Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Художественная проза, Малая проза (рассказы, новеллы, очерки, эссе) / — в том числе по жанрам, Внутренний мир женщины; женская доля; «женский роман» / — в том числе по жанрам, Фантастика, фэнтэзи; психоделика / Главный редактор сайта рекомендует
© Раиса Толкачева, 2017. Все права защищены
Произведения публикуются с разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата размещения на сайте: 10 июля 2017 года

Раиса ТОЛКАЧЕВА

Соблазнить Адама: Сага об ирландских танцах

Очень теплый, душевный фантастический рассказ, который, несомненно, поднимет читателю настроение. Чисто по-человечески. Первая публикация.

 

Я танцую ирландские танцы, в свободное от работы время.

Нет, я не живу в Ирландии; я даже не из Европы. Но мне нравятся эти танцы…

Простые движения, никакой эротики. Так, наверное, танцевали во времена викингов.

Прямая спина, гордо поднятая голова, чёткий шаг и завораживающая магическая музыка, которая длится бесконечно и которую можно слушать вечно.

И, символично, что именно на занятиях танцем ко мне пришло сообщение: «Вы прошли конкурс. Просим Вас явиться в Центр управления полётом».

 

***

Центр управления полётом.

«Поздравляем! Вы зачислены в отряд космонавтов-исследователей.

Подпишите контракт, что вы согласны со всеми требованиями полёта. Явка завтра в 08.00. на исходной платформе. Минимум личных вещей. Всё необходимое для полёта, работы и проживания уже на борту. Успехов!»

 

***

Эта краткая, но содержательная речь пресс-секретаря Центра управления полётом вновь и вновь прокручивалась в моей голове, пока я проходила через все виды предполётного контроля…

Всё! Наконец-то я в капсуле, которая доставит меня на борт корабля.

Прощайте, непроницаемые лица инструкторов, конструкторов, врачей, тренеров, психологов.

У них такие безразличные глаза и монотонные голоса. А может, они андроиды?

Кайф! Как минимум месяц, а может быть, и больше я в полёте!

Никаких земных переживаний, потрясений. Всё – забыто, всё – позади. Через тернии к звёздам!

«Per aspera ad astra!» – так вроде это звучит на латыни.

 

***

Кабина пилота.

Пусто.

«Всё привычно, как в учёбке. Удобно. А, вот это что-то новенькое. Здорово! Моё лицо расплывается в довольной улыбке.

А, где же командир?

Бесшумно открывается передняя панель, и я, боковым зрением, вижу справа от себя, в кресле пилота мужчину средних лет.

От неожиданности я медленно поворачиваюсь к нему.

Вижу верхнюю половину его тела: широкие накаченные плечи, какие обычно изображают на рекламных плакатах фитнес центров. Правильные черты лица. Беспристрастный взгляд небесно-голубых холодных глаз. «Чистый ариец», как сказал бы Parteigenosse Адольф Гитлер.

Минуту-полторы мы смотрим друг на друга. Он – выжидающе, я – оторопев. Вообще-то я как младшая по званию должна была представиться первой. Наконец, я опомнилась и начала:

«Извините, сэр, разрешите…»

Он перебил: «Не надо, садитесь» и жестом указал мне на кресло, слева от меня. Я села и смотрела на него уже снизу вверх; лучше бы я стояла!

«Чистый ариец» без особого интереса осмотрел меня и спросил: «Сержант, Вы ознакомлены с приказом командования и требованиями центра?»

Я коротко: «Да, сэр!», а сама думаю, знает моё звание, хотя я в штатском. Да и сам без формы.

Интересно, а какое у него звание?

«Чистый ариец», словно прочитав мои мысли, произнёс: «Я – Пол Ринг. Обращайтесь ко мне – командор. Моё звание не должно вас беспокоить».

Я быстро: «Да, сэр!»

Ещё бы я беспокоилась о твоём звании, командор. Понятно, что ты уже не сержант!

«Ариец» безразличным тоном робота – автомата продолжал: «Справа от центрального входа: ваше рабочее место. Нажмёте ту зелёную кнопку, откроется вход в вашу комнату отдыха, там душ, выход в спортзал. Слева от входа – моя половина. Центральная часть – конференц-зал, дальше – лаборатории»

В голове промелькнуло: Как в юрте: справа – женская половина, слева – мужская половина, центр – для гостей.

Командор: «Конструкция корабля немного устаревшая, но зато простая и безотказная.

Итак, десять минут на ознакомление с кораблём и за работу».

 

***

Третий день полёта.

