Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Критика и литературоведение, Литературоведческие работы / Публицистика
© Абибилла Пазылов, 1985. Все права защищены
Статьи публикуются с разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата размещения на сайте: 9 июня 2015 года

Абибилла ПАЗЫЛОВ

Юбилейные статьи

В старые, добрые времена юбилеи наших писателей отмечались, как говорится, всем миром: создавались специальные комиссии по их подготовке и проведению, а комиссии, состоящие из компетентных людей разрабатывали мероприятия в соответствии с общественным престижем того или иного представителя национальной словесности – организация литературных вечеров, выдвижение «виновников» на государственные награды, звания и так далее. Особое внимание при этом уделялось публикациям в периодической печати о жизненном и творческом пути юбиляров.

Будучи сотрудником еженедельной газеты «Кыргызстан маданияты» («Культура Кыргызстана») и журнала «Ала-Тоо», а также Союза писателей республики приходилось мне поучаствовать в подобных весьма приятных и ответственных кампаниях – «творить», так называемые, юбилейные статьи, в том числе и на русском языке для популярной молодёжной газеты восьмидесятых годов «Комсомолец Киргизии». Теперь с трудом верится тому, что «срок давности» таких моих опусов, написанных под сильным влиянием художественной публицистики тех времён, исчисляется десятилетиями.

С некоторым беспокойством, признаться, предлагаю на суд современных читателей свои ранние суждения и оценки о произведениях Шабданбая Абдыраманова, Сооронбая Джусуева, наконец, классика кыргызской поэзии Алыкула Осмонова, высказанные мною на ходу в связи с юбилейными датами оных. Отказаться от дорогих свидетельств давно минувших дней не в силах, забыть тоже.

 

Делиться радостью

Главные герои романов Шабданбая Абдыраманова «Дехкане», «Волшебная пища», «Судьба» — наши молодые современники. У них есть много общего. Дело здесь не только и не столько в том, что эти герои выходцы из одного социального слоя – сыновья крестьянских семей – как и сам автор, а в том, что их взгляды, идеалы близки по смыслу и содержанию.

Можно говорить и об этом. Но, на мой взгляд, главное достоинство его романов, и не только романов, заключается в ином: углубленное изучение внутреннего мира современника и увлекательный рассказ об увиденном, пережитом.

К слову сказать, исследователи почему-то ищут и находят причину успеха романов «Волшебная пища», «Дехкане» в их злободневности, идейной направленности. Спору нет, злободневность и высокая идейность –неотделимые компоненты метода социалистического реализма. Однако они сами по себе не могут гарантировать качества литературной продукции. Нужна и художественность. К чести писателя его названные романы проникнуты истинной художественной выразительностью.

Помимо того, произведениям писателя в большой мере присуща поэзия, хотя они не относятся лирическому жанру. Поэтичность речи, поэтичность пейзажа, поэтичность авторского монолога –без них было бы невозможно представить себе цельный мир этого талантливого художника.

Кстати, Ш.Абдыраманов начал свой творческий путь со стихов. В конце 50-х годов вышли два его поэтических сборника. Впоследствии автор стал прозаиком. Проза подкупила молодого поэта масштабностью, эпическим размахом, к чему он стремился и в своих поэтических произведениях. Одним словом, переход Ш.Абдыраманова от поэзии к прозе был вызван его внутренним желанием. Однако писатель не смог навсегда проститься с поэзией. Потому что поэтичность – его врожденное свойство, она присутствует в нем, следовательно, сопровождает его творчество как спутник.

Впрочем, в творчестве, как и в жизни, все взаимосвязано. Скажем, не владей Ш. Абдыраманов выстраданным опытом прозаических произведений, он не написал бы замечательных очерков, статей так же, как не занимаясь стихотворчеством, не стал бы прозаиком «поэтического уклона».

Здесь хочется сказать о публицистичности произведений писателя. Общественно-политический анализ, личные высказывания автора по тем или другим проблемам социальной жизни людей, современности носят острый характер, опираются на конкретные факты. Однако публицистичность в творчестве не переходит в декларативность, не вредит художественности.

Итак, известному киргизскому писателю Шабданбаю Абдыраманову пятьдесят лет. Писателя в нашей республике знает стар и млад, читают взахлеб. Его книги вышли в Москве, Ташкенте. Отдельные произведения переведены на языки народов Советского Союза, зарубежных стран.

На днях на страницах республиканских периодических изданий появились отрывки из нового романа писателя «Зеленая звезда». Роман посвящен вопросам экологии, вернее сказать, делам и заботам человека в охране родной природы.

Написать новое произведение для писателя – это значит делиться радостью с читающим народом. А делиться радостью – дело не простое. На такую щедрость способны поистине мужественные люди, люди с огромной энергией души. Один из них – наш Шабданбай— аке!

