я: «А в какой школе ты учился?»

Он: «В закрытой».

Я: «В интернате?»

Он: «Типа этого».

Я: «А нас, мама не отдала в интернат, хотя ей советовали, когда отец от нас ушёл. Ладно. Семья? У меня мама и брат».

Он: «У меня только отец».

Я: «Пусть будет ещё и брат. У меня: мать и брат. У тебя: отец и брат. Слушай, а это твоя собственная машина или папа подарил?»

Он: «Моя машина, собственная, но подарил папа».

Я: «А ты хорошо водишь машину. Как гонщик. Так быстро до города меня никто ещё не подвозил».

Он смеётся: «Просто очень хотелось спать».

Я: «А я это поняла по твоему лицу. Ты готов был меня убить».

Он: «Да, точно. Просто я рано не могу вставать. Я просыпаюсь только к двенадцати».

Я: «А я до двенадцати всё успеваю сделать. А вечером меня лучше не трогать».

Он: «По тебе вчера это не было видно».

Улыбаемся.

 

***

Гонг. Сбор конкурсантов.

Ведущий: «Мы решили поменять местами конкурсы. Пока светло и тепло, мы проведём спортивный конкурс, а вечером: «блицкриг». Оглашаю порядок проведения соревнования:

Первый этап: Бег на дистанцию один километр.

Второй этап: Эстафета.

Третий этап: Преодоление препятствий: парень должен пронести через препятствие (20 метров грязи) свою избранницу.

Четвертый этап: Плавание. Переплыть бассейн. Пятьдесят метров. Побеждает те, которые придут к финишу первыми и вместе.

Я в ужасе смотрю на Сан Саныча: «Я не умею плавать».

Он со снисходительной улыбкой: «Не дрейфь, Малина, выплывем. За меня держись».

Начинаются соревнования. Перед бассейном мы во всем показателям на первом месте. В бассейне я ухватилась за грязную футболку Сан Саныча и изо всех сил, закрыв глаза, бью по воде руками и ногами, плыву по-собачьи. Приходим к финишу вторыми. Чувствую себя виноватой, но Сан Саныч успокаивает: «Ещё два конкурса впереди!»

 

***

Все пошли по своим номерам переодеваться. Надька ведёт меня в свой номер, принимаю душ. Вся одежда грязная. Вот старый солдафон, заставил нас бегать по грязи, кувыркаться в пыли. Хорошо ещё окопы не рыли. В чём я завтра поеду домой? Отстирываю грязь в душе. Кто-то стучится в дверь. Кого там чёрт принёс? Закутываюсь в простыню, открываю дверь. В комнату проходит улыбающийся, чистенький Сан Саныч в белоснежной футболке и в голубых шортах: «Привет, Малина, вот твою сумку принёс. Там у тебя деньги, косметика, сотка. Тебя причесать? Накрасить? Через час сбор в зале, – стягивает мокрое полотенце с моей головы. – А тебе идёт и с мокрыми волосами, даже непричёсанной. Ну, одевайся, я тебя подожду». Садится в кресло.

Я тихо: «А ты не мог бы подождать меня в коридоре?»

Он с удивлением: «А с чего это? Не бойся, я тебя не трону. Я за добровольный секс».

Я начинаю потихоньку закипать: ««Выйди, а?»

Он: «Не. Не выйду. А то я на тебя обижусь и не приду на второй конкурс. Я отвернусь, а ты переодевайся».

Я кусаю губы от досады: было бы ещё во что переодеваться. Платье взяла, а про белье забыла. Звоню Надьке: «Ты где? Одежда есть?»

Через две минуты в номер забегает Надька с двумя пакетами вещей. Увидев Сан Саныча, Надька с удивлением подходит к нему: «Молодой человек, а что вы тут делаете?» Он пытается что-то сказать: «Я её стилист». Надька своей широкой грудью выталкивает Сан Саныча из номера: «Хорошо, стилист, дайте нам время одеться и мы вас позовём». Потом с лукавой улыбкой поворачивается ко мне: «Линка, у тебя уже есть свой собственный стилист? А он ничего! Целовались?»

Я с возмущением: «Ты, что? Мы же партнёры по бизнесу. Нам надо выиграть этот конкурс».

Она: «Ладно, ладно. Одно другому не мешает, «бизнесвумэн»!

Надеваю всё новое, что купила мне Надька по интернет-магазину. Но купила она по своему вкусу и поэтому чувствую себя не в своей тарелке, как на приёме у английской королевы. Платье слишком открытое, не знаю, куда деть свои руки. Как я в этом пойду, да ещё на таких каблуках?