Всё тихо, стабильно. Всё по плану, по распорядку корабля.

Контроль над приборами, исследования в лаборатории, тренировки в спортзале, обед по расписанию.

Такое чувство, что я всё ещё в учёбке. А, может, я всё ещё на Земле? А, виды из иллюминатора – это хорошо смонтированный иллюзион? Да, нет, вроде мы в космосе.

 

***

Прошла неделя.

За всё это время я только и говорила: «Есть, сэр!» «Да, сэр!» «Спасибо, сэр!»

Можно было вообще не говорить: нажимаешь на кнопки, касаешься экрана.

Работа с приборами отвлекает от всех размышлений. Только и думаешь, что делать, что нажимать, чего касаться. А, если поставить управление на автомат, то можно и не думать: задал программу и занимайся своими делами. Если что-то пошло не так, замигает красная кнопка – для глухих, заговорит автопилот – для зрячих, начнётся вибрация – для слепоглухонемых.

Я спокойна, как во время медитации. Я в зоне недосягаемости для всех моих друзей, врагов, печали, радости. Я становлюсь похожа на моего командора «арийца». Мне кажется, что даже мои каре-зелёные, болотного цвета глаза становятся такими же холодными как у командора.

Я привыкла жить, общаясь только с монитором, расслабляясь только на тренажёрах. Меня всё устраивает.

Находясь здесь, ясно представляешь, что значит жить в параллельных мирах. Вот мы с командором вроде живём на одном корабле, но нигде не пересекаемся. Иногда, я вижу его бритый затылок, иногда, его сосредоточенный взгляд, но меня это не касается.

А где-то на Земле или ещё какой-нибудь планете течёт своя жизнь, но мы никак не влияем друг на друга. И оттого, что в Сахаре жара, мне не становится жарче здесь.

 

***

Восьмой день полёта.

У меня сегодня строго конфиденциальный разговор с Центром управления полёта.

Включаю монитор. Вижу силуэт фигуры моего научного руководителя. Слышу его изменённый датчиками голос:

«Здравствуйте, сержант. Как прошла адаптация?

Я: «Спасибо, сэр, всё хорошо».

Центр: «Тогда приступайте к основному пункту вашего задания. Инструкцию мы переслали вам по почте. Откройте свой почтовый ящик. Будут вопросы, обращайтесь. Конец связи».

Открываю свою почту, читаю дословно: «Эксперимент: Соблазнить Адама. Ева (Вы) должна соблазнить (вступить в связь) Адама (командора)».

Сижу, тупо уставившись на монитор, и автоматически перечитываю:

«…Эксперимент: соблазнить… вступить…»

А, может вам ещё и забеременеть?

О-ФИ-ГЕ-ТЬ!

Я поднимаю глаза, смотрю на «чистого арийца», а он удивленно на меня. И я понимаю, что последнее слово я сказала вслух, и он это услышал. Слышу в наушниках голос командора: «Сержант, есть проблемы?»

Я поспешно опускаю голову: «Нет, сэр».

Рука автоматически тянется к пульту. Нажимаю кнопку: «Вызов. Центр».

Центр, видимо, ожидал этого звонка и мгновенно на мониторе появляется фигура руководителя.

– Да, сержант, у вас возникли вопросы?

– Возникли. …Что это за чушь вы мне тут написали?

– Вы плохо понимаете английский?

– Я прекрасно понимаю английский!

– Тогда в чём дело? Вы подписывали контракт, что вы согласны на эксперимент?

– Да, но вы не говорили о таких подробностях.

– А, вы и не спрашивали, сержант. Вы просто согласились со всеми условиями контракта. Заново пересмотрите контракт и принимайтесь за дело. Вопросы есть?

– Есть… Почему я?

– Объясняю: Наш выбор пал на вас, потому что:

Во-первых, вы физически абсолютно, насколько это возможно в наше время, здоровы.

Во-вторых, вы прошли по психопараметрам: вы коммуникабельны, вы можете пойти на компромисс, ответственны, с вами комфортно и у вас прекрасное чувство юмора.

В-третьих, и это самое главное, вы появились на этот свет естественным путём, без ЭКО и кесарева сечения. Другие достойные претендентки не прошли по этому показателю.

– А командор знает об этом «эксперименте»?

– Он знает, что у вас особое задание на корабле, но в детали эксперимента он не посвящен. Всё должно пройти естественным путём, просто, ненавязчиво, как на Земле, как в вашей деревне.

– Я вообще-то из города.

