Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Драматургия и киносценарии, Киносценарии
© Роман Духовный, 2016. Все права защищены
Произведение публикуется с разрешения автора и ОО "Юнона ПроМедиа"
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата размещения на сайте: 12 июля 2016 года

Роман ДУХОВНЫЙ

Учитель

Сценарий полнометражного фильма – участник конкурса сценариев «Бай Терек Азия»

 

Повести Чингиза Айтматова «Первый учитель» посвящается

 

Сцена первая

Большая оса отчаянно бьется в оконное стекло автобуса. В салоне пыльно и жарко. Старичок-автобус жалобно поскрипывает на каждой выбоине дороги.

За окном проплывают захватывающие дух пейзажи природы – сверкающие на солнце вершины заснеженных гор, бурлящие горные речки с прозрачной талой водой, зеленые островки хвойных деревьев, заросли арчи и шиповника у подножия гор.

Большинство пассажиров спит, утомленные зноем и долгой дорогой. На заднем сидении автобуса сидит молодой человек лет двадцати-двадцати пяти. Его внешний вид выдает в нем городского жителя – модельная стрижка от стилиста, дорогая рубашка выгодно подчеркивает спортивную фигуру, джинсы с рваными коленями и рыжие узконосые кожаные туфли.

На его коленях лежит компактный ноутбук, а тонкие пальцы быстро бегают по клавиатуре. Иногда он поднимает взгляд от экрана и с любопытством рассматривает пейзажи, проплывающие за окном.

Наконец, цепь скалистых нагромождений заканчивается, и внизу, перед пассажирами автобуса открывается удивительная по красоте картина – сияющее на солнце озеро, словно дорогой аквамарин редкого бирюзового оттенка. А на берегу, словно нарисованные художником, маленькие аккуратные домики в окружении садов, игрушечные отары овец.

Автобус останавливается возле старой саманной постройки, с двумя давно не мытыми окнами и выцветшей табличкой «Автовокзал» над дверью, на которой висит большой амбарный замок.

Разомлевшие от жары люди вываливаются из автобуса шумной толпой. Женщины подхватывают детей, мужчины –многочисленные баулы и коробки. Последним из дверей выходит молодой человек. С любопытством он осматривается по сторонам.

Замешкавшийся старик, в белом колпаке и с резной тростью, спрашивает его:

– К кому приехал, бала?

– Саламатсызбы, байке. Не подскажите – где здесь школа находиться?

– Нам по пути. Это с другой стороны села.

Дорога резко поднимается в гору. Вдоль нее вытянулись ввысь два ряда белоствольных тополей.

Молодой человек забирает у старика небольшую, но довольно тяжелую сумку. Свою сумку на колесах он тянет за собой.

У него вдруг появляется странное чувство, что он здесь когда-то уже был. Ощущение дежавю, что он уже видел когда-то эти домики за низкими заборами, и этого старика с добрым и загорелым морщинистым лицом.

– А ты что же, родственником нашего Кубанычбека будешь? Что-то я тебя здесь раньше не видел.

– Да нет, не родственник. Я работать сюда приехал. Учителем.

– Вот оно что.

Старик, еще раз с удивлением окидывает парня взглядом:

– Значит, правду говорят, что в городе с работой совсем плохо.

– Да нет, я сам сюда захотел. Когда-то мой дед здесь учителем начинал. Темир Боронбеков его звали. Может быть, знаете?

Это сразу после войны было.

Старик время от времени останавливается, чтобы отдышаться:

– Я ведь после войны в городе жил. Уже после пенсии сюда вернулся – доживать. Это хорошо, что ты сюда приехал.

Азамат, бала. А наша-то молодежь все в город бежит. Как будто там медом намазано. А вон и школа. Ну, счастливо тебе.

Ты, если что, обращайся ко мне. Чем смогу – помогу.

Аксакал еще какое-то время стоит возле калитки и смотрит ему вслед.

 

Сцена вторая

Подойдя к дверям старой двухэтажной школы, молодой человек сталкивается с шумной стайкой школьников разного возраста.

Он ловит на себе такие же удивленно-оценивающие взгляды.

Все они хором здороваются с ним.

Войдя в кабинет директора, он видит, сидящего за столом немолодого мужчину, с седыми волосами ежиком, в поношенном и старомодном коричневом костюме. Тот, подняв голову от бумаг, спрашивает:

– Ко мне?

Показывает рукой на стул. Парень молча протягивает ему бумаги. Лицо мужчины светлеет. Он встает из-за стола и подает руку:

– Кубанычбек байке.

– Эмилис.

– А я, честно говоря, думал, что ты уже не приедешь.

Он долго жмет парню руку и похлопывает его по плечу:

– Не обидишься, если я тебя на ты называть буду? Ты ведь мне, если не во внуки, то в сыновья годишься. Ты не представляешь, как я тебе рад! Преподавателей-то у нас почти не осталось. Старики на пенсию уходят, а молодежь в городе остаться стараются. Никакой сознательности. Скучно им здесь.

Просмотрев документы парня, он кладет их в сейф:

– Мне сказали, что ты хоть и молодой, а уже и за границей успел пожить.

– Мой отец дипломат. Он и сейчас со второй семьей за границей живет.

– Значит, будешь у нас информатику преподавать. Нам местный депутат два компьютера подарил. Ну и английский, конечно – хотя бы для старшеклассников. Да, и рисования у нас нет. А у тебя и художественное образование имеется. А физкультуру у нас пенсионерка ведет, моя ровесница. Можешь себе представить.

Ну что, пойдем, я тебе твой класс покажу.

Или нет. Ты, наверное, с дороги устал. Лучше я тебе сейчас жилье покажу.

Выйдя со школьного двора, они идут по центральной улице села.

Директор, здороваясь со всеми встречными взрослыми и детьми, продолжает разговор с Эмилем:

– И еще, такой момент – ты только не обижайся. Имя у тебя какое-то необычное. А у нас народ простой, могут не понять. Может быть, мы тебя Эмилем будем называть?

– А я и не обижаюсь. Это моя бабушка – старая коммунистка придумала. Означает – Энгельс, Маркс и Ленин, и Сталин. А отец не смог ей отказать. А так меня большинство друзей Эмилем называют.

– Пока у Осипы эже поживешь. У нее дом большой, а дети разъехались. Будешь ей по хозяйству помогать, а она тебе постирать, приготовить что-нибудь.

