Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Драматургия и киносценарии, Киносценарии
© Юлия Эфф (Юлия Фертес), 2015. Все права защищены
Произведение публикуется с разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата размещения на сайте: 9 июня 2015 года

Юлия Эфф

Бабушка, или Наследство тевтонских рыцарей

Киносценарий «Бабушка, или Наследство тевтонских рыцарей» Юлии Эфф попал в шорт-лист международной  «Корнейчуковской премии» (Одесса), в номинации «Сценарий детского фильма и драматургия для детей и юношества» среди зарубежных авторов. ...Мистическая история в классических традициях русских сказок. Чтобы получить наследство предков, тевтонских рыцарей, один из будущих наследников должен провести с бабушкой-колдуньей три дня и три ночи. Прямые наследники бабушки находят добровольца, Леонида-Божидара, однако не рассказывают ему всей правды. Три дара от бабушки — в самый раз для порядочного, честного и доброго внука.

 

По мотивам одноимённой авторской повести

 

НАТ. ГЛУХОЙ ЛЕС. СРЕДНЕВЕКОВЬЕ. ВЕЧЕР.

По лесу медленно едет тевтонский рыцарь. Он ранен и находится почти в забытьи. Лошадь бредёт наугад. Лошадь подходит к дереву с горизонтальной широкой веткой, рыцарь натыкается на ветку и падает с лошади. Лошадь останавливается. Чьи-то руки касаются лица и шеи рыцаря, проверяя, жив ли он.

 

ИНТ. ДРЕВНЯЯ ИЗБА. СРЕДНЕВЕКОВЬЕ.ДЕНЬ.

Рыцарь лежит на кровати в полутёмной избе. Приходит в себя. Рядом с ним сидит красивая ДЕВИЦА с длинной русой косой и мокрой тряпицей отирает ему лицо.

 

ДЕВИЦА (ласково): Будэ, будэ, панове… (Подносит ему ко рту чашку) Пей, пей, не боись.

 

Рыцарь послушно пьёт, потом отводит слабой рукой чашку и что-то ищет глазами и ощупывает постель. Девица улыбается, поднимает с пола  что-то завернутое в платок, кладёт свёрток на постель перед рыцарем, разворачивает. Там ларец. Рыцарь его ощупывает, потом рисует руками в воздухе какой-то круглый предмет.

 

ДЕВИЦА (сердясь) О животе бы подумал, панове. Сума твоя сохранна.

 

Девица наклоняется ещё раз, поднимает с пола кожух рыцаря, тяжёлый, судя по усилию девицы, и кладёт его на постель, рядом с ларцом. Девица уходит к окну и сердито смотрит в окно. Рыцарь виновато смотрит на девицу.

 

ИНТ. ДРЕВНЯЯ ИЗБА. СРЕДНЕВЕКОВЬЕ. СУМЕРКИ.

Рыцарь и девица сидят за столом. На столе разложены сокровища – какие-то медальоны, нож, кольца и браслеты. На многих вещах изображены волчьи головы. Рукоять ножа так же изображает тело и голову волка на наконечнике.

РЫЦАРЬ (говорит по-немецки) Возьми что-нибудь на память! (Видит, что девица не понимает или не хочет понимать, говорит по-русски с сильным акцентом) Взять немного! Подарок! Жизнь!

 

Но девица качает головой, улыбается и отодвигает сокровища. Складывает их в ларец.

 

ДЕВИЦА. (Рыцарю) Твоё! Свободен! Езжай домой!

 

Рыцарь удивлённо смотрит на девицу.

 

НАТ. ДВОР РЯДОМ С ИЗБОЙ ДЕВИЦЫ. СРЕДНЕВЕКОВЬЕ. ДЕНЬ.

Рыцарь колет дрова. Одет в древнюю русскую одежду. Только немецкий меч стоит неподалёку, у невысокого колодка рядом,на всякий случай. Из избы выходит девица с округлившимся животом, подносит кувшин с квасом рыцарю. Рыцарь откладывает топор, берёт кувшин, с любовью смотрит на девицу, целует её руку и пьёт квас.

