Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Художественная проза, Малая проза (рассказы, новеллы, очерки, эссе) / — в том числе по жанрам, Про любовь / — в том числе по жанрам, Фантастика, фэнтэзи; психоделика
© Илона Бажина, 2016. Все права защищены
Произведение публикуется с разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата размещения на сайте: 29 декабря 2016 года

Илона Владимировна БАЖИНА

Частички души

рассказ

 

Она стояла на улице и мокла под дождем... Капли стекали по ее длинным волосам цвета снега, через некоторое время они начнут завиваться. Она ненавидела эту способность больше всего на свете, не понимая, что так она в тысячу раз краше, чем с прямыми волосами, внешний вид которых напоминал сосульки.

Она всхлипнула, удерживая в руках плюшевого мишку, казалось, он больше ее в размерах. Какая же она хрупкая в данный момент... Я знала, о чем она думает в данную секунду. Ведь она – это я, а я – это она.

Ей, или правильней будет сказать, той части моей души, назовем ее Скарлетт, хотелось скорее попасть в свою комнату вдоволь наплакаться. В последнее время она часто этим занималась.

В наушниках играла попсовая мелодия, она заставила Скарлетт мучиться сильнее, но выключить или переключить нейтральную песню, она была не в состоянии. Руки онемели, сжимая игрушку, в мозг врезались слова песни, слишком веселой для возникшей ситуации. Скарлетт понимала, что ее выдержка на исходе, и она приняла решение бежать. Несколько кварталов, и она оказалась в холле многоэтажного дома. Ее тело дрожало от холода и боли в груди, от чего больше было сложно догадаться. Выдернув наушники из ушей, за ним потянулся маленький проигрыватель, она бросила их на пол, за ними полетел и мишка. Тут появилась я.

– И зачем ты это сделала? – мягко спросила я, пытаясь не провоцировать Скарлетт лишний раз.

Она разрыдалась и бросилась в мои объятия.

– Ты видела, Габриэль? – в ее голосе ощущалось столько боли.

Я кивнула.

– Видела, – моей интонацией можно замораживать воду.

Скарлетт смотрела на меня своими невинными глазами. Из нас двоих наивной была именно она, и пострадала от этого больше.

– Как он мог, Габи? Неужели я заслужила такое обращение? – этот вопрос она уже задавала себе.

Я встряхнула ее хорошенько.

– Не смей говорить эту чушь!

Скарлетт вся сжалась, понимая, что в гневе я хуже маньяка.

– Я люблю его, – какой смелости ей стоило, чтобы сказать эти слова вслух, еще и мне в лицо.

– Он тебя предал, – скептически заметила я.

Она зажмурилась, стараясь приглушить нарастающую боль.

– Меня ждет смерть?

Я замерла от ее шепота, и вопроса. А что ее ждет? Меня тоже волновало ее будущее, но я понимала, что смерть не для нас.

– Тогда каждую из нас ждет полное одиночество...

Скарлетт замотала головой, отрицая такую перспективу. Значит, еще не все потеряно, подумала я, и отправила ее в душ.

 

Натаниэль Стейтон – возлюбленный Скарлетт. Я всегда выступала против их отношений, но мое мнение к тому времени, как они переспали, перестало иметь вес. Она была Его от начала и до конца, вмешаться не представляло возможности. И сегодня Нейт решил поставить точку в своей любовной карусели, обозвав Скарлетт шлюхой на глазах у зрителей. К счастью, защита Скар в этот момент дала трещину и шефство над ней вязла я. Схватив Нейта за руку, я толкнула его в стену, вмятину на ней еще не успели заделать.

Я помогала Скар вылезти из ванны, когда вместо новой порции слез, из нее полились цветастые ругательства. Сказать, что я была удивлена, не сказать ничего.

– Мои попытки вернуть тебя из транса, наконец, дали плоды? – улыбалась я.

Скар засмеялась, и я подхватила.

– Ты выиграла, – ответила она.

