Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Драматургия и киносценарии, Киносценарии
© Камчыбек уулу Ильяс, 2016. Все права защищены
Произведение публикуется с разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата размещения на сайте: 27 июля 2016 года

Камчыбек уулу Ильяс

Мне снятся волки

Автор этого сценария стал одним из восьми лауреатов конкурса в номинации «Оригинальная идея» на первом фестивале молодых сценаристов «Бай Терек Азия».

 

…Мне снятся волки, брат…

Волк с горящей решимостью преодолевает заснеженные склоны гор, несмотря на все ранения. Эта дуэль охотников длится уже очень долго. Его нюх утопает в запахе своей крови, вытекающей из раны в боку. Кровь как маяк – для потерявшего след человека, одержимого этой охотой. Человек ранен и с каждым шагом своего преследования он теряет частицу жизни, как и его соперник. Кровь, вытекшая из их ран, по велению судьбы смешиваясь, свертывается в рубиновые следы борьбы человека и природы. Встреча двух охотников, хищников по своей природе, ведет к одному итогу: один продолжит охоту, другой продолжит путь по колесу бытия.

…Мне снятся волки, брат… Что это может значить?

 

Вы никогда не замечали, насколько изворотлив и хитер, становится человек при возможности обмана другого? Все эти методы обогащения, правила успешных людей, маркетинговые уловки, контроль подсознания, НЛП – это все ложь, ложь для лжи другим. Ложь для продажи товаров с лживыми описаниями, лживым качеством, по лживым методикам продаж, и наконец, для удовлетворения лживых потребностей конечного покупателя. Я не хочу приводить в пример монстров торговли. Я хочу показать пример из жизни: окошки приема документов в любой организации сделаны для показа главенства и ожидания поклона со стороны обращающегося. Маленькое психологическое манипулирование, оставшееся наследие от СССР. Из нового можно привести «картонные» кабинки обслуживания клиентов в одном из «новоявленных банков». Представьте только комнату из гипсокартона, где акустика сделана так, чтобы улавливать любые звуковые колебания. И тут… Шуршание денег из-за стенки, так возбуждает меркантильные аппетиты будущих заемщиков-рабов. Они слышат эти деньги, может даже некоторые учуют запах (хотя пахнут они не слишком приятно: потными ладошками и грязью, если только не новые купюры).

Но наша история не обличает этих паразитов… Она о других, хотя место своего действа они выбрали среди тех самых меркантильных рабов…

В одной из кабинок сидели двое парней лет 23. Один из них полноватый, азиат (хотя в этой все истории все азиаты, и заслуживают легкого описания) с редкими вьющимися темными волосами и на удивление, даже для своих «соплеменников», очень узким разрезом глаз. Он, добродушный нравом, человек создавал приятное впечатление вокруг своей «орбиты», но что-то настораживало других: запоминали его поступки, помощь, но только не его самого.

Его друг был худощав, с темной густой копной волос. Жилистый и высокий, как зверь готовый к прыжку. Он словно костер холодного огня, яркого, светлого и ничуть не теплого для прохожих. Конечно, только не для близких людей. Он был диким необузданным огнем, хранящим их от острых кольев льда.

Они сидели тихо, не привлекая внимание «рабов и надзирателей», до момента, когда стрелки часов не встали, в положение «раскрытых ножниц». Время… Идеальный угол в 90 градусов этих стрелок положил начало цепочке событий нашей истории…

Добрая и радостная маска слетела с их лиц, обнажая их истинную роль в этом действии. Издевательская ухмылка и огонь в глазах – вот реквизиты их ролей: тех, кто берет свое. Каждый одел маску: Добряк, а в последующем Nod, одел маску смеющегося клоуна в цвет американского флага: ему казалось смешным ограбить банк в цветах страны, откуда пришел этот банк на рынок Кыргызстана. Его друг, Jack, одел маску Они, демонов японской мифологии – сильных, хитрых, безответных в своем гневе, таких похожих на людей... Взяв из сумки оружие: два стареньких ТТ, доставшихся им с большим трудом, кои будет рассказано после. Nod все был не доволен выбором оружия: он говорил: «К моей маске подходит револьвер и только револьвер, я не могу грабить советским оружием американский банк в маске цвета американского флага. Это моветон…»

 Пересекая зал, укладывая посетителей как младенцев на пол, они направились в сторону охранника, сонно вглядывавшегося в окно. Везунчик потерял сознание от удара в затылок, думая о прекрасном небе.

