Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Поэзия, Новые имена в поэзии; ищущие
© Эрнест Жанаев, 2014. Все права защищены
Произведение публикуется с разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата размещения на сайте: 1 сентября 2015 года

Эрнест Раджапович ЖАНАЕВ (Эрадж)

Темное и светлое

Подборка стихотворений, выдвинутых на соискание Русской премии. Первая публикация.

 

Божественный оброк

Что жизнь мне моя дает –
            Божественный оброк –
Узнать, понять, принять.
            Брожу среди пустых дорог…
 
Нет воды и жажда мучит
            Я в пустыне, не в саду
Мне дышать уж нечем
Легкие сгорают как в аду.
 
Я не грешник – так считаю
            Не убивал, не воровал, не лгал
Даже если это так
            Бог меня еще не звал…
 
Я иду, живу и мыслю
            На свои силы уповаю.
Еще немного и проснусь,
            Из небытия вставая.
 
Пристать к причалу я б хотел,
Закончив долгий путь за раз.
Долго плыть был мой удел –
Где земля, мой дом сейчас.
 
Долгих странствий лет моих,
Мук, лишений, радость встреч,
Общений с чудными людьми,
Седых волос и их не счесть.
 
Что же делать мне тогда,
Когда мой срок идет к концу?
Путь не пройдет мной сполна,
            А причала нет, я не пойму…
 
Кто-то скажет: «Подожди и все придет»,
Другой добавит: «Все делай сам».
Я продолжу путь – пойду вперед:
Поиск важен – нет пути назад…

 

В сочельник

Я сплю, но
Мне снится
Гул машины
Одинокой
Не спится
В темной мгле
Черноокой.
 
Соблазняет
Сквозь слух.
Не слышу,
Но знаю
Живое вокруг
И сущее вижу.
 
Снежные капли
Не тают сейчас,
Отблески фар,
Тени как цапли,
Убегают от нас
И морозится пар.
 
Наяву или сплю,
Дорожка блестит -
Это месяц проснулся
И я вот бегу.
Морозец не льстит,
И ночь развернулась.
 
Люди все спят,
И машины уснули,
Лунный лишь свет,
И собаки вопят,
Дома прикорнули,
И деревья во сне.
 
Глаза я открыл,
Но все же я сплю.
Нет уже сна,
Но воздух поплыл.
Ветер – смотрю
Ожил ото льда…
 
Спокойной ночи
Вам желаю -
Тихих снов.
Нет уж мочи,
Но стихи слагаю
Из холодных слов.

 

Вопрос

Гнойные язвы
            И шрамы
Покрывают его
Нежную душу:
            Всего.
 
Рыданья
            И стоны
Хрип горла,
Немощь,
            И боль снова
            И снова.
 
Умирает он –
            Нет!
Он живет,
Он страдает –
            Ответ.
 
Он скоро
Забудет себя…
Не ново –
Не первая жертва –
            Душа…
 
Тело и разум:
Вопли в душе
Умрут и не
Сразу –
Умрет он
В себе…
 
Я не помню его –
Не оставил
Следа.
Не знаю, но
            Все же
Не верю, что умер
Он здесь –
            Навсегда…
 
Мы мечемся
            В страхе –
Успеть бы везде…
Идем же по следу
            К его же душе…
 
Тоннель не
            В конце,
Он только вначале…
Но есть ли
            Конец
Бесконечной борьбе?

 

Древо-акация

Древо-акация –
В зимней дымке сна.
Утреннее солнце
Ее крону обняла.
 
Высохшие листья,
Легкий пепел снега,
Прочь гоняют мысли
От петли к рассвету.
 
Рядом призрак-карагач
Тянет тыщу пальцев –
Прикоснуться и прижать
Сонную акацию.
 
Скоро будет день –
Все замерзшее растает.
Но морозу лень
Отойти от власти.
 