Неожиданно раздаются крики. Мимо плетня скачет человек. Явно не из славянской дружины. Останавливается, присматривается к встревожившемуся рыцарю и девице. Что-то говорит резкое по-немецки.

 

НАТ. ЛЕС. ПОЛЯНКА С БЕРЁЗАМИ. СРЕДНЕВЕКОВЬЕ. ДЕНЬ.

Рыцарь копает под одной из берёз ямку ножом, руками помогает. Девица, придерживая живот, стоит, облокотившись о ствол другой берёзы. Рыцарь ставит в яму чугунный котелок, высыпает в него из сумы золотые монеты, накрывает крышкой котелок и присыпает землёй.

 

РЫЦАРЬ (подходит к девице, говорит по-русски с сильным акцентом) Ты меня ждать! Я возвращаться быстро. Очень быстро!

 

Они обнимаются, девица плачет. Рыцарь возвращается к берёзе, присыпает котелок землёй, утаптывает. Затем втыкает нож с головой волка на рукояти в землю.

 

ТИТРЫ

 

НАТ. ДОРОГА, ВЕДУЩАЯ К ДЕРЕВЕНЬКЕ. НАШЕ ВРЕМЯ, ЛЕТО ИЛИ РАННЯЯ ОСЕНЬ. ДЕНЬ.

 

По дороге едет легковая машина. Проезжает мимо указателя, на котором написано «д. ВОЛЧЁНКИ». В машине за рулём мужчина лет сорока, БОЖИДАР; на заднем сидении парень лет шестнадцати, МИТКО, и племянница, девочка семи лет, АНЯ. Аня зовёт Божидара – Дядябо (сокращённо)

 

ИНТ. САЛОН МАШИНЫ БОЖИДАРА

 

БОЖИДАР (осматривает окрестность) Ну вот, мы почти приехали…

МИТКО (мрачно) Класс! И в этой глуши мы втроём будем праздновать мой день рождения…

АНЯ (трогает осторожно руку Митко) Не переживай…

 

ИНТ. КОМНАТА КИРПИЧНОГО ДОМА. ДЕНЬ.

Мебель в комнате закрыта белой тканью, Божидар снимает пыльную ткань с дивана.

БОЖИДАР. Митко! Неси продукты на кухню, потом будешь помогать мне, носить воду. Анечка, а ты помоги мне убрать покрывала. Надо немного прибраться. Год здесь не были. В пыли можно картошку сажать.

 

АНЯ (чихает) Ой!

 

НАТ. ВО ДВОРЕ, РЯДОМ С КИРПИЧНЫМ ДОМОМ. У КОЛОДЦА. ДЕНЬ.

Митко заглядывает в колодец, вытаскивает ведро с водой, несёт ведро к умывальнику во дворе, наливает в него. Умывается. По двору ходят соседские куры. Митко выплёскивает на них остатки воды: «Кыш!» – и возвращается к колодцу, снова заглядывает внутрь. Уходит. Возвращается с верёвкой, привязывает один её конец к крышке колодца, другим – обвязывается сам. Бросает ведро в колодец и сам лезет в колодец.

 

ИНТ. В КОЛОДЦЕ. ДЕНЬ.

Митко ловко спускается вниз, как опытный скалолаз, упирается ногами в стены. Достигает низа, рассматривает воду, смотрит вверх, на небо. Шатает цепь с ведром, зачерпывая воды. Вдруг что-то в воде привлекает внимание Митко. Он спускается, обвивает ногу верёвкой, повисает вниз головой и почти ныряет в холодную воды. Кряхтя, снова подымается и что-то держит в руке. Начинает карабкаться из колодца.

 

НАТ. ВО ДВОРЕ, РЯДОМ С КИРПИЧНЫМ ДОМОМ. У КОЛОДЦА. ДЕНЬ.

Митко, не отвязывая верёвку от пояса, рассматривает найденный предмет. Это ключ. Длинный и с очень интересной ручкой – головой волка. Подходит Божидар. Митко не замечает отца и вздрагивает от его голоса.