В это время, у северо-западной наружной стены третий сообщник, разбив молотком маленькое окошко, из кассы выкурил кассирш, слезоточивой гранатой. Не успев нажать тревожную кнопку, кассирши, словно раскаиваясь за все свои годы работы на банке, роняли слезы, прижавшись плотнее к холодному, успокаивающему, ужасный зуд в глазах, полу. Посетители в это время сжались в одном из углов, как стадо слонов, охраняющих свое потомство.

Он одел маску абсолютно белую, лишенную особых черт и примет, это был для него знак начала новой жизни, в новом качестве, в новой роли. Позвольте представить – Edge.

Двое наших инициаторов: Nod и Jack взяв ключи у охранника, положили огромный рюкзак в центр зала, и ничего не сказав, заперли все двери и вышли. Их добыча находилась отнюдь не в банке.

Получив статус банка, районные филиалы не обзавелись сейфом, и пользовались услугами хранения в банке по соседству. Инкассация проводилась главным кассиром и двумя охранниками, снаряженными пистолетами Макарова. Охрана к слову была пустым звуком, отпугивающим простых зевак.

Выйдя на улицу, они встретили «инкассаторов», только подъехавших на старенькой копейке. Jack достав из кармана куртки стеклобой и слезоточивую гранату, разбив стекло, устроил «сеанс исповедания» главному кассиру и двум ее напарникам в этом тесном салоне. И тут же освободил от тяжкого груза в размере 3 000 000 миллионов долларов США. Увидев смятение и испуг в глазах случайных зевак, Jack побежал за угол, к заднему входу в банк, под прикрытием Nod и Edge, где их ждал Cross в неприметной малолитражке: он выбрал маску Фемиды, слепого правосудия, оружием которой считал себя в тот день. Итак, незаметная малолитражка по окружным путям выехала в сторону дома рядом с железнодорожным перроном. Упоение своим превосходством сменилось чувством приближающейся опасности, которое росло по мере приближения к укрытию.

«Милиция? Где милиция?» – резонно спросите вы. Охрана, отойдя от осушающего процесса «исповедания» вызвала милицию после пяти минут спешного отъезда исповедников. А бедные посетители банка стали заложниками своего сознания, фильмы и сериалы научили нас, что любая сумка, оставленная в банке при таких чрезвычайных ситуациях, является бомбой. И только наряд милиции приехавших на вызов охранников развеял эти страхи.

«Как они это спланировали?» – просто Nod оказался бывшим сотрудником этого банка, и именно этого филиала. Эта надзирательская работа ему просто надоела и в качестве собственного увеселения, он начал планировать сие действо. Не бронированное маленькое внешнее окошко в кассе, охранник-мечтатель, время и процедура ежедневной инкассации – все это плод его скуки, порожденной банковской работой.

 

Начало

Я иду за волком. Наши следы единственные признаки жизни в поле моего зрения. Каждая снежинка теряет свою неповторимую красоту на земле, сливаясь белоснежным покровом земли, либо тает в наших остывающих каплях крови. Моя и его кровь – это наши следы. Рубин наших следов свидетельства нашего танца смерти. Я уже не помню нашей схватки с ним? А была ли она? Я помню лишь нашу кровавую прогулку по этому полю. Есть я и он и наш путь, который не преодолеет никто иной. Далеко впереди я вижу стаю волков, терпеливо ждущих… Чего? Кого? Я теряюсь в догадках и останавливаюсь на миг подумать об этом. «Теплое» решение об остановке сразу навевает сонные приступы, мозг дарит воспоминания о блаженном сне, таком желанном и притягательном… Вой, меня будит вой… Волки и мой соперник вырывают меня из лап коварного Морфея. Почему? Зачем я им? Невольно я благодарен моему сопернику. Сопернику ли? Я не помню нашей схватки. Была ли она?

