Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Художественная проза, Малая проза (рассказы, новеллы, очерки, эссе) / — в том числе по жанрам, Драматические
© Игорь Миясаров, 2017. Все права защищены
Произведение публикуется с разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата размещения на сайте: 27 июля 2017 года

Игорь МИЯСАРОВ

Рандеву на перекрёстке

(Рассказ)

 

Каждый год, в начале марта, прогуливаясь по улицам родного города, Арсеньев с усладой для тела вдыхал в себя аромат межеумочного состояния погоды, когда снег уже почти сошёл с крыш и тротуаров, и лучами солнца всё сильнее озаряло землю, но холода всё ещё оставались сильными, заставляя его плотно застёгивать куртку и натягивать на голову капюшон.

Он вышел на перекрёсток двух оживлённых улиц, и окинул взглядом коловращение жизни. С обеих сторон остервенело мчались автомобили, и светофор не спешил зажигать зелёный свет.  Арсеньев равнодушно, словно по инерции, смотрел на противоположную сторону улицы.

Вдоль проспекта, по тротуару, протянулась вереница горожан, и в этом многоцветье увидел он своего давнего друга Серёжу Парамонова. Дружили они ещё со времён розовощёкого детства, учились в одном классе. Затем осваивали нужные знания в университете. Лет десять назад, после окончания альма-матер, каждый пошёл своей дорогой. Виктор встал под железную пяту капитала, Сергей отправился служить государству. Благодаря хорошим связям, Парамонов стал чиновником областной администрации, и дослужился до заместителя губернатора. И странно было видеть его, пусть и прилично одетого и солидно выглядящего, затерянным, почти неразличимым в толпе.

Арсеньев дождался зелёного света светофора, перешёл через дорогу и крикнул.

— Парамонов!

Тот обернулся и грустная, усталая улыбка отразилась на его лице.

— Виктор! Арсеньев!  Сколько лет, сколько зим! – и друзья радостно заключили друг друга в объятия.

— Ну как, Витёк, как дела? Ты где сейчас? — спросил Парамонов.

— У меня всё хорошо, работаю аналитиком в инвестиционной компании. Да ты про себя расскажи. Тебя можно с успехом поздравить?

— С каким успехом? – невесело ухмыльнулся Сергей Парамонов.

— Говорят, ты большим человеком стал. Слухи ходят, что тебя губернатором назначили, — хотя по местонахождению Парамонова и его втянутой в плечи понурой голове с не менее понурым лицом Виктор нутром догадался, что перед ним явно не губернатор области.

— Да ты что, брат? И ты туда же? И ты надо мной смеёшься? Вроде на тебя не похоже, не в твоём стиле, – печальным упавшим голосом протянул Парамонов.

— Да в чём дело? Объясни.

— А ты что же, ничего не знаешь?

— О чём?

— Да обо мне.

— Да нет. Не слышал, честно говорю.

— Так ведь про это же газеты писали, интернет, по телевидению пару раз показывали.

— Честно, Серёг, я последний год весь в работе, новости и не смотрю, и не читаю.

— А что так? Принципиально?

— Во-первых, работа интереснее. Да, и, во-вторых, устал я уже одно и то же смотреть, там воруют, здесь воруют, там кого-то сажают, здесь кого-то досрочно выпускают. Одно и то же.

— Ясно? И теперь совсем новостной поток игнорируешь?

— Так само собой вышло, Серёг. Специально не планировал.

— Понятно.

— Да ты про себя расскажи, Серёг. Как твоя карьера? Поднялся ли до главного? – словно по инерции спросил Виктор, хотя одновременно осознавал неуместность и глупость заданного вопроса.

— Нет, Витя. Всё уже. Полетела моя карьера на госслужбе в направлении Гондураса.

— Это как же понимать? – в недоумении спросил Виктор.

— Как понимать? Да вот так и понимать.

— Ушёл в бизнес?

— Суд был, Витя, суд, возбудили против меня дело за коррупцию. Слава Богу, освободили прямо в зале суда, ибо большинство обвинений не доказали, а с учётом отсидки в СИЗО отпустили. Хотя и это плохо.

Виктор Арсеньев стоял, заколдованный рассказом друга. Свершившееся и происходящее с ним представилось ему ирреальным.

— Так как же это так, Серёг? Вроде на тебя это не похоже. Уж ты-то всегда осторожный был, на кошачьих лапах по жизни ходил.

— Да вот так-то, Вить. Такие вот фортели жизнь выкидывает, такие кренделя выписывает. Знаешь, как оно бывает?  Тому не подмазал, взял не по чину, нарушил субординацию, вот и привели меня на скамью подсудимых отдуваться за всех.

— Всё равно не могу понять, — в ступоре сказал Виктор, хотя понимал значение всех сказанных Парамоновым слов и словесных конструкций.

— Понимаешь, Вить, понимаешь, только ещё не осознаёшь.

