Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Художественная проза, Малая проза (рассказы, новеллы, очерки, эссе) / — в том числе по жанрам, Драматические / — в том числе по жанрам, Про любовь
© Дуйшеке Доконбаев, 2016. Все права защищены
Произведение публикуется с разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата размещения на сайте: 27 июля 2016 года

Дүйшөкө ДӨКӨНБАЕВ

Проклятый день

Рассказ занял призовое место в 2008 году, на Международном конкурсе ЮНЕСКО, посвященном 1000-летию Махмуда Кашгари.

 

В разгар лета, под жаркими лучами солнца согревается вода в озере, наступает сезон для отдыхающих

Оо, тогда вся округа изменяется до неузнаваемости, как рой пчел, вылетевших из улья, от машин, снующих взад и вперед невозможно перейти дорогу, теплоходы на голубой глади озера, быстроходные катера и моторные лодки, мчащиеся на перегонки поднимая искрящиеся столбы брызг, водные мотоциклы – катамараны, и все что может держаться на плаву – баллоны, мячи, игрушки заполняют поверхность озера. Как тучи мух в жаркие дни полуголые отдыхающие заполняют весь берег, одни загорают на песке, другие купаются ныряют в озере…

Вот это – отдых.

Благодатные лучи солнца, целебная вода озера, золотой песок на берегу, все это ради здоровья человека дано матушкой природой.

Но оценим ли мы это…

В середине лета самый разгар сезона, Абдреш начал приготовления к празднику. Свадьба сына! Окончивший с красным дипломом университет его сын решил жениться на Аяне, с которой дружил уже три года. Один день свадьбы, требует многодневных приготовлений хлопот по подготовке к празднику, это известно всем. Особенно свадьба молодых!

Медер сначала познакомил родителей с девушкой, она им понравилась, расспросили откуда она родом кто ее родители. Потом не спеша встретились с будущими сватами на нейтральной территории, познакомились, обговорили условия предстоящего мероприятия, как принято у кыргызов согласовали, когда и в какой день приедут забирать невесту.

– Уважаемые сваты, я к вам с низким поклоном. Мне для единственного сына ничего не жалко.

Забираем невесту и на следующий же день ждём Вас на свадьбе. Приглашаю всех, встречу с распростертыми объятиями. Имею такие возможности! – хвастался в пылу эмоций выпивший Абдреш.

И он отвечал за свои сказанные слова. Уже много лет он имел один гектар земли на берегу озера, полученный им какими-то путями. В прошлом году когда было получено разрешение на продажу в частную собственность земли, он продал ее знакомому бизнесмену Сарсенбаю по три тысячи долларов за сотку. Получив триста тысяч долларов, радости его не было границ, Абдрешу такое не могло бы и во сне присниться. Приехав домой позвал всех родственников. Зарезал барана, взяв достаточно выпивки:

– Уважаемые родственники! Женю единственного сына, и свадьбу соответственно надо будет провести достойно. От вас нужно только помощь, чтобы не было стыдно перед народом.

Он изложил свой план проведения торжества. Мероприятие будет проведено на берегу, на земле которую он продал Сарсенбаю, с ним он вероятно согласовал заранее, все было записано на бумаге, в плоть до начерченной карты. Вероятно, он уже давно это не спеша рассчитал и запланировал.

– Только количество приглашенных составляет пятьсот человек! Их будут обслуживать, где-то на пять – шесть человек один парень и одна девушка, это где-то сто человек, на кухне у плиты повара обслуга, певцы, танцоры, музыканты, участники национальных игр, короче говоря еще около пятисот, сюда я не добавлял детей наших, без их присутствия какой может быть праздник. Все, кто находится в городе на работе или учебе, приглашайте всех, всем найдется занятие.

Сидящие одобрительно закивали головами.

– Но где все эти люди расположатся, рассядутся, это сколько надо столов и стульев, а если пойдет дождь, все ведь не будут сидеть в одном месте, есть уважаемые гости, отдельно молодежь. Надо где-то готовить пищу и еще множество вопросов. Есть ли материал для изготовления всего этого, инструменты то найдутся.

Но Абдреш молодец, на все у него был готов ответ:

– Будет сооружено пять больших навесов: для сватов, уважаемых гостей, для пожилых гостей, для своих родственников, для молодежи. Артисты и музыканты будут отдельно. Остальные тоже будут под навесом. Когда есть деньги материал не проблема, инструменты и станки найдутся, не переживайте. Лучше завтра с утра пораньше захватив топоры, лопаты, пилы, грабли, вилы приходите на берег. Будет трехразовое питание, ну и другое организуем.