Напротив небольшого сельского магазина, их останавливают две женщины средних лет, стоящие посреди дороги. Одна из них держит в руке веревку, привязанную к белой козе:

– Саламатсызбы, Кубанычбек байке. Родственник к тебе приехал?

– Этот парень мне дороже всех родственников будет. Новый учитель, из столицы к нам приехал.

Женщины с интересом смотрят им вслед. Хозяйка козы говорит другой – высокой, румяной и ярко одетой женщине:

– Смотри, Бурул, какой симпатичный. И образованный. Как раз жених твоей дочке.

Она бьет прутом козу:

– Иди домой!

 

Сцена третья

Школьный класс. Солнце освещает развешанные по стенам географические карты, таблицы и формулы. Школьники, лет двенадцати, сидят за партами, молча и внимательно смотрят на учителя.

Эмиль, в белоснежной рубашке и узких черных брюках стоит напротив них, слегка расставив ноги. На его лице легкая ироничная улыбка:

– Давайте знакомиться. Зовут меня Эмиль байке. А преподавать вам я буду предмет, знание которого значительно облегчает жизнь современного человека. И даже, можно сказать, открывает окно в мир, дает ответы на многие вопросы. Если во время объяснения темы какие-то моменты будут вам непонятны, можете смело говорить мне об этом. Все понятно? Вопросы есть?

 

Руку поднимает высокий крепкий мальчик, с падающей на глаза длинной челкой.

Эмиль:

– Сначала представься.

– Мурат.

– Так что, Мурат, ты хотел спросить?

В глазах у мальчишки зажигается озорной огонек. Сдерживая улыбку, он спрашивает:

– А вы женаты?

Класс взрывается смехом. Кто-то возмущенно крутит пальцем у виска. Эмиль невозмутимо отвечает:

– Хотя к теме урока это не имеет никакого отношения, могу сказать – пока нет. Но может быть, я встречу свою вторую половину здесь.

Он опускает руку на плечо ученика:

– Садись, Мурат. А сейчас мы проверим ваши знания. Поднимите руки те, у кого дома есть компьютер.

 

Сцена четвертая

Ранее утро. Первые лучи солнца играют на листьях деревьев. Легкий ветерок колышет, только что открывшие свои головки цветы. Эмиль, в спортивной майке и шортах поливает грядки.

И хотя, утренняя прохлада и работа в саду доставляет ему удовольствие, он торопится ее закончить. Вместе с хозяйкой дома, Осипой эже, они решили сходить на местный базар.

Увлекшись работой, он не замечает взглядов, обращенных на него. И только услышав веселый девичий смех, поднимает голову.

За соседским забором, среди кустов малины, он видит двух юных девушек. Одна из них, рослая и крепкая, с румянцем и пышной копной волос. Вторая – невысокая и хрупкая, с глазами лисички, встретив его взгляд, смущенно опускает глаза. Первая, продолжая смеяться, смотрит ему прямо в глаза.

Обняв друг друга за плечи, они уходят вглубь сада.

Оттуда слышна веселая песня.

 

Сцена пятая

Восточный базар, несмотря на ранний час, полон покупателей и продавцов. Теплая осень радует богатым урожаем, дразнит людей яркими красками и пряными запахами. Горы арбузов, лопающихся от одного только прикосновения ножа, брызгающие соком персики и манящие ароматом яблоки.

Еле успевающий, за довольно габаритной Осипой эже, Эмиль подходит к прилавку симпатичной стройной женщины. Осипа эже обращается к ней:

– Ну что, соседка, давай-ка для моего квартиранта творожок – повкусней, да подешевле.

 

Женщина расплывается в улыбке:

– Так это и есть Эмиль? Мой сын целыми днями, только о вас и рассказывает – какой Эмиль байке умный, как он много знает.

Стоящая неподалеку девушка оборачивается, и Эмиль узнает ту, что видел утром в соседском саду. Вблизи она еще очаровательнее – лисичкины глаза цвета зеленого винограда, тонкие стрелки бровей, пушистые ресницы, изящный носик, грациозная стройная фигурка.

Купив все необходимое (при этом, почти все сумки Эмиль взвалил на себя), они возвращаются домой. По дороге Осипа эже посвящает его во все тайны «Мадридского двора». Зарина эже, мать прекрасной незнакомки (которую, кстати, зовут Асель) – вдова.

Ее муж погиб, когда ее третий ребенок был у нее в животе. И вот теперь, ей приходиться тащить всех детей, берясь за любую работу. Последний ребенок родился больной, а денег на его лечение у семьи нет.

Вечером, уставший Эмиль, закрывает глаза, и уже проваливаясь в сон, видит удивительное лицо девушки среди зарослей малины.

 

Сцена шестая

С этого дня, где бы Эмиль не находился, его глаза постоянно ищут Асель. Мелькнет ли ее стройная фигурка в конце школьного коридора, видит ли ее собирающую малину или виноград в саду, помогающую торговать матери на базаре – значит, день прожит не зря.

Впрочем, такое бывает не часто. В последнее время, и у Эмиля дел невпроворот. Кроме уроков в школе, и классного руководства в седьмом классе, он собрал из учеников школы футбольную команду. После этого большинство из них просто не отходят от него – встречают и провожают от школы.

В кабинете завуча. Завуч и две пожилые учительницы обсуждают свежие новости. Одна из них, выглянув в окно, видит Эмиля и идущую рядом с ним толпу детей:

– Прямо хвостом за ним ходят!

Вторая отвечает язвительно:

– Дешевый авторитет зарабатывает. Лучше бы учебной программе больше времени уделял.

А еще Бурул эже, мать Алины – рослой подруги Асель, встретив его на улице, начала разговор:

– Здравствуй, Эмиль. У меня к тебе большая просьба. Моя Алиночка в следующем году в институт поступать собирается. Не мог бы ты с ней английским языком дополнительно позаниматься. А я с тобой рассчитаюсь – хочешь деньгами, хочешь продуктами.

Удивительно, до чего дочь похожа на свою мать. Такая же громкоголосая и напористая. Такой отказать – себе дороже.

Эмиль с неохотой мямлит, что если время позволит, постарается помочь. Эта Алина, в отличии от Асель, как будто специально, попадается ему на каждом шагу. Заглядывает зазывно в глаза и откровенно кокетничает.