Мне снятся волки, брат…

Началось все в один из осенних вечеров. Кросс и Джек сидели в машине: 3-4 м2 личного пространства для свободы воли и фантазии: в один миг это дорогой спорткар, участвующий в гонке, в другой момент это элитное игорное заведение, навеянное мифами и небылицами Лас-Вегаса, и всегда этот салон был обителью для 4 простых парней.

Нод, а точнее его голос звучали, сегодня несколько возбуждено, и что совсем не было похоже на него, так это его опоздание на встречу. Опоздав на добрые 58 минут, под аккомпанемент недовольных голосов своих друзей Нод появился около правой передней двери. Сев в салон, и поприветствовав всех, Нод изложил свой безумный план. План этот плод безумия истинно справедливого человека работающего, частью «паразита общества». Чувство справедливости в нем давно изменилось в простую холодную месть.

Не каждый согласился на это. Кросс ждал мнения других, Джек озадачен, и лишь двое из них стояли твердо на своих мнениях: Нод, как инициатор был «за», и Эдж был категорически против этой затеи. Сегодня его баланс скатился к верующей стороне его души. Но идея как семя, посадив в благодатную почву семечко вырастает. А такой почвы появилось у каждого сверх нормы.

 

Джек

Парень модельной внешности, этакий представитель трансгендерной революции домов Gucci и Channel, высокий с темной копной волос и длинными ногами — все это повод несметных шуток о нем. Джек и его процесс личностного становления были словно списаны с южно-американских сериалов 1990-2000 годов: семья, сводный брат, завистники, враги, кулуарные войны и т.д. Вследствие чего Джек выработал для себя особый кодекс чести, включающий в себя все ситуации жизни, и решения их. Друг, брат и соратник каких не сыскать, легкое общение, образованность и уважение к личности собеседника дарили ему приятелей, девушек, связи. Но кодекс чести бессилен против приобретённых «ранений» на таких войнах: упрямость, неспособность завести друзей, плохой выбор окружения, сварливость. Все выше перечисленное давало на выходе список контактов в 300 человек, но каждое имя в этом списке было лишь воздухом, потраченным зря. Упрямость вела к спорам, а сварливость к коротким беседам с каждым собеседником. Благо темные черты показывались не так редко. Но была одна черта характера, которая ранила его и всех вокруг: верность – семье, друзья, любимой, принципам. Верность толкала его на возмездие тем, кто причинил боль его друзьям, хотя его в аккуратности можно сравнить лишь с лесным пожаром. Боль причинялась всем вокруг, и пострадавшим, и причинившим боль. Предложение Нода застало его врасплох: завести семью либо пойти с друзьями… Теплый осенний вечер и высокомерная консультант в магазине решили эту дилемму.

Был теплый осенний вечер, когда приятно видеть опавшую, пастельного цвета, листву у себя под ногами. Джек и его девушка долго гуляли по парку, теплый воздух, прогретый еще летним солнцем, так манит людей в парк, что безвольно они остаются там, заворожённые красотой этой золотой осени. Поддавшись общему настроению, эти две половинки одного целого присели на скамейку, где им открылось нечто: закат солнца, красиво обрамленный облаками, цвета раскаленной меди, был настолько ярок, что кто-то шепотом произнес: «Небеса горят…». В парке замерло все, что вдруг упавшая тишина позволила услышать всем эту фразу, и каждый ощутил себя, кем-то опаленным этим закатом.

