Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Художественная проза, Малая проза (рассказы, новеллы, очерки, эссе) / — в том числе по жанрам, Детективы, криминал; политический роман
© Александр Зеличенко, 2017. Все права защищены
Произведение публикуется с разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата размещения на сайте: 14 марта февраля 2017 года

Александр Леонидович ЗЕЛИЧЕНКО

Оперской постулат

Днями встречался с высоким милицейским начальником. Ну очень высоким. Поразила открытость, ясность мысли, оперская сметливость. И запомнилась рассказанная история...

 

...Еще в школе милиции понял: служить, так только в УГРО. Все делал для этого. В райотделе, куда по распределению попал, нехватка кадров, впрочем, как и повсюду тогда, была огромной... Народ из милиции разбегался... Кто – в бизнес, кто – в Россию, кто – в создаваемые там и тут охранные структуры.

Но мне повезло. Центральную зону, куда попал, обслуживали четверо, а старший опер участок этот – большая редкость и до сих пор – уже больше пяти лет чистил. Знал всё и вся, что было, и чему, как говорится, еще только случиться суждено.

Как-то на дежурстве дал он наставление, что мне как девиз втемяшилось. Простое, из трех всего составляющих:

– не подбрасывай вещдоков;

– не выбивай показаний;

– не «вешай» чужого...

И пояснил, что если принципами этими руководствоваться буду, и коллеги, и уголовники уважать будут...

Шло время. Мало по малу, и я неплохим опером стал, многому научился. Заметили, в убойный отдел взяли. И вот – убийство, подозревается кавказец. И улик вроде б хватает, и показаний, но всё косвенное. Надежда – на признание чистосердечное. Тут даже явка с повинной уже не пойдет: её если писать, то сразу, вначале... А наш подозреваемый уже и под стражу взят, но – молчит.

Как водится, справки о нем навел. Неоднократно судимый, авторитет, из «законников». Такой ни при каких обстоятельствах показаний давать и со следствием сотрудничать не будет. При встрече я только на пальцы его наколотые глянул – перспектива общения понятна стала...

И визави тот мой взгляд поймал.

– Вижу, ты понял всё?

– Ну, допустим...

– Как к тебе обращаться-то? Начальник, так ты еще не начальник. Байке, так я, наверное, постарше буду... Командир? Так ты ж мной командовать, надеюсь, не собираешься!!?

– Называй опером... иль сыщиком... Как больше нравится.

– Сыщиком? Гляди-ка... Ладно, гражданин опер... Думаю, ты уже и сам все обо мне понял. Беспредела не боюсь, боли тоже. Помощи не жди, но если докажешь чисто – честь и хвала, от явного отказываться не буду...

...Работал по совести. Даргинца пока в покое оставил, за наводчиков взялся. На Кавказ слетал, куда один из них на машине, что в ориентировке была, скрылся. Там на «Мерсе» новеньком кирпичи и опалубку для стройки возили. Кого своим ходом, кого этапом, – всех в Бишкек пригнал.

Дядьку подозреваемого в оборот взял. Комбинировал, одно за другим алиби рушил. Вещдоки искал, орудия убийства и похищенное. Долго ли, коротко ль...

Суд вину главаря в 13 лет строгача оценил. Обжалования не поступило.

... Прошло без малого десять лет. Я тогда заметный в системе пост занимал, как начались, пожалуй, первые в суверенной истории нашей политические чистки. Потом уже процедуры эти отточили до тонкостей, тогда же, не заморачиваясь, на ковер вызывали и предлагали рапорт «по собственному желанию» написать. Несогласных увольняли с «волчьим билетом», за дискредитацию органов.

В беспредел тот попал и я. Чуть не год без работы ходил, даже в кабинет, чтоб документы личные, что там в сейфе хранил, взять, не пускали. Спасибо родственникам, друзьям – помогали, поддерживали как могли.

Раз прогуливался у ЦУМа. Вдруг – знакомец давний навстречу. Такой же стройный, чуть морщин поприбавилось:

– Салам, Опер... Узнаешь?

– Как не узнать?! Освободился? Что, предъявлять будешь?!

– 8 лет отбыл, условно вышел. Слышал, ты без работы сейчас? А предъявлять нечего, ты все тогда правильно сделал, красиво доказал. Мы ж договаривались...

– А-а, ну ладно, бывай тогда...

– Да подожди ты. У меня родственник тут отдел обуви держит. Я ему помогаю. Пойдем, 8 Марта скоро. Выбери жене подарок...

Зарплату тогда я уж полгода почти не получал. И без документов устроиться нигде не мог. «По чесноку» если, колебался не долго.

Выбрал лучшие, дорогие.

...Дома поцелуй заслужил. И не только...

 

Александр Зеличенко, Бишкек, март 2017

 


Количество просмотров: 27