От моих глаз не ускользало каждое ее движение. Казалось, она пришла в себя, но я хорошо понимала, что это ненадолго. Здесь меня потянуло на философские умозаключения. Мы все представляем одно целое, но из каких частей собирается это самое Целое. По нам со Скар обычно говорят, что противоположности притягиваются. Она заснула, ее голова лежала на пузе у плюшевого медведя. Я с некой жалостью относилась к ее боли. Первые чувства всегда так болезненны, лишь сильные духом и волей выдерживают.

После выброса радиации десятки лет назад, многие люди утратили способность сражаться, в первую очередь, с самим собой. Воля – частица души, которая в итоге отделялась и бродила тенью за человеком, не могла слиться с душой. Сейчас это приняло термин, придуманный учеными – отторжение. Наука пытается помочь и нам, и себе. Но тут на сцене появляется правительство и замедляет процесс при помощи усиления подавления. Их, каким-то чудом, последствия катастрофы не затронули. Все гадали, что могло стать причиной, но говорить об этом в открытую было запрещено. Безвольными легче управлять, для государства это – самая удачная политика. Так мы и живем, или выживаем. Тени воли одного человека разрушает Безвольную оболочку другого.

 

Глава 1. Все, что вокруг нас, изменяется лишь под властью правды

Утром выпал снег, мир блестел под лучами солнца. На лице Скарлетт играла улыбка. В следующую секунду она замерла, и я тут же почувствовала причину ее внезапно упавшего настроения. Впереди прошел Натаниэль.

– Как думаешь, Габи? – Скар провожала его взглядом, пока он не исчез в здании школы. – Все еще может наладиться?

Я немного подумала о том, что лучше – солгать или сказать правду? Но я ведь Воля все-таки.

– Лучше уже не станет, – горько вздохнула я, а Скар съежилась. – Он предал тебя.

– Знаю.

Ее слабый голос заставил меня обнять ее.

– Будь сильной, девочка.

Моя улыбка должна была выйти ободряющей. Должна была.

 

Она стоит у доски, решает уравнение по тригонометрии. С гордой улыбкой я провожаю ее до парты. Учитель выставила «отлично», могла ли она поставить иную оценку? Едва ли. Я штудировала Скар последние пару месяцев.

– Оказалось просто, – радостно выдохнула Скар на своем месте рядом со мной.

– Иначе не могло быть.

Мои слова не долетели до разума Скар, она перевела взгляд на доску. Рядом с ней стоял Нейт.

– К черту! – прошептала я и швырнула карандаш в его голову.

Точное попадание в затылок, и Нейт падает на колени. Давно бы так.

– Оу, – наигранно отреагировала я, собираясь свести все к шутке над этим придурком, но к нему бросилась Скарлетт. Я выругалась про себя.

– Нейт! – она пыталась помочь ему подняться.

Натаниэль с яростью посмотрел на нее.

– Убирайся, – прошипел он.

Реакция Скар была столь предсказуемой, что я даже не пыталась ее остановить. С болью в глазах она выбежала из класса. Медленно собрав наши с ней вещи, я прошла мимо Нейта, который уже стоял на ногах, но благодаря моей подножке, он снова оказался на полу, на лопатках. Я, ухмыляясь, вышла из классной комнаты. Сегодня произошла борьба одной Воли с другой, и вряд ли учителя как-то осудят меня за поведение. Теперь надо найти Скарлетт, коридоров в школе слишком много. Я подалась вслух, впуская ее боль в себя, мысли, эмоции. Перед глазами возник пролет лестницы пятого этажа, сижу на ступеньках, позади удобно разместился человек, незнакомый.

Всхлип, слезы текут по щекам, она затягивает меня в себя, и уже я сижу на лестничном пролете, а не Скарлетт. Как это случилось?

– Да, брось, – говорит незнакомец, его голос легкий, заставляющий забывать все плохое. – Как тебя зовут?

– Габриэль, – отвечаю я.

Он улыбается.

– Мне нравится.

Я повернулась к нему.

– А тебя?

– Ричард.

Он как-то грустно смотрит, изучая мое заплаканное лицо. Я решаю увести тему подальше от стычки с Нейтом.

– Ты новенький?

Ричард кивает.

– Ты собиралась домой?

Теперь киваю я. Он намеревается меня проводить. И это, пожалуй, первый раз, когда я позволяю себе увлечься и оставить на время мысли о Скарлетт.