Подует только ветерок,
Всех немного тронув.
Я забуду боль тревог,
Сущее запомнив…

 

К рекам Амазонии

В мути речной,
Полной ила, добра
Путь держит давно
Сильная рыба-пила.
 
Океана просторы
И ветер штормов.
Девятые валы
Глубина грез и снов.
 
Свобода в стремлении
Или в беге, движении?
Погоня за целью
Иль побег от безделья?
 
В реках Амазонии
Обитает мечта -
Не плачет, не стонет
Лишь его ждет она.
 
Он ей не знаком,
Он не знает ее.
Его видела сном,
Желал лишь ее.
 
Не долго до встречи -
Его сердце трепещет.
Она чувствует, ждет,
Он будет, плывет.
 
Розовой мечте скоро будет исход –
Найдут они друг друга и себя,
Но это не конец испытаний дорОг,
Это больше чем жизнь, это смысл ВсеЯ…

 

О стихах

Я написал стихи – в смятении сижу,
Своих сил не нахожу.
Часть души моей, себя пропала,
На минуту вдруг меня не стало…

 

Беременная, фон Хагенс и Человек

Беременная дева -
Расчлененная… нет.
На слои, направо, налево,
Все части тела видны – свет.
 
Свет, пролившийся в душу,
Едкой субстанцией – химией, физикой,
Кислотой, неудобной, необычной правдой,
Из крови, плоти, влаги и воды обратилась в сушу.
 
Фон Хагенс просвещает,
Суть-правду тела, плоти вещает.
Невечной, тленной, вожделенной, старой,
Молодой, красивой, свежей, любимой, хрупкой вазой.
 
Она любима живым-прошлым,
Хранима живым-настоящим, может пошлым.
Хотя нет, это природа, человек-живое существо.
Живое как трава, птица и олень, но гиперамбициозное оно.

 

Пальцы

Пальцы держат
Гранату в ладони,
И мысли не тешат
Труса в неволе…
 
Ресницы шумят –
Греется воздух;
Смелый объят
Выбором омут…
 
Секунда-минуты-
Часы и недели
В сознании тут же
Вся жизнь пролетела.
 
Ни сесть, ни упасть,
Ни дернуться в сторону –
Наешься ты всласть
Кровью и стонами…
 
Скованы мысли –
Холодно внутри.
Что будет «а если»?
Этот миг вдруг уйди?
 
Оболочка взорвется,
Шрапнель улетит,
И тело взовьется
Как влаг у войны…
 
Старуха протянет
Костлявые пальцы,
Косою заманит
Твою душу как в вальсе…
 
Не смерть то,
А хуже, смотри!
Трепещет то
Сердце с груди!
 
Кровавым комком
В твоей слабой руке!
Ядом потом
Для глаз и в душе…

 

Темное и светлое

В черной темноте смола
Растекается, ползет она.
Липнет ко всему, поглощает
От света сущее скрывает…
 
Солнце белым светом
Ярко блещет, греет,
Дарит жизнь поэтам,
Музой рифмы сеет…
 
Без мрака света нет,
Без дороги цели нет.
Чувство есть в страданиях,
А стихи в стенаниях…

 

Уголек

В темноте
            Морозного утра,
Сквозь
            Слезы в глазах,
В полной
            Мук его нутра,
Вновь
            Огонь, и не страх.
 
Уголек,
            Что теплился,
Зажегся,
            Возник.
Он живет,
            Переродился.
Не осекся –
            Горит.
 
Мрак
Уходит из леса,
Скоро
            Будет рассвет.
Враз
            Уводит вопросы,
И
уносит ответ.
 
Синева
            Тает в дымке,
Лучи
            Рушат портрет
Черной
            Ночи бездумной,
Тучи
            Темных побед…

 

Черный камень

Черный камень
Лежит на дне
Глубоко
 
Он раздавлен,
Не встанет,
Лежит он и все.
 
