Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Публицистика / Краеведение; нумизматика
© Беляков Ю.П., 2016. Все права защищены
Произведение публикуется с разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата размещения на сайте: 7 февраля 2017 года

Юрий Павлович БЕЛЯКОВ

Легенда о Бишкек-баатыре

Статья-исследование

 

Леге́нда [(лат.) legenda – чтение, читаемое] – одна из разновидностей не сказочного прозаического фольклора; письменное предание о каких-нибудь исторических событиях или личностях; в широком смысле – недостоверное повествование о фактах реальной действительности.

В переносном смысле относится к овеянным славой, вызывающим восхищение событиям прошлого, отображенного в сказках, рассказах и т. д. Как правило, содержит дополнительный религиозный или социальный пафос.

Легенда – приблизительный синоним понятия миф [(др.-греч.) μῦθος – речь, слово; сказание, предание) – повествование, передающее представления людей о мире, месте человека в нём, о происхождении всего сущего, о богах, героях]; в котором главные герои рассказа – обычно герои в полном смысле слова. Легенды часто содержат определённые исторические сведения, которые передавались из поколения в поколение, обрастая всё большим количеством преувеличений и вымыслов. Поэтому учёные не считают легенды полностью достоверными историческими свидетельствами, не отрицая, впрочем, что в большинстве своём легенды основаны на реальных событиях.

Отличия легенды от мифа: легенда – это реальные события, которые потом перетерпели многие искажения. Часто в легенде в имени одного героя, включены другие герои (Илья Муромец), либо портрет существующего героя изменен до неузнаваемости (Крали Марко).

Легенды, как правило, были устными рассказами, часто положенными на музыку; передавались легенды из уст в уста, обычно бродячими сказителями. Позднее множество легенд было записано.

У каждого города или населенного пункта есть свои легенды. Легенды, какими бы они не были сказочными, содержат сведения из реальной жизни. Богатство культурного наследия кыргызского народа также дошло до наших дней различными легендами, мифами и сказками. В них можно разглядеть отражение и национального быта кыргызов. Испокон веков легенды передавались нашими предками путем устного творчества, в котором отражался быт народа, его традиции, история и культура. Процесс восприятия действительности непосредственно связан с процессом творчества, отображая действительность тех дней. А поэт Алыкул Осмонов, услышав легенду про Бишкек-баатыра, написал в 1937 году: “Возникновение этой легенды связано с конкретным событием, которое взволновало народ и твердо запомнилось”.

По утверждению некоторых знатоков истории (санжырачи) предки Бишкек-баатыра по своему происхождению были из северо-кыргызского племени «солто», которое носило имя своего предводителя [(бурят.) солто – славный, известный, знаменитый].

Солтонцы жили в Чуйской долине в конце XVII – начале XVIII веков, были современниками Петра I (1672-1725 гг.) и делились на роды: күнтуу, чылпак, тата, каракчы и талкан. Родоначальниками этих родов были сыновья Солто: Күнтүу, от которого ведет свое начало род күнтүү (күн – день + түү – аффикс имён прилагательных, образованных от имён существительных); Култу (күл – зола, пепел + түү – аффикс имён прилагательных, образованных от имён существительных), от которого ведет свое начало род чылпак и Чаа (хакас. война), от которого ведут свое начало роды каракчы (разбойник, грабитель) или бɵлɵкбай (бɵлɵк – часть, не тот, не этот, чужой + бай – богач, владелец большого овечьего стада) и талкан (толокно, мука из ячменя).

Как установил видный этнограф, тюрколог и исследователь кыргызской истории, этнограф, тюрколог Саул Менделевич Абрамзон (1905-1977 гг.), деда Бишкека звали Жоочалыш [(кыр.) жоо – враг + (кыр.) чалыш – подобный кому-либо = подобный врагу], отца – Кенен [(кыр.) кенен -достаточный, обильный, просторный; щедрый, с широкой натурой, любвеобильный], а старшего и среднего брата Бишкека – Кемпирек и Темир (железо).