 

Сцена седьмая

Оказалось, что младший брат Асель – Бакыт, скромный и спокойный мальчик, один из учеников Эмиля, хорошо рисует.

Эмиль ходит по классу и заглядывает в работы учеников.

Остановившись у парты Бакыта, берет его рисунок в руки:

– Неплохо. Ты где-то учился рисовать?

– Нет. Только отец учил в детстве рисовать.

– А кем в будущем хочешь стать?

– Водителем. Художником тоже хочу стать.

 

Эмиль задумчиво прошелся по классу:

– Хорошо. Я подумаю, что можно сделать.

 

Сцена восьмая.

Дети Зарины стараются во всем помогать матери по хозяйству.

Бакыт в выходные дни заменяет сельского пастуха. Эмиль заказал, у местного плотника и пьяницы, мольберт. По принесенному чертежу, тот сделал его, хотя немного и кривовато.

Вот с этим мольбертом, коробкой красок и набором листов, Эмиль и отправился на пастбище. На первом занятий он решил показать технику нанесения красок.

Увлекшись объяснением, Эмиль не замечает, как подошла Асель, которая принесла обед для брата. Она быстро собрала импровизированный пикник: дымящийся картофель, посыпанный укропом, только сорванные с грядки огурцы, домашний сыр и вареные куриные яйца, лепешки. Смущенно улыбаясь, пригласила его пообедать. Эмиль отказывается:

– Спасибо. Я не голоден.

– Нет-нет. Без вас мы не будем обедать. Мама на всех приготовила.

Бакыт вцепился в руку Эмиля:

– Эмиль байке, пожалуйста.

Пообедав, Эмиль с Бакытом растянулись на траве. Асель сидит, обхватив колени руками, и задумчиво смотрит на сверкающее вдали озеро. А Эмиль, покусывая травинку, любуется ее нежным профилем и мечтает.

 

Сцена девятая

Развлечений в селе не много. В выходные дни, по вечерам, местная молодежь собирается в клубе на дискотеку. Здание клуба давно требует ремонта – углы помещения покрыты плесенью. А во время сильного дождя, в одном углу приходиться ставить ведро – под капающую с потолка воду. Глава местной администрации на просьбы о ремонте всегда отвечает:

– Денег нет. Когда будут – не знаю. Просите у депутатов, они много чего обещали.

Бывает, что на дискотеку приезжает молодежь из соседних сел. Тогда, почти всю ночь слышны громкие голоса на улице, шум проезжающих машин и треск мотоциклов. Пока участковый с помощником не разгонит всех по домам.

Эмиль, пока, ни разу не был на этих сельских вечеринках. Кубынычбек посоветовал ему пока не появляться там:

– На приезжих и городских местные парни косо смотрят.

А бывает и драки случаются. Поэтому, лучше от греха подальше держаться. Да и какой пример для учеников, если их учитель на дискотеках зажигает.

По этой же причине, Эмиль и проводит большинство воскресных вечеров в гостях у директора школы. Играют в шахматы и нарды, обсуждают школьные дела и проблемы.

Когда он возвращается домой и проходит мимо клуба, нередко видит Алину, стоящую среди оживленной группы нарядно одетых девушек. При этом, он всегда испытывает какое-то теплое чувство радости от того, что Асель никогда на этих вечеринках не появляется.

 

Сцена десятая

Среди этой череды однообразных событий произошли один неприятный инцидент, который немного выбил Эмиля из колеи.

Окончив урок, Эмиль слышит во дворе школы громкие крики. Выглядывает в окно и видит такую картину – несколько мальчишек бегут за рыжей собачонкой, к хвосту которой привязана пустая консервная банка. При этом, они пытаются попасть в банку камнем.

Когда Эмиль выскочил из школы, мальчишки уже загнали собаку в угол двора, заросший кустами смородины. Двое из них, пытаются с помощью камней выгнать ее оттуда. Остальные с любопытством смотрят на это.

Эмиль:

– Прекратите сейчас же. Неужели вам ее не жалко.

Один из ребят, разгоряченный погоней, еще пытается кинуть камень. Эмиль хватает его за ворот куртки и слегка встряхивает:

– Тебе не стыдно? Только трусы могут обижать того, кто слабее его. Животные – наши братья меньшие и мы в ответе за них.

Понимаешь это?

– А что я сделал? Пусть не бегает здесь.

– Значит так. Слушайте меня внимательно: у кого сейчас уроки – немедленно идете в класс. У кого уже закончились – отправляетесь по домам.

После уроков, пожилая учительница заглядывает в класс:

– Эмиль, зайди к Кубанычбеку в кабинет. Прямо сейчас.

Входя в кабинет директора, Эмиль сталкивается с выходящим оттуда крепким мужчиной лет сорока. Тот бросает на него сердитый взгляд. На приветствие не отвечает.

В кабинете директора уже сидят несколько преподавателей.

Сам директор стоит посреди кабинета. Вид у него расстроенный и растерянный. Он показывает Эмилю на стул:

– Я даже не знаю с чего начать. Честно говоря, Эмиль, такого я от тебя не ожидал.

– А что случилось?

– Ко мне только что приходил отец одного из учеников. Ты его сейчас видел. Жаловался, что ты избил его сына.

– Простите, что сделал?

– Ты слышал. Говорит, таскал его сына за шиворот, оскорблял.

Еще сказал, что есть свидетели – его одноклассники. Что скажешь?

– Это все наглая ложь. Я просто взял его за воротник куртки, когда он закидывал собаку камнями. И я не оскорблял его. Эти же ученики могут это подтвердить.

Директор начинает заводиться:

– Будешь это в министерстве образования объяснять. Я из-за тебя работу терять не хочу. Его отец требует принять меры, и я обязан это сделать.

В разговор вступает пожилая учительница:

– Этого можно было ожидать. Доигрался. Я давно говорила, что такое панибратство до добра не доведет.

Директор:

– Ты должен извиниться перед его отцом.

– Я не буду извиняться.

– А я требую, чтобы ты это сделал. Пока я здесь директор и ты обязан выполнять мои распоряжения.

– То есть, я должен был спокойно смотреть, как убивают животное?

– Ты, как учитель, не имеешь права пальцем к ним притрагиваться. Понимаешь? Извинишься – и точка!

Эмиль встает и молча выходит из кабинета, громко хлопнув дверью.

Учительница:

– Хам. С кем приходится работать. Ведет себя так, как будто наследный принц нас своим посещением осчастливил.

