Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Критика и литературоведение, Литературоведческие работы / Публицистика
© Воропаева В., 2005. Все права защищены
Произведение публикуется с разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата размещения на сайте: 7 декабря 2008 года

Валентина Алексеевна ВОРОПАЕВА

Под псевдонимом Аман Газиев

В Кыргызстане хорошо знают исторические книги Амана Газиева. Их уровень очень высок — и с точки зрения писательского мастерства, и с точки зрения научной (документальной). Однако не всем читателям известно, что писателя с именем Аман Газиев на самом деле не существует и никогда не существовало. Кто же выступает под его именем?.. Автор статьи приоткрывает завесу тайны

 

Заметным направлением в творческой жизни трех друзей историков-однокашников – Ю. Бородина, В. Плоских и В. Мокрынина стал популяризаторский или «амангазиевский» этап в исторической литературе.

…Аман Газиев должен был родиться. Он был необходим по ряду причин. Молодые историки были не только архивно-кабинетными учеными.

Начиная с 1960 г., они ежегодно выезжали в археологические экспедиции, работали в самых отдаленных уголках Кыргызстана, где встречались и с чабанами, и с местной интеллигенцией, и с руководством районов, т.е. с людьми разного уровня образования, но, с точки зрения историка, похожих друг на друга в одном: все они имели удручающе отдаленное и даже искаженное представление о прошлом своего народа и родного государства. Положение в городах было ненамного лучше. Молодые кыргызы со знанием дела могли говорить о Киевской Руси или о Римской империи, но ничего не знали о государстве Кыргыз на Енисее, восхищались деяниями Александра Македонского, Карла Великого и Суворова, но имели весьма смутное представление о роли Барс-бега, Курманджан-датхи, Атаке-батыра и других выдающихся деятелей истории кыргызов.

А ведь в 60-х и 80-х гг. историческая наука продвинулась далеко вперед. Большим успехом историков считается пять изданий Истории Киргизстана, опубликованы сотни и тысячи научных статей, раскопаны памятники культуры поистине мирового значения, как в горах Тянь-Шаня, так и в долинах Ферганы, Кетмень-Тюбе, Таласа и Иссык-Куля.

Однако большинство людей не читало «толстые и умные книги» и «заумные статьи», написанные сухим научным языком. Зато единственный исторический роман Т. Касымбекова «Сломанный меч» по популярности был наравне с повестями Ч. Айтматова.

Вывод, сделанный друзьями-историками, был однозначен: необходимо славные события из более чем трехтысячелетней истории кыргызского народа облекать в художественную форму. Своими мыслями они неоднократно делились с коллегами и единомышленниками, доказывая, споря, убеждая. И убедились сами. Первые исторические миниатюры Амана Газиева, опубликованные в журнале «Литературный Кыргызстан», имели успех. Читатели были не только приятно удивлены, но и заинтригованы: даже в Союзе писателей Киргизской ССР никто не знал Амана Газиева. А ведь пишет человек, да еще как, да еще о чем!

Настала очередь книг. В 1990 г. была опубликован первый роман «На берегах Яксарта», в 1991 – повесть «Курманджан-датха – некоронованная царица Алая», затем серия исторических эссе, повести «Таласская битва» и «Барс-бег – каган кыргызов» и, наконец, роман о восстании «кыргызского Пугачева» – «Пулат-хан». Ни одна из книг не залежалась на прилавке. Все ушли «в люди».

Чем отличаются произведения Амана Газиева от других работ исторического жанра?

Знаменитые романисты прошлого, как правило, ради лихо закрученных сюжетов и занимательности зачастую пренебрегали исторической правдой, допускали анахронизмы, перемещали события и героев из одной эпохи в другую, то есть поступали согласно законам художественного исторического повествования, выработанного еще великими В. Скоттом, А. Дюма и др. и доведенными до совершенства В. Пикулем и Б. Акуниным в наши дни. Время таких романов, основанных на событиях истории Кыргызстана, еще впереди. Перед Аманом Газиевым стояла задача освещения, прежде всего, исторической правды. Занимательность, хороший литературный язык, интересные повороты сюжета обязательны, но не за счет реальных фактов. Документы, архивные материалы, исторические хроники излагаются предельно достоверно, часто цитируются. Поэтому героический Барс-бег, собирательный прообраз Манаса, купец и дипломат Земарх, мудрый манап Атаке-батыр, направивший посольство в Санкт-Петербург к Екатерине II, несравненная «царица» и поэтесса Курманджан-датха, благородный Шабдан и храбрый Байтик встают перед читателем, как живые люди, при этом они абсолютно реальны как исторические личности. А студенты вузов предпочитают излагать сегодня события восстания Пулат-хана и похода генерала Скобелева в Фергану по трактовке Амана Газиева. Это уже признание. Это уже достижение цели, поставленной перед Аманом Газиевым.