Этот период их жизни пришелся на обострение неблагоприятной политической обстановки, сложившейся на Тянь-Шане во второй половине XVII века, в результате неоднократных нападений и захвата кыргызских земель калмакскими феодалами. Потерпев поражение, кыргызы были вынуждены отступить в Ферганскую долину и в Восточный Туркестан.

Жоочалыш бежал со своей семьей от набегов калмаков в Таджикистан. Четверо его сыновей остались жить в Бухаре, а трое – Кенен, Белек (дар, подарок) и Токтомат [(кыр.) токто – жить, выживать, не умирать в раннем детстве + (ар.) мат – усечённая форма имени Мухаммад (достойный похвалы)] вернулись на родину в Чуйскую долину.

Стояла ранняя весна 1702 года и род Кенена перекочевал на летнюю стоянку в ущелье Чункурчак [(кыр.) чункур – впадина, котловина + чак – аффикс уменьшительности = небольшое углубление, небольшая впадина, небольшая котловина], расположенное между реками Аламедин и Ала-Арча в горах Кыргызского Ала-Тоо. Они выбрали самое лучшее равнинное место в среднем течении реки Чункурчак и поставили там свои юрты. Жена Кенена Уулутай [(кыр.) уул – сын, но иногда независимо от пола ребёнок, дитя + тай – ласковое обращение (ребёночек, дитятко)] была беременна, но продолжала заниматься домашним хозяйством. Ей нужно было перемешать кумыс [(кыр.) кымыз – кисломолочный напиток из кобыльего молока] и она повсюду искала сбивалку (бишкек), а когда нашла её, у неё начались схватки. Родился третий, самый младший сын, которого его отец Кенен, увидев лежащую около жены сбивалку, по существующей в кыргызском быту традицией, назвал Бишкеком. Пришедшие на смотрины старики удивлённо разводили руками: такого богатыря рожала только Чыйырды (мать Манаса) и они посчитали всё это знамением свыше. На радостях отец мальчика распорядился резать овец и весь род Кенена пировал девять дней и девять ночей. Гости превозносили хозяина за щедрость, а мать – за богатыря и пророчили парню, что будет он водить воинов на проклятых калмаков и очистит землю дедов и отцов от недругов.

С малых лет мальчик отличался богатырским здоровьем, был первым в единоборствах и в вооруженных набегах. Рос Бишкек, как говорится, не по дням, а по часам, становясь опорой своей семьи, а потом и всего рода. По свидетельству соплеменников, он вырос рослым, здоровым и опытным воином и вскоре стал предводителем военной дружины. С возрастом, в характере Бишкеке начали проявляться отличные задатки воина. Своих врагов он всегда поражал своей непредсказуемостью и тактикой. Враги не знали, откуда ждать Бишкека. С годами росла и его слава. В боях и сраженьях прославился Бишкек своей храбростью и военным искусством. Не раз он участвовал в отражении набегов чужеземцев и в междуусобных схватках. А в одном из сражений с калмаками он, по преданию, сбросил флаг захватчиков, а по тем временам это означало, что враг полностью сражен. Враги боялись его, и поэтому оставили его и его крепость в покое.

Бишкек был примером настоящего героя, способного на подвиги во благо своего народа он совершил много славных подвигов, оставшихся в памяти людей, и за это народ прозвал его баатыром (богатырём).

Пришла пора и Бишкек-баатыр решил создать семью. Он, следуя народной мудрости “Бери не жену, а родню”, женился на дочери знатного человека из далекой Таласской долины. У него родилось пять сыновей: Баймырат [(кыр.) бай – богач, владелец большого количества скота + (ар.) мурат – цель, желание], Манатбай [(кыр.) манат – ворсистая ткань красного цвета + бай – богач], Манаккозу (козу – ягнёнок), Рыскул [(кыр.) ырыс – счастье, доля + (кыр.) кул – раб] и Жоргу [(кыр.) жорго – скакун] и несколько дочерей, сведений о которых нет. Также неизвестно как звали жену баатыра. Известно только, что старшую дочь он отдал замуж за сына своего друга из Таласской долины, а вторую дочь за родственника Жайыл-баатыра и она вместе с женой Жайыл-баатыра Темиржан-апой принимала участие в освобождении из вражеского плена своих мужчин.