Декабрь, 1981 год

 

О подвиге, о жизни, о крае родном

Сооронбай Джусуев принадлежит к тому поколению киргизских художников слова, которые послевоенное время, едва сняв с себя армейскую шинель, взялись за перо с тем, чтобы как можно скорее рассказать людям об увиденном и выстраданном на бескрайних полях великих сражений Отечественной войны. Как свидетельствуют факты, неуемное желание высказаться посредством волшебной художественной речи появилось в сердце молодого воина-связиста ещё на фронте. Именно желание, смею думать сейчас, желание говорить от имени миллионов и миллионов погибших за Отчизну сверстников сберегало каждый раз начинающего тогда поэта от вражеских снарядов и бомб, нацеленных на него с земли и воздуха одновременно на передовой линии атаки.

Уцелел солдат по велению судьбы. Таких было немало. Однако в лице Джусуева уцелела и драгоценная способность: выражать человеческий опыт в магических словах поэзии, способность, несомненно, являющаяся достоянием всеобщего характера. Впрочем, правильность сей мысли подтверждается с каждым годом, с каждым новым произведением автора.

Все, что прошумело над головой человека в годы войны, нашло свое отражение в стихах и поэмах С.Джусуева. В творчестве фронтовика война выступает не только в качестве одной из центральных тем, но и высшим, причём, единственным в своем роде мерилом нравственного, социального порядка многогранной жизни современников и современности. И поэтому появились следующие строки:

Стихи мои, стихи…
    Я собирал вас в грохоте войны.
    В кровавой битве, ночь смешавшей с днём,
    В глазах у матерей моей страны,
    Чьи сыновья обратно не придут,
    У скорбной обелисков тишины.
    Я взял их из рассказов тех коллег,
    Чьей памяти быть на войне навек.

Величие подвига советского солдата, красота его духовного мира необычайно ярко и убедительно, как говорится, крупным планом изображены в таких эпических полотнах С.Джусуева, как «К живым», «Красная тетрадь», «Молния», «Неизвестный солдат». В поэме «К живым», в пяти монологах павшего в смертельной схватке с врагом воина, поэту удалось показать гуманную сущность, оправданность с точки зрения мировой истории и общечеловеческой морали наших героических поступков, совершенных на войне во имя свободы Родины. Условность манеры повествования, ретроспекция помогают автору произведения разглядеть обстоятельства как бы изнутри, «оказаться» в гуще невероятных, уму непостижимых и давно канувших в Лету событий:

Лицо заливает потом.
    Скрипит на зубах песок.
    Ударил фашиста в висок,
            и к автомату – рывок.
    Но и противник,
    как только от меня освободился,
    Тут же в свой автомат вцепился.
    Оба вскочили мы,
    И одновременно, в лад, —
    Щелкнул его автомат,
             щелкнул мой автомат.
    Вырвались из стволов
             раскалённые жалящие осы…
    «Мама!» — захлебнулся я криком,
    «Мутер!» — крикнул он безголосо.
    Свет навсегда погас.
    Тьма поглотила нас.

Куда как благополучно в житейском плане устроился после войны напарник погибшего солдата, который предал его в последнем единоборстве.

Как посмел ты в землю зарыться,
                         словно сурок?
    Убитым в бою притвориться!
    Шкуру свою берег – мне
                         не помог!

По окончании той битвы (конечно, ошибка) предателя «окружили бойцы», «молодец!» — говорили..., хлопали по плечу», «…фотографировали. Писали в газете. Запросили награду…»

Однако в мирное время он не может «держаться достойно», хотя рассуждает «о подвиге, который, якобы, совершил когда-то». Такова участь жалкого труса, которого имел в виду поэт. К счастью, он в единственном числе. А «сколько было хороших ребят, отважных солдат, не отступивших ни шагу назад».

Драматизм произведения доходит до высшего предела тогда, когда матери воина удается «добрести до далёкой сыновней могилы». Тут она встретит старую немецкую женщину, которая тоже пришла навестить могилу сына:

Друг перед другом
              вы молча встали –
    Две скорби, два горя,
              две безмерных печали.
    Друг другу с безмолвным упрёком
              вы вглядывались в лица –
    Чей сын виноват, чей сын виноват,
                               чей – убийца!
    Стояли вы обе, как изваянья,
              во широком поле –
    Два безграничных страдания,
              две беды,
                        две боли.
    И такой в душе твоей
              гнев клокотал.
    Так тебе было больно,
    Что та, другая, немецкая мать,
              опустило глаза невольно.

Анализ одной поэмы, на мой взгляд, может свидетельствовать о творческих возможностях того или иного поэта в целом. Поэтому нет надобности обращаться к другим эпическим произведениям С.Джусуева, где наиболее удачно, в больших масштабах проявляется сила его таланта.