– Да-да, из города, где все друг друга знают, здороваются на улицах…

Будьте собой, мужчин это привлекает.

– Могу я отказаться?

– Нет, сержант, не можете. Отказ от выполнения приказа грозит трибуналом. Вы знаете об этом?

– Да, сэр.

– Тогда выполняйте приказ, сержант, и не забывайте, что вы сержант. О работе докладывайте в установленном порядке. Конец связи.

 

***

Я чувствую, как краснею, как поднимается температура, как, бешено, стучит сердце.

От злости я сжимаю кулаки и со всей силы бью по поручням кресла. Так хотелось разбить этот монитор. Замигала красная кнопка. В наушниках слышу беспристрастный голос командора: «Сержант, с вами всё в порядке?» Я, не поднимая головы, выдыхаю: «Да, сэр». Надо сходить в спортзал, побить «грушу». Была бы дома – всю посуду бы перебила.

Быстро закрываю почту, ставлю управление на автомат и говорю командиру: «Сэр, разрешите 30 минут тайм-аут?» Он кивает головой, даже не оборачиваясь ко мне: «Да, идите».

 

***

В тренажёрном отсеке я расслабляюсь по полной программе. Переходя от снаряда к снаряду, я разговариваю сама с собой, во весь голос. Только здесь я могу это себе позволить. Бодрая музыка и гул двигателей заглушают мою пламенную речь.

Спокойно, сержант, спокойно. Давай с самого начала. Итак, это долбанутое задание. Ну, конечно, кому они могли ещё дать такое задание, если не мне. Нашли Еву, мать вашу. А, расхвалил-то меня как: «С вами комфортно!» Будто я – мебель. Ладно, мебель, проехали, на таких не обижаются. Естественным путём, как на Земле, как в моей родной деревне?

Ну, мой дорогой, в моей родной деревне, для этого надо, как минимум, сходить на дискотеку, пригласить на день рождения, пообщаться в соц. сетях, наконец. И, потом, у нас, вообще-то, мужчина должен сделать первый шаг или хотя бы показать свою заинтересованность в этом вопросе. Конечно, женщина тоже может повилять хвостом перед носом нужных ей мужчин. Но это не мой случай.

…А, если это просто розыгрыш? Проверяют мою реакцию на это шоу? Ну, не может же быть такого задания в такой серьёзной экспедиции?! Конечно, это розыгрыш, тупой розыгрыш. Ладно, сделаем вид, что я им поверила.

И я, уставшая, после интенсивной тренировки, приняла душ, прилегла на кушетку, что бы чуть-чуть отдохнуть, и уснула. У меня это бывает: после эмоциональных перегрузок мне достаточно только поспать и я в порядке.

Не знаю, сколько я спала, но проснулась я от того, что кто-то теребит меня за руку. Я быстро вскочила и сильно ударилась головой об лоб командора. От боли я зажмурилась и ойкнула, а командор, отвернувшись, сказал: «Сержант, ваш-тайм аут давно закончился. Одевайтесь и замените меня».

Он вышел, я осмотрелась: везде разбросана моя одежда, а я в трусах и в футболке. Как стыдно.

И время прошло уже больше часа. Понятно, что он забеспокоился. Наверное, подумал: сдох мой сержант космической службы, не вынес перегрузок! Ну, ладно, я быстро.

 

***

Душ и сон хорошо освежили меня. Я спокойно сидела в своём кресле, наблюдая за работой приборов. Корабль идёт по намеченному курсу, аппаратура работает нормально, я тоже в норме.

Я успокоилась и решила принять игру Центра. Они хотят поразвлечься? Пожалуйста, развлекайтесь, но без моего участия.

А я буду изучать жизнь и размножение моих любимых микробов. Как-никак я – биолог по специальности.

 

***

Прошли сутки.

На моём мониторе замигала кнопка вызова Центра управления. Ага, интересуются экспериментом? Ну-ну. Включаю связь.

Центр: – Ну, как дела, сержант?

Я: – Спасибо, сэр, всё хорошо.

Центр: – Как эксперимент?

Я: – Продвигаемся, сэр.

Центр: – Будут вопросы, звоните. Конец связи.

 

***

Снова упало настроение. Так и хочется кого-нибудь побить. Интересно, а он видел мою кривую улыбку на лице? Своё-то лицо он хорошо замаскировал.

Нет, надо сходить в спортзал, иначе, я всё тут переломаю. И, даже все микробы мои передохнут, если я сейчас пойду в лабораторию.

Снова прошу тайм аут у командора. Он медленно поднимает на меня свой, ничего не говорящий, взгляд, молча, кивает мне и продолжает свою работу.