Было еще много организационных вопросов: посуда, ложки вилки, скатерти, салфетки, и еще всякая мелочь на столы.

Тут в разговор вмешалась жена Абдреша. Посуда будет взята из детсадов, школ и возьмут в пансионате, но если не хватит, то купят.

Абдреш, соглашаясь, закивал головой.

– Да, да для особо уважаемых гостей специально поедем в город покупать посуду, денег достаточно!

Сидящие с краю молодые снохи, шептались между собой:

– Готовясь днем и ночью, проведем такое огромное празднество, а новая невестка, со стрижкой, вся накрашенная, а если еще и с капризами, какой будет стыд. Хи-хи-хи!

– А нам то что, это будет стыдно сватам.

– Как говорит наша тетя, новая невестка очень вежливая, воспитанная. Волосы ниже пояса.

Мать ее порядочная женщина, до пенсии работала на высоких должностях.

Шепот женщин услышала и мать Медера:

– Слава богу, сноха у меня будет очень порядочная! Я ее уже видела и оценила. Очень красивая, умная, хорошо воспитанная. Медер будет счастлив, хорошую жену нашел себе. Теперь бы только бог дал единственному моему…– Всхлипывая она вытерла набежавшие слезы.

– Ой, но разве можно так?!

– Да ладно, она ведь от радости.

– После свадьбы все отдам, ничего не пожалею, – сказала она махнув рукой.

– Да ты что, и ключ от того большого сундука, тоже отдашь? – хлопнув ладонью испугано вскрикнула ее свекровь.

Раздался громкий смех сидевших рядом мужчин, услышавших их разговор.

– Отдаст, отдаст. Что думаете в этом сундуке есть золото…

И так началась подготовка к празднеству.

Абдреш во главе строительства. Подъезжают машины выгружая доски, рейки, специально отведенные для этого люди, относят их к тому месту где установлены деревообрабатывающие станки. На скорую руку установлен навес, где уже две женщины начали готовить обед для работающих.

Еще двое заняты разделыванием зарезанной туши скота. Сам Абдреш с несколькими людьми ходит замеряя границы территории мероприятий. Для навесов, где будут сидеть гости, для артистов, места для танцев, по всей территории уставлены разметки и вбиты колышки.

– Места достаточно, чтобы не было тесноты. Пускай гости располагаются свободно.

После замеров и установки навесов для кухни, оказалось недостаточно места так как одних казанов рассчитывалось установить пятнадцать штук.

– Ничего страшного, начинайте вырубать вон тот густой кустарник, все равно будут нужны дрова для казанов, а вон тот камыш нужно поджечь, освободится достаточно места. – Скомандовал Абдреш. Парни не заставили себя ждать, подхватив топора и пилы, принялись вырубать пилить выкорчовывать всё растущее на берегу. Деревья и кустарник у берега не такие как растущие на равнинах. Как будто чья то рука направляет рост веток, извиваясь в причудливые формы они образуют густые заросли, с густой и пышной листвой. Пышные заросли кустов, очень удобные места для проживания птиц и другой живности. Здесь множество гнезд с птенцами, достаточно разнообразных мошек и комаров, всякой ползучей живности для их пропитания.

Абдреш подобрав лежащие вокруг бумажки, торопливо поджег стройно стоящие как солдаты в строю желтые высохшие от солнца стебли камыша. От порыва ветра с озера, еще больше разгорелся сухой камыш. С шумом хлопая полуобгоревшими крыльями стали вылетать и падать обратно в огонь мелкие птицы. В растущих вокруг кустах облепихи деревьев, зарослях камыша, было достаточно места для всех летающих и живущих на земле. С весны свившие гнезда птицы отложили яйца, высидели птенцов, некоторые из них уже могли летать. Убегая от обжигающего огня, не имея возможности взлететь, они заживо сгорали на месте.

– Ээ-й! Угощайтесь! Шашлы-ык! Кто будет есть шашлык? – насадив на прутья полуобгоревших ежей, с криками бегала детвора.

Ежи, кто смогли большие, убежали от огня, маленькие обгорели как уголья. Птицы со смятением стремительно взлетали в воздух над горящими зарослями кустарников. Чаек летающих над гладью озера, тоже уже не видно, видимо они улетели с этого места.

Абдреш с интересом смотрел на бушующее пламя огня: «Огонь – это такая сила, густые заросли кустарников уничтожил в одно мгновение, как бы мы все это расчищали в ручную?» – подумал он.