 

Глава 2. Затмение в душе приводит к Свету

Я слышу крики. Скарлетт. Обнаруживаю себя на полу нашей прихожей. Скар ошеломлена случившемся, на лице страх. За нашу короткую жизнь она никогда так не тревожилась обо мне. А может, просто не подавала виду?

– Ты исчезла, – в испуге шепчет она.

Мои брови ползут вверх от удивления. Скар кивает.

– На несколько часов. Я не могла до тебя достучаться.

Вот оно. Начало конца. Часть души Скарлетт медленно умирала под воздействием эмоций, которые не могла уже контролировать. Нейт сделал свое дело. Если у меня получилось затмить Скарлетт, то скоро она совсем исчезнет. Смогу ли я ей помочь?

 

Скарлетт накладывала салат в столовой, когда в мое поле зрения попал парень, проводивший меня до дома пару дней назад. Ричард... На его лице сияла улыбка, и похоже на моем теперь тоже. Он смотрел мне в глаза, именно мне – не Скарлетт. Безумное счастье разлилось по венам. Я снова затмила ее...

– Габриэль, – по тону его голоса я могла судить о степени радости видеть меня.

Не зная, что ему ответить, у меня опыта во флирте не так много, как у Скар.

– Давно не виделись, – брякнула я.

Бровь Ричарда скрылась за его челкой.

– И, правда, – протянул он, – три дня это большой срок.

Я покраснела от собственной глупости, но нервный смешок сдержать не смогла. Чтобы не смущаться еще больше, я прошлась взглядом по рядам столов. Удивленный вид Натаниэля заставляет меня взять себя в руки и ситуацию тоже. Поэтому я схватила своего нового знакомого за руку и потянула его сесть за столик. Я посмотрела на свой поднос и поморщилась, со Скар у нас разные вкусы в еде, но придется довольствоваться ее салатом.

– Ты в порядке? – Ричард пытался привлечь мое внимание участливой улыбкой.

Я осторожно киваю, откусывая лист салата. Мои мысли метались, что теперь делать, или что сказать. Слишком неумелая в таких делах, хоть и по праву называюсь Волей. Краем глаза я заметила, что Нейт пристально наблюдает за мной и Ричардом. Сопляк, думаю я. Салат быстро заканчивается, благодаря моим мысленным блужданиям. Ричард, молча, поглощает свой обед, не пытаясь завязать диалог, и я была рада этому.

– Как насчет, прогуляться после занятий? – осмелилась я спросить.

Ричард облегченно вздохнул.

– Я уж подумал, ты забыла о моем существовании, – произнес он.

Я неловко пожала плечами.

– У меня зачет по английской литературе, – я не лгала почти.

Поднявшись, я переминалась с ноги на ногу, размышляя, что сделать дальше. Ричард последовал за мной, его улыбка стала одобряющей, и я рискнула. Месть – плохая подруга, но то, как Нейт обращался со Скар. Подойдя к Ричарду, я поцеловала его в щеку. Сказать, что он был удивлен, не сказать ничего. Робко улыбнувшись ему, я рванула прочь из столовой и горящих гневом глаз Натаниэля. Возможно, Скар меня никогда не простит, что я поставила точку в ее "дружбе" с этим парнем, но это ради ее блага. Мне так казалось тогда.

Во время занятия мне пришлось ее вернуть.

– Что это было? – возмутилась Скар, но в ее голосе было больше страха, чем бравады.

– Мне нужно было пообщаться кое с кем наедине, – ответила я тихо, чтобы учитель не слышал.

Скарлетт понимающе кивнула, потому что знала каково это невольно становиться вуайеристом. Углубившись в Макбета, прогрессия болезни Скар все равно не давала мне покоя. На краю сознания я уже знала, что она скоро покинет меня, это неизбежный конец для нее. "Что сделано, то сделано". Я не хотела терять ее, она моя половина души и сердца, родная во всем. Слезы рвались из глаз, но я сдерживала себя до последнего и ждала окончания занятий, как сумасшедший свободы. Мне нужно было подумать и собраться с силами, ожидая худшего, а может, просто отвлечься от гнетущей меня вины за бездействие и безысходность.