Брр… какой неприятный взгляд. Так смотрят на надоевшую муху за стеклом: убить невозможно и достала уже своим жужжанием. И я его ещё должна соблазнить?

Пошла я в спортзал, включила музыку, легла на пол и уснула. Проснулась от того, что кто-то легонько трогает меня за ноги. Открываю глаза: надо мною возвышается «чистый ариец» и тихонько своим ботинком толкает мои ноги: «Сержант, в чём дело? Почему вы на полу? С вами всё в порядке?»

Я отвечаю: «Да, сэр» и продолжаю лежать.

Он осторожно наклоняется ко мне и проверяет пульс на руке: «Сержант, спортзал – место для тренировок, а не для сна. Поднимайтесь и идите спать в свой отсек».

Лёгким движением руки он поднимает меня, ставит на ноги и выталкивает из спортзала.

В более глупом положении я ещё не была. Сходила в душ, легла спать и так и не смогла уснуть. Всё думала-думала. Но, так ничего и не придумала.

 

***

Прошли сутки.

Снова вызов. Центр интересуется экспериментом. Сделала морду кирпичом, провела дыхательную гимнастику, включила связь.

Центр: – Здравствуйте, сержант. Как дела?

Я: – Спасибо, всё хорошо.

Центр: – Что вы сделали за прошедшие сутки?

Я: – Я изучала объект моих исследований.

Центр: – Что узнали?

Я: – Ничего. Не могли ли Вы дать о нём хоть какую-нибудь информацию?

Центр: – Например, какую?

Я: – Ну… Дату, место его рождения, родной язык, семейное положение, увлечения. Я бы составила гороскоп совместимости; вычислила бы все его слабые места и сильные стороны. Подходим мы друг другу или…

Центр: – Сержант, перестаньте молоть чепуху. Суть эксперимента в том и заключается, что вы о нём ничего не знаете. Вы сами должны о нём всё узнать, расположить его к себе, влюбить его в себя, наконец.

Я: – Сэр, это невозможно.

Центр: – Почему?

Я: – Потому что он смотрит только на монитор, разговаривает только с приборами. Меня он вообще не замечает. Он – голубой или асексуал?

Центр: – Успокойтесь, с ориентацией у него всё в норме. Но свою работу он действительно любит больше всего. И вы эту жизнь должны разнообразить. Конец связи.

 

***

Тупо смотрю на экран. Вот вы, сэр, и разнообразьте его жизнь!

…Ну, что это? Он снова испортил моё настроение. Чёрт знает, что это такое!!!

Я, от злости, колочу по поручням своего кресла и кричу от боли. Кажется, я сломала руку. Как больно!

Слышу в наушниках голос командора: «Сержант, в чём дело?»

Поднимаю глаза. С монитора на меня смотрит удивлённое лицо командора: «Вы плачете?»

Нет, блин, радуюсь!

Командор: «Сержант, может вам сходить в спортзал?»

Я: «Да, сэр».

Командор: «Идите. Тайм-аут 30 минут»

 

***

Я поспешно ухожу в спортзал и, минуя его, иду в душ. Так и стояла бы под водой вечно. Но, к сожалению, в этих условиях это невозможно. Одеваюсь, иду в лабораторию.

Бессмысленно рассматриваю в микроскоп движение микроорганизмов. Интересно, а у них тоже есть какой-нибудь неприятный босс, который командует ими, учит их, как жить, что делать?

Успокойся, мы же договорились, что валяем дурочку! Напиши им, что он взял тебя за руку, коснулся ещё каких-нибудь частей тела, только не ботинком. В конце концов, напиши им, что у вас был невероятный, космический секс. Кто будет проверять?

 

***

Полностью успокоившись, возвращаюсь в кабину пилота и, не глядя на командора, докладываю, что принимаю смену, а он может идти отдыхать.

Теперь, я тоже не буду на него смотреть. Он для меня тоже что-то вроде мебели: шкаф с антресолями; только ходячий, вернее сидячий. Здесь много не походишь.

 

***

Прошли сутки.

Вызывает Центр:

– Как дела, сержант?

Я: – Спасибо, сэр, всё хорошо.

Центр: – А, почему только хорошо? Почему не отлично?

Я: – Всё отлично, сэр!

Центр: – Так-то лучше. Докладывайте, что сделано?

Я: – Сделано много, сэр, но предстоит сделать ещё больше.

Центр: – Звучит обнадеживающе; а теперь конкретнее.