Как это получилось не известно, из огня живым и невредимым, уже оперившийся, готовый к полету, выбрался птенец, тоже убегал от огня. С чувством брезгливости Абдреш наступил на него и раздавил:

– Одним больше, одним меньше! – он сплюнул на землю, развернулся и ушел.

Наступило время обеда.

– Пообедав, начинайте убирать обгоревшие кусты и деревья! – сказал он обратившись к собиравшим камни и разравнивающим землю.

Не успел Абдреш отойти, как к лежавшему с распростертыми крыльями раздавленному птенцу с трепетом и волнением чирикая подлетела птичка, вероятно его мать, склонив голову посмотрела на него. Как бы ожидая, что он поднимется. Нет. Птенец даже не шелохнулся. Вероятно, почувствовав нехорошее, птичка приблизилась к птенцу, как бы желая помочь, клювом подтолкнула его. Головка птенца безвольно откинулась в сторону. Взлетев в высь, снова опускаясь к лежащему птенцу, громко чирикая, в смятении она не находила себе места.

Смерть одинаково приносит всем горе.

– Дядя, туалетов, наверное, будет недостаточно, всего получилось на четыре очка. – обратился к Абдрешу племянник. Он с недовольством окрикнул его.

– Видишь вон там у берега густые заросли кустарника, кому не терпится пускай идут туда. Давай заканчивайте еще много надо сделать поважнее туалетов.

Работы были в разгаре. Каждый был занят своим делом. Строящиеся сооружения были уже на стадии готовности.

– Аксакал, вы нарушаете экологию, не законно производите застройку на берегу! – предста – вились подошедшие два парня, сказав, что они из экоинспекции. – У вас здесь очень большие нарушения.

Все работы происходили по плану Абдреша. Он был доволен. Да и немного выпитое поднимало ему настроение.

– На сколько грамм, аа?! Ради единственного сына я согласен на все!

Он обратился к находящимся у кухни.

– Эй, принесите выпить и закусить все что там у вас имеется, пришли гости, надо отведать перед празднеством. Побыстрее!

Парни наевшись, выпив и закусив стали уходить. Абдреш провожая положил им в карман конверт с деньгами.

– Не оставляйте следов, чтобы никто не заметил! – сказали они прощаясь с Абдрешом.

На третий день закончилось строительство навесов, подъездных дорог, площадок под различные мероприятия, даже успели покрасить в яркие цвета. Приготовленная территория могла бы вместить не только одну свадьбу, но и могла бы быть пригодной для ежегодных праздников урожая которые проводили колхозы и совхозы во времена Союза. Единственное что-только здесь не хватало это флагов и плакатов с призывами.

За два дня до свадьбы были приглашены аксакалы, с пожеланиями благополучия начали резать скот.

Кровь, все отходы от внутренностей сливали сразу в озеро, кто бы все это носил и закапывал в ямы вдалеке от берега.

– Сегодня и для рыбы пиршество, – Абдреш посмотрел в сторону озера и махнул рукой, – ничего с ними не случится, озеро все проглотит!

Из свежезарезанного мяса было приготовлено жаркое и подана выпивка для пришедших.

– Завтра после обеда выезжаем. До ночи будем у сватов, привезем невесту, проведем обряд венчания и на следующий день начнем праздновать свадьбу. Приходите все.

Торжество началось на теплоходе. Регистрация брака тоже будет на поверхности озера. Громкие звуки музыки, украшенный лентами, шарами множеством цветов теплоход, стоял у берега. Абдреш проводил свата по навесному трапу на теплоход. Следом за ними остальные гости стали подниматься на палубу. В это время подъехали молодые на украшенных машинах. Медер и Аяна дружили три года. За это время они узнали друг друга очень хорошо, их нравы привычки, взгляды на жизнь, взаимопонимание, все это сблизило их.

– Давайте, начинаем!

Перед трапом Медер как пушинку поднял Аяну на руки. Все захлопали в ладоши:

– Ваши первые шаги совместной жизни!

– Пускай открытой и чистой будет ваша дорога в жизнь!

– Будьте счастливы!

Изогнувшись как тонкий стебелек плакучей ивы, Аяна нежно рукой обняла за шею Медера. Сразу же она почувствовала горячее тепло исходящее от супруга, этот жар мгновенно передался ей, от необъяснимых чувств блаженства она прикрыла глаза.

