Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Художественная проза, Малая проза (рассказы, новеллы, очерки, эссе) / — в том числе по жанрам, Драматические / — в том числе по жанрам, Внутренний мир женщины; женская доля; «женский роман»
© Дуйшеке Доконбаев, 2016. Все права защищены
Дневник публикуется с разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата размещения на сайте: 27 июля 2016 года

Дүйшөкө ДӨКӨНБАЕВ

Ночь предопределения

(Рассказ)

 

Молодая женщина, потуже затянув платок на голове, повернулась и посмотрела в сторону ущелья, оттуда шла просёлочная дорога, она была пуста: «…видимо, не приедет» – подумала она – Наверное, трактор друга был занят. А может у него свои неотложные дела? Не зря говорят: «В чужих руках – это значит в руках самого всевышнего, соизволит – даст, нет – то не обижайся». Раз нет своего транспорта, то вот так постоянно будем мучиться. А то бы он давно приехал за вещами и скотом, и не остались бы одни на далёкой долине, среди диких гор. Ну ладно, зачем зря беспокоиться. Даст бог и нам, приедет и за нами!»

Вечерело. Ближе к обеду тучи покрыли вершины гор, постепенно спускаясь все ниже и ниже, в конечном итоге, к вечеру полностью накрыли долину. Потускневшие солнечные лучи теперь совсем стали не заметны. Близлежащие невысокие холмы и низины, даже горы, окаймляющие с востока на запад долину как вечная крепость, остались за густым туманом. Что, где находится различить не возможно. Это уже предвестник большого бурана.

«Поскорее бы он приехал – женщина ещё раз взглянула в сторону ущелья. – Если засыплет перевал снегом, то нам проехать через него будет очень трудно. Надо было пораньше готовиться к переезду».

Она быстро пошла в сарай. Там находилась первотёлка. «Это ты милая, виновата! – она ласково похлопала по её спине. – Верно, сказано: «Плохая корова отелится на крутом склоне», нашла время отелиться, как раз во время кочевья. Теперь из-за тебя мы отстали от других скотников. Все уехали, а мы с тобой здесь. А то б мы тоже были бы уже с другими в посёлке. Ну да ладно дорогая, я тебя с телёнком заведу в сарай, и там будете до утра. Не беспокойся, а то теперь в безлюдной долине волки, шакалы и другие звери стаей ходят. Не дай бог с ними повстречаться. Они из тебя моментально шикарную пирушку устроят, на всю долину».

Разговаривая сама с собой, женщина завела тёлку с телёнком в сарай.

«Безопасно будет вам, спокойно будет и нам! Ну ладно, оставайтесь с богом!». Снаружи закрыла дверь на крючок и ещё подперла поленом – лучше подстраховаться, береженого сам бог сбережёт, как говорят люди. Погода начала портиться, моросящий дождь усилился, откуда-то подул холодный пронизывающий ветер. «Лишь бы не закрывало перевал снегом, а ветер пусть дует сколько угодно. Ветер, наоборот, хорошо, разгонит тучи, очистит дорогу от снега» – по– своему толковала она, оглядываясь вокруг себя. Ей не впервые бывать в таких сложных условиях, так как она сама местная, дочь чабана. Детство прошла среди гор. Третий год замужем, сынишке скоро исполнится год. Осенью, когда закончится уборка урожая, тогда и можно провести «Тушоо той» – «Разрезание пут». Это очень старинный обычай – когда исполняется ребёнку год, и он начинает делать первые шаги, тогда вместе с близкими и родственниками родители ребёнка организовывают той – пиршество. Для этого режут барашка, готовят различные блюда, и в торжественной обстановке проводят той. Организуют соревнования бегунов, первыми бегут дети, прибежавший первым разрезает путы у малыша, получая приготовленный приз, и ведет его под руки, чтобы он самостоятельно сделал первые шаги, чтобы его поступь была крепкой и твердой в его жизни. Подарки получают все, даже взрослые, соревнуясь в беге.

Женщина дважды сходила к сараю, принесла приготовленные дрова и сухой кизяк, сложив у входа в палатку. «Ночь длинная, нужно поддерживать огонь. В палатке холодно, молодняк, да и сын еще маленький, ночью бродят различные хищные звери, но там, где есть огонь, они боятся подходить».