Я: – Он на меня внимательно посмотрел и спросил: как вы себя чувствуете, сержант?

Центр: – И…?

Я: – И..? Всё!

Центр: – Ошеломляющие успехи! Действуйте, сержант, действуйте. Конец связи.

 

***

Блин! Как болят руки, ладони опухли. Может трещина или растяжение?

Впервые, после разговора с Центром я не отпрашиваюсь в спортзал, не иду в душ.

Сижу, как прикованная к монитору, ни о чём не думаю и никуда не смотрю.

Командор что-то говорит мне, но я его не слышу. Я смотрю, как смешно шевелятся его губы на экране.

Вдруг чья-то рука сильно сжимает моё плечо. Я вздрагиваю от неожиданности. Поднимаю лицо – командор? Он склоняется ко мне и тихо спрашивает меня: «В чём дело, сержант? Почему вы отключили связь? Вы не слышите моих приказов!»

Сам включает связь на пульте управления, внимательно смотрит мне в глаза: «Вы наглотались антидепрессантов?» Берёт за руку, проверяет пульс: «Что это с вашими руками? Где это вы так ушиблись? В спортзале?»

Я послушно киваю головой.

«Кажется, у вас трещина. Больно?»

Я пожимаю плечами.

«Сейчас проверим. Да, есть небольшая трещина, но в основном – ушиб. За неделю пройдёт. Выпейте вот это и идите спать. Сегодня я за вас поработаю».

Я встаю, делаю шаг, спотыкаюсь об его ноги и падаю, снова на ладони. Дико ору от боли. Теперь там точно трещина.

«Чистый ариец» подскочил. Впервые я увидела испуг в его глазах. Он поднял меня на руки, отнёс в отсек, осторожно положил на кушетку и приказал: «Не вставать!»

Я с удовольствием подчинилась его приказу. Так приятно, когда тебя носят на руках.

С улыбкой на лице я уснула.

 

***

 Проснулась от аварийной тревоги. Быстро вскочила, оделась и на своё рабочее место: «Что случилось, Командор?»

Командор: «Выспались, сержант?»

Я: «Да, сэр! А, почему тревога?»

Командор: «Чтобы вас разбудить! Принимайте смену. Я спать».

 

***

Да, с чувством юмора у него тоже всё в порядке.

Сижу за монитором с довольным лицом. Жизнь хороша и жить хорошо. Всё, что было вчера, там и осталось. А сегодня, новый день, новое время.

Снова загорается кнопка вызова центра управления полётом. Интересуются моим экспериментом? Я решила не выходить на связь:

Во-первых, у меня нет желания портить своё такое хорошее настроение.

Во-вторых, командор отдыхает и у меня после разговора с Центром не будет возможности уйти в спортзал.

А, в-третьих, пошли вы все…

 

***

Прошли сутки.

На нашем фронте всё без перемен. Загорелась кнопка вызова Центра. Я быстро отключила звук, чтобы не слышал командор.

Слышу в наушниках голос командора: «Сержант, включите связь. Центр вызывает».

Я: «Да, сэр» и продолжаю заниматься своими делами…

Моё плечо сильно сжимает ладонь командора и наряжённый голос «арийца» сдержанно шепчет мне: «Я же вам сказал, сержант, Центр вызывает!» Сам включает связь с Центром и сидит рядом со мной, когда загорается экран.

 

***

Центр: «Добрый день, сержант! Привет, Пол!»

Командор: «Привет, Рик».

Я молчу.

Центр: «Пол, вы свободны. Я по поводу эксперимента. Как дела, сержант?»

Командор уходит. Я хмуро отвечаю: «Всё хорошо, сэр».

Центр: «Если всё хорошо, почему не выходите на связь, не читаете почту?»

Я: «Я болела».

Центр: «Чем?»

Я поднимаю опухшие руки: «Травма руки, сэр. Трещина».

Центр: «А с головой у вас всё в порядке?»

Я: «Да, сэр».

Центр: «Вот и думайте головой, прежде чем ломать мебель в кабине пилота. Нет, сержант, вы не женщина! Вас надо было отправить в бойцовский клуб!»

Странно, что это он так разбушевался, как латинос. Я внимательно рассматриваю на фигуре руководителя ту точку, где у него должно было быть сердце. Интересно, а он носит бронежилет?

– Сэр, я не смогу выполнить ваш приказ.

– Это не приказ. Это научный эксперимент. Вы должны практически доказать гипотезу, что нормальные мужчина и женщина, находясь вместе длительное время, обязательно вступят в связь.