Смеркалось. Пара дойдя до ближайшего торгового центра, завороженная огнями города, зашла в бутик одежды. Окрыленная недавней красотой природы и космоса, наша пара, рассматривая новую коллекцию одежды, ничего подозревая, пропустила приближение крайне опасного врага. Консультант по продаже одежды, ярко одевшись в свой же товар, поставила себе цель выместить зло на ком-нибудь, из-за сорванной сделки на 63 000 сом. По правде говоря, одеть женщину в тряпье «панельных войн 1990 года» крайне непрофессионально, и замечания от мужа ее жертвы уместны, хотя и несколько крепких словечек были лишними. Консультант, посмотрев сверху на нашу пару, высокомерно подняв бровь уточнила цену на платье в руках, любимой Джека, и поинтересовалась наличием таких денег у него. Грубо, очень грубо… Джек увел свою половинку из этого магазина и поклялся себе, что нужды в деньгах он никогда испытывать не будет. Не ради себя, ради нее… Добро пожаловать на темную сторону.

 

Кросс

Жизнь Кросса была тяжела в начале, но благодаря характеру родителей вырос он строгости и достатке. Он был первенцем в этой семье, старшим, выращенным в традициях чести и уважения к семейным ценностям. Худощавый парень, среднего роста, с редкими жидкими волосами и острой ухмылкой. Таким он рос. Невольно, благодаря своему раннему появлению, он стал случайным свидетелем всех невзгод, что встречались на пути его родителей. Семейная честь не позволяла ему быть в стороне от этих проблем, так с детства он стал полноправным членом семейного бизнеса. Его родственники – атрибут зависти Нода и Эджа. Учился он средне, звезд не хватал, да и не хотел. Хотя мог учиться лучшее, мнение Нода. После окончания школы его семья стала, как европейцы описывают, представителями среднего звена: 2 машины, благоустроенный дом, контракт на учебу трех отпрысков. Кросс с легкостью влился в семейный бизнес. Телефонный разговор то и дело превращался в кашу из фраз: Где товар? Поставка в срок, только наличные, аванс. Но, как и все дети представителей бизнеса, ему всегда хотелось пойти в собственное плавание, пройти проверку своего характера и предпринимательской жилки. Выращенный в тесной связи с социумом, в духе деловых переговоров, и всем что увеличивает благосостояние его семьи, повышает ее репутацию и авторитет, он прекрасно понимал, что он не наследник семейного бизнеса. В этой стране все получает младший сын. Все это помогло расти его амбициям и жажде. Яхту и собственный остров он хотел в 8 летнем возрасте. Сейчас ему 23, и он делает все чтобы его будущая семья не испытывала проблем, которые он видел будучи маленьким очевидцем. Поэтому он ушел из семейного бизнеса и решил начать свой путь. Он был труден и взращивал в нем все более сильное желание исполнения его фантазий, в его сердце все чаще стала образовываться пустота из-за обыденности и неудовлетворенности нынешним положением. Ему было обидно, не из-за финансового положения, нет, он не так меркантилен, его тяготила не реализованная им семейная честь, мерилом которой были все те самые деньги. «Меркантильная линейка» мерило ума нынешнего времени, нашего столетия. Предложение Нода озадачило его не шутку: возможность позора его семьи, и с другой стороны, исполнение его пылающего желания в дичайшее короткие сроки. Желание показать всю мощь его клана, его семьи. Он ведь хранитель этой семьи, этих традиций. Но мы все люди… Добро пожаловать…

 