Бишкек-баатыр очень любил своих сыновей и с самого детства обучал их военным наукам. «Чтобы победить в сраженьях врагов, вы должны быть намного сильней и храбрей их» – говорил он молодым бойцам.

Сыновья подрастали и вскоре стали принимать участие во всех походах, сражениях и битвах в составе отцовской дружины.

Неоднократно Бишкек-баатыр со своим отрядом отражал набеги казахского хана Абылая, который ходил походами на кыргызов в 1760, 1765, 1770, 1774, 1779 годах. Эти походы задокументированы в исторических источниках. (Есть также сведения, что в 1770 году, будучи уже в преклонном возрасте, Бишкек-баатыр вместе с Жайыл-баатыром защищал Чуйскую долину от нашествия казахского хана Абылая).

Однажды к Бишкек батыру пришел один бай и давай хвалиться своим златом и скотом, говорится в одном из устных преданий: «Ты, мол, хоть и баатыр, хоть уважаемый и зажиточный человек, но все же я тебя богаче». На что баатыр ответил: «Имя твоё будут знать от начала до конца реки, а моё имя будут знать все».

Дальновидный Бишкек хотел объединить разноплеменных кыргызов, остепенить и наладить международные отношения. Но постоянные интриги и заговоры представителей местной знати не дали ему возможности сделать это. Поссорившись с ними, Бишкек-баатыр в 50-х годах XVIII века, из урочища Чункурчак переехал в район, который раньше называли “Торт-Кѳл” (Четыре озера), расположенный в северо-западной части нынешней столицы, (там, где сейчас находится парк имени Юлиуса Фучика) и здесь для защиты от внешних врагов построил крепость и поселился в ней. О том, что здесь в XVIII веке существовала крепость под названием «Жол-Тенгри» (Бог – покровитель путников), упоминается в китайских источниках. Построенная из глины эта крепость вскоре разрушилась.

В те далёкие времена здесь проходила одна из ветвей знаменитого Великого Шелко-вого пути, по которой проходили торговые караваны, поэтому вскоре около крепости был построен караван-сарай (постоялый двор) [(перс.) kārwān – караван; цепочка вьючных животных, последовательно соединённых единой связкой + (перс.) serāi – дворец] со складскими помещениями, загоном и заграждениями для скота, кузницей и мастерской. Стал этот караван-сарай кровом и стоянкой для торговых караванов и путешественников и самым популярным и самым посещаемым местом в Чуйской долине. Здесь всегда было оживлённо, так как караваны пребывали сюда и днём и ночью. В караван-сарае можно было отдохнуть, переночевать, поесть, отремонтировать различные вещи.

Вначале его называли «караван-сарай около крепости Бишкека», и когда прохожих, паломников, торговцев, путешественников спрашивали: «куда они идут?», они отвечали:

– Я иду к Бишкеку, – говорил один.

– Я иду от Бишкека, – говорил второй.

Так постепенно все окрестные жители стали и крепость и караван-сарай называть именем Бишкека.

Бишкек умер в 1766 году от старости. По преданию, когда аксакал уходил в мир иной, он позвал своих сыновей и сказал им: «Похороните меня на Великом шелковом пути, постройте гумбез, посадите деревья, и пусть путники и караваны останавливаются там, отдыхают и читают молитвы».