Вторая согласно кивает головой.

 

Сцена одиннадцатая

Постепенно, Асель начинает привыкать к присутствию Эмиля.

Принося на джайлоо обед, она уже не торопится уйти, как только они пообедают. Часто, расстелив старенькое покрывало, она лежа читает книгу. Или с интересом наблюдает за успехами брата в рисовании. Иногда, они с братом, начинают играть – бросают друг в друга сорванные колючки репейника или догоняют друг друга. Эмиль с завистью следит за Бакытом и любуется грациозными движениями девушки.

 

Вот и сейчас, она лежит на животе, уткнувшись в книгу. Эмиль бросает взгляд на Бакыта – тот увлечен рисованием.

Сорвав тонкий стебель травы, Эмиль тихо подходит к девушке. Наклоняется и проводит травинкой по ее загорелой лодыжке.

Думая, что это насекомое, она сначала пытается отогнать его ногой. Потом оглядывается и видит улыбающегося Эмиля. В глазах у Асель вспыхивают веселые огоньки. Она вскакивает. Сорвав, кустик травы, делает вид, что хочет его ударить. А он, изобразив испуганный вид, пытается от нее убежать.

Отбежав метров на пятьдесят, Эмиль резко поворачивается и хватает ее за кисти рук. Она испуганно пытается вырваться.

Он старается подойти к ней поближе, а она упирается в его грудь руками. Когда он прижимается губами к ее руке, на ее щеках появляется румянец.

– Сладкая моя. Лисичка моя.

Она снова пытается вырваться, а на ее глазах появляются слезы.

Эмиль отпускает ее руки:

– Прости меня, если я обидел тебя. Я правда не хотел.

Опустив голову, она быстро возвращается к брату.

Домой они идут вдвоем. Почти всю дорогу проходят молча.

И только когда подходят к селу, Эмиль спрашивает:

– Ты, после школы, будешь куда-нибудь поступать?

– Хочу в медицинский. Если врачом стану, может быть братика вылечить смогу.

Уже входя в село, они сталкиваются с Бурул эже, которая с большой сумкой идет в сторону автовокзала. Увидев их вдвоем, она многозначительно поднимает брови. На приветствие отвечает со скрытой иронией.

Остановившись у края дороги, она провожает их задумчивым взглядом.

 

Сцена двенадцатая

Прошло еще несколько дней – и новое происшествие.

Войдя утром в класс, Эмиль видит, что тот практически пуст.

За партами сидят только три ученика.

Эмиль:

– Что случилось? Где остальные?

Ученики:

– Все в поле работают. Помогают родителям урожай собирать.

Закончив урок, Эмиль идет к главе местной администрации. Так как, директор школы еще несколько дней назад уехал в город по служебным делам.

В кабинете главы накурено. Сам глава громко выясняет отношения в сидящими там мужчинами:

– Нет у меня денег. Был бы станок – напечатал. Крутитесь сами.

Увидев Эмиля, он грубо его спрашивает:

– Тебе чего?

– Сегодня ученики моего класса не пришли на уроки. Мне сказали, что они помогают родителям в поле.

– А я-то тут при чем?

– Вы могли бы поговорить с их родителями. Пропуск занятий может отразиться на их успеваемости. У нас есть план занятий, утвержденный министерством образования.

– Ага, разбежался. Делать мне больше нечего. Может, я еще должен по полям бегать и учеников собирать?

Сидящие в кабинете мужчины рассмеялись.

Глава:

– Иди, Эмиль. Не мешай работать.

Вечером Эмиль послал нескольких подростков с поручением – собрать родителей учеников его класса на собрание. На школьном стадионе собралось человек двадцать взрослых. Некоторые из них пришли с малышами.

Эмиль стоит напротив них:

– Добрый вечер. Я – классный руководитель ваших детей. Так как, директор школы находится в служебной командировке, я вынужден эту функцию взять на себя. Сегодня в школе произошло ЧП.

Он сделал паузу и окинул взглядом всех присутствующих:

– Большинство учеников не пришло сегодня на занятия. Как мне объяснили, все они помогают родителям собирать урожай.

Я все понимаю, что это важно для вас. Но прошу вас, больше этого не делать. Иначе, мы не сможем уложиться в график занятий.

Невысокий и худощавый аксакал выкрикнул:

– А детей наших ты зимой кормить будешь?

Молодая женщина с ребенком на руках, примирительно говорит:

– Штормовое передали. Если вовремя не уберем – дождем побьет, или померзнет.

Эмиль еще надеется договориться с ними:

– Я все понимаю. Но и вы поймите меня. Для многих ваших детей, образование – это единственный шанс чего-то добиться, найти свое призвание в жизни. Так что же, мы с вами решим?

Толпа молчит. И Эмиль понимает, что он их не переубедил.

– Ну, хорошо. Предлагаю другой вариант. Завтра, всем селом выходим в поле. Думаю, и другие учителя меня поддержат. Но тогда все ближайшие выходные мы будем учиться. Согласны?

Все одобрительно загалдели. Еще немного постояв, они начали расходиться по домам.

Рано утром, в легкой ветровке и спортивных брюках, со спортивной сумкой через плечо, Эмиль подошел к школе.

Там его уже ждут ученики и несколько преподавателей. У всех отличное настроение. Он спрашивает:

– Как настроение? К труду и обороне – готовы?

– Готовы.

Все весело зашумели. До вечера, с шутками и песнями, они успели убрать большой поле картофеля. За два следующих дня убрали почти весь урожай овощей и фруктов.

Вернувшийся директор, при встрече, неодобрительно покачал головой:

– Вся школа о твоих подвигах говорит. Ты уже и расписание занятий сам меняешь. Может быть, я здесь уже и не нужен?

Увидев, напрягшиеся желваки Эмиля, он говорит примирительно:

– Ну, ладно. Кто из нас в молодости ошибок не делал?

Но, в следующие раз, за такие инициативы, не посмотрю, что ученики тебя любят – из школы выгоню.

 

Сцена тринадцатая

Зарина, войдя в сельский магазин, здоровается со стоящими у прилавка женщинами. Увидев ее, они прерывают свой разговор.

 

Купив продукты, Зарина собирается уходить. Бурул ее окликнула:

– Подожди, соседка. Разговор есть.