Эдж

В одних комиксах есть герой, некий Ридлер, который весьма похож на него. Хитрые глаза, обрамленные в тяжелые веки, маленького роста, с подвижной конституцией тела, и вечно плохо уложенными жидким волосами. Эдж тоже любит загадки говорит недомолвками и с ухмылкой может дать ответ-сюрприз. Данный ответ содержит недомолвку, второй смысл, иногда похабный контекст, двусмысленность и ведет крайним последствиям затухания ЦНС и повреждения лобной доли человека. Крайне противоречив: любит веселье, вечеринки, девушек, живое общение, собеседников, не уступающих ему, но в определенный момент срабатывает «звонок», который не пойми от чего, работает, превращает его в мессию, просветленного и ненавидящего всю ересь, готовый сжигать все ее проявления пламенем очищающим. Целеустремленность ярко выражалась во всех его ипостасях: он с таким же рвением знакомится с девушкой, а через некоторое время «сжигает» ей мозг за грехи, увиденные его чистым взором. Но в один из дней то ли Всевышний, то ли Лукавый за определенные заслуги познакомили его с мисс А. Процесс саморазрушения запущен: 9 8 7 6 5 4 3 2 1…

Торговый центр. 20:30. Его терзает мысль о звонке ей, навязчивая идея и простые ответы не дают покоя ему уже три часа. Было прохладно, но он не чувствовал этого холода, он словно ядерная составляющая реактора в процессе полураспада. Резко сорвавшись, после звонка и ответа, произнесенного звонким девичьим голосом, он уехал к ней, за ответами. Маршрутка, будучи полностью свободной, казалось настолько медлительной, что шаги пешеходов казались спасительной альтернативой. Прибыв к месту встречу, она его ждала. Черные локоны на плечах ее пальто были слегка закручены. Солнечное личико успокоило его, обуздало его энергию. Разговор начался, как пожар в лесу, маленький окурок, брошенный в сухостой, превратился огненный шторм из-за порыва его души. Огненный смерч, закрученный его желанием получить ответы, сметал все вокруг: отговорки, ложь, осталась лишь правда. Жар их беседы дошел прохожего, который невольно подслушал диалог:

– Ты будешь со мной?

– А что нас ждёт в будущем?

Ее вопрос погасил все. Его сердце остыло. Ему были нужны средства, чтобы сохранить свое счастье, эгоистично, да, но ведь он сейчас был на другой стороне лезвия его судьбы… Добро пожаловать…

 

Нод

Дата его рождения была, как ему казалось, идеальным оправданием его поведению, поступкам, совершенным алгоритмом принятия решений для себя. Парень удивлял всех своими разносторонними познаниями, накопленными за долгими часами просмотра телеканалов NG и BBC. Такой накопленный багаж знаний в купе с уверенностью в своей правоте (да из-за то самой даты рождения), подарили этому свету очень пытливым ум, старающийся изучить все попадающее в поле его зрения. Каждое явление, произнесенное слово, свершившийся факт попадал на «хирургический стол» его ума. Высокий, с жидкими вьющимися волосами и астеническим телосложением. Идеальный исследователь непознанного, оставшийся за бортом этого времени. Нынешнее время беспощадная машина, требующая лишь запасных частей: бездушных, тупых исполнителей, однообразной работы. Благодаря всему выше перечисленному с работой складывалась ситуация катастрофическая: иерархия в коллективе отвергалась полностью, право на авторитетное мнение заслуживали немногие. Считая себя умнее, находил повод для поучений других, несмотря на желание поучаемого. Оратор, проклятый синдромом Кассандры (Кассандра – провидица, предрекшая падение Трои, ее видения были не приняты всерьез), непонятый автор, непризнанный гений, невостребованный новатор. Все это, показывало его мистиком или это было для него удобной «ширмой» его настоящей природы. Природная мягкость к окружающим и справедливость, превращалась в темную мстительную сторону его души. Беспощадное настоящее терзало его своим обыденными проблемами. Его темная сторона требовала возмездия за нынешнее положение в обществе, за попранное гордое слово «человек», за превращение общества людей в стадо. Рано или поздно человек, истинно справедливый находит рычаг воздействия на общество. Он нашел его в акции, навеянной скукой настоящей обыденности…