Сыновья, сородичи и земляки баатыра, согласно завещания, с большими почестями похоронили его в той же местности, на возвышенном месте, там, где сейчас находится кинотеатр “Иссык-Куль». А на похоронах устроили скачки с призом для победителя. Следуя древним традициям, на могиле баатыра был построен большой глиняный гумбез [(кыр.) күмбѳз; (ир.) – купол, надмогильное сооружение, мавзолей]. Перед дальней дорогой, при решении судьбоносных проблем люди собирались около него и держали совет. О том, что такой гумбез действительно существовал, подтверждает русский историк, этнограф, археолог, писатель Семиречья Николай Николаевич Пантусов (1849-1909 гг.), который в 1876 году в газете «Туркестанские ведомости» опубликовал статью с описанием этого гумбеза. А в 1903 году художник Борис Васильевич Смирнов (1881-1954 гг.), участник Русского географического общества, запечатлел гумбез на своей картине, фотография которой была приведена в его путевом дневнике, опубликованным отдельной книгой под названием «В степях Кыргызстана». Казань: Изд. кн. склада М.В.Клюкина. 1914. – 64 с.

В 1825 году кокандские завоеватели покорили чуйских кыргызов, до основания разрушили их святыню – гумбез Бишкек-баатыра и неподалеку на вершине высокого глиняного холма на левобережье реки Аламедин по приказу кокандского хана Мадали соорудили свою крепость. Может быть завоеватели хотели стереть из народной памяти имя легендарного джигита. Но народ продолжал называть прежним именем Бишкек и вновь построенную крепость.

Позднее около крепости стали селиться татарские торговцы и прочий люд и вскоре там вырос городок, который тоже стал называться Бишкеком.

Дважды (4 сентября 1860 года и 24 октября 1862 года) крепость была взята русскими войсками. В ноябре 1862 года крепость была разрушена, а на её месте двумя годами позже был установлен казачий пикет, затем здесь стал собираться базар. В 1868 году было основано селение Пишпек. 29 апреля 1878 года в связи с переводом в Пишпек центра Пишпекского уезда это селение получило статус города.

12 мая 1926 года Пишпек был переименован во Фрунзе в честь уроженца города, советского военачальника Михаила Васильевича Фрунзе (1885-1925 гг.).

По архивным данным, в начале ХХ века гумбез Бишкек-баатыра был отреставрирован Петербургскими реставраторами, но в 1956 году горисполком города Фрунзе официально издал указ "О снесении памятника, возведенного в честь Бишкек-баатыра", подписанный тогдашним председателем горисполкома Койназаровым. Кумбез был снесен бульдозером, а на месте кладбища построили кинотеатр и ресторан "Иссык-Куль". "Этому факту равнодушия и вандализма нет прощения! И только народная память хранит то, что основатель нашей столицы когда-то был похоронен именно здесь, у Великого шелкового пути, где прошла вся его трудовая жизнь", – так по этому поводу говорил Народный поэт Кыргызстана Токтосун Самудинов.

1 февраля 1991 года, по решению Верховного Совета Киргизской ССР, городу Фрунзе было возвращено его старое название Бишкек.

В заключение хотелось бы остановиться на некоторых несоответствиях, существующих в кыргызском фольклоре и легендах. Во-первых – это различные имена отца и матери Бишкека. По версии потомков Бишкека, ныне живущих в Сокулукском районе, отца Бишкека звали Кенен, а мать – Уулутай. По второй версии, приведённой в книге «Кыргызы. Исторические предания и легенды» под ред. академиков А.Ч. Какеева и В.М. Плоских. – Бишкек: Архи. – 141 с., имя отца Бишкека было Тайчы, а матери – Байчике. По третьей версии аксакала Сыргакбека Сооронкулова имя матери Бишкека было Кубул (изменчивая). И по четвёртой версии родителями Бишкека были Кене и младшая дочь ушедшего в иной мир Кудаке – Копуулду (нерешительная).