Оо, счастье, оно, наверное, и заключается в этом, перед глазами предстало, то что случилось прошлой ночью. Закончился обряд венчания, гости стали расходиться, тут вошли две свояченицы, проводили ее в спальню, быстро раздели и уложили в заранее приготовленную постель. Медер оказывается уже ждал её, бессовестный.

– Счастливо вам, спокойной ночи! Приятных сновидений!

Не успели, перешептаясь между собой, свояченицы выйти из спальни, как Медер приблизившись к ней, обнял и резко притянул к себе. Аяна не ожидала такого отношения от него, когда они дружили он был мягок, нежен.

Да, мужчина оказывается бывает в постели страшнее льва!

До этого мгновения, она не имела представления близости с мужчиной, это было для нее незнакомо, да и страшно. С начала ей даже стало неприятно, у нее перехватило дыхание, ее тело охватила дрожь.

– Что дорогая, тебе холодно?

Она не нашла что ответить. Крепкий парень обхватил ее трепетное тело и прижал к себе.

Охвативший ее жар, растопил только что охвативший все тело ледяной озноб. Их тела притянулись как магнит, поцелуи длились вечность, она уже не помнила ничего. Полностью отдалась воли мужчины, не заметив, как окунулись в океан сладострастия.

И сейчас находясь в объятиях Медера, у нее перед глазами пробежали события произошедший ночи, с чувством стыдливости она спрятала лицо на широкой груди супруга, послышались громкие удары сердца, ее охватила новая необъяснимая волна чувств, ей захотелось чтобы время остановилось, чтобы этот трап никогда не заканчивался.

– Идут жених и невеста, давайте встретим молодых! – объявил тамада.

Играла веселая музыка, с особым торжеством народ встретил молодоженов.

Медер и Аяна в сопровождении дружек подошли к столу регистрации. После того как были поставлены всеми подписи, произошел обмен кольцами, представитель ЗАГСа громким голосом объявила Медера мужем и Аяну женой. Под бурные аплодисменты все поздравляли молодых.

– Будьте счастливы!

– Будьте вместе до конца ваших дней!

Озеро, названное Киргизским взморьем, в это время было спокойно и прекрасно. Расположенное в окружении высоких с белоснежными шапками гор, с берегами окаймленными изумрудной зеленью растений. Освежающий ветерок с озера, щебетанье птиц, которых здесь множество, это просто симфония. Чистейшая гладь воды, не отводя глаз, так и плавали бы бесконечно по озеру.

Ровно в два часа мероприятие началось на берегу. Абдреш стоял во главе, сам рассаживал приглашенных. На столах не было пустого места от закусок и салатов, выпивки было достаточно.

Выходившие поздравлять, высказывали свои пожелания, торжественно преподносили принесенные подарки. С пафосом и высокомерием сидевшего Абдреша, карманы наполнялись конвертами. Негласно, один человек потихоньку фиксировал, кто что и сколько принес. Без этого нельзя. Завтра этот человек будет проводить той, и тогда Абдреш с женой должны будут отнести им ответный подарок. Все рассчитано. Никто не имеет лишнего богатства. Это неписанный закон.

Сейчас время совсем другое, все сидящие здесь знают об этом.

– А сейчас перерыв! Начинаем национальные игры: скачки, борьба, соревнования всадников, для молодежи и взрослых, мужчин и женщин отдельно. Призы будут большие и достаточно. Давайте желающие выходите в центр.

Желающих увидеть и даже учавствовать в предложенных мероприятиях увеличилось, так как увеличилось количество выпитого. Желающих петь и танцевать тоже стало достаточно. За владение микрофоном образовалась очередь. Все желали петь, показав свой талант.

Блестящий как смазанный черепок, да сам он оказался немаленьким один из гостей, устремив свой взор на острые пики гор, со всех сил надрываясь пел песню про горы.

Национальные игры тоже были в разгаре, шум, крики, подбадривающие игроков, свист болельщиков разносился далеко по округе.

В это время Абдреш находился среди болельщиков, жена потянула его за рукав, отвела в сторону.

– Сарсенбай он…

– Что случилось?

– Машина упала в озеро, он остался в машине, кричит и не может выбраться, говорит вон та девушка.

Абдреш испугался, быстро позвал трех парней и отправил их.

После теплохода Сарсенбай отозвал Абдреша в сторону. Директор соседнего пансионата и еще двое парней вышли в море на моторной лодке оставив Сарсенбая одного. Все были на веселье.?? Мигая раскосыми глазами нагнувшись к Абдрешу он что-то прошептал ему на ухо. Эго будто током ударило:

– Саке, да ты что!.. Сегодня, не надо бы, кругом люди, земля слухами полна…

Сарсенбай вероятно вошел в азарт, не уступал.