 

БОЖИДАР Мы там с Анечкой воду ждём, а он тут купается… О! Ключ! Ты его нашёл.

МИТКО Он твой? Такой странный… От чего он?

БОЖИДАР Я сам этот ключ туда бросил много-много лет назад. Раз ты его нашёл, значит, так и надо. Поужинаем, а потом я тебе кое-что расскажу... и даже покажу. (поднимает ведро с водой) Не задерживайся, чем больше будешь помогать, тем быстрее приготовим ужин.

 

ИНТ. ГОСТИНАЯ. НОЧЬ.

Та же гостиная, только в ней прибрано. За столом ужинают Божидар, Митко и Аня. Тишина, только слышно, как тикают часы да где-то лают собаки.

 

МИТКО (не выдерживая, в сердцах бросает ложку в сторону и берёт в руки ключ, который всё это время лежит рядом) Не хочу больше! Па, что за прикол такой ехать сюда именно сейчас? Ни телевизора, ни вай-фая… Ни-че-го! (рассматривает ключ, рассеянно) И почему мама не поехала?

 

БОЖИДАР (спокойно) Всё, поел? Маме некогда, ты же знаешь. А я сюда специально тебя привёз. Хочу подарок сделать.

 

МИТКО (недоверчиво) Ты хочешь мне подарить эту дачу? Зачем она мне нужна? Всё равно не буду здесь жить. Никогда.

 

БОЖИДАР Нет, не этот дом. Но если захочешь здесь жить – твоё право. Анечка, ты наелась.

 

АНЯ. Да, Дядябо. (Митко) Дай, пожалуйста, еще раз посмотреть.

 

БОЖИДАР. Ну, раз все сытые, то самое время для чайных историй. Настало время, сын, тебе узнать историю этого дома и твоих предков.

 

Митко и Аня удивлённо смотрят на Божидара.

 

ИНТ. ГОСТИНАЯ. НОЧЬ.

На столе бокалы и тарелки с печеньем. Митко и Аня сидят на диване, Божидар в кресле неподалёку. Дети внимательно слушают Божидара.

 

БОЖИДАР … Наверное, мне стоит начать с того самого телефонного звонка, без которого ничего бы не было…

 

ВОСПОМИНАНИЕ БОЖИДАРА. ИНТ. КОМНАТА ЛЁНИ. ДВАДЦАТЬ ЛЕТ НАЗАД. ПОЗДНЕЕ УТРО.

ЛЁНЯ (он же Божидар), молодой человек лет двадцати, двадцати четырёх. Худенький и больше похож на восемнадцатилетнего. Он болеет, лежит в кровати под одеялом. Возле кровати, на стуле бокал, термос, какие-то таблетки, тарелка с крошками, ложка и телефон, советского типа, с круговым циферблатом и проводом, тянущемся откуда-то. Звонит телефон. Лёня с трудом выпрастывается из-под одеяла. Шея Лёни обмотана шарфом.

 

ЛЁНЯ (хрипло и заикаясь) А-алё! Д-да я слушаю… Хорошо, б-буду через м-минут сорок…

Кладёт трубку и выбирается из кровати, с трудом. Одевается.

 

ИНТ. КАФЕ ИЛИ РЕСТОРАН. ДВАДЦАТЬ ЛЕТ НАЗАД. ДЕНЬ.

Лёня сидит за столиком и пьёт горячий чай. Напротив – ВИТАЛИК, сверстник Лёни. Выглядит Виталик стильно, сытно. Он со скучающим видом ковыряется в тарелке с салатом. Лёнина тарелка пуста.

 

ВИТАЛИК. Ну, раз мы договорились, по рукам, значит. Это аванс. (достаёт из кошелька купюру и кладёт её перед Лёней) Да, и ещё кое-что… Очень простое условие, которое может показаться вам странным…

 

Звонит мобильный телефон Виталика. Он отвечает.