Как популяризатор древней, средневековой и новой истории нашего государства он состоялся. И в этом, считаю, заслуга неразлучной тройки, среди которых и организатор науки, и ученый, и литератор, но все они, в первую очередь – историки: Юрий Бородин, Владимир Плоских и Владимир Мокрынин.

Меня иногда спрашивают: как и откуда появился этот Аман Газиев? Ведь ты подруга этих друзей и свидетельница, а может, и соучастница их необычного творчества?

Что я могла ответить? И – ничего не говорила, пока они сами себя не раскрыли.

Помню, что псевдоним родился на сельхозработах, когда за (мягко говоря) не комсомольское поведение комсорга курса В. Плоских и его друга В. Мокрынина парторг университета хотел изгнать их с сельхозработ и исключить из университета. Правда, до этого не дошло – все-таки они были круглые отличники, но их перевели до окончания работ на другой факультет – филологический. А там девчата взяли их на буксир и из неисправимых аутсайдеров сделали чуть ли не передовиками по сбору хлопка.

Так вот об этих студенческих осенних сельхозработах В. Плоских тогда и написал статью в газету «Комсомолец Киргизии». И она была опубликована под псевдонимом Аман Газиев. Много лет спустя, как-то в одном из интервью о проблемах кыргызской истории один дотошный корреспондент спросил их, как появился Аман Газиев? Михалыч с Петровичем (в экспедициях их уже стали так называть) ответили: нам скучно читать нудные научные труды и мы представляем, каково нашим студентам. Решили заняться популяризацией научных знаний. Как-то собрались втроем (Ю. Бородин, В. Плоских и В. Мокрынин) и «сообразили на троих». С этого времени свою беллетристику стали публиковать под псевдонимом (а новый придумывать не стали, Аман Газиев уже промелькнул в печати).

Еще спрашивают: как же они работали втроем? Хоть все и однокашники-друзья, все историки, но – разные интересы, характеры, склонности?

Что я могу ответить? Да, все творчество Амана Газиева прошло на моих глазах. Кое-что даже с моим участием. На мне лежала забота о перепечатке рукописей, их литературной правке. Издательская редактура и корректура. Технику своей работы они никому не раскрывали, только посмеивались: один придумывает заголовок, второй – сюжет, третий – диалоги. На самом деле: сообща обговаривали тему, сюжет, план. Затем один набрасывал «скелет», второй лепил из него «тело», третий оживлял «дух». Затем все это пускали по кругу, оттачивали, уточняли исторические факты и детали, затем передавали мне на печатную машинку. И снова все шлифовали. Насколько помню, первые исторические эссе появились в журнале «Литературный Кыргызстан», прошли через редакторов журнала Александра Жиркова, Александра Иванова, Александра Никитенко, Светлану Суслову (они – «крестные отцы» Амана Газиева). Об этом с признательностью вкратце рассказал В. Плоских в юбилейном номере журнала (ЛК, № 3, 2005, с. 65–70).

Дело не обошлось и без курьезов. Как-то в одной из республиканских газет один критично настроенный историк, по совместительству журналист-международник, упрекнул академических ученых, что они трудно пишут и пора бы научиться у некоего Амана Газиева!

Ребятам было приятно, но тогда они не раскрыли своей тайны.

И еще один курьез – шутка соавторов, давших своим героям первого исторического романа из эпохи Александра Македонского утрированные имена своих друзей: В. Мокрынин стал Мокридатом из Парфии, В. Плоских – Плоксисом из Арионы, Г. Харченко – Хариеном из Бактрии, В. Ратман – Ратоменом из Согда. Юрий Бородин взял себе имя сакского визиря Мавака.

Друзья продолжали свои шутки и на страницах исторического романа.

В 2004 г. инновационный издательский центр «Архи» приступил к изданию пятитомного собрания сочинений Амана Газиева. В первый том вошли: «На берегах Яксарта» и «На берегах Иссык-Куля» – о жизни, борьбе и дипломатии предков кыргызского народа.

Продолжение следует.

 

© Воропаева В., 2005. Все права защищены
Произведение публикуется с разрешения автора

 

(ПРИМЕЧАНИЕ от редакции сайта: к сожалению, в свет был выпущен пробным тиражом лишь первый том собрания сочинений Амана Газиева; остальные тома так и остались не изданными из-за отсутствия средств. Также надо сказать о смерти Ю.Бородина и В.Мокрынина; в настоящее время из всего творческого коллектива "Аман Газиев" продолжает творить один автор — В.М.Плоских, член редакционного совета нашего сайта)

 


Количество просмотров: 3904