Быстро стемнело, как будто только этого и ждал, пошел мелкий, как крупинки сахара, снег. «Если только к полуночи или к утру не пойдет хлопьями и сильнее, этот мелкий снег не будет помехой в дороге. Скорее бы он приехал». С надеждой она посмотрела сквозь тьму, в сторону, откуда должен был приехать ее муж. Кругом тишина, ни звука, только шорох падающего снега.

Именно в такое время хищники выходят на охоту, не дай бог, попадутся ему в дороге. Да и с трактором, может всякое случиться, это не в поселке, среди гор, с тех пор как произошел развал союза и за дорогами перестали смотреть. Осмотрев еще раз, все ли прибрано и заперто, осмотрев сарай, молодая женщина спокойно вернулась в палатку.

Утром с переезжающими муж уехал в поселок. Там, у друга был трактор с прицепом.

– Мне бы добраться до поселка, а там хоть и поздно будет, выеду обратно. Я ведь ездил на его тракторе. Лучше ты смотри за скотиной. Ночи стали холодными, следи, чтобы огонь в печи не угасал, дров заготовлено достаточно, занеси в палатку побольше. Остаешься одна в горах с маленьким ребенком, не бойтесь.Даст бог, постараюсь приехать, не смотря ни на что…

Заглянув в палатку, она увидела, что проснувшись, встав с постели, сынишка, уже играется с привязанными ягнятами.

– Сыночек…Ты, наверное, проголодался? Не мокрый ли? Ну и нашел ты себе друзей! Иди ко мне. – Ребенок, кроме груди матери, уже стал привыкать к повседневной пище, но смотря на это, она не переставала кормить его грудью, видимо, с надеждой на то, чтобы не забеременеть.

Засидевшись с сыном, она увеличила фитиль подвесного фонаря, посадила его на постель. От звона посуды зашевелились и начали блеять и ягнята, они тоже знали, пришла пора приема молока.

– Сейчас, сейчас!.. Согреется молоко, подождите. А то заболят ваши животики. На ваше счастье и корова отелилась…

На мгновение женщина прислушалась. Снаружи, как будто бы кто-то ходит по снегу. Человек или животное… Она сразу же отказалась от своей мысли, все чабаны этой местности уже откочевали, какой может это быть человек. Если был бы человек, он давно бы подал голос. Да и скотина вся привязана. Корова не может выйти из сарая, дверь закрыта, она перевязала тонкой проволокой, подвернувшейся ей под руку, за скобы двери. Тогда кто там снаружи? Кто это животное? Лиса или шакал? А может быть это… Женщина испугалась. Неужели это волк?

Она вскочила с места, подхватив ребенка с постели. Что бы ни случилось, они должны быть вместе!

Прислушалась, звуки шагов остановились в том месте, где были привязаны ягнята. Все замерло в ожидании чего – то. Чуть выше находилось окно, вытянув шею, женщина попыталась рассмотреть, кто же там снаружи ходит, но там была кромешная тьма, и ничего невозможно было рассмотреть. Только мелодичный шорох падающего снега. Тишина. Стоящий снаружи тоже как бы прислушивался, что там внутри. Выжидая момент, как бы напасть. Может быть, он интуитивно и знает, как поступить, без этого, он бы не был здесь. Ягнята, не чувствуя ничего, были заняты только мыслью как бы наполнить живот. Очнувшись, женщина, подхватив ребенка одной рукой, наклонилась к печи.

Скорее надо добавить огня.

«Огонь – это жизнь, это защита».

За все лето собранный кизяк, высохшие сучья деревьев и кустарников, способные загореться от малейшей искры. Стоящая в палатке металлическая печка, где огонь разгорается с такой силой, что даже искры, от горящих поленьев вылетают из трубы с треском, и каким-то, шумом, что кажется, какой-то невидимый зверь, сейчас выскочит из палатки и разорвет всех. «Кто бы ни был на просторах этих величественных гор, все они опасаются этого», – так подумала женщина, посмотрев на бушующее пламя в печи. Постепенно это ее успокоило, страх тоже прошел. Огонь придал ей чувство уверенности и спокойствия. Да и в палатке стало теплее.