Скрывая от жен иногда они вместе выезжали на отдых с девицами, поэтому он не смог отказать. Позвав жену он что-то прошептал ей на ухо, она подскочила как от укуса.

– И когда же он угомонится, бессовестный! – сердитая она пошла в сторону кухни.

– Сестрёнка, иди сюда! – позвала она одну незамужнюю девушку. – Вон там в лагуне Сарсенбай с друзьями отдыхает, он хочет угостить их, помоги ему. – сказала она.

Девушка не мешкая, быстро собралась села на заднее сиденье стоящей с включенным зажиганием машины «Ланкраузер», никто даже не обратил на это внимания. Машина быстро удалилась. Надо же случиться такому несчастью…

Немного погодя Сарсенбая привезли. Правая нога ниже колена опухла. От нестерпимой боли он плакал как маленький ребенок. Вероятно, даже если и не было перелома, наверное была трещина.

– Где его машина? – спросил Абдреш родственника.

– Машина в озере осталась. Хорошо еще что там не глубоко, но масло из мотора и тосол из радиатора все вытекло. Большая часть поверхности озера уже покрылось маслянистой плёнкой. Если ветер поднимется, масло разольется еще больше.

Абдреш заторопился.

– Ничего с озером не случится ветер все развеет. Лучше возьмите дома трактор, быстрее вытащите машину, закройте в гараже чтобы никто не увидел.

Свадьба проходила своим чередом. Вся молодежь была на танцплощадке, откуда раздавались топот танцующих, смех и веселье. Национальные игры их не интересовали. Среди сватов одну пышнотелую яркую женщину с золотыми кольцами на всех пальцах рук никто не мог уговорить выпить за здоровье молодых, она ссылалась не здоровье, и не пожелала выпить ни глотка. Но тут или все-таки уговорили или же не вытерпела сама, размахивая широким подолом атласного платья она пустилась в пляс под «Андижанскую польку». Возбужденная с покрасневшим лицом она танцевала не уступая молодежи. Худощавый высокий парень не успевал за ней вприпрыжку

как молодой козел.

– Давай, давай!! Дай жару!! Асса…

– Ха-ха!..

Кричали и подбадривали танцующих стоящие вокруг.

Уставшие от того что приходилось вставать во время каждого тоста от затянувшихся увеселительных мероприятий, немного потанцевав молодые со своими дружками на двух легких лодках вышли в море.

День близился к вечеру, но жара еще не спала. На берегу было полно народу.

– Э-эй, белую лебедь застрелили!

Дети выбежали навстречу. Директор пансионата бросив на берег белую лебедь, хвастаясь начал рассказывать:

– Знаете, это очень дорогой подарок! Я из него сделаю чучело и подарю своему шефу. Он недавно построил дом. Вместо картины оно займет всю стену. Оригинальный будет подарок! – он заметно был взволнован.

– Белых лебедей не стреляют, зря он это сделал, теперь оставшись без пары другая не будет жить, – сказал один из стоящих.

Некоторые поддержали его.

– Да не будет жить, белые лебеди не живут без пары.

– Это точно, и вторая погибнет!

– Не погибнет! – Директор повышенным тоном крикнул – я застрелил самца, а самка осталась. Самки быстро найдут себе самцов! Это же всем известно! Нечего поднимать шум!

Никто ни промолвил ни слова.

Лебедь лежала на песке с распростертыми крыльями длинной вытянутой шеей, казалось, что она в этот момент летит в вышине.

Вероятно, кто-то позвонил по сотке, приехали три инспектора охраны природы, осмотрели лежащую лебедь и начали составлять протокол.

Подошел Абдреш.

– Ээ, оказывается, это наши парни! Подождите друзья, отложите свои бумаги кушать подано, все на столе, пойдемте отведать мяса, надо наполнить желудок…

Как говорится «Рыльце в пуху» они замяли это дело получив деньги от застрелившего лебедь. И отправились обратно, что еще больше они могли сделать. Выписав огромный штраф пополнить государственную казну? Получаемой зарплаты еле хватало на проживание…

Той продолжался. Одно мероприятие заканчивалось, другое только начиналось и им кажется, не было конца.

Недовольные в получении призов и проигравшие от обиды ещё больше выпив и закусив продолжали дальше участвовать в соревнованиях. Неразумения и скандалы, даже драки обычное дело в таких празднествах.

– Ку-ук! Ка-ак!

– Эй, это пара убитой лебеди! Вон она кружит в небе.