В лирике мастера словесности, кроме прочих, выделяется тема родной земли. Поэт не впадал в крайности «местного патриотизма» и локального мышления, тем не менее, не желает краски в изображении Ала-Тоо и Иссык-Куля. Народ, по словам поэта, золотая чинара, а он –её простая ветвь.

Грех не согласиться с поэтом. С поэтом, чье творчество давно пользуется заслуженным успехом в среде поклонников поэзии, с поэтом, которому исполнилось шестьдесят лет.

Май, 1985 год

 

Две жизни поэта

Истинный поэт живет дважды: сначала собственной, естественной жизнью, а потом в своих стихах. Так считал классик киргизской советской литературы Алыкул Осмонов. Жизнь самого А.Осмонова длилась всего 35 лет (1915-1950гг.) До обидного мало. Известна его трагическая судьба, обусловленная тяжелой болезнью, семейной драмой.

Однако в короткой жизни поэта были и звездные часы, наполненные вдохновенным трудом мастера словесности.

Именно моментам высокого эмоционального накала и творческого горения своей жизни обязаны поэты; именно поэтам, пережившим подобные моменты ради бессмертных творений разума, обязаны их поклонники.

Народ поэта истинного чтит.
    Быть лжепоэтом
                – жесточайший стыд.
    Четверостишие должно быть жизнь сама,
    Неоспоримо как четыре слова:
    Весна и лето,
    Осень и зима.

(Перевод Ю.Неймана)

Предназначение поэзии осознано А. Осмоновым в ходе мучительного творческого поиска.

Не знаю, кто мне счастье дал,
                но счастлив я вполне.
    Не знаю, кто мне имя дал,
                но с ним забота мне.
    — Как быть? — вопрос клеветнику я задаю по праву.
    — За пять копеек, — говорит, - 
                                     свою продай мне славу.
    - Продам!...
    Но разве он поймет, какая мне цена?
    Киргизский я поэт, и мне такая мощь дана…

(Перевод С. Липкина)

«Алыкул Осмонов пришел в киргизскую литературу в середине тридцатых годов— пишет критик К.Бобулов. —В то время уже окрепли поэтические голоса Аалы Токомбаева, Мукая Элебаева, Джоомарта Боконбаева, Джусупа Турусбекова. Создавалась новая реалистическая поэтика, резко отличавшаяся от фольклорной и акынской. Рядом с произведениями популярных поэтов ранние стихотворные сборники Алыкула Осмонова (их было три) казались не очень— то яркими и выразительными. Позднее в автобиографии сам поэт вспоминал о них как о слабеньких, беспомощных творениях. Поэт был прав, когда высказывал резкие суждения о своих ранних стихах. Основание для такой резкости возникало по мере знакомства Осмонова с образцами русской и мировой классической литературы».

Знакомство с лучшими литературными произведениями всех времен и народов в широком смысле слова есть главный фактор творческого роста поэта, оно одновременно свидетельствует и об интернационалистической сущности, о всеобщем характере его стихов и поэм.

Сегодня мы, духовные наследники А. Осмонова, с большим наслаждением читая и перечитывая его высокохудожественные творения, начинаем понимать себя, испытываем радость узнавания других, получаем заряд бодрости, борьбы и благородства.

Каждый из нас в соответствии с индивидуальными склонностями и интересами вправе искать и находить своего Осмонова. Но ни один читатель, по моему глубокому убеждению, не может пройти мимо такого стихотворения поэта как «Маляр».

Пришел маляр и наш покрасил дом-
    И словно солнце поселилось в нем.
    Вот этот человек в спецовке старой-
    Он радость нам принес своим трудом.
    Он поздно лег и на рассвете встал.
    Прекрасен труд, велик он или мал….
    Но почему ж отец мой, век кочуя,
    Такого в жизни мастерства не знал?

(Перевод С. Обрадовича)

К разряду «обязательных» относятся и «Тридцатилетие», «Чего я стыжусь?», «Город Фрунзе», «Родина», «Россия», «Пушкину», «Шота Руставели», «Музыка», из эпических произведений «Толубай», «Дженишбек», «Ак Саткын и Кулмырза», «Карагул», а также к киргизские варианты « Евгения Онегина» и многих лирических стихотворений великого русского поэта, «Витязя в тигровой шкуре», « Отелло» и других.

О первой и второй жизни произведений выдающегося киргизского советского поэта, о непреходящем значении его эстетических уроков сегодня говорится очень много. Это и понятно. 20 июля сего года ему исполнилось бы 70 лет.

Вторая жизнь поэта, берущая свое начало от первого настоящего стихотворения продолжается, и продолжится, покуда жива потребность к магическому слову.

Июль, 1985 год

 

© Абибилла Пазылов

 


Количество просмотров: 1193