Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Поэзия, Новые имена в поэзии; ищущие
© Александр Мокин, 2015. Все права защищены
Книга публикуется с разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата размещения на сайте: 6 ноября 2016 года

Александр Иванович МОКИН

Круговорот

Новый сборник стихов бишкекского поэта А.Мокина.

Публикуется по книге: Мокин Александр. Круговорот: Стихи. – Бишкек, 2015

 

CВОБОДНЫЙ ХУДОЖНИК

 

Вздрогнули струны, как кони мои,

Запричитала гитара:

Хочешь покоя, так краски смени,

Чёрный и белый – не пара.

Чёрный не пара.

 

Радугу встретил, запела душа,

Праздника не было мало.

Но не осталось когда ни гроша,

Радуга тоже пропала.

В душу запала.

 

Cыпалось с неба на грудь серебро,

В сердце вонзая иголки.

Но не вогнали клыком под ребро

Ненависть серые волки.

Только иголки.

 

Снова дорога в зеленой степи,

Жить начинаю с начала.

 

Чёрный остался, а белый – терпи,

Парусник ждёт у причала.

Чайка кричала.

 

Я не меняю простор на покой,

Трюмы сомненьями полны.

Просто ласкаю окрепшей рукой

Тёплые синие волны.

Тёмные волны.

 

 

ДОЛГАЯ ПЕСЕНКА

 

Сердце сгорало на тайном огне.

Плавились звёздочки в чёрном вине.

Я оборвал подходящий куплет…

— Пой, Саша, пой, -

                        прозвучало в ответ.

 

Пел о любви я опять, и опять.

Даже попробовал нежно обнять.

Песня, конечно, на миг прервалась…

— Пой, Саша, пой, -

                        ты сказала, смеясь.

 

Всех я поэтов давно превзошёл.

Даже на прозу уже перешёл.

Только звучало, как прежде, в ответ…

«Пой, Саша, пой», –

                        все же лучше, чем «нет».

 

Сколько прошло, я не знаю, веков.

Песенка нежная вместо оков.

Даже ругаюсь, на чем белый свет…

— Пой, Саша, пой, -

                        ты смеёшься в ответ.

 

 

ПИРАТ

 

Старый пират сквернословил и кашлял

В тесной квартире один.

Редко стрелял по часам он на башне

Сквозь пелену паутин.

 

Ночью кричал, чтоб открыли кингстоны,

Живо начать абордаж!..

Дальше ругательства, вопли и стоны,

Пьяный кутёж и кураж.

 

Прятали взгляды при встрече старушки,

Только шептались тайком.

Он провожал проституток с пирушки,

Дверь открывая пинком.

 

Мог и по делу сказать, что попало.

Было, чего ожидать.

Только не жалоб, что пенсии мало,

Или суставы болят.

 

Шли старушенции медленным шагом,

Новых пугаясь невзгод.

Гордо ушёл он под траурным флагом

Вряд ли в последний поход.

 

 

CЛУЧАЙ С АРХЕОЛОГОМ

 

Рыл археолог в пустыне курган.

Выпал кувшин, из кувшина – туман.

«Джинн!.. –

археолог воскликнул и сел. –

Он исполняет желания все!..»

Женщина вдруг появилась на свет,

Звякнул на ручке изящный браслет.

Свежего пива бочонок стоит,

Блок сигарет на бочонке лежит.

«Джинн, да к тому же ещё телепат!

Ну, услужил, ископаемый брат!..»

«Жизненный опыт», –

ответствовал джинн.

И испарился, забрав свой кувшин.

 

 

ПИРОСМАНИ

 

Вы не верьте, что не стало!

Да и сердце не разбито –

Трепетать не перестало

И ушло за Маргаритой.

 

Я его недавно встретил –

То ли в Глазго, то ли в Риме.

В нарисованной карете

Он, смеясь, проехал мимо.

 

Он не ходит в грустной маске,

Путешествуя по свету!

Он рисует остров Пасхи

За приличную монету!