Надька: «Ну, и где твой стилист? – открывает дверь, а там никого. – Вот мужики пошли, тридцать минут подождать не могут. Красься теперь сама. А вот фен у меня сломанный. Пойдёшь с мокрой головой. А тебе и так идёт».

Я готова, тянусь за сумкой, но Надька опережает меня: «Сумка останется у меня в номере. Пошли!» Она закрывает дверь и бежит впереди меня: «Догоняй!» Хорошо ей, она привыкла ходить на каблуках, вернее бегать или летать.

Медленно иду по коридору, медленно прохожу фойе, вхожу в зал. Все оборачиваются и смотрят на меня. Что-то со мной не так? Ищу Надьку и взглядом, спрашиваю: что? Она улыбается, качает головой, поднимает большой палец в знак одобрения. За моим столиком никого нет. Где же мой «стилист»?

Ведущий начинает конкурс. Уже ответила на вопросы первая пара, вторая. Где же мой «партнёр по бизнесу»? Неужели вправду обиделся на то, что его выставили за дверь? Вопросительно смотрю на Надьку: где он? Она пожимает плечами и делает большие глаза. Если бы не каблуки, давно бы сбегала в его номер. И сотка осталась в сумке. Подошла наша очередь. Ведущий радостным голосом объявляет: «И, наконец, наши фавориты Александр и Марина! Марина здесь, а где же Александр? Если партнёра нет, мы снимаем…»

«Я здесь», – со стороны сцены с огромным букетом цветов проходит Сан Саныч, весь в белом. Протягивает мне цветы и, наклоняясь, тихо спрашивает: «Ага, испугалась? Подумала, пропали наши денежки». Уселся и, насмешливо улыбаясь, продолжает: «У тебя сегодня платье такое прикольное. Ничего расстёгивать не надо: всё и так видно!» Я замахиваюсь букетом, а ведущий делает мне замечание: «Марина, ваше романтическое путешествие ещё не началось. Сначала выиграйте его. Итак, первый вопрос…»

 

***

Конкурс мы, конечно, выиграли и прошли в третий тур. Остался последний конкурс: танец, но его ещё надо придумать. В нашем распоряжении вечер, ночь и утро: думай, репетируй, пробуй.

 Есть только одно «но»: вечером я сплю, утром он не может проснуться. Когда репетировать?

Сан Саныч провожает меня до Надькиного номера: «Пригласишь?»

Я: «Нет».

Он: «Почему?»

Я: «А зачем?»

Он: «Поговорить.»

Я: «Я спать хочу».

Он: «Ну, и я с тобой посплю».

Я: «У тебя есть с кем спать».

Он, улыбаясь: «Ревнуешь?»

Я качаю головой: «Нет», – и хочу уйти.

Вдруг он быстро перекрывает мне путь: «А ты же вчера обещала поцеловать в губы, если пройдём в третий тур. Забыла?»

Я улыбаюсь: «Да, забыла. И вообще, тебе не понравится. Я не умею целоваться».

Сан Саныч: – «Это не страшно. Я научу».

Появляется спасительная Надька: «Чему ж ты её научишь, Александр? Ей уже спать пора: детское время кончилось». И Надька уверенным жестом заталкивает меня в номер. «Сиди тут и не высовывайся! Я в душ!»

Зазвонил мой телефон. Высветился какой-то новый номер: «Да, говорите». Слышу голос Сан Саныча: «Если ты сейчас не выйдешь и не поцелуешь меня, я завтра на конкурс не приду!»

Я: «А ты где?»

Он: «За дверью».

Пока Надька в душе, тихонько выскальзываю за дверь, в новом платье и босиком. Сан Саныч в дальнем углу коридора. Подбегаю к нему: «Давай, целуй!»

Он с обидой: «Почему это я тебя должен целовать? Ты обещала, ты и целуй!»

Я: «Ну, ладно, ладно, наклонись», – становлюсь на цыпочки, пытаюсь дотянуться до его губ.

Тут открывается дверь нашего номера, и Надькин голос звучит по всему коридору: «Линка, домой!»

Сан Саныч быстро прижимает меня к себе и прячется за выступ в стене: «Тихо, сейчас я тебя научу целоваться».

Зазвонил телефон Сан Саныча. Он берёт трубку: «Да?»

Слышу Надькин голос из трубки: «Александр, верните Марину на место!»

Сан Саныч: «А здесь Марины нет. Здесь только Лина».

Надька кричит во весь голос: «Линка, домой! Что я твоей матери завтра скажу!?»