– Сэр, это вообще-то аксиома. И это уже давно доказано. Но, ключевое слово здесь «нормальные»: нормальные мужчина и женщина, нормальные условия. А ваш Адам ненормальный, вернее, он гений. И как у всех гениальных людей, секс у него на последнем месте. Он увлечён своей работой. Меня нет в списке его увлечений. Я пас.

– Не истерите, сержант, включите мозги. Любая проститутка с улицы давно бы справилась с этим делом. Да ещё за такие деньги. За такой гонорар вы и ваша семья безбедно проживут на земле всю оставшуюся жизнь.

– Сэр, во-первых, я не проститутка; во-вторых, у меня уже нет семьи; в-третьих, мне наплевать на ваши деньги. И в-четвёртых, я отказываюсь участвовать в вашем эксперименте. Конец связи.

Я отключила связь раньше времени. В голове звучит обидное: «Да любая проститутка…»

По лицу текут слёзы. Смотрю со злобой на экран и вижу удивлённое лицо командора. Плевать, не буду отводить взгляд. Где-то я читала, что у древних народов смотреть прямо в глаза считалось великой дерзостью. За это повелитель мог казнить своего подданного. Пусть казнит. Командор первым отвёл глаза, и через секунду я услышала в наушниках: «Сержант, через 10 минут пресс конференция с Землёй. Приведите себя в порядок. Встречаемся в конференц-зале».

 

***

Обычная пресс-конференция. Любознательные граждане задают вопросы. Ну, а команда отвечает. Причём, вопросы уже содержат ответы. Например: а правда ли, что вы делаете то и то? Вам нравится то и это?.. Тебе остаётся только сказать: Да. Правда. Нет. Может быть.

 

***

Наконец-то закончилась пресс-конференция. Можно уходить. Встаю.

Командор: «Садитесь, сержант, есть разговор».

Ну, не день, а сплошная пресс-конференция. Все сегодня хотят со мной переговорить.

Сажусь и смотрю насмешливо прямо в глаза командору.

Командор устало: «Сержант, почему вы злитесь?»

Я удивлённо поднимаю брови: «Я?»

Командор: «Да-да, вы. Вы постоянно злитесь и плачете после переговоров с Центром. У вас проблемы?»

Я молчу.

Командор: «Я могу вам помочь?»

Я тяжело вздыхаю.

Командор: «Это связано с вашим экспериментом?»

Слово «эксперимент» больно бьёт меня по моему самолюбию. Я опускаю голову, сильно прикусываю губу. Мне стыдно. Командор берёт меня за руки: «Как рука? Прикладывайте мазь, быстрее пройдёт. Если я могу вам чем-то помочь, обращайтесь» Уходит.

Интересно, командор, а как же собираетесь мне помочь? Может, сами всё за меня и сделаете?

 

***

Прошли сутки.

Весь день размышляю над экспериментом.

Почему Центр так упорно настаивает на эксперименте: соблазнить Адама?

Адам – это командор, весь такой правильный.

Ева – это я, вся такая простая, как три копейки.

А Центр – это кто? Змей-искуситель?

Зачем им это надо? Должна же быть какая-то причина.

Во-первых, это может быть просто реалити-шоу в космических масштабах. Кто-то хочет повеселиться. Во-вторых, может, его, командора, хотят просто дискредитировать; опорочить его «облико морале». В-третьих, они хотят, чтобы я, своими приставаниями и истериками не дала ему выполнить его задание.

Ведь он сказал: у меня своих дел на борту хватает. Если он не выполнит своё задание или выполнит его плохо его, как минимум, спишут за профнепригодность. А я здесь просто «подсадная утка», выполняющая роль «палки в колёсах». Да. Два против одного. Или шоу, или дискредитация. В любом случае, я в этом не участвую.

 Надо же, он мне даже начинает нравиться. Весь такой спокойный, невозмутимый, молчаливый. Не люблю болтливых мужиков. Для болтовни есть женщина.

И кому же ты помешал, мой командор? Кому дорогу пересёк? И как же мне помочь тебе?

Вдруг командор поворачивается ко мне, и в наушниках я слышу его напряжённый голос: «Сержант, в чём дело?»

Я оторопев: «Ни в чём»

Командор: «Тогда, какого… вы постоянно рассматриваете меня?! Вам что, заняться нечем?»

Я автоматически отвечаю: «Есть чем».

Командор: «Вот и занимайтесь своим делом! А я вам не музейный экспонат. Не надо меня разглядывать».

Я: «Извините, сэр».

Командор: «Работайте!»