            А прищурившись, с восходом

            Разукрасил Фудзияму!

            И подкрасил мимоходом

            Припозднившуюся даму.

 

            В нашем парке тихо бродит

            С Маргаритой вечерами!

            И на яхте где-то ходит

            Под цветными парусами.

 

 

26 мая, понедельник

 

                        Памяти Вилора Акчурина

 

Я знал его едва-едва,

Но чувствую, что знал.

Звенит пустая голова –

Как дьявол отпинал.

 

Зашёл в редакцию легко,

Поднялся на этаж.

— Простите, где сидит Вилор?

— А он уже… не наш…

 

— Ушёл? Вчера? Сейчас придёт?

— Ушёл он навсегда…

Печаль так быстро не пройдёт.

Быть может, никогда.

 

Звенит пустая голова,

Как дьявол отпинал!

Я знал его едва-едва,

Но чувствую, что знал!

 

            Он многим форточку открыл,

            Отдушину стихам.

            Витиевато говорил,

            Но больше слушал сам

 

            И слышал тех, кто никому

            Не слышен был совсем.

            И я, как родственник ему –

            Пришёл, напротив сел.

 

            Ещё полгода не прошло,

            И помню, как сейчас:

            «Стихи? Прекрасно, хорошо…»

            И эхом: «В добрый час…»

            Давно потери я привык

            Молчком претерпевать,

            Но рвётся вот из горла крик –

            Назад его позвать…

 

            Звенит пустая голова,

            Как дьявол отпинал.

            Я знал его едва-едва,

            Но чувствую, что знал.

 

            30 мая 2014 г.

 

 

ПАГАНИНИ

 

В концертном всё украшено!

И свет предельно ярок.

Что будет – и не спрашивай,

Душе живой подарок.

 

Застыли сливки общества –

Выходит сам маэстро!

И тихо в зале ропщется:

«Играет без оркестра».

 

Взлетел смычок стремительно,

И трели зазвучали.

И звуки удивительно

Свечей огонь качали.

 

            Запели где-то ангелы,

            Тональность подбирая.

            Менялись ноты рангами,

            Диезами играя.

 

            Летал над бельэтажами

            Скрипач в безумном танце!..

            Заумными пассажами

            Растягивая пальцы.

 

            Неистовая музыка

            Из жизни уводила!..

            Волшебница ли, муза ли

            Смычком руководила.

 

            Но вот, концерт закончился.

            Выходит бог из зала.

            Деревья в тучах корчатся,

            Как ведьма их связала.

            Дождю под стать корявому

            Толпа рокочет пьяно:

            «Ты душу продал дьяволу!

            Ты сам, наверно, дьявол!..»

 

            Маэстро огрызается:

            «Бездельники, лентяи…»

            И тут же растворяется

            В вороньей черной стае.

 

            Бредёт в пальто поношенном,

            Как раненая птица.

            Все тело перекошено

            От долгих репетиций.

 

 

АЛЕКСАНДР ПЕРВЫЙ

 

Ну, пришёл Наполеон.

Ну и где, скажите, он?..

Грубо это, смело ли,

Торт из него сделали!

 

 

РУССКИЕ ИДУТ

 

Три корабля под Андреевским флагом.

Век-то двадцатый, а год-то восьмой.

Шли – как матросы прогулочным шагом

В море далёком из дома домой.

 

Шли, как положено – гордо, красиво!

Мимо запретных чужих берегов.

Остров Сицилия, лебедь-Россия –

Просто пейзаж; ни друзей, ни врагов.

 

Только неладное что-то творится –

Море спокойно, а землю штормит.

Пыль над руинами дымом клубится,

Ветер недоброю вестью шумит.

 

Страшное бедствие терпит Мессина!

Мысли безумствуют, лица слезя.

«Это чужбина, но мы-то – Россия,

К берегу, братушки, к чёрту «нельзя»!..»

 

Много живых из развалин достали,

Словно и шли ради этого дня.

Белые кители чёрными стали,

Робы матросские – кровь и земля.