— Ну а сейчас ты где? Куда устроился?— спросил Виктор друга, словно тот был выпускником университета. Не совсем отошедший шок на нём сказывался.

— Друзья помогли, получил должность в туристической компании. Заместитель директора и оклад солидный, а всё равно не то, и перспективы не те. И главное, отмоюсь ли от этого дела? Вот что гложет.

— Не переживай, Серёг, кто из нас чистый? Как семья?

— Нормально, жена должна скоро третьего родить. Старший сын школу заканчивает, на золотую медаль идёт. Младший по самбо чемпионом стал. В них моя жизнь, Витя.

— Ну давай, крепись духом, не падай,  – напутствовал друга Арсеньев, и они попрощались. Виктор смотрел удалявшейся фигурке Парамонова вслед. По мере приближения в сторону горизонта фигурка становилась всё менее и менее видною, пока её окончательно не поглотила сгустившаяся над окраиной города темно-синяя воздушная масса.

Словно египетская мумия, замурованному волнами информации, уставшему от шума и воя, лишённому возможности пропускать через себя события, чувствовать их и осознавать их, пропитавшись нервом каждого из них,  Виктору Арсеньеву жизнь вдруг защемила сердце внезапным сюрпризом. Сколько событий, разных обличьем, но сутью единых, пропускал он через себя, и не трогали они его вовсе. А вот гляди ж ты – стоило случиться этому с хорошим другом, сразу жизнь заиграла неизведанными оттенками, засверкала новыми гранями, открылась под новым острым углом, заблестела тёмного цвета красками. Настроилась в иной регистр душа, и запела новую песню в миноре.

Придя домой, он сразу же зашёл в интернет и вбил в поисковик имя и фамилию «Сергей Парамонов». На него с экрана смотрели кричащие заголовки статей из интернет-изданий и интернет-версий бумажных газет, статей, посвящённых делу его друга. И по мере погружения в чтение, Виктор Арсеньев узнавал много неприятно нового о своём друге Сергее Парамонове. Он чувствовал, как на его лбу выступает пот, а тело вздрагивает от покалывающего холодка. Так, за чтением, прошло почти четыре часа. Тем временем на улице стало совсем темно, часы показывали одиннадцать вечера, а следующим днём был понедельник.

Арсеньев лёг на кровать и включил свою любимую музыку. Спокойная музыка звучала негромко, глубокое, философское звучание баса проникало в его внутреннюю вселенную, и неторопливая мелодия инструмента была катализатором мыслетворчества в его уставшей от хаоса голове. Незаметно композиция подошла к концу, а Арсеньев всё вспоминал историю своей дружбы с Парамоновым и пытался угадать причину таких метаморфоз в его судьбе.

У Арсеньева уже начали слипаться глаза, и сквозь мираж необычных образов в надвигающемся сновидении разбудила его против воли соловьиная трель телефона.

Нащупав в темноте смартфон, Виктор поднёс его к правому уху:

— Слушаю.

— Господин Арсеньев?

— Да.

— Меня зовут Денис, я решальщик. Я хочу вам сделать предложение.

— От которого я не смогу отказаться? – насмешливо спросил Арсеньев.

— Типа того. Я хотел бы предложить вам тёплое местечко в одной госкорпорации. Как вы на это смотрите?

— Кажется,  мы с вами виделись на деловом семинаре три недели назад? Вас, кажется, зовут Денис Терентьев? Я угадал?

— Да, всё верно. Мы тогда затрагивали вскользь возможность новой работы для вас.

— Тогда сожалею, господин Терентьев, что не могу принять ваше предложение, хотя раньше оно показалось бы мне весьма заманчивым. Меня перевели на новую должность в моей компании, и денег гораздо больше платят. И главное, без особого риска, всё честно, и с ясными правилами игры.

— Весьма сожалею, господин Арсеньев, что вы отклонили моё предложение. Но, может быть, ещё подумаете?

— Нет, это моё окончательное решение. Но спасибо вам за предложение, господин Терентьев.

— Тогда желаю вам удачи, – и собеседник Арсеньева положил трубку.

Виктор погружался в сон, но не переставал думать о том, что произошло сегодня. Только что он впервые за всю жизнь отказался от выгодного предложения без секундных раздумий. Впервые соблазн не щекотал тёмные закоулки его души. Представил Виктор Арсеньев картину спокойно едущего по дорогам автомобиля, и вслед за ним нафантазировал сцену бешеных гонок в Формуле-1. Пилот на запредельной скорости и на крутых виражах приближался к заветной победе, и внезапно по вине соперников вылетал с трассы, разносил бордюр и терял шансы на победу в гонке. Думал бы Виктор и дальше, но сон уже овладевал им, подводя черту под этим днём, отмеченным для него особой меткой судьбы.

 

© Игорь Миясаров, 2017

 


Количество просмотров: 219