Вот, всегда так, хочешь как лучше, а получается!.. Встаю, иду в лабораторию. Слышу в наушниках голос командора: «Сержант, извините, я вас обидел? Если вам так нравиться смотреть на меня – смотрите. Я не растаю».

Я оборачиваюсь и вижу его довольное лицо: «Спасибо, сэр». На душе сразу стало так легко.

Скоро связь с Центром. Решаю опередить их и отправляю по почте свой отчёт об эксперименте.

По крайней мере, не буду врать вслух.

 

***

Прошло трое суток. Пишу обстоятельные психологические отчёты о своих успехах в проведении эксперимента. Центр требует видеоотчёт. Где я тебе его возьму? Тяну время, насколько это возможно.

Центр не выдержал первым. Видео вызов. Центр на связи.

Я с приветливой улыбкой: «Здравствуйте, сэр!»

Центр: «Здравствуйте, как успехи?»

Я: «Всё хорошо. Всё по плану. Работаю».

Центр: «Не вижу. Где видео всех ваших достижений?»

Я: «Будет, сэр».

Центр: «Когда? Сержант, вы саботируете проект! Вы знаете, чем это вам грозит?»

Я: «Догадываюсь, сэр».

Центр: «В вашем распоряжении ещё сутки. Если за это время не будет видео, вас спишут на Землю с далеко идущими для вас последствиями. Конец связи».

 

***

Монитор погас. А, я всё ещё бессмысленно смотрю на тёмный экран.

Вот и всё. Пора собирать вещи. Жаль, командор, в другое время и в другом месте я бы станцевала перед вами джигу. Но не в этой жизни.

Разглядываю себя в зеркальце: Да, мать, не получилась из тебя Ева. Как говорится, вся Библия насмарку.

Всё управление перевожу на автомат и, не спрашивая разрешения командора, покидаю кабину пилота. Вот и всё, сержант космической службы. Ты навсегда останешься сержантом. А нет, тебя разжалуют в рядовые!!!

Иду в свой любимый спортзал, бью свою любимую грушу, потом – душ, потом – лаборатория.

Потом душещипательные беседы с моими микробами. Да, сержант, говорили же тебе: включи мозги, а ты по ошибке включила ещё и сердце. Вот поэтому ты и не смогла выполнить задание.

Ну, скажи, только честно: он тебе понравился? Да-да, не ври себе. Тем более, он об этом никогда не узнает. Только ты, такая допотопная из твоей допотопной страны, могла влюбиться в человека, который даже ни разу не назвал тебя по имени. Да, любовь зла. А твои принципы мешают только тебе. Так тебе и надо!!! Пошла я спать.

 

***

Просыпаюсь от того, что командор трясёт меня за плечи: «В чём дело, сержант? Вас даже аварийная сирена не разбудила! Через час по нашей траектории проходит корабль. Собирайте вещи. Центр возвращает вас на землю».

На Землю так на Землю. И на Земле есть жизнь.

Сижу в своём отсеке до последнего. Ухожу, не оглядываясь и не прощаясь.

Шепчу про себя: «Господи, у меня к Тебе есть личная просьба: Пусть у него всё будет хорошо. А я и на Земле не пропаду».

 

***

Через десять месяцев. Центр управления полетом. Пресс-конференция.

– Пол, поздравляем Вас с успешным завершением полёта и с очередным повышением звания.

– Спасибо, сэр. Спасибо, Рик.

– Да, Пол, я хочу как твой старинный друг преподнести тебе ещё один подарок: видео с твоим участием.

– Да? И, когда это я успел сняться в видео?

Да это твой предпоследний полёт. Так, смонтировал сам; посмотри на досуге.

 

***

Центр. Следующее утро.

Пол: «Рик, объясни для тупых. Для чего ты устроил это шоу с экспериментом? И почему пострадала та девчонка?»

Рик: «Понимаешь, Пол, эта девчонка танцует ирландские танцы. А моя бабушка, ирландка по происхождению, всегда говорила мне: «Сынок, жениться надо на девушке, которая умеет танцевать джигу».

Пол: «Что это за джига?»

Рик: «Это ирландский танец. Так, вот, моя бабушка говорила: «Если девушка танцует джигу, она родит тебе крепких деток, не будет сидеть у тебя на шее, сумеет постоять за себя и за семью».

Пол: «Что-то я тебя не понял, Рик. Ты вроде уже женат. Или ты хочешь стать мусульманином?»