 

Губы холодные шепчут: «Мессия…»

Плачут голодные дети, дрожа.

«Кушайте хлебушек, это – Россия,

Наша землица и наша душа».

 

Добрые люди – как ангелы – тают,

Скрыло их небо, туман и вода.

Это – Россия, спасённые знают,

И не забудут уже никогда.

 

 

ДАВИД

 

Пасти овец не так-то просто,

Когда бредут за горизонт.

Давид не башенного роста!

А старшим братьям не резон –

 

Опять войной пришли соседи…

В долине дуба, у реки,

Гремят доспехами из меди.

Мечи – как львиные клыки.

Давид и меток, и проворен,

И львов сбивает из пращи!

В погоне тоже он упорен –

Овцу попробуй, утащи.

 

Как будто спряталось за тучи

Внезапно солнце за спиной…

Вражина, дьявольски могучий,

Кричит соперника на бой.

 

Когда в ушах уже звенело

И сил уж не было терпеть,

Давид досадно и несмело

Пошёл поближе посмотреть.

 

Стояли воины понуро,

А братья прятали глаза.

С плеча он сбросил наземь шкуру,

Шагнул вперёд – к скале лоза.

 

Приветил смехом громовержским

Его железный Голиаф.

 

Отбросил щит движеньем

резким...

И слышен шорох стал дубрав.

 

Давид достал из сумки камень,

Вложил в потрёпанный ремень –

Его несет любимой маме

Прошить жгутом который день…

 

В прыжках размялся понемногу,

Взмахнул пращёй над головой…

Гиганту катышек под ноги…

Ремень порвался, бог ты мой!

 

Взорвалось рёвом нетерпенье,

И звякнул меч… на дне реки.

Волной – не ветра дуновенье,

Летят не глыбы – кулаки.

 

Удары цель не накрывали,

Колосс от злости завывал –

Из почвы камни выбивали:

Давид отпрянуть успевал –

И выбрав случай подходящий,

Когда нагнулся колоссок,

Влепил в полёте восходящем

Ему затрещину в висок!

 

Бежал легко – не жали латы,

И взглядом братьев обводя,

Развёл руками виновато,

Меж делом дух переводя –

 

«Увы, не точно и не сильно…

Всего лишь скользом этот свинг».

А сзади грохнулся всесильный…

И крики: «Ставки уноси!»

 

И скрылись братья за холмами…

Давид почти что не устал.

Коснулся ссадины губами,

И всё нормально, как всегда.

 

Сияло солнце, пели птицы,

Журчало блеянье овец.

Игриво ржала кобылица,

Грозил клюкой седой отец.

 

 

СОЛДАТАМ ВЕСНЫ

 

Самые лучшие в мире солдаты

Любят тепло и уют.

Самые лучшие в мире солдаты

Мирные песни поют.

Самые лучшие в мире солдаты –

Символ добра и весны!

Самые лучшие в мире солдаты

Семьдесят лет без войны!

 

            Да здравствует Солнце!

            Да здравствует небо!

            Да здравствуют вечно

                        солдаты весны!

 

Самые лучшие в мире солдаты

Держат истории груз.

Самые лучшие в мире солдаты –

Это Советский Союз!

Самые лучшие в мире солдаты

Дружбу крепили в огне.

 

Самые лучшие в мире солдаты

Мир подарили Земле.

 

                        Да здравствует Солнце!

                        Да здравствует небо!

                        Да здравствуют вечно

                                    солдаты весны!

 

Самые лучшие в мире солдаты

Гордо несут ордена.

Самые лучшие в мире солдаты

Знают – война не нужна.

Самые лучшие в мире солдаты

Правнуков в школу ведут.

Самые лучшие в мире солдаты

Лучшие песни поют.

 

                        Да здравствует Солнце!

                        Да здравствует небо!

                        Да здравствуют вечно

                                   солдаты весны!

 

 

(ВНИМАНИЕ! Выше приведено начало книги)

Открыть полный текст в формате Word

 

© Александр Мокин, 2015

 


Количество просмотров: 449