Посадив ребенка, она стала кормить ягнят из бутылки, подогретым молоком.

 – Это вы, своим блеянием и шумом привлекли волка… Его наглости нет предела, дай ему волю, он может заскочить прямо в палатку. Пусть попробует, я его горящим поленом прямо в пасть.

Еще в обед она приготовила суп-лапшу, которую любит ее муж, добавив собранные и высушенные в горах травы и коренья. Налив в чашку для себя и сына, она поставила на печь. Почему-то муж задерживается. В хлопотах по переезду, она только сейчас вспомнила, что с утра ничего не ела. Поставив рядом чайник с водой для чая, подбрасывала дрова, чтобы не угасал огонь.

Еда здесь имеет особый вкус от воды из родника, берущего свое начало у высокой отвесной скалы. Здесь их два, и расположены они не далеко друг от друга, но интересно то, что в одном роднике вода соленая, не возможно в рот взять, а животным это очень полезно, кто им будет возить соль на сырты – выпаса, далеко в горы. Постоянно овцы, коровы, лошади табунами приходят к роднику. А во втором роднике, потихоньку вытекающему из-под скалы, вода имеет приятный вкус и полезна для здоровья людей.

Старые люди говорят, что за хребтом были разработки, где китайцы добывали серебро.

Вода, протекающая сквозь эти залежи, выходит из родников у подножия скалы. Но точно никто не может сказать, так как не специалисты. Все это несметные богатства земли нашей. Для всех, кто приходит сюда напиться, родники дают живительную силу.

После полуночи прекратил падать снег. Не осталось ни одной тучки, только поблескивали одиночные звезды. То ли появится луна, то ли она уже закатилась, неизвестно. Но между тем, уже чувствовалось приближение рассвета.

Задремавшая женщина проснулась, услышав, что кто– то с силой разрывал землю когтями под брезентом палатки. Еще немного, и через прорытое отверстие, куда можно просунуть голову, он может ворваться в палатку. Ягнята испугавшись, заблеяли, сбились в кучу, они тоже почуяли страх. К ним уже приблизились лапы, разрывающие землю снаружи палатки.

Увидев лапы, с остервенением подрывающие землю у нижнего края палатки, женщина вскочила с места. Кто этот зверь? Огромные лапы, острые, загнутые как клюв у беркута. Неужели это волк?!

Обняв спокойно спящего сына, она и не заметила, как задремала.

Целый день, бегая в хлопотах к переезду в село, она сильно устала. Еще немного, и зверь достанет ягненка. Увеличив свет подвесной лампы, женщина схватила, лежащий у печи совок.

Огонь в печи потух, в палатке похолодало. Сон сладок, она даже не почувствовала наступившего холода.

– Вот тебе!!!

Женщина, размахнувшись, ударила совком, по лапам, разрывающим землю у нижнего края палатки.

– Чтобы они у тебя сломались!..

Не успела она промолвить.

– Ар-рр!

Со страшным шумом сломалось застекленное пластмассой окно, с треском разорвался брезент, и в дыре появилась огромная зубастая пасть страшного зверя. Огромные, раздувающиеся ноздри, широко раскрытая пасть с длинными клыками, и теплый смрадный дух из пасти, все это вмиг ворвалось в палатку. Глаза зверя горели огнем, заскочив в палатку и пролетев по инерции, он головой врезался в горящий фонарь. Палатка накренилась, чуть не упав, ее сохранило то, что она была растянута в разные стороны проволокой, закрепленной глубоко вбитыми в землю кольями. Ослепленный огнем лампы зверь отпрянул назад. В это мгновение они невольно встретилась глазами. Никогда еще женщина не встречала такого страшного зверя, она оцепенела. Волк! Она видела только шкуру такого зверя, висящую на стене. Да и к ней она никогда не приглядывалась. Теперь же волк одним прыжком мог проникнуть вглубь палатки. Но благодаря богу, такого не случилось. Зарычав, он отошел назад в темноту ночи.