Камень все меньше
Все тоньше
Назло…
 
Родился он
В скалах
Там высоко.
 
Оказался
Же здесь-
Так далеко.
 
Мать-гора
Или ветер-отец
Все равно,
 
Бросили
Камень
На самое дно.
 
Не видеть,
Не слышать,
Забвение — то.
 
Лежит и
Томится
Скучает зато.
 
По небу,
По солнцу
Помнит и все.
 
По птицам,
Жукам –
Свобода его.
 
С каждым днем
Забывает
            Он все
 
Чем жил,
Что было
            Его.
 
Илом покрыт
Не видит
            Ничто,
 
Но чувствует
Он что-то
            Зато,
 
Надеясь подняться,
Просит
            Нутро.
 
Камень
Хотел вернуть
            В свое:
 
Небо и воздух
Как сила
            Его.
 
Лежит он на дне
Не слышит
Ничто,
 
Как волны
Ласкают берег
            Его.
 
Как воздух
Вспенит волны
            Его.
 
Оживляют
Пустынную землю
            То, что
 
Как волны
Шумят и ветер
            Поет,
 
Птицы гнездятся
И солнце
            Печет.
 
Нету надежды
Камень сам
Не всплывет.
 
Молчит и лежит,
Ничего он
            Не ждет.
 
Мы думаем
На дно кто-нибудь
            Снизойдет,
 
Он камень
Найдет, возьмет
            И всплывет.
 
Кто знает, когда
Случится это –
            Произойдет.
 
Может быть
Никогда: это
            Был его рок.
 
Посмотрим,
Увидим, что будет
            Потом.
 
Камень красивый,
Он ценный
            Зато.
 
Вдруг коснется
Рука ювелира
            Его,
 
И украсит он
Лик, человека
            Тепло…

 

Чувство

Струны, обтянутые
кожей  -
Вокруг мясо
да кости.
Крови много -
Вены, пульс,
Все строго…
 
А где же чувство?
Что оно?
В людях шумно –
Мне смешно.
 
Может меж людьми -
Словно искра?
Электричество поди
Неистовое…
 
Но все же нет,
Не просто все
Это не предмет,
Нечто большее оно…
 
Как родилось?
Долго ль жить?
Вечно снилось?
Как забыть?
 
Умирает ли оно?
А есть другое?
Оживает ли оно,
Если нет иного?
 
Вопросов много?
Нет ответа.
Знает Космос
И поэты…
 
Остальные ощущают -
Страдают и живут.
На то и стая,
Что всю правду отберут…
 
У последнего поэта
Гнусная толпа -
Не оставят фотон света
Умирая навсегда…

 

Ночная улица

Вся наша жизнь –
Наивное стекло,
как будто вечное оно.
(несчастный мудрец)
 
Наступает ночь,
А пока лишь сумерки.
Убегает прочь
Девушка по улице.
 
От кого бежит она?
Что случилось с ней?
Осталась, видимо, одна –
Нет защиты ей.
 
Кто преследует ее?
Неужели есть за что?
Вернуть себе своё –
Неизвестное добро…
 
Опустился мрак,
Загорелись фонари,
Появился враг
Света, дня, зари.
 
Тени, чернота и мгла
Слизали след ее.
А черная скамья
Съела пар его.
 
Город из звеньев –
Что днем освещали
Черных деревьев,
Их листья опали.
 
Девушка стоит в углу
Черных двух домов.
Погрузившись в тьму,
Их кошмарных снов.
 
Обняв себя, дрожит,
Зажмурилась.
Ее душа болит,
Измучилась.
 
Торопливые шаги вокруг
И медленные тоже.
Разговоры, голоса и стук,
Ее не слышно все же.
 
Вот бабушка одна прошла,
Не заметила ее совсем.
Еще и парочка одна,
Два мальчика затем.
 
А сердце все колотится,
Она сидит в оцепенении.
Где бы укрыться,
Но нет сил и воображения.
 