 

ВИТАЛИК (говорит по телефону) Говори… Ясно… Что сказал доктор?.. М-м-м… Да, я нашёл… Не скули, всё нормально будет… Не скули, я сказал! Всё, до встречи! Мы сегодня будем. (убирает телефон и обращается к Лёне) Ехать надо сегодня. У меня появились срочные дела.

 

ЛЁНЯ (поперхиваясь чаем) К-как сег-годня?! Н-но… (смотрит на аванс и кивает) Х-хорошо. Н-но я ж-же з-заик-каюсь…

ВИТАЛИК (спокойно) Ничего страшного. Я в детстве заикался, скажешь бабушке, что попал сегодня в аварию и внезапно всё вернулось. Если спросит. А не спросит – так и не говори лишнего… Фарфалле будешь? Ехать нам далеко.

 

ИНТ. САЛОН МАШИНЫ ВИТАЛИКА. РАННИЙ ВЕЧЕР

Виталик ведёт машину. Лёня сонно, уткнувшись в шарф, смотрит на пейзаж за стеклом. Машина проезжает мимо станции и сворачивает в сторону деревни, мимо старенького указателя «Д. Волчёнки».

 

ГОЛОС БОЖИДАРА, ЗА КАДРОМ. Я был тогда простым студентом, оканчивавшим исторический факультет в Москве. Однажды мне позвонил один человек по имени Виталий и предложил немного заработать. Работа оказалась не сложной – три дня посидеть с его престарелой бабушкой, жившей в деревне. У меня уже был опыт ухода за престарелыми: я подрабатывал в доме престарелых санитаром на последних курсах. Денег тогда почти не было, вот и крутился, как мог… Виталий предложил мне неплохую сумму, а мне очень нужны были деньги. Ничего подозрительного я не заметил. Кроме одной детали: Виталий попросил меня выдать за себя. Якобы чтобы не расстраивать бабушку. Та была слепая и немного выжившая из ума, повёрнутая на своём древнем роде, который не смогла выкосить ни революция семнадцатого года, ни репрессии… Я согласился на все условия, не смотря на тогдашнее недомогание – ангину и сопутствующую ей температуру… Виталий привёз меня сюда. Дом тогда был старый, деревянный… И жила в нём твоя прабабушка…

 

НАТ. ВОЛЧЁНКИ, ДВАДЦАТЬ ЛЕТ НАЗАД. ДОМ БАБУШКИ. РАННИЙ ВЕЧЕР.

 

Небольшой двухэтажный бревенчатый дом смотрится обуглившейся бородавкой на окраине села. Почерневшие от времени брёвна, безыскусные оконные наличники, крыша с резными козлиными рогами на стыке с лицевой стороны – для полноты картины не хвает частокола с отрубленными головами.

Виталий останавливает машину возле калитки, у которой стоит, дожидаясь, ОЛЕГ, тоже молодой человек лет двадцати пяти. Парни здороваются за руку.

 

ВИТАЛИК (подмигивает Олегу) Покажешь товарищу дом. (Лёне) Я поехал. Удачи, брат. И помни, о чём я тебя просил.

ЛЁНЯ (озираясь) П-пока.

ОЛЕГ (за спиной Лёни, уже неуверенно идущего от калитки к входу в дом, делает какие-то знаки Виталику, потом бежит за Лёней) Пожди, экой ты прыткий! Я тебе вот что скажу. Бабка-то странная. Ты лучше её не буди, ежели спать будет. Ни-ни. Я раз разбудил её, весь мозг вынесла. Так что вот оно как! Понял.

ЛЁНЯ Да к-как ск-кажете. М-мне же п-проще. Сп-пит и Сп-пит… Ч-чай-то, п-пока Сп-пит, м-можно зак-кип-пятить?

ОЛЕГ Да канеш! Заходи, кухонька направо…

Заходят в дом.

 

ИНТ. ДОМ БАБУШКИ. ВЕЧЕР.