Они идут рядом по дороге:

– Ты только, Зарина, на меня обижайся. Ты же знаешь, как я к тебе хорошо отношусь. Только, как бы потом тебе плакать не пришлось.

Зарина резко поворачивается к ней:

– Ты о чем?

– О том, как бы твоя тихоня в подоле не принесла.

Лицо Зарины заливает румянец. Она зло отвечает:

– Не твоя забота. Давай, ты будешь за своими детьми смотреть.

А я, о своих – сама позабочусь.

– Ты, чего злишься? Я же, к твоей Асельке, как к дочке отношусь. Если по селу слухи пойдут, потом за всю жизнь не отмоетесь.

Сама подумай – кто он, а кто твоя дочь. Сын дипломата, профессорский внук. Думаешь, он на твоей дочке женится?

Поиграет и в город уедет.

– Какая же ты, Бурул, подлая. Не зря говорят – свинья везде грязь найдет.

Зарина, резко поворачивается и идет в противоположную сторону. Бурул пожимает плечами:

– Я же еще и виновата.

Зарина входит в кухню и бросает сумку с продуктами на стол. Затем, проходит в комнату, где Асель делает уроки. Снимая на ходу платок, она набрасывается на нее:

– Значит так, дорогая моя. Узнаю, что ты с учителем куда-то ходила – из дому выгоню.

Потом поворачивается к удивленному Бакыту:

– И с рисование тоже закончено. Хватит уже ерундой заниматься. Лучше бы матери помогали.

 

Сцена четырнадцатая

За окном осенний дождь. Эмиль, удобно устроился на старом диване и что-то печатает. Он очень расстроен и подавлен.

В последнее время, Асель и Бакыт стали его избегать. А он не может понять, чем он их обидел.

Звонит мобильный телефон:

– Привет, мамуль. Все отлично. Как у тебя? Я тоже соскучился. Постараюсь на каникулах приехать. Да здоровый я. И не голодный. Приеду, поговорим. Целую тебя.

Отложив ноутбук, он включает мелодичную музыку и долго лежит задумавшись.

В воскресенье, Эмиль, как обычно, играет с директором в шахматы.

Директор:

– Я, Эмиль, давно с тобой поговорить хочу. Ты знаешь, что я к тебе, как к своему сыну отношусь. Потому, предупредить хочу.

 Ты человек городской и тебе наши порядки могут быть не понятны. Я ведь вижу, что ты к Асельке не равнодушен. И многие тоже видят – в селе секретов нет. Если ты просто развлечься хочешь – то лучше ее оставь. Ты, может, потом в город уедешь, а на нее пальцами показывать будут.

– Кубанычбек байке, да как вы такое подумать могли. Она же для меня святая. Да я лучше умру, чем ее обижу.

– Смотри, Эмиль. Если врешь – значит не мужик ты. И лучше потом мне на глаза не попадайся.

Возвращаясь домой, Эмиль проходит мимо клуба, где как всегда собралась сельская молодежь. На встречу ему идут несколько незнакомых парней. Эмиль сходит с дорожки, пропуская их.

Один из них, сильно толкает его плечом. Эмиль еще ничего не понял и извиняется.

Невысокий и крепкий парень вплотную подходит к нему. Дышит на него перегаром:

– Слышишь ты, чувак. Еще раз возле Асельки увижу – не обижайся. Потом от стенки отскребать будут.

– А вы кто ей – жених или муж? Для меня только ее слова имею значение.

– Ты че, урод, плохо слышишь или просто тупишь? Тебе городских телок мало – ты к нашим девочкам клеишься? Еще раз увижу возле Асельки – убью. Понял, ботан?

Еще раз, зацепив Эмиля плечом, пьяная, ржущая толпа уходит в темноту.

 

Сцена пятнадцатая

После работы, Эмиль не спеша идет домой. Он задумчив, а на душе у него скребут кошки. В конце улицы он видит Асель, которая идет ему навстречу. Она видит Эмиля и резко сворачивает в переулок.

Он решает поговорить с ней, чего бы это ему не стоило. Догоняет ее и преграждает дорогу. Она расстроена:

– Эмиль, пожалуйста, пропусти.

– Сначала объясни – что я тебе плохого сделал?

– Ничего не сделал. Мама запретила с тобой общаться. Не знаю, кто ей наговорил, но она мне сказала, что если еще раз меня с тобой увидит – из дома выгонит.

– Ах вот что. Может быть, мне с ней поговорить?

– Не надо. Бесполезно все это. Я ее хорошо знаю.

– Отлично. Я тоже ничего никому доказывать не собираюсь.

Асель, выслушай меня, пожалуйста. Можешь мне не верить, но дороже тебя для меня никого нет. Скажи мне честно – нравлюсь я тебе хоть немного?

– Конечно, нравишься. И даже больше. Только я против мамы не пойду. Ей и так горя хватает.

– Аселечка, милая моя девочка. Но ты же можешь мне хоть иногда звонить?

– Да у меня и телефона-то нет.

– Девочка моя дорогая. Да я теперь, хоть сколько тебя ждать могу. Закончишь школу – переедим в город. Будем у моей маме жить, а твоей семье станем деньгами помогать. Я все сделаю, чтобы они ни в чем не нуждались. Бакыта в художественное училище устроим, для братишки хороших врачей найдем. Ты мне только скажи – могу я тебя своей невестой считать? Станешь ты когда-нибудь моей женой?

– Эмиль, отпусти – меня дома ждут.

– Не пущу, пока не ответишь. Станешь?

– Да.

– Тогда разреши мне хоть раз тебя поцеловать. Не бойся, никто не увидит.

И Эмиль легкими прикосновениями касается ее нежных губ, а потом покрывает все ее лицо поцелуями:

– А теперь беги. Лисичка, невеста моя.

Они не замечают, что за забором, спрятавшись за виноградными листьями, за ними давно наблюдает Бурул эже, прислушивается к каждому их слову. Подняв с земли ведро со снятым виноградом, она направляется по тропинке к дому.

 

Сцена шестнадцатая

В воскресенье, Эмиль, как всегда, закупается на местном рынке. Нагруженный сумками, он не спеша возвращается домой.

Когда Эмиль уже подходит к дому, то едва успевает отскочить от несущейся на огромной скорости машины. На переднем пассажирском сиденье он видит растерянное лицо того самого парня, который ему угрожал. Еще ничего не понимая, видит бегущего вслед за машиной Бакыта. У того красное лицо, а в широко открытых глазах застыли ужас и отчаяние.