Это говорит о нестопроцентной вероятности правдивости изложенных легенд, либо это имена разных людей. Это подтверждается тем, что в некоторых изысканиях местных исследователей и учёных говорится о том, что существовали два Бишкека. Один – Бишкек-баатыр – был богатырём, храбрецом, национальным героем, предводителем военной дружины, прославившийся своей храбростью и военным искусством; защитником племени солто от набегов калмаков и соседних враждебных племён, а второй был владельцем караван-сарая и жили они оба в XVIII веке, но с разностью в 20 лет.

По третьей версии, приведённой Народным поэтом Кыргызстана в статье «Что в имени твоём, столица, или кем был баатыр Бишкек Кененович Жоочалышев» «Вечерний Бишкек», 27 апреля 2012 г., Бишкек был непревзойдённым уста [(ир.) уста – мастер-ремесленник, кузнец, слесарь, оружейник], умел делать всё и не было в этом ему равных. Этому искусству он обучился у русских мастеров, когда проживал в Оренбурге, куда прибыл вместе с торговцами. Вернувшись на родину он около крепости, построенной кыргызами на караванном пути, построил устакану – мастерскую (кузницу) и стал знаменитым кузнецом и самым известным человеком того времени. По свидетельству соплеменников он был рослым, здоровым и настоящим мужчиной. Абсолютно мирный человек по своей сути, он активно участвовал в отражении набегов чужеземцев и в междоусобных схватках. Возможно от названия его кузницы произошло название Кузнечная крепость.

Ещё по одной версии Бишкек был крестьянин (земледелец). Он, после того как из Ала-Буки прибыл в Чуйскую долину, поселился на просторной местности между реками Ала-Арча и Аламедин, которая называлась Кен-Арал. Здесь он одним из первых начал заниматься земледелием, которому его обучили сородичи и в частности дядя по матери. Нетронутая целинная земля давала хороший урожай овощей и фруктов и Бишкек выращивал тыквы, арбузы, пшеницу и ячмень, которые он потом продавал на базаре, который находился на Шёлковом пути, в районе современного парка Фучика. За несколько лет Бишкек превратил пустынные земли в процветающие сады и слава об этой местности в течение 10 лет разлетелась далеко за её пределы.

Второе несоответствие заключается в указании о месте рождения баатыра. По сведению санжира (родословной) Бишкек-баатыр родился в айыле Майчоку в Алабукинском районе. По другой версии Бишкек-баатыр родился на джайлоо в междуречье Ала-Арчи и Аламедина в верховьях реки Чункурчак.

Третье несоответствие заключается в том, что местность, та, где сейчас расположен парк им. Ю.Фучика, по одной версии названа Торт-Кɵл, а по другой версии – Кен-Арал.

Большое сомнение вызывает версия, что Бишкек-баатыр, предводитель рода и военной дружины, представитель класса феодалов, вдруг стал каравансарайщиком (по классовой ступени ниже феодала), обслуживающим проходящих путников и торговые караваны.

Также различны и версии о родственниках Бишкека. По одной версии у Бишкека родилось пять сыновей: Баймырат, Манатбай, Манаккозу, Рыскул и Жоргу и несколько дочерей, сведений о которых нет. По другой версии отец Кенена погиб молодым, и его супруга, как того требовал обычай, вышла замуж за его младшего брата Белека. Бишкек был её старшим сыном, от Белека она родила еще трех дочерей (их имена неизвестны) и пять сыновей – Баймурата, Манаккозу, Жорготая, Рыскула и Манапбая; т.е. в данной версии они являются не сыновьями Бишкека, а братьями.

В одной из легенд говорится о том, что Бишкек умер в 1766 году от старости, а в другой легенде говорится о том, что он в 1770 году, будучи уже в преклонном возрасте, вместе с Жайыл-баатыром защищал Чуйскую долину от нашествия казахского хана Абылая.

Таким образом, эти исследования показывают, что Бишкек был не один человек, а собирательный легендарный образ.

 

© Беляков Ю.П., 2016

 


Количество просмотров: 153