Лёня сидит у железной печки и разжигает огонь. Ставит чайник. Заглядывает в кастрюли, что-то берёт в рот. Пока греется чайник, открывает дверцы шкафчиков, находит свечи. Кладёт их на стол в гостиной, спички. Больше ничего не ищет. Собирается пить чай. Накрывает на стол – переносит из маленькой кухни тарелки.

 

ГОЛОС БОЖИДАРА ЗА КАДРОМ. В доме было так тихо, что приглушенные звуки с улицы успокаивали. Я заглянул на кухню, там увидел небольшую железную печку, кучку дров и ведро, наполненное углём. Не раздумывая, разжёг огонь, поставил греться чайник. Когда-то такая же печка стояла в дедовской деревне у однокурсника, с которым я провел новогодние каникулы. От сознания присутствия чего-то знакомого я успокоился. Дрова затрещали, что-то прилипшее к дну чайника задымило сладковатым, всё было почти как на даче у Санькиного деда. Я нашёл в буфете целую пачку желтоватых толстых свечей и отложил две штуки. Попутно познакомился с содержимым холодильника, кастрюля с борщом особенно порадовала: после долгой дороги снова захотелось есть.

 

Лёня рассматривает гостиную. Видна старая лестница, ведущая на второй этаж. Подходит к старинным часам в гостиной. Они стоят. У пола висит груз – чугунная шишка. Лёня тянет за короткий конец цепи, и шишка с треском ползёт вверх; Лёня слегка ударяет по маятнику, тот несколько раз лениво раскачивается и снова останавливается. Лёня бормочет: «Сл-омались», – и прислушивается: не разбудил ли треск бабушку. Но в доме всё было по-прежнему безмолвно, если не считать кухонной печной песни.

 

ИНТ. ДОМ БАБУШКИ. ВЕЧЕР.

Лёня сидит в кресле и борется со сном. Встаёт, встряхивается, крутит головой. Наливает себе кипятка в бокал и снова ходит по гостиной, прихлёбывая чай. Подходит к двери слева, прислушивается. Там тихо: ни сопения, ни старушечьего кашля – только устойчивый запах лекарств из щели. Прошелся мимо остальных комнат на первом этаже. Одна оказалась заваленной каким-то бытовым хламом (рассматривать не стал), вторая – закрыта на ключ. Лёня задумчиво подходит к лестнице, смотрит наверх, поднимается по ней и вскоре спускается, отряхивая ладони от пыли.

 

 ГОЛОС БОЖИДАРА ЗА КАДРОМ.

Второй этаж встретил меня непривычно пыльными тремя комнатами, все они были открыты, но следов гостей не ощущалось. Возник вопрос – если здесь жил Виталий, то где же его комната? Взвесив все аргументы, я ответил сам себе: это та, которая на первом этаже, закрытая. Дальше стало неинтересно бродить по дому со скрипучими половицами и мигающими на втором этаже лампочками. На моих часах время приближалось к десяти вечера, бабушка продолжала безмолвствовать…

 

Леня подкидывает уголька в печку, устраивается поудобнее рядом и засыпает. Вдруг старинные часы начинают хрипеть, целлулоидная птичка никак не может успокоиться, шипение откуда-то изнутри домика заставляет кукушку медленно выезжать из открывающихся створок и издавать звонкое «ку-ку». Лёня просыпается, подходит к часам и пытается поймать пальцами кукушку. Но что-то крякает в домике и Лёня отходит.

Левая дверь из гостиной медленно открывается. У двери в свою комнату стоит немощного вида седовласая растрёпанная худенькая БАБУШКА, опрятно одетая в светлую блузу и длинную мягкую юбку. Глаза слепой полуприкрыты, лицо обращено к середине комнаты, одной рукой бабушка держится за ручку двери, другая рука, вытянутая, как обычно это делают слепые в поиске препятствия, слабо подрагивает в воздухе.

 

БАБУШКА (высоким скрипучим голосом) Кто-о зде-ся?

 

Лёня вздрагивает, делает от неожиданности шаг назад, но потом берёт себя в руки и подходит к бабушке.

 

ЛЁНЯ Б-бабушка, это я.

БАБУШКА Кто «ты»?