Эмиль перехватывает его одной рукой. Тот, отчаянно пытается вырваться:

– Бакыт, что случилось?

Хотя тяжелое предчувствие уже сжимает его сердце.

Бакыт взахлеб рыдает:

– Асельку украли!!!

– Как? Кто украл???

– Замуж украли!!!

Сумки с продуктами падают у Эмиля из рук. Сметана медленно растекается по дороге.

 

Сцена семнадцатая

В доме Зарины, в самой большой комнате, собрались несколько человек. Сама Зарина, зареванная и убитая горем, сидит на табурете. Рядом стоит Бакыт и обнимает ее за плечи. Иногда она закрывает лицо платком и начинает раскачиваться, Бакыт гладит ее по голове.

В центре комнаты, за столом сидит участковый, и что-то пишет на листе бумаги. Напротив него, на диване, сидят Бурул эже и Алина.

Эмиль нервно ходит по комнате.

Участковый заканчивает писать:

– Так. Давайте по порядку. Когда это произошло?

Зарина всхлипывая, с трудом говорит:

– Часа в два. Мы только с базара вернулись. Я в сарай пошла – курам воды налить. А Аселька… обед готовить пошла.

Где-то, через минут десять-пятнадцать… слышу шум на улице, крики… Пока на улицу выскочила, они уже уехали.

Ой, Аллах. Что же теперь делать?

Она заливается слезами.

Участковый невозмутимо продолжает писать:

– Теперь свидетели.

Алина:

– Зарина эже, я честно не знала, что такое случиться. Если бы знала, ни за что бы Аселю не позвала. Они сначала ко мне подъехали, попросили ее вызвать. Сказали – просто поговорить надо.

Участковый:

– Значить, говоришь, договоренности у них, точно не было?

Асель:

– Думаю, нет.

Зарина:

– Что ты там еще думаешь! Моя девочка, еще ни с одним парнем не встречалась. Как некоторые, по дискотекам не шлялась.

Бурул:

– Думай, что говоришь. Моя дочь еще и виновата.

Участковый:

– Тихо-тихо, мамаши. Так кто ее в машину заталкивал?

Алина:

– Я только водителя знаю. Его Азамат звать. И того, который просил Асель позвать – Мирланом его зовут. А тех, которые ее в машину затаскивали, первый раз вижу.

Эмиль не выдерживает и подходит к столу:

– Вы вместо того, чтобы бесполезные бумажки писать, лучше бы меры к розыску приняли.

Участковый бросает на него неодобрительный взгляд:

– Спокойно, молодой человек. Я так понимаю – еще один претендент на руку и сердце?

– Неважно! Неужели нельзя заполнить эти бумаги потом? А сейчас – поехать к ним домой. Пока не поздно.

– А вы их недооцениваете. Вряд ли они повезут ее домой. Затаятся где-нибудь, а появятся, когда наденут на нее платок.

– Вы хотите сказать изнасилуют?

Зарина снова начинает плакать.

Участковый:

– Ну если, вы так это называете… То у нас каждый десятый должен бы сидеть.

Участковый усмехается.

– Вам смешно?

Эмиль упирается руками в стол и наклонился к участковому:

– Имейте в виду – в МВД работает друг моего отца. И если с Асель что-то случиться – вы лично ответите за это.

Бурул и Алина поднимаются с дивана. Они собираются уходить.

Зарина подходит к Эмилю:

– Иди, Эмиль, домой. Если, что-нибудь узнаем – мы тебе сообщим. А я прилягу – ноги не держат.

 

Сцена восемнадцатая

Эмиль нервно ходит перед домом. Он ненадолго присаживается на скамейку, и тут же вскакивает. Звонит телефон:

– Алло!

– Это участковый. Как я и думал – дома они не появлялись. И на звонки тоже не отвечают. Но, родственники, я уверен, в курсе, где они находятся. Предупредил их, что девушка несовершеннолетняя. И если не отпустят ее – сядут надолго. Думаю – все будет хорошо. Не идиоты же они.

Начинает темнеть. Еще полчаса, и солнце окончательно уйдет за горы. С каждой минутой, все меньше надежд на счастливый исход остается у Эмиля.

Резко опустилась темнота. Затихла дневная суета, село засыпает.

С гор подул прохладный ветерок. Подняв глаза к звездам, он без конца повторяет:

– Если ты есть – сделай так, чтобы с Асель ничего не случилось, чтобы она вернулась домой.

Какая-то апатия находит на него. Эмиль садится на скамейку и закрывает глаза.

Его будит крик ночной птицы и он открывает глаза. Яркий свет луны делает все вокруг каким-то нереальным и фантастическим.

С трудом поднявшись, он бредет к дому Асель. Издалека видит, что дверь их дома открыта. Слышится протяжный плач. В полуосвещенной комнате какие-то посторонние люди. Они расступаются – и Эмиль видит очертания тела, завернутого в саван.

Подойдя, он отбрасывает его край и видит бледное лицо Асель. Пушистые ресницы отбрасывают на него длинную тень. Черные круги под глазами. Искусанные, бледные губы. Невыносимая боль сжимает его сердце, и он чувствует, что сейчас потеряет сознание.

Он зарыдал… и проснулся.

 

Сцена девятнадцатая

Первые лучи солнца уже освещают верхушки деревьев. Эмиль только что проснулся. Его щеки мокрые от слез. Он уснул, сидя на скамейке, и все тело у него затекло.

Поднявшись, он идет к дому Асель. Повернув на ее улицу, Бакыт видит отъезжающий от их дома джип. В машине – двое солидных мужчин лет пятидесяти.

Он быстро заходит во двор и видит двух крупных баранов, которые привязаны к забору. Эмиль входит в дом. Зарина эже стоит у стола. Увидев его, она что-то быстро прячет под скатерть.

Эмиль прямо с порога спрашивает ее:

– Где Асель? Нашли ее?

– Опоздали мы – на нее уже платок надели.

– И что? По закону – это похищение! Никто не имеет право заставить ее выйти замуж. Я сейчас же звоню в прокуратуру.

– Подожди, Эмиль. Я только, что с ней по телефону разговаривала. Она сказала, что согласна.

– Я вам не верю! Пока сам от нее это не услышу!

– Вот, что Эмиль. Это наша семья – и мы сами во всем разберемся. Ты в это дело не лезь.