Послышались шаги
Неуверенные, узнала.
Это ты, уходи,
Про себя сказала.
 
Почти родное
Его дыхание.
Свободное
Молчание …
 
Сейчас увидит,
Мелькнуло.
Но только слышу,
«Камила!»
 
Прикоснулась
К животу,
Встрепенулась –
Посижу.
 
На корточках
Время пройдет,
Оно порочное
Не умрет, убьет.
 
Миг проходит
За другим.
Он подходит,
Я не с ним.
 
«Оставь мне
Сны о будущем.
Стать мне
Нужно лучше!»
 
С ней рядом сел,
А взгляд вдали.
Ноги здесь,
Но не уйти.
 
«Роди и дай
Нам жить.
Решай –
Уходить»?
 
Стиснув голову
Сидит,
И тихо молвит –
«У меня болит».
 
«Что болит»?
«Душа
Вопит.
Я cама».
 
Нам двоим
Не жить.
Твоим
Мечтам не быть».
 
Поднялась,
Ушла во мрак.
Поняла,
Теперь пора.
 
Время не жить,
Раны закрыть,
С костями дружить,
И прахом прослыть…
 
Торопливые шаги
По мостовой,
Потом по лестнице
По винтовой –
 
Церкви
Заброшенной,
Цепи
Поношенные.
 
У края встать,
Не сесть.
И вниз упасть,
Не лезть.
 
Короткий крик –
Его.
Сладкий миг –
Ее.
 
Она лежит,
Глаза открыты.
Удивлена,
«Как больно было, слышишь ты»?
 
«Боже, видишь?
Ждешь меня?
Аль не твоя?
Чья же, чья»?
 
А маленькое
Сердце еще стучит.
И спрашивает –
«Жить, не жить»?
 
Прижимает он к себе,
Неживое, ее, будто во сне.
Слышит, умирает -
Ее, его, здесь, сейчас, в тебе...

 

После полнолуния

Снова белым солнцем
Ты уходишь от меня
А луна приходит –
Та что жгуче без огня.
 
И вулканом обнимает,
И другому обещает
Те огни, но без себя.
Лишь только мысли и глаза.

 

Черное со сном

Этой темной ночью
Смотришь мне в глаза
— Ты? Нет, она?
— Нет же, я…
 
Светятся зрачки
Угольками в темноте,
Черный силуэт
Приходит мне во сне.
 
В зеркало гляжу
Я на тебя…нет себя.
Ты ли это, не сужу,
Как будто я не я.
 
Где же твои руки,
Человек или гора?
И ног не видно тоже,
Копыта иль чернота…
 
Куртка черная висит,
Футболка ближе чуть,
А кофта слева от руки,
Черное все, не шути!
 
Ложусь, глаза закрыв,
Дверь открывает мрак,
Смотрю, жуть открыв,
Меня глотает страх…
 
Открою шторы нараспашку
Огонь зальет меня и келью,
Лучами-светом-яркой пташкой,
Подавляя мрак и темень.
 
Пригорюнилось темное все,
Поникли черное и жуть…
Ничего, все будет-придет,
Сейчас мне надо уснуть,
 
Немного отдохнуть…
Я устал, только устал…
Сон, вот и ты – я ждал…

 

Бах и Моцарт в Церкви Святого Георгия

Мелькнуло белое…
Вокруг все блеклые…
 
Чертик был у алтаря
В свете люстры, дня.
Вот и рожки у креста,
А теперь у витража.
 
Учебник приоткрыл
И слова забыл
 
Святых угодников стекло
И чан с святой водой.
Меж ними дирижер
Как нимб он с лысиной.
 
В затылок их дышу
И стихи пишу
 
Сопрано простывшей певички
Уши наши ласкал и хлестал.
Нет, я глухой и не вижу, как смычки,
Лишь слышу – режут ее рот и глаза.
 