ЛЁНЯ К-как кто? Внук я, п-прости, испугал? П-простыл на работе немного (берётся за бабушкину руку) Т-ты зам-мёрзла?

БАБУШКА (ничуть не удивлённо, скорее деловито, словно бабушке на каждый день полагался отдельный внук) Какой внук?

ЛЁНЯ Виталий же я, б-бабушка… П-пойдем ужинать? Или чаю п-попьём. Заварка, к-кажется, кончилась, но можно и с вареньем.

 

БАБУШКА (улыбается слабо) Я сыта, ничего не буду … А я всё гадала, кто же ко мне придёт проститься… Посади меня в кресло…

 

Лёня усаживает бабушку в кресло, и она становится похожей на статую ироничного сухопарого философа Вольтера, разве что растрёпанные жидкие волосы, выбившиеся из длинной, до лопаток белой косы, портят сходство.

 

БАБУШКА Расскажи про себя. Как родители? Как добирался? Меня всё интересует.

ЛЁНЯ (пытается говорить как можно уверенней) Д-да всё нормально, б-ба. Горло б-болит немного, трудно разговаривать. Д-давай я тебя лучше п-причешу? Б-будешь к-красивая…

БАБУШКА (тихонько рассмеявшись, довольно) Причеши, внучок, причеши… Прыткий какой. Но ты мне нравишься. Молодец, что приехал, не побоялся сплетен. В городе-от другой народ поживает, посмелее наших-от…

ЛЁНЯ Ну что т-ты т-такое говоришь… Где у тебя расческа?.. Я сп-пециально для тебя в городе п-прихватил книгу с рассказами, сам не успел п-почитать, но, говорят, интересные…

БАБУШКА Почитай, милый, почитай (протягивает руку к комоду за спиной, шарит в ящике и выуживает гребень)

 

КОНЕЦ ВОСПОМИНАНИЯ БОЖИДАРА

 

 

ИНТ. ГОСТИНАЯ. НОЧЬ.

Комната всё так же ярко освещена. Аня и Митко на диване, внимательно слушают. Божидар замолкает, встаёт.

 

БОЖИДАР Ого! Время-то уже позднее. Надо, однако, спать укладываться…

АНЯ Дядябо, а что было дальше?

МИТКО (Ане) «Что было», «что было»… Раскусила фальшивого внука и выгнала…

АНЯ Дядябо, правда?

БОЖИДАР Давайте-ка я принесу раскладушки. Дама пусть спит на диване, а раскладушки для мужчин… Митко! Сгоняй на второй этаж, принеси постельное.

МИТКО (спокойно) Ура! Давайте рассказывать страшные истории до самого утра?

АНЯ Митко! Сам будешь слушать! А я (закрывает руками уши) не буду.

МИТКО Ну и не слушай, трусиха. (уходит)

 

Возвращается Божидар с двумя раскладушками. Начинает их устанавливать.

 

АНЯ Дядябо, а вам не было скучно с вашей бабушкой? И почему она не поняла, что вы не её внук?

БОЖИДАР (улыбается, присаживается на диван рядом с Аней) Скучно не было. Я ведь примерно знал, что меня ждёт. Старики любят поговорить, поэтому я и  взял с собой книгу с испытанными рассказами. Читал их не раз в клинике престарелым бабулькам. Рассказы простосердечные, публика от них приходила в восторг и охотно подключалась к обсуждению. Так коротать время было легче: глядишь, какая бабка после прочтения пустится в воспоминания, а то и отяготится мыслями на полдня, так ты после ночной смены и вздремнуть успеваешь… Кроме того, старушка мне и не показалась вредной. Скорее, одинокой. И очень доброй. Я пока читал, охрип совсем. Тогда она заставила меня заварить траву, хранящуюся всё в том же дубовом комоде, в холщовом мешочке. Удивительный чай был тот, с травяным сбором. Я заметил, что меня от него в сон стало клонить… Чтобы не уснуть, щипал себя за ногу и просыпался. Бабушка, правду сказать, очень бодрая была. Точно перепутала день с ночью. Но и то, ближе к пяти часам наговорилась, видимо, решила спать пойти.