Сан Саныч вежливо тянет: «Надежда…»

Я тихо подсказываю: «Кирилловна». Он продолжает: «…Кирилловна! Через час Ваша Лина вернётся в Ваш номер. Обещаю, ничего такого, о чем вы сейчас подумали, с ней не случиться. Мы просто прорепетируем», – отключает телефон. Берёт меня за руку: «Пошли!»

Я: «Куда?»

Он: «Куда-куда? Репетировать! А ты о чём подумала? Вот, вы, женщины, какие: всё о том же! Ты хочешь завтра победить?»

Я: «Да!»

Он: «Пошли тогда. Надо выбрать музыку, придумать движения. А утром я неработоспособный!»

 

***

Он, быстрым шагом, ведёт меня в свой номер. В номере достаёт ноутбук: «Какая музыка тебе больше нравится?»

Я: «Красивая».

Он: «Красота – понятие растяжимое; можно, конкретнее. Нам надо придумать не просто танец, а танец-спектакль!»

Я быстро добавляю: «Про любовь!

Он кивает головой, ищем музыку. Я предлагаю: «Давай вот эту». – Прослушиваем.

 Он удивлённо: «Как ты собираешься под неё танцевать? И что я буду делать?»

А там такая музыка: будто хрустальные колокольчики звенят, вода переливается. Звучит фортепиано и скрипки. Больше похоже на танец фей. Я ему объясняю. Он молча слушает, морщится. Объясняю по второму кругу. Он начинает возмущаться: «Я не смогу это станцевать! Я не выучу столько таких движений за такое короткое время!»

Я: «Послушай, Сан Саныч, это не труднее эстафеты. Я тоже не умела плавать, но ты сказал: держись за меня, выплывем. Теперь я говорю тебе: держись за меня, станцуем. Тебе остаётся держать меня за руку и смотреть мне в глаза. А движения я тебе буду подсказывать».

 

***

Ровно через час я была в Надькином номере и прокручивала в голове все движения танца. Утром репетирую сама. Уже десять, звоню Сан Санычу, не отвечает. Одиннадцать часов, не отвечает, а нам нужно повторить движения. Иду к нему в номер, стучу. Дверь открывается, вхожу. Из душа доносится голос Сан Саныча: «Проходи, я сейчас». Прохожу, а на его кровати, под простыней снова кто-то лежит, с пышными формами. Я поворачиваюсь, чтобы уйти и попадаю в объятия Сан Саныча: «Ты куда?»

Я: «Я тебя там подожду».

Сан Саныч: «Ждать будешь здесь», – поднимает меня на руки и бросает на кровать. Я мягко приземляюсь на большую надувную куклу.

Я с удивлением: «Ты спишь с куклой?»

Сан Саныч смеётся: «Хотел проверить твою реакцию: Я тебе хоть чуть-чуть нравлюсь или нет? Будешь ты меня ревновать или…»

Я: «Проверил? Тогда репетируем. Только без свидетелей», – быстро выбрасываю резиновую девушку на балкон.

 

***

Заключительный конкурс. Последними выступаем мы.

 В зале гаснет свет. Прожектор освещает стул, где сидит Сан Саныч, в своём белоснежном костюме. Звучит музыка. Под переливы скрипки, на цыпочках, босиком выхожу я. На мне светло-голубое, мерцающее платье, стилизованное под индийское сари. На голове прозрачная накидка. Я беру Сан Саныча за руку и веду в центр зала, где по кругу расставлены стулья. И мы танцуем венский вальс с элементами русского балета, под чарующую музыку индийского кино. Я танцую, легко перепрыгивая со стула на стул, а он медленно обходя эти стулья. Мы смотрим друг другу в глаза. Я шепотом говорю ему, что делать. Звучат последние аккорды музыки. Он поднимает меня, кружит вокруг себя. Гаснет свет, наступает полная темнота. За эту минуту я успеваю его поцеловать и выскользнуть из его объятий. Включают свет и все видят растерянное лицо Сан Саныча и мою довольную улыбку.

 Жюри совещались недолго. Главный учредитель конкурса, высокий статный мужчина с военной выправкой молча протягивает мне билеты в романтическое путешествие, молча пожимает руку Сан Саныча. Он чем-то неуловимо напоминает мне Сан Саныча.

 В романтическое путешествие мы не поехали, взяли деньгами, отдали Маришке.

У меня сессия, да и Сан Саныч пригласил меня в ночной клуб, обещал познакомить меня с ночной жизнью города.

 

27.07.2017

 

© Раиса Толкачева, 2017

 


Количество просмотров: 78