Закричали дети. Никто кроме них не обратил на нее внимания. Собравшись в кучки по два три человека, все были заняты выпивкой и закуской, поздравляя друг друга с пожеланиями всего наилучшего. Еле стоящие на ногах несмотря на парадные костюмы как попало расположились на песке, а кто-то размахивая руками выяснял отношения друг с другом.

– Мясо готово!

Сказал наклонившись к Абдрешу, родственник.

– Смотрите хорошо, чтобы оно не разварилось!

Выпивая с гостями он тоже захмелел. Пошел к свату, который прилег под накрытым навесом немного отдохнуть. «Надо поднять – подумал Абдреш. – Сегодня переночуют, завтра к вечеру проводим. Слава богу судьба свела нас хорошими людьми. Медеру повезло тесть и теща хорошего положения, зажиточная семья. Невестка тоже кажется не плохая, жена не нахвалится. До сих пор она мне не показала своего лица. Видимо стесняется. А это в свою очередь большое уважение к тестю. Чувство удовлетворенности было написано на его лице.

В это время пара лодок приближалась к берегу. В первой лодка были друг и дружка – они тоже уже долго дружили и уже договаривались о свадьбе. Аяна отряхнула платье, посмотрев в маленькое зеркальце увидела небольшое покраснение на шее, с укором глянула на Медера покачала головой припудривая лицо. В это время выскочившие из-за того мыса три водных мотоцикла на скорости подлетев к месту где проходило торжество круто развернулись и уплыли обратно. Поднявшиеся огромные крутые волны направились в сторону лодки где были Медер и Аяна.

Кто мог предвидеть такое, от удара первой волны поднялся зад лодки где сидела Аяна, моментально пришедшая следующая волна с силой ударила о борт. Испугавшись Аяна закричала.

– Ма-ма-а!

Вскочив с места вытянув руки вперед она кинулась к мужу.

Бросив весла Медер тоже кинулся в ее сторону, но к несчастью, не успел, коснувшись пальцев супруги и казалось бы что уже схватил за руки, но запутавшись за длинный подол платья Аяна упала на дно лодки. От третьего удара волной лодка перевернулась, и они упали в воду. При перевороте лодки закрепленное весло ударило Медера по голове. Он потерял сознание, его тело обмякло, и он начал тонуть. Все это произошло в какие-то считанные минуты на глазах стоящих на берегу людей. Моментально раздались крики, поднялась паника.

– Утонул, утонул!

– О господи, спасите их! Спасите!

Первая лодка уже была на берегу, друг Медера скинув костюм, бросился в воду. Купающиеся вокруг поплыли к перевернутой лодке. Расстояние было не близкое, но один парень быстро подплыв, нырнул и успел вытащить Медера за руку.

– Переворачивайте лодку!

Подоспевшие несколько человек перевернули лодку, уложили Медера, и подталкивая направились к берегу.

Парень снова нырнул под воду. Именно в этом месте дно было заросшее камышом, спутанным водорослями. Вода тоже была мутной. Когда все были заняты Медером то не заметили место где ушла под воду Аяна. Выскочив из-под воды глубоко вдохнув воздуха, парень снова нырнул. Вместе с ним ныряли еще несколько человек. Аяна как будто специально спряталась. Время неумолимо бежало. На берегу все шумели, крики нескончаемый плачь, все не отрывая глаз наблюдали за ныряющими.

– О господи помоги найти ее!

– Что за день сегодня?!

Несколько человек заняты Медером, оказывают первую помощь, откачивают воду. Скоро приплыл спасательный катер с водолазами, узнав место где утонула Аяна они начали нырять, но не могли найти её.

На берегу слышен плач и причитания.

– Как это случилось!

– Господи, помоги ей!

Неожиданно, подняв как маленького ребенка в белом, из воды вынесли Аяну.

Стоящие на берегу зашумели.

– О господи, спаси ее!

– О девочка, дорогая моя!..

Только полчаса назад здесь царило веселье и праздник, и никто и не мог предполагать, что может произойти что-то нехорошее. Все стояли в оцепенении, устремив взгляд на безвольно болтавшиеся руки и ноги девушки. Длинные волосы свисали с плеч. Все в тайне смотрели на нее с надеждой, что она начнет дышать застучит ее сердце, вся округа тоже замерла как бы в ожидании чего-либо. «Скорая» уже прибыла, девушка в белом халате оказывала первую помощь, помогая откачивать Медера.

– Пульс очень слабый. Его срочно нужно увезти в больницу.