АНЯ А про внука?

БОЖИДАР А это надо дальше рассказывать.

МИТКО (возвращаясь с постельным в обнимку) Эй, чур без меня дальше не рассказывать! (начинает самостоятельно расстилать на раскладушках одеяла, бросает подушку в Аню) Так что там дальше было-то?

 

Вдруг гаснет свет, Аня и Митко вскрикивают. Божидар достаёт свечи и зажигает.

 

БОЖИДАР Ничего страшного, всё равно спать ложимся. Зубы чистить и по кроватям! Быстро! История длинная, а нам ещё выспаться надо. Иначе… подарок протухнет…

МИТКО Па, а ты рассказывай пока…

БОЖИДАР Рассказываю…

 

ВОСПОМИНАНИЕ БОЖИДАРА. ДВАДЦАТЬ ЛЕТ НАЗАД.

ИНТ.ДОМ БАБУШКИ.

Кукушка кукует пять раз. Бабушка встает с кресла, ей помогает заметно уставший Лёня. Дальше бабушка идёт в сторону своей комнаты, в дверях останавливается и поворачивается к Лёне.

 

БАБУШКА Завтра, внук, придёшь?

ЛЁНЯ Да к-куда ж я д-денусь-то, ба?

Бабушка удовлетворённо смеётся, закрывает за собой дверь. Лёня вздыхает, усаживается в её кресло, натягивает на ноги плед и засыпает.

 

НАТ. ДВОР БАБУШКИНОГО ДОМА. УТРО.

Лёня выходит на крыльцо, потягивается, вздыхает полной грудью. Улыбается. Потом спохватывается, трогает своё горло, откашливается. Улыбается. Горло больше не болит.

 

ГОЛОС БОЖИДАРА Я тогда страшно удивился. Как-то за ночь прошла моя ангина и слабость. Хотя я и уснул в шестом часу утра, в девять я был полон сил. А бабушка продолжала спать. В доме было тихо, как и тогда, когда я приехал.

 

У калитки появляется Олег. Он стоит нерешительно, видит Лёню и присвистывает удивлённо.

 

ОЛЕГ Ого! Доброго утречка…

ЛЁНЯ Д-доброго (подходит к калитке и говорит приглушённо)  Слышь, где тут можно купить ч-чего-нибудь существенного, а? Я вчера немного б-бабульку объел, надо бы сварганить что-нибудь.

ОЛЕГ Молоко пойдёт? Есть тушонка… (жадно всматривался в лицо Лёни, закуривает) как ночь-то прошла?

ЛЁНЯ (пожимая плечами) Странная у вас бабушка, п-полуночница. П-полкниги ей прочитал – и хоть бы в одном глазу.

 

Олег поперхивается дымом, Лёня бьёт его по спине.

 

ОЛЕГ Что делал?

ЛЁНЯ (не замечая страха и удивления на лице Олега, рассматривает деревенские дома) Ч-читал книгу, да так… разговаривали… Молоко – нормально, я бы сам с удовольствием. Т-тушонку тоже можно… На второе…

ОЛЕГ (сплюнув) Вот старая ведьма! (Лёня удивлённо смотрит на него, и Олег запинаясь поясняет) Да она… всю деревню с ума свела, можно сказать… Хорошо, что больше не… не ходит днём… Ведьма (качает головой и ёжится)

ЛЁНЯ (ухмыльнувшись) Т-ты ещё нашу Дарью Михалну не знал (уходит к дому, замечает поленницу, набирает охапку дров потоньше и заходит в дом)

 

Олег остаётся стоять с открытым ртом. Потом крестится, спохватывается и убегает.

 

ИНТ. ДОМ БАБУШКИ. ДЕНЬ.

Лёня со скучающим видом ходит по гостиной, подходит к бабушкиной двери, прислушивается – тишина. Качает головой. Опять ходит туда-сюда. Слегка дергает за ручку закрытую дверь. Садится в кресло, думает. Открывает ящик комода, из которого бабушка брала расчёску, находит там ключ. Рассматривает. Подходит к закрытой двери, пытается осторожно открыть. Дверь подчиняется.

