Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Поэзия, Новые имена в поэзии; ищущие / Главный редактор сайта рекомендует
© Нурия Шагапова, 2016. Все права защищены
Произведение публикуется с разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата размещения на сайте: 15 июня 2016 года

Нурия Абдрахмановна ШАГАПОВА

Смертельная схватка

(Поэма)

 

Весна ступала нежными шагами
Следами, распуская первоцвет.
И облака, играючи с ветрами,
Мешали синь небес и солнца свет.

Снег таял. Звонкими ручьями
Вода текла со склонов гор.
И стая птиц, взмахнув крылами,
Вела с ручьями разговор.

***
Максат – табунщик. Жил в горах,
Что непреступно, величаво,
Стояли в белых колпаках,
Вершины солнцу подставляя.
 
Зима сурова, а весною,
Цветным ковром пестрят сырты,
Хрустально чистою водою.
Бьют родники среди травы.

У гор родился он и вырос.
Здесь каждый склон ему знаком.
Ведь каждый год коней на выпас,
С отцом гонял он на джайлоо.
 
Он стал табунщиком и доли,
Другой и не желал себе.
Любил он горные просторы,
Любил гривастых лошадей.

А тут чабан, сосед проездом
Недавно крикнул:
– Суюнчу!
Родился внук и ты стал дедом.
Атын Максат деп коюшту!

Максат собрался и в долину.
Приехал он на пару дней,
Чтоб внука повидать у сына
Что слаще и родных родней.
 
Дня через два, опять в дорогу.
Табун остался без него.
Подарков накупив немного,
Он снова едет на джайлоо.

Который час уже в дороге.
За перевалом перевал.
Цепочкой горные отроги.
Глухих пещер тупой оскал.
 
Задумался: Родились внуки.
Продлится род, а это – честь.
Привстал с седла, раскинул руки,
И закричал: «Я счастлив здесь».

– Здесь, здесь, здесь! Пропело эхо,
Играя в прядки с тишиной.
И тихо растворилось, где то,
За дальней каменной грядой.

***
И снова в путь. Гнедой резвится.
Почуяв дом, храпит слегка,
По горной тропке птицей мчится
Послушный воле ездока.

А вот и юрта, у порога.
Максата встретила жена:
– Была ли лёгкою дорога,
Как поживают кудалар?
На небе всполохи пожара.
Зажглась вечерняя заря.
– Привёз подарков я не мало.
– Сними-ка, ты курджун с седла.
Я осмотрю табун…
– А дети? Ну, расскажи, каков наш внук?
– Ты хочешь знать про всё на свете,
Сейчас, жена, мне недосуг.
– Как там кобыла с жеребенком?
В горах, я слышал волчий вой.
– Муж, рассказал бы про ребёнка...
– Потом поговорим с тобой.

***

– Ах, милые, ах, дорогие!
Я вас не видел пару дней.
Ходил Максат и гладил гривы,
Своих бесценных лошадей.

Он их любил, любил и только.
Вот кони-ветер, вот – огонь!
Но кто-то вдруг толкнул легонько,
Его открытую ладонь.

Максат нагнулся к жеребёнку
– Пришел, малыш, ай молодец.
Он потрепал его за холку,
– Да, ты гнедой, как твой отец.

Табунщик осмотрел карманы,
Кусочек сахара нашёл.
– Вот так хитрец, теперь я знаю,
Зачем ко мне ты подошёл.

В горах темнело и на небо,
Тихонько выползла луна.
Пора домой, он дома не был.
За достарханом ждет жена.

***
Волчица с волком вышли на охоту,
По млечному пути ползла луна.
Предвестником зловещего чего-то
Звенящая висела тишина.

Понюхав ветер, стоя под луной,
Они почуяли добычу.
И тишину разрезал вой,
И тени две мелькнули с кручи.

С подветренной напали стороны.
Добычей стал им жеребёнок малый.
И кобылица не ждала беды,
И лошади в загоне мирно спали.
 
Звериный пир в разгаре был в загоне.
Там волки рвали плоть, лакали кровь.
От страха обезумевшие кони,
Сбиваясь в кучу, разбегались вновь.

***
Максат не спал. Волной тревога,
Вгрызаясь в душу тихо жгла.
В ночи луна своей дорогой,
Меж звёзд не торопясь ползла.

Чапан накинув, взяв ружьё.
Максат шагнул навстречу ночи.
Беды неясное чутьё,
В висках стучало многоточьем.

***
Гнев вылился в слепую ярость
Пал волк убитый наповал.
Сдавили сердце боль и жалость:
– Я опоздал, я опоздал...

Перед глазами жеребёнок,
Стоит уткнувшийся в ладонь.
И мир зверей довольно тонок.
Погиб вожак и вой, как стон ...

Волчица потеряла друга –
И в том повинен человек.
Вся жизнь её сомкнулась в круге,
А это значит, смерть – за смерть.

Скрестились взгляды – те же чувства
Любовь и ненависть к врагу.
И разъяренное безумство
Максату бросилось на грудь.

Сплелись, как нить, в клубок единый
Матёрый зверь и человек.
Им ярость придавала силы
Кровавый оставляя след.

Который раз перед Максатом
Клыкастая раскрыта пасть.
Он сам стал зверем в этой схватке,
Зубами рвал её на часть.

Недолго длилась эта схватка,
Но для обоих – целый век.
Угасла жизнь в глазах волчицы.
Вновь побеждает человек.

Все кончено. Луна в зените
Максат изранен и ещё,
Рука его повисла нитью,
Насквозь прокушено плечо.

– Не уберег я твоего мальца, –
Сказал Максат, кобылу обнимая.
И лошадь словно понимая,
Коснулась мокрого лица.

Жизнь продолжается. Всё так же озаряя,
Ползла по небу полная луна.
И новой жизнью горы наполняя
Неслышными шагами шла весна.


© Нурия Шагапова,
2016

 


Количество просмотров: 598