– Значить, вам деньги, бараны, тряпки – дороже счастья дочери! Ее мечты, желания – для вас ничего не значат?

– Ты еще молодой и не знаешь жизни. Не так все просто. Любовь проходит, а жизнь… она очень длинная. Даже если она вернется – кто ее замуж возьмет? Если только вдовец или горький пьяница…

Семья у парня порядочная, зажиточная. Ей там хорошо будет.

– Это они приезжали? Порядочная семья, говорите? Разве порядочные люди так поступают? Пусть она мне в глаза скажет, что согласна. Я ей тогда только счастья пожелаю.

Хлопнув дверью, Эмиль выходит из дома. Он быстро идет в стороны автовокзала.

 

Сцена двадцатая

Эмиль на такси подъезжает к большому дому за высоким кирпичным забором. Стучит по железным воротам – сначала кулаком, затем камнем.

Собираются люди и с любопытством смотрят на него. Собака разрывается от лая. Открываются ворота. На улицу выходит парень, когда-то толкнувший Эмиля плечом.

Эмиль что-то эмоционально говорит ему. Тот так же отвечает ему.

Эмиль бьет парня в лицо, тот – отвечает тем же.

Завязалась драка. Мужчины пытаются их растащить.

 

Сцена двадцать первая

В кабинете участкового сидят Эмиль и директор школы.

У Эмиля ссадины на щеке, разбитая губа и синяк под глазом.

Директор:

– Пойми, Эмиль. Нет заявления от потерпевших – нет и дела. Что мы можем сделать, если родственники договорились между собой. Тем более, что и Асель, говорят, не против. Это жизнь. Не она первая.

– А как же ваши слова: кто Асель обидит – тот не мужик. И будет иметь дело с вами. Получается, своим можно?

– Ты не горячись. Мой тебе совет – съезди домой на неделю, отдохни. Все равно в таком виде, ты не сможешь работать. Все, что не делается – к лучшему. Вот увидишь – таких Аселек у тебя еще много будет.

Эмиль поднимается со стула:

– За совет спасибо. Только я буду делать то, что считаю нужным.

Выходит из кабинета.

Участковый и директор тоже поднимаются.

Директор:

– Молодой еще, горячий. Через несколько дней успокоится.

– Тебе хорошо говорить. Спрашивать-то с меня будут.

– Вообще-то Асель – ученица моей школы. Так что, и с меня спросят – мало не покажется. Ты сейчас к Зарине еще раз зайди. Договоритесь – что и как говорить, если что.

 

Сцена двадцать вторая

Эмиль выходит из дома. На нем солнцезащитные очки, спортивная кепка надвинута на глаза, сумка на колесах.

Когда он проходит мимо дома Асель, то на минуту останавливается и смотрит на ее окна. Потом, отвернувшись, быстро идет в сторону автовокзала.

Два раза он безуспешно пытается остановить попутные машины. Но водители только разводят руками. Тогда он, решительно идет по краю дороги в сторону города. Дойдя до поворота, он оборачивается назад и бросает последний взгляд на село, где еще недавно был так счастлив.

Когда он отходит от села на пару километров, его обгоняет «Мерседес». Машина останавливается, водитель сигналит ему.

Эмиль заглядывает в открытое окно водителя. На заднем сидении он видит парня и девушку.

Водитель:

– Тебе куда?

– В Бишкек.

– До города не могу. Могу до пансионата довести.

– Хорошо.

Эмиль садится рядом с водителем. Тот включает проигрыватель – звучит песня группы «Нон-стоп». Парень и девушка на заднем сидении начинают подпевать. Эмиль смотрит в зеркало и узнает солистов группы.

Он поворачивается и изумленно смотрит на них:

– Это вы поете?

Девушка смеется:

– Мы. Нравится?

– Очень. Вот это встреча!

– А это наш продюсер. И по совместительству водитель.

– Очень приятно. Эмиль.

Он жмет водителю руку.

Машина останавливается возле ворот пансионата. Эмиль благодарит водителя и протягивает ему деньги.

Парень отводит деньги рукой:

– Обижаешь. Хорошие люди должны помогать друг другу.

– Рахмат. Счастливо отдохнуть.

– Не за что. Думаю, здесь без проблем найдешь машину до города.

Они жмут друг другу руки.

 

Сцена двадцать третья

Такси въезжает во двор дома. Эмиль выходит из машины и смотрит вверх – на окна своей квартиры. Входит в подъезд, а затем в квартиру. На вешалку в прихожей он вешает кепку, сумку на колесах ставит в угол.

Услышав шум, в коридор выходит красивая и ухоженная женщина средних лет, в длинном шелковом халате. Увидев Эмиля, она радостно улыбается:

– Эмиль! Блудный сын вернулся.

– Здравствуй, мама. Как же я о тебе соскучился.

Женщина обнимает и целует его. Приподняв очки, она озабоченно осматривает его ссадины и синяки:

– Кто ж тебя так?

– Да, ерунда это все. Синяки украшают мужчину. Даже классики так считали.

– Ты в гости или совсем вернулся?

– Мам, давай, потом поговорим. Я в душ, а ты пока что-нибудь пообедать приготовь. Хорошо?

Он еще раз целует ее.

Эмиль обедает. Его мать сидит напротив, и с улыбкой смотрит на него:

– А ты повзрослел, возмущал.

– Мам, ну что ты придумываешь. За два с половиной месяца?

– По крайней мере, взгляд у тебя другой стал. Жестче, что ли?

Эмиль встает из-за стола:

– Спасибо, мама. Все было очень вкусно. Пойду, отдохну.

Перед сном, мать входит в его комнату и видит – Эмиль сидит на широком подоконнике в наушниках и смотрит на прохожих, идущих внизу по вечерней улице. Она подходит и обнимает его:

– Ничего не хочешь рассказать мне? Раньше ты всегда делился со мной.

– Потом, мама. Я обязательно тебе расскажу. Сейчас мне слишком больно об этом говорить.

– Бедный мой сынок. Я только одно хочу тебе сказать – все мы рано или поздно проходим через это. А потери и разочарования, делают нас сильнее. Поверь моему опыту и женской интуиции – все будет хорошо.

Эмиль сидит в большом кресле и делает вид, что читает. Отложив книгу, он берет мобильный телефон и ищет номер:

– Темир байке? Я не помешал? Я в городе. Вы не могли бы сейчас со мной встретиться? Через час? А где? Спасибо. Я буду ждать.