Я потерял из виду волка. С каждым шагом вперед его рубиновый след становится слабее. Западня? Нет, пройдя еще три шага по глубокому снегу, я нахожу его слегка припорошенного снегом. Он, как и я устал, наши раны больше не беспокоят нас, хотя я до сих пор поражен тем фактом, что мы еще живы. Не знаю, зачем я начинаю рыть ближайший холм снега, руки, словно лопаты, послушно гребут снег, хотя благодаря онемению я давно не чувствую их. Выкопав вместительный кармашек в холме, я подхожу к волку и со всей аккуратностью заношу в наше временное убежище. Мы стали больше чем соперниками в охоте, я не хочу его смерти… Наши рубиновые следы теперь печати взаимопонимания…

Мне снятся волки, брат…

Собравшись в доме у перрона, каждый из них впал ступор от совершенного. Каждый из них не был замечен в преступлениях в прошлом, но самым шокирующим была та легкость, с которой они совершили содеянное. Казалось, Эдж не мог понять, будучи человеком верующим, почему им дали разрешение совершить это. Кросс в это время искал «прачечную» (место отмывания денег), Джек принялся за ужин. У Нода на душе было не спокойно: на что же он подписал своих друзей этой акцией?

В это время кроме милиции их начали искать и те, кто продает услуги таким компаниям, которая стояла за пострадавшим банком…

Полтора года спустя наша команда благодаря актерской игре, некоторому количеству имеющихся связей смогла остаться на свободе. Деньги? Благодаря меркантильному неугомонному аппетиту одной из китайских фирм, предоставляющей специфические финансовые услуги, деньги были «отмыты». Как? Просто на данный момент китайский рынок ломится от «засилья смурфиков». Нет, не синепузых гномов, показанных не так давно в фильмах. Это обычные граждане КНР, открывающие счет в банке, и накапливающие деньги на этом счету. Все риски несет смурфик, даже при условии ареста счетов, выплата чистых денег производится точно в срок. Есть даже услуга экстренного съема денег: смурфик покупает вам подарочный сертификат, который остается в тени и не регистрируется на ваша имя. Дальше можете отовариться в бутике, указанном в сертификате, либо продать со скидкой первому заинтересованному. «Стирка» производилась по курсу 20 центов на 1 доллар. В итоге благодаря «кыргызско-китайскому сотрудничеству» наша команда получила 2 400 000 долларов США, отмытых и пахнущих «альпийской свежестью». Думаете конец? Нет, проблемы начались после месяца использования денег. Крыша поехала у всех без исключения.

Знаете, говорят: не тот богат, у кого много денег, богат тот, у кого больше денег, чем у соседа.

Деньги в наше время, как линейка в раздевалке юношеской футбольной команды. Холодная, суровая и дарующая бесстрастную оценку возможностей каждого человека. Эфемерная шкала оценки, в точности деньги для нашего общества, мерило ума, успеха, ключ от всех дверей, и грунт для роста чувства собственной важности. Рыночная экономика, начав с продуктов на полках магазинов, дошла сейчас до струн души, чувств, исходящих от сердца, до возможностей ума. На данный момент можно купить все: новых, успешных друзей, красавицу жену, преданность, уважение и т.д. Когда же мы начали продавать и покупать эти товары?

Каждый из нас получив свою долю начал обустраиваться и обустраивать свою жизнь, так как ему нравится. Джек купил тот бутик, с той самой продавцом-консультантом, и начал на постоянной основе пользоваться ей на праве хозяина бизнеса. Эдж получил ее, Мисс А. во всей красе приняла его и его состояние. Все войны и проблемы из-за женщин, Эдж был тем, кто получил, и то и другое. Кросс без сомнений начал возводить «обелиск триумфа своего клана», почет в семье, признание родителей, и уважение со стороны родственников, хотя количество родственников прибавилось многократно. Нод ждал последствий своей акции, окрыленный настроением великого «Ч», с сигарой в зубах ожидал волн беспокойства общества, его предрассветных потягов перед пробуждением, но все было тщетно: общество в коматозном состоянии не проснулось бы даже от укуса медведя. И черная, зияющая пустота росла в груди, на месте сердца.