Абдреш весь в слезах, его жена плачет обхватив голову сына, причитая целуя его в лицо в голову, мечется не зная, как помочь.

– О сыночек мой, господи помоги ему, спаси его!

Постелив одеяло Аяну положили рядом с Медером. Хотя врач и предчувствовала что уже случилось что-то не хорошее, но она попыталась оказать помощь сделала укол, послушала сердце. Кое кто еще пытались сделать искусственное дыхание, но врач отрицательно покачала головой и отвернулась.

– Все… Уже не поможем…

Все еще надеявшиеся на какие-то сверх естественные силы родители девушки и родственники закричали, начали плакать.

Как будто разверзлась земля, содрогнулись горы, всех окружающих охватил страх.

«Скорая помощь» увезла Медера. Обхватив его голову мать уехала вместе с ним. Некоторые поторопились к машинам.

Плачь, смятение… Мать Аяны рыдала причитая, никто не осмеливался подойти и успокоить ее, все плакали.

– Эй, ты свинья! – шатаясь и падая кинулся к стоящему напротив уткнувшись в землю Абдрешу, отец Аяны. – Где моя дочь?! Ты собака! Забрав, это ты убил ее!

Колени его задрожали, и он присел на землю. От горя и ненависти от охватившего его чувства безысходности он несколько раз кулаком ударил по земле.

– Ненавижу! Ненавижу ваше озеро! У меня на глазах забрал дочь мою! Проклинаю тебя! Оо, да пусть иссякнет оно! Исохнет… Уу-у…

Абдреш сам весь в слезах обняв свата, не находя слов утешения пытался поднять его. Подошедшему брату чтобы помочь, головой кивнув в сторону юрт.

– Собирайте! Быстрее!..

Стоявшие в оцепенении родственники, не знавшие, что делать, мгновенно спохватились и начали сворачивать и собирать юрты, кухню, казаны посуду.

Ноги заплетались как у только что научившегося ходить, Медер пробирался сквозь деревья, бежав из больницы. Его тошнило, в груди было больно дышать, икота не проходила, в теле была слабость, но не смотря ни на что он не останавливался. Все его мысли были о молодой жене, Где Аяна? Он смутно помнит, что лодка перевернулась, и они упали в воду.

Перед глазами: крик Аяны – Мама – а! – ее порыв к нему с протянутыми руками, а что случилось потом он не может вспомнить. Упала ли она в воду, спасли ее или нет. Голова у него раскалывалась, в глазах туман. Наконец он добрался до своей улицы. Около дома поставлены юрты. Со всех сторон к дому направляются люди. У него и в мыслях не было ничего плохого. Он подумал, что Аяна должна быть дома. От шума в ушах он ничего не слышал. Заметив его, со стороны дома, к нему направилось несколько человек. Один из них его друг, глаза, опухшие от слез, обняв Медера, весь содрогаясь он не переставал плакать.

– Где Аяна? Что случилось? – спросил, отталкивая друга. Он не ответил, слезы еще сильнее лились из его глаз, он не в состоянии был ответить, еще крепче обнимая Медера

Подошедшие подхватили его и повели к крайней юрте.

Посередине юрты на кровати лежала Аяна накрытая белой тканью. Медер потянул за простынь, бледная без единой кровинки в лице безмолвно лежала Аяна.

– Аяна!!!

Нагнувшись обняв он начал целовать ее.

– Медер мы потеряли Аяну. Теперь нет ее – обняв его заплакал друг.

Медер только теперь кажется осознал, что случилось:

– Аяна умерла? Аяны теперь нет? Аяна-а…

Рванув к кровати он поднял тело, завернутое в белое. Руки ноги свободно свисали

голова безвольно склонилась к нему на плечо.

– Аяна-а! Милая моя, неужели правда, что ты покинула меня?..

Закричал Медер, с телом на руках, потеряв сознание упал прямо на супругу. Стоящие вокруг засуетились, быстро подняли Медера уложили тело на кровать. Торопясь подошел Абдреш, поцеловав сына в лоб:

– Домой! Отнесите его в свою комнату! – он вытер слезы с глаз.

Сколько пролежал Медер не знает, очнувшись, он увидел, как с несколькими людьми отец выходил из комнаты:

– Ты только посмотри какой он однолюб. Девчонок достаточно, не получилось с этой, найдем другую, и что он так за этой убивается. Закончим похороны, все ритуальные мероприятия, и я сам найду ему не целованную. Самое главное, что он жив и здоров. Остальное бог с ним. Пошли, пусть он отдыхает…

Они вышли из комнаты.