 

Сцена двадцать четвертая

За столиком уютного кафе сидят Эмиль и симпатичный импозантный мужчина лет пятидесяти. Перед ними на столе, стоит начатая бутылка коньяка и тарелки с закусками. Эмиль уже немного пьян. Он наливает коньяк в свой бокал и хочет налить собеседнику. Тот прикрывает бокал рукой:

– Мне хватит. Да и тебе уже достаточно.

Одним глотком Эмиль выпивает налитый коньяк:

– Темир байке, простите меня. За то, что я свои проблемы на вас перекладываю. Мне просто не с кем поделится.

– Не парься, Эмиль. Ты же знаешь, что ты мне, почти, как сын. Твои проблемы – это и мои проблемы. Поэтому, не напрягайся.

– Спасибо вам, Темир байке. Я только одного понять не могу. Может, вы мне объясните. Сначала же так все было хорошо. Просто супер. Я же думал – какие они все милые и замечательные люди.

– А они и есть милые и замечательные. Только они другие. Ты для них чужой. А, как ты знаешь, чужеродное тело организм отторгает.

Для того, чтобы ты стал своим, ассимилировался в этой среде, нужно, по крайней мере, какое-то время. Впрочем, у тебя еще есть такая возможность все исправить. Гибче нужно быть и не выпячивать свое эго.

– Я никогда не вернусь туда!

– Никогда не говори никогда. И никогда не принимай решений сгоряча. Думаю, пройдет несколько дней, и ты все это увидишь в другом свете.

Его собеседник с наслаждением закуривают сигарету:

– Печально конечно, что твоя первая любовь закончилась так.

Дай Бог, чтобы эта девочка была счастлива в семейной жизни.

– Темир байке, что вы говорите? Вы бы видели это быдло. Я должен вытащить ее оттуда. И я сделаю это – чего бы мне это не стоило.

– Вытащить, конечно, можно. Только, как бы еще больше дров не наломать. Как говориться, благими намерениями выстлана дорога в ад.

Эмиль, встает из-за стола.

– В любом случае, Темир байке, спасибо вам за поддержку.

– Тебя проводить, или сам дойдешь?

– Дойду. Здесь недалеко. Хочу подышать свежим воздухом.

Эмиль ставит недопитую бутылку коньяка во внутренний карман кожаной куртки. Нетвердой походкой он идет по улице домой.

Подойдя к подъезду, прямо из горлышка допивает коньяк.

Пустую бутылку, Эмиль опускает в урну.

Покачиваясь, он входит в квартиру. Не снимая обувь, проходит в комнату. Бросает куртку на пол и падает на диван.

Его мать тихо входит в комнату. Она снимает с него обувь и закрывает пледом. Сонный Эмиль бормочет:

– Прости меня, мамочка. Я тебя очень люблю.

– Я знаю. И я тебя тоже.

 

Сцена двадцать пятая

За кухонным столом сидит симпатичная и немного полноватая женщина лет пятидесяти. Мать Эмиля, стоя, разливает чай.

Женщина:

– А я тебе всегда говорила – эти ваши книжечки до добра не доведут. Вот мой Тимур – никаких институтов не заканчивал. Окончил школу и семейный бизнес пошел развивать. А твой университет закончил – и в сельской школе за копейки вкалывает.

А, ведь мог бы в министерстве работать. Если бы бывшего мужа попросила. Гордость-то на хлеб не намажешь.

В это время домой возвращается Эмиль. Он входит в кухню и радостно приветствует женщину:

– Саламатсызбы, Аида эже.

Та, обнимает его и целует. Она замечает уже проходящий синяк на его лице и говорит ему с иронией:

– Ну как племянник, хлебнул настоящей жизни? Надолго к нам, или опять в свой колхоз поедешь? Может у тебя там уже невеста есть?

Мать Эмиля за его спиной в это время делает ей сигналы. Эмиль вскипает:

– Аида эже! Хотя бы вы не лезьте в мою личную жизнь.

– А ты на меня голос не повышай! Не я твоя мать. Был бы ты мой сын – давно бы камчу взяла, да всю дурь из тебя выбила. Пожалейте его. У него бедного стресс. Почему твоя мать не запила, когда ее твой отец ради молодой стервы бросил. Или я – когда в девяностые всю семью на себе тащила. Хорошо, дед твой этого не видит – как его любимчик по наклонной катится.

Эмиль едва сдерживает слезы:

– Вы только дедушку не трогайте!

Мать Эмиля пытается погасить конфликт в зародыше:

– Аидочка, пойдем в зал, я тебе кое-что покажу. Давно хотела с тобой посоветоваться.

Она вытесняет сестру из кухни и закрывает за ней дверь.

Расстроенный Эмиль залпом пьет горячий чай из кружки.

Обжегшись, он выплевывает его в раковину.

 

Сцена двадцать шестая

Теплый и солнечный день последнего месяца осени. Эмиль выходит из дверей библиотеки. С книгой в руке, он спускается по высокой лестнице.

По дорожкам Дубового парка гуляют горожане – молодые мамы с колясками, влюбленные парочки, шумные группы студентов.

Эмиль, не торопясь, бредет по аллеям и любуется осенней природой. Своими мыслями он далеко отсюда. Снова и снова, он возвращается в то время, когда рядом и ним была Асель.

Эмиль входит во двор своего дома. Сокращая путь, он проходит через детскую площадку. Краем глаза замечает одинокую девушку, сидящую на качелях. Пройдя мимо нее несколько шагов, он резко останавливается. Он поворачивается и не верит своим глазам – перед ним Асель. Она молча смотрит на него. Взгляд у нее напряженный и смущенный одновременно.

Эмиль подходит к ней. Опускается перед ней на колени и берет ее руки в свои. Наконец, она решается заговорить:

– Вот, решила окончить школу в городе. И заодно, подготовиться в институт. Хорошего преподавателя не подскажешь?

Эмиль резко встает, Асель поднимается вслед за ним.

Он обнимает ее за плечи. Прижимается лицом к ее волосам, с наслаждением вдыхая их аромат. Не веря своему счастью, вглядывается в ее лицо. Затем поднимает ее на руки и начинает кружиться. Камера поднимается над двором. Звучит мелодия. Титры.

 

© Роман Духовный, 2016

 


Количество просмотров: 841