 

Нод

Его нашли в одном из борделей Мадагаскара, доставленный в больницу от сильнейшего отравления, всем, что убивает с приятной ноткой взрыва эндорфинов в мозгу. Пятидневная кома единственное время его трезвости со дня приезда в эту страну. Он приехал сюда в поисках полноты своей души, в поисках ответов, но получил лишь вопросы. И каждый глоток этой необузданности, приближал его к ответу, пока он не приблизился очень близко туннелю с ярким светом в конце.

Волк и Я замерзаем в нашем импровизированном убежище. На улице ветер усиливается, снежинки, падающие в ритме вальса, теперь с холодной решимостью превращаются в маленькие снаряды, запускаемые ветром вьюги. Наши тела, израненные борьбой, еле держат наши души. Я чувствую его сердцебиение… Ровное и без шумов, лишь дыхание, прерываемое болью от сломанного ребра. Мои раны аналогичны: рана в боку, сломанное ребро, и дикая усталость от борьбы. Мы в норе, растапливая снег под нами, и превращая его в некое подобие постели. На определенном участке, тепла наших тел не хватает, чтобы растопить последние сантиметры снега. Мы остаемся так, и лежать на «перине» из снега… Я слышу вой и стая, врываясь, в наше убежище становится свидетелем нашей борьбы за жизнь. Я не чувствую страха перед ними и готов ко всему…

Мне снятся волки, брат…

Теперь вернувшись, он был готов, он знал ответы, у него была миссия…

 

Кросс

Кросс надежда своего клана, опора своих друзей – тот, от кого не ожидалось проблем, самый стабильный и имеющий голову на плечах человек проиграл все в казино.… Вначале укрепив главенство своего дома, он переселился в область, славящуюся своим чистейшим озером, новым домом для всех игровых заведений. Причиной тому была огромная скорость траты денег. Денег требовалось все больше для обеспечения целой «армии» родственников, и семейный бизнес начал давать слабину: многие принятые родственники начали подворовывать из общего котла, бизнес начал тухнуть. Кросс видя эти проблемы и не находя ответов на них, обратился к той самой жажде, которая вела его во время ограбления. Она подсказала ему простое решение: рулетка, карты. Первая игра и крупный куш свели его с ума. Аромат легких чистых денег завладел им без остатка. И в течение месяца он играл с переменным успехом, попутно запятнав честь своей семьи. В конце концов он проиграл все: семья, чтобы сохранить на плаву остатки бизнеса отказалась, от него – это было его предложением, холодным, взвешенным решением того истинного Кросса, бесстрастного и справедливого хранителя.

Нод нашел его первым на берегу соленого озера. Соль воздухе приятно жгла горло, напоминая о поездке на озеро в то время, когда, деньги не были их приоритетом. Теплый песок, согревая ноги и приятно проходя сквозь пальцы, дарил ощущение беззаботного веселья, которое они испытывали в прошлом. Его взгляд нашел зеркало озера, голубое, чистое и необъятное его взгляду. Он не находил больше в нем знакомые черты и прекрасно понимал почему: теперь у него была цель, не такая эгоистичная и меркантильная, как у всех их в прошлом, нет он не был воином революции. Он должен залечить раны своих друзей…

А тем временем их, как раз нашли люди, торгующие своими навыками по нахождению потерянного и наказанию воров…

 

Эдж

Эдж любил ее. Он был хорошим, но глаза у него арктического волка, голодного и ненасытного. Их семейная жизнь давно превратилась садистко-мазохисткую версию здоровой ячейки общества. На все его похождения она перестала обращать внимания, и это дико бесило его, ее равнодушие к нему. Он утопал в гневе и старался сделать все, чтобы почувствовать ее, ее любовь к нему. Так появилась вторая жена, а следом за ней и третья. Он отрастил бороду. Если раньше Нод видел в его глазах искру веры, то сейчас он мог разглядеть лишь пламя ревности.