Прислушиваясь Медер подождал пока они отойдут, поднялся с места открыл окно и выпрыгнул в сад. С улицы слышны плач и причитания женщин.

День близился к вечеру, становилось прохладно. По небу лениво проплывали одиночные перистые облака.

Медер пришел прямо к берегу где проходила свадьба. Все вокруг как после бомбежки неузнаваемо: строения все разбиты, развевающиеся на ветру порванные тканевые покрытия навесов сломанные скамейки, разбросанные остатки пищи. Наступил пир для бродячих собак, растаскивающих остатки костей, пировали и слетевшиеся ото всюду птицы. Медер не обращал на все это внимания, безмолвно стоял на берегу, смотря на то место, где перевернулась лодка.

От дневного шума не осталось ничего. Вдалеке виднеются несколько лодок. Купающих ся тоже мало. Озеро спокойно как будто отдыхает. На берегу лежат перевернутые лодки.

У Медера снова перед глазами стала Аяна протягивающая в последний момент руки. Почему он первым не встал к ней навстречу? Почему он не схватил ее крепко за руку, может быть он успел бы схватить ее прижать к себе и спасти.

Он хорошо плавал. И не раз спасал утопающих. А теперь пусть будет проклято это озеро он не смог спасти Аяну…

– Аяна… прости меня, милая, я не смог спасти тебя, у меня не было возможности… Прости! – не сдерживая слез, он громко рыдал.

– Ку-ук! Ка-йк!

Медер не отрывал взгляда от озера.

От лучей заходящего солнца далеко видны облака, окрашенные в багряно красные цвета. Острые вершины гор как будто в последний раз хотят увидеть заходящие лучи солнца подпирают небосвод. Усилился ветер с озера.

– Каа-йк!

Неожиданно сзади раздался какой-то громкий и сильный звук. Как будто что-то выбросили из машины, не придавая этому значения Медер обернулся, увидел не в далеке что-то длинное белое. Это не мешок, так что же это может быть?

У него ёкнуло сердце.

Это то место, где лежала застрелянная лебедь. Свернутая шея, в беспорядке распростер -тое одно крыло, лежала белая лебядь.

– Оо-й, несчастная!..

Перед тем как выйти на озеро вместе с молодежью, и они с Аяной пришли посмотреть на лежащую с распростертыми крыльями убитую лебедь. Жалостливо посмотрев на Медера, Аяна печально сказала:

– Зря он так сделал. Говорят, белых лебедей не стреляют. Что теперь будет с его парой? Она ведь теперь одна осталась да… кто это сделал?

Медер отвел Аяну в сторону.

– Не обращай на это внимания. Это директор пансионата, он там работает уже много лет. Напился водки, ему все равно. Изверг.

Медер в миг добрался до лебедя.

– Бедная птица!

Не вытерпев он заплакал. Присев приподнял разбитую голову птицы, погладил по телу.

– Ты не смогла без пары, да, бедная птица?

Солнце совсем закатилось. Наступили сумерки. Окружающие горы было еле видно. Медер положив голову птицы на плечо прижал ее к груди, тело еще не остыло, длинные лапы доставали до колен. На это не обратил внимания. Пошел на место где стоял до этого.

– Сегодня твой последний день. Ты рассталась с жизнью ради своей пары? Да? Не захотела остаться одна? Ради своих великих и нежных чувств ты решила отказаться от своей жизни? Да? Вот я тоже остался один без своей любимой. И мне одному теперь жизнь не интересна, без Аяны не смогу жить на этом свете. Я тоже пришел найти свою пару. Я иду к ней. Да она ждет меня. Мы возьмемся за руки и улетим далеко-далеко в вечность. Мы теперь никогда не расстанемся!

Он не остановился, продолжал идти. Он не чувствовал темноты и холода воды, а наоборот, с того места где перевернулась лодка и утонула Аяна, ему показалось, как будто появился свет и с распростертыми объятиями его ждала супруга.

– Ждешь меня, дорогая?.. Я иду к тебе, встречай, милая!..

Окружающие горы, являющиеся вечными свидетелями жизни и смерти всего живого, стояли мрачной стеной, как будто впитав в себя все горе, и озеро было безмолвно.

Да, жизнь сложная штука, и не каждому дано понять это.

Наступили сумерки, из села слышался плач и причитания:

– Ээ-э…

Были вы как два цветка…

Неужели ваша жизнь так коротка?!

 

© Дуйшеке Доконбаев, 2016

 


Количество просмотров: 604