На улице падал снег, и Ричард ждал. От него исходили волны радости и стабильности. Интересно, кто он со мной? И переживает ли он такие же проблемы, что и я? Но пока было рано задавать эти вопросы, пока рано... Разговоры о книгах, музыке, дальнейшей жизни после учебы, если она, конечно, настанет, уводили меня от перепуганной Скар. Думаю, она понимала, что что-то происходит, и это что-то хорошим назвать нельзя.

Я выводила круги на скатерти, слушая рассказы о семье Ричарда, когда понимание сказанного им дошло до моего измученного сознания.

– Что ты сказал? – я вскинула голову.

– Я исцеленный, Габриэль, – повторил Ричард отрешенным тоном, все еще находясь в воспоминаниях. – На нашей группе тестировали сыворотку по соединению воли и души.

– О, Боже, – я взялась руками за голову. – Значит, есть шанс...

Ричард покачал головой.

– Шанса нет, при Соединении ты уже не будешь прежней. И все чувства души, будь ты Волей, станут и твоими. Наступит хаос душевный, сердце не у всех выдерживает такой стресс.

– Но ты ведь...

Ричард взял меня за руку, вглядываясь в мои полные надежды глаза.

– Я оказался на грани сумасшествия, Габриэль, – в его глазах вспыхнула боль переживаний. – И едва выкарабкался.

У меня не было времени продолжать разговор, мое тело содрогнулось в невыносимой боли, а из горла вырвался крик, полный разъедающей боли. Это Скарлетт. Не помню, как бежала, как неслась по лестнице, перепрыгивая через ступеньки, как распахнула дверь. Скарлетт лежала на полу в гостиной, вся в крови. В этот же миг на моих руках появились порезы, кровь начала сочиться из ран. Ее боль – моя боль, ее кровь – моя кровь. Я упала на колени, прижала Скар к себе. Крик боли от потери, и в то же время освобождение души окутали меня, как кокон. Слезы лились потоком, казалось, он не остановится никогда.

– Это просто чувства, – прошептала Скар.

Ее последние слова пробудили во мне пламя гнева. Натаниэль, чертов ублюдок. Глаза затмила красная пелена ярости, и план формировался в голове помимо благоразумных желаний.

 

***

Нейт с перекошенным болью лицом глядел на заходящее солнце. Он хорошо понимал, что это его последний закат. Почувствовав мое присутствие, он облегченно выдохнул.

– Я ждал тебя, – произнес Нейт убитым голосом.

Я молчала, мне нечего было ответить на это.

– Он заставил меня, – слова давались ему с трудом. – Я не смог справиться с ним, не мог ничего сделать, – он повернулся ко мне и замер. – Как же ты похожа на нее...

– Не надо, – остановила я его. Слишком болезненное сравнение.

– Я уйду сам, – прошептал решительно Нейт.

Я распахнула глаза в удивлении. Неужели душа Нейта любила Скар, и ее убийство дело рук его Воли? Нейт покрутил в руках пистолет, будто видел его в первый раз, как я не заметила его раньше? Я не желала, чтобы он продолжал жить, когда как Скар умерла, но и смерти, как таковой, я не просила. Я протянула руку к Нейту, медленно делая шаг, надеясь отобрать у него оружие.

– Прости меня, – сказал он и поднес оружие к виску.

– Нет!

Я кинулась к нему, но выстрел оглушил меня. Боль в ушах и жуткий звон подогнули мои ноги, и я рухнула на деревянный пол безлюдного дома. Я не хотела поднимать глаза и смотреть на то, что осталось от Нейта, достаточно было и того, что я видела умирающую Скар.

Несмотря на боль в груди, угрызения совести и рыдания, вырывающиеся из горла, я ощущала не пустоту, нет. Свободу, тянущее такое состояние, заставляющее сердце щемить, а пульс отдаваться в горле от предвкушения. Что это? Эгоизм, бесчеловечность? И главное, что со мной будет дальше?..

 

9.02.2012 (в редакции от 31.08.2014)

 

© Илона Бажина, 2016

 


Количество просмотров: 642