Одним утром совершив все свои ритуалы, он пошел завтракать. Со всеми своими женами. Его сон сегодня был тревожным: ему снились люди, которые пытались ему что-то сказать. Он не помнил их лиц. Он думал о том, что натворил за последнее время, о своем поведении и отношении к Мисс А. Все эти проступки были лишь ради ее внимания. Он терзал себя, а следом терзал и других. Спустившись на первый этаж, открыв дверь в столовую, он увидел нечто: Две последние его жены лежали в алом озере их крови. Его Мисс А. в руках у них, его крик прерывает удар в висок, последнее, что он помнит, ее взгляд, такой же теплый, как и в первую их встречу, без обид в настоящем, без обыденных проблем, без этих денег. Их нашли те, кого наняли вернуть украденное. Они забрали у него все…

Слезы – такой бесценный товар, мужские скупые слезы. Они стоят дорого. Нод роняет их на койку в палате больницы. Эдж без сознания уже третий день. Кросс сменяет его по очереди: один остаётся с Эджом, другой ищет Джека.

 

Джек

Джек, получив полную свободу действий начал мстительный поход. Постоянно измываясь над всеми своими «недоброжелателями», попутно почувствовав свою безнаказанность, он и сам стал тем, кого презирал. Джек расстался со своей суженной. В одну из ночей она застала его с той самой консультанткой. Он пытался объяснить, что все это делается ради нее, и его исковерканные приемы «справедливого судейства» направлены лишь для защиты ее и ее чести. Он сам понял насколько опустился, рассказывая ей о своем «походе». Она ушла.

Выйдя на улицу и почувствовав одиночество, он бродил по опустевшим улицам города. В его мозгу витала лишь одна мысль: «Это она виновата, опять!». Он дошел ее дома и увидел оцепление: самоубийца выпрыгнула из окна, подойдя ближе, он узнал ее – ту самую, из-за которой у него столько проблем. В записке ее говорилось о прощении всем ее обидчикам и просьба, чтобы кто-нибудь позаботился о ее сыне. И тут до него дошло, что все ее высокомерие было ради ее сына, работа, которую она ненавидела, из-за придуманной высокомерной маски. Она скромная выпускница техникума, осталась не удел, технологи не нужны этому времени, ему нужны продавцы-консультанты в бутик дорогой одежды.

Джек опустошен. Его шаги не слышное эхо его «песни жизни». Он давно знал о состоянии Эджа и только в эту ночь решился пойти к нему палату.

Я не чувствую боли. Я свободен. Открыв глаза я понимаю, что тем волком был Я тот, кто шел с ним последу, по этому полю, по этому чистому листу. Я поднимаюсь и вижу волков, они ждали меня, они приветствуют меня, как заново родившегося. После бури поле, словно белое полотно новой жизни ждет моего направления, чтобы сохранить мои следы здесь. Я вижу встающее солнце, опаляющее своим жаром снег рядом со мной, и свет яркий до боли в моих глазах. Я вижу мой путь. Я не один…

Мне снятся волки, брат…

В это время Кросс вошел в палату, чтобы сменить Нода, мирно спавшего у края кровати Эджа. Когда Джек вошел в палату: Эдж открыл глаза, полные боли от случившегося, и полные раскаяния за все свои грехи. Каждый увидел боль в глазах у другого. А тем временем группа, нанятая вернуть украденное приближалась к палате, преодолевая метр за метром длинного коридора больницы…

Резкий сигнал разбудил меня. Удобно устроившись на пассажирском месте в маршрутном такси, сон одолел меня. Преодолев последние метры перед встречей с друзьями, я не мог выбросить сон из головы, яркий и правдивый, словно жизнь. Кросс спросил, что я хочу им рассказать? Я ответил: «Мне снятся, волки брат. Я знаю, что они хотят сказать. А к тебе они приходят?»

 

26.05.2016

 

© Камчыбек уулу Ильяс, 2016

 


Количество просмотров: 627