Испуганная женщина стояла в оцепенении перед зияющей в брезенте дырой. Пронизывающий холод быстро проникал в уже охладевшую палатку. Ветер дул с гор, скоро наступит утро. Женщина стала постепенно приходить в себя. Блеяли и не могли успокоиться ягнята. От шума и холода проснулся малыш, увидев мать, он заплакал. И тогда только она пришла в себя, все тело охватил озноб, ее трясло, пальцы сковало. Обеими руками она подхватила ребенка, не выпуская из руки совок.

Давая ребенку грудь, она снова подумала о том, что только что произошло с ней. До сих пор она не могла понять, что случилось. Во сне это было или наяву? Почему ушел волк? Чего он испугался? Если бы он ворвался, никто не смог бы его остановить. У нее не хватило бы сил. Ребенка, ягнят он проглотил бы в один момент. Потом бы принялся за нее. Наполнив живот, насытившись, облизываясь, он бы ушел восвояси…– О боже! Сохрани нас от такого несчастья! На этот раз он нам помог, спасибо тебе! Все мы дети твои, только в твоих силах спасти нас.

 Почему же, проникнув в палатку, волк не напал на них? Это женщина, а та мелкая живность, поэтому он пожалел их? Так ли? Может ли быть у хищника чувство жалости… Он не пожалеет! Тогда почему? Не найдя ответа, она пожала плечами. Разные мысли кружились у нее в голове. Чувство радости, но и страх о том, что только что произошло с ними, до сих пор не отпускал ее. Обнимая своего малыша, мать не могла нарадоваться. За все благодарила бога.

Откуда могла знать испуганная женщина, что увеличенный огонь в подвесной лампе спасет их жизнь. Но и все это предписано свыше, так говорят. Может быть, так оно и есть? Кто знает? Сонный ребенок, приложившись к груди, успокоившись, снова заснул. Только сейчас она почувствовала холод, закутав ребенка, уложила его в постель. Взяв подушку, заткнула зияющую дыру, хоть немного, но это закроет доступ холода в палатку.

– Надо же, как это я могла уснуть. Еще бы немного, и мы стали бы жертвой хищника. Значит, не суждено нам умереть. Дал бог нам жизни. Думала про себя женщина. Присев у печи, убрала золу, и начала разжигать огонь.

Когда солнце поднялось уже высоко, приехал муж на тракторе с прицепом.

– Приехал бы и ночью, но когда спускался с перевала, лопнуло переднее колесо, и камера оказалась непригодной. Ночью не смог сделать, да и ветер дул, пронизывающий до костей. Всю ночь дрожал от холода, не сомкнув глаз. Казалось, что вокруг бродят всякие хищники. Так как в руках нет никакого оружия, страшно вылезать из кабины. Так и просидел всю ночь. Действительно, так и провел «Ночь Предопределения». И только когда рассвело, засунув в покрышку свой полушубок и подстилку на сиденье, смог приехать.

Поставив разогретый суп перед мужем, она испуганно спросила:

– Ой, а мы сможем обратно доехать в поселок?

Занятый едой, он махнул рукой.

– Доедем!

Все еще испуганная женщина, не давала потухнуть огню в печи. В палатке было жарко, наевшись и разомлев от тепла, подняв голову, он посмотрел на жену. Сын еще не проснулся.

– Как вы сами, спокойно ли прошла ночь? Всю ночь, наверное, горел огонь…

Женщина собирала вещи, готовясь к отъезду. Все еще боясь выйти из палатки, она не была у сарая, чтобы подоить корову.

– Да спокойно…

О своей проведенной «Ночи Предопределения», она не сказала ни слова. Зачем его пугать по пустякам. Все закончилось благополучно: сами целы, животные целы. Ничего не случилось, все в порядке, все на месте. Разодранное место палатки она утром зашила, таких заплат было достаточно, лишь бы дождь не просочился, а от волка она все равно не спасет.

 – Ты немного приляг и отдохни, а я подою корову, – Женщина взяла ведро и вышла из палатки.

Муж, опустив голову, засыпал.

 

Осенний день, уже к обеду, погрузив все имущество, привязав телку в один угол прицепа, они выехали в дорогу. Ягнят и даже теленка они поместили в кабину трактора. Прижав ребенка к груди, женщина села рядом с мужем.

И так, они последними откочевали в село, оставив позади сырты, где они провели все лето.

 

© Дуйшеке Доконбаев, 2016

 


Количество просмотров: 666