Записки полетели
Слова заалели
 
Среди колонн, людей
Кроссовок и скамей
Шныряет чертик меж ног,
Скользя, убегая за порог
 
Верблюжонка глаза
К 219 Моцарта
 
Волосы и глазки,
Ушки, губки
Лишь коснулся он
Быстрый, ушлый
 
Моя замерзшая рука
С тетради белого листа
 
Луч заката с витража
И высокий потолок,
Куда уходят музыка и я
И таем в смерти дня…
 
Еще немного растворимся
Музой-пылью заразимся
 
И родится дочь
Эти вечер, ночь…
Благоуханье снов и
Шепот легких вновь…

 

О чем-то

Ни сил, и смысла нет
В твоих глазах
Я лишь ползу и вот лежу
                        Я знаю
Яд в твоих речах
                        Я таю
Весь в твоих устах
                        Навеки засыпаю…

 

С неба

Зеленою-зеленою
            Косою повело
И тысячи голов
            С ума свело
 
Пустынной жаждой
            Горло иссушило
Желание ее
            Вуалью приструнило
 
Долгожданное оно
            К тебе и нам пришло
Всеисцеляющее сном
            Во мраке место нам нашло…
 
О Золотом Храме
 
Горишь огнем,
                 Воспетый мною.
Умрешь ты сном
                  Из пепла зноя.
 
По самое нутро
                   Влюбленный собою,
Увлекаешь на дно
                    Людей ты и воду.
 
Выпью отраву
                   И брошусь я в пруд.
Но нет, не буду, не стану
                   Дождусь тебя я, мой плут…

 

Подземка

Толстых проводов
               Коммуникаций длинных,
Подземелье снов
               Айпэдов, пота, скрипов…
Очнемся в свете в миг…
                Пока как крысы мы…

 

В морозную ночь

В морозную ночь
Я выпил вина -
С Рождеством
Дорогие друзья!
 
Все как прежде -
Гадаю супротив
Ночи, дня, заметьте,
Ни слова обронив.
 
Вижу я и молчу,
Сном закрывая глаза,
Вспышки света в снегу
Свет во мраке-свеча…
 
Хрустят чьи-то шаги,
Слова-пар изо рта,
Речи-песни мотив
Пробудил ото сна.
 
В неге праздника
Вновь чувствую я,
Помыслы страстные
Ищут-гложут меня.
 
Нет, не я это не я -
Без меня вертится-
Крутится
Вера моя.
 
Лишь на этой Земле
Остался-присел
Людей в огне-мгле
Я страшно узрел…

 

Гулким эхом отдаются

Гулким эхом отдаются
В дневной тиши мои шаги
И в этом шуме раздаются
Шуршания твои…
 
Ведро для душ
Протянешь ты
В шлако-бездну
Унесешь ли?

 

Порхать тебе как бабочке в ночи

Порхать тебе как бабочке в ночи
В поисках огня, света иль зари
Устремлять наперед,
Искать конец-исход…
Умиляясь огоньку,
Удивиться,
Как, кому?
В бездну
Памяти
Упасть,
Лежать
И помнить, 
Но не знать.

 

В этом странном городе

В этом странном городе
Тени душ ползущих
По улице Советской
Дней своих не умерших
Считают,
Других проклиная…

 

Вперед бравый солдат США

Вперед бравый солдат США
И если останешься жив
Не думай где останки тогда
Твои лягут на свалке забыв…

 

О чем я думаю
 
Над ковролиновой дорожкой
Над серой массой тканей
У края черного стола
Вплетает в косы меня –
И в а.
 
Шум бегущего ручья
Шелест голых веток
Мечтал, мечтаю –
Вливается в меня
В е с н а.
 
Не пробуждаюсь
Ото сна – не спал
В неге пребываю
Все помню я –
Т е б я.

 

© Эрнест Жанаев, 2014

 


Количество просмотров: 550