Рик: «К сожалению, эта девушка не из тех, которые стерпят десять жён в гареме. Вообще-то я старался для тебя. Я думал, что ты обязательно заметишь такую девушку. Как она вокруг тебя увивалась».

Пол: «Увивалась? Вокруг меня? Что-то я этого вообще не приметил. Ну, ладно, а где она сейчас? Надеюсь, с ней всё в порядке?»

Рик: «Да, с ней всё хорошо. Её списали за профнепригодность на Землю и всё».

Пол: «Поехали».

Рик: «Куда?»

Пол: «Сам знаешь куда! К ней!»

Рик: «Пол, ты хорошо подумал? Это не ближний свет. Это несколько часов самолётом, потом столько же автомобилем. И вообще, зачем она тебе? Ведь она не в твоём вкусе?»

Пол: «Откуда ты знаешь про мои вкусы? Когда ближайший рейс до её деревни?»

Рик: «Если хочешь, могу устроить прямо сейчас по служебному трафику».

Пол: «Хочу. Давай».

 

***

Высокогорное озеро. Пансионат-профилакторий для реабилитации астронавтов.

– Сестра, вас вызывают, примите больного.

Бегу вниз. Во дворе две полувоенные машины. Ко мне подходит сопровождающий с бумагами: «Сестра, оформите больного». Читаю: «Пол Ринг… астронавт… частичная парализация конечностей… курс реабилитации». Командор? Не может быть. Это ошибка!

Подхожу к инвалидному креслу. Боже, он ещё и в тёмных очках! Быстро снимаю очки. Слава Богу! Он зрячий! Обнимаю его и шпарю скороговоркой: «В чём дело, командор, почему вы здесь? У вас же всё прошло нормально? Я смотрела трансляцию вашего возвращения и пресс-конференцию. Ну, ничего, здесь хорошие врачи, вас быстро поставят на ноги!»

Мы смотрим друг на друга. Он выжидающе, я с радостью. Теперь, когда он в инвалидном кресле, а я на каблуках, мы одного с ним роста.

Командор внимательно разглядывает меня и медленно говорит: «Сержант, совсем недавно я узнал о некоторых деталях вашего эксперимента на моём корабле».

Я улыбаюсь: «Да? Ну и что?»

Он, нахмурив брови: «А, вот сейчас, когда я в инвалидном кресле, вы бы стали соблазнять меня?»

Я с улыбкой качаю головой: «Нет, сэр».

Он усмехается: «Почему? Потому что я – инвалид?»

Я дерзко, глядя ему в глаза, говорю: «Сэр, я не умею соблазнять. И вообще, может, не надо этих прелюдий? Может, мы сразу уже и поженимся?»

Он с удивлением смотрит на меня, его глаза расширяются: «Ты выйдешь за меня замуж?»

Я: «Да. Но при одном условии».

Он: «Какое условие?»

Я: «Вы должны сказать, что любите меня!»

Он сильно сжимает мои руки, целует мои покрасневшие ладони и тихо говорит: «Сержант, я люблю тебя. Выходи за меня».

Встаёт на ноги и поднимает меня на руки. Сопровождающий открывает дверцу машины.

 

***

В машине Рик, сидя на переднем сидении, и постоянно оборачиваясь к нам, говорит и говорит, не умолкая. Где я его видела? Да это же он, из Центра управления, который заставлял меня соблазнять Адама.

Я пытаюсь сказать: «А как же работа, дом?»

Рик: «По здешним обычаям, они узнают об этом дня через два-три. Мы пригласим их на свадьбу. А пока мы уладим некоторые наши проблемы». Он хитро подмигивает мне. Я почему-то краснею.

 

***

Свадьба.

Зал полон друзей и сослуживцев Пола.

Я подхожу к микрофону: «По нашим обычаям, невеста в день свадьбы должна станцевать перед женихом».

Пол кричит: «Надеюсь, это будет танец живота?» Зал одобрительно гудит.

Я дерзко: «Не надейся, не будет!»

Звучит воинственная ирландская музыка. Я начинаю танец.

Простые движения, никакой эротики. Так, наверное, танцевали во времена викингов.

Прямая спина, гордо поднятая голова, чёткий шаг и завораживающая магическая музыка, которая длится бесконечно и которую можно слушать вечно.

Рик с сочувствием бьёт по плечу Пола:

«Такова жизнь, друг!

Мужчина мечтает, чтобы женщина станцевала перед ним танец живота.

Женщина хочет, чтобы мужчина сплясал с нею ирландскую джигу!»

 

21.06.17

 

© Раиса Толкачева, 2017

 


Количество просмотров: 192