 

 

ИНТ. ТАЙНАЯ КОМНАТА БАБУШКИ. ДЕНЬ.

 Сначала темно, потом щелкает выключатель, и теперь можно рассмотреть комнату.

Ничего не напоминает комнату молодого щёголя Виталия: на стенах развешаны какие-то пучки трав, середину занимает стол с толстыми ножками, деревянный и такой же чёрный, как и бревна дома; несколько толстых книг стопкой громоздятся ближе к краю, а всю остальную плоскость столешницы занимают глиняные горшки и пузатые бутылки. Одним словом, не комната, а убежище мистика-масона или ведьмы. Лёня, не переступая порога, осторожно вытягивает шею, чтобы рассмотреть остальной антураж комнаты, пахнущей пылью, – и отпрядывает: на одной из полок была мутная банка с «законсервированным» маленьким черепом. Дрожащими руками «внук» закрывает комнату. Стоит немного, приходя в себя, потом возвращает ключ на место, в ящик комода.

Уходит. Возвращается с ведром воды и тряпкой. Поднимается наверх. Убирается там. Показываются фрагменты уборки. На втором этаже пыльно. На двух портретах какие-то люди. Как только Лёня поворачивается к ним спиной, портреты, кажется, улыбаются. Всё это время мы слышим голос Божидара

 

ГОЛОС БОЖИДАРА Через полчаса под августовским солнцем увиденное в той страшной комнате потеряло свои мрачные краски: мало ли чем занималась бабка, меня это не должно было волновать. А вот то, что обнаружились некоторые несостыковки в рассказе Виталия, – плохо. Как знать, может, здесь находилась ловушка и по плану Виталия исход дела предполагался более чудовищным? Я вспомнил, что во время нашей первой беседы Виталий заметно нервничал. В результате, получившаяся версия показалась убедительной: наследничек хочет обставить дело так, что в деле смерти бабульки, которая никак не хочет умирать, окажется виноватым нанятый некий студент Леонид, а Виталий и Олег, тем временем, себе алиби сделают… И тогда я решил держать ухо востро. Перед слепой старушкой продолжать играть свою роль, но постараться подстраховаться самому.

 

ИНТ. ГОСТИНАЯ БАБУШКИНОГО ДОМА. НОЧЬ.

        

Кукушка выкрикивает последние «ку-ку», открывается дверь из спальни, выходит бабушка. Точно так же, как и в первый раз, идёт к своему креслу, в котором успел задремать Лёня. Он просыпается, вскакивает, протирая на ходу глаза, идёт к бабушке, берёт её за руку и усаживает в кресло.

БАБУШКА Кто-о зде-ся?

ЛЁНЯ Ба, это же я… К-кто ж ещё? Как д-долго ты спишь… Да ещё на голодный желудок… Уже и к-каша остыла… Садись, п-подожди, я подогрею…

 

 Усаживает старушку, тихо посмеивающуюся во весь полубеззубый рот, Лёня говорит первое, приходящее на ум. Он не окончательно проснулся и с сожалением думает о предстоящей тяжёлой ночи. Шурудит кочергой в печи, подкидывает дрова и, беззвучно позевывая, возвращается к хозяйке чёрного особняка.

 

БАБУШКА (мягко) Горло-от больше не болит?

ЛЁНЯ Нет, б-ба. Спасибо, п-помогла твоя травка. А что это, кстати, за сбор? Надо будет в аптеке купить на будущее (беззвучно зевает)

БАБУШКА Не нужна она тебе больше, редко болеть будешь. Если водку, как отец, пить не будешь, то и болезни не придут (трясёт указательным пальцем, словно предупреждая) А траву сейчас же запарь ещё раз, смотрю, заикаться не перестал… Испуг у тебя с детства, чувствую.

 

ЛЁНЯ Хм, ба… Да не пью я… А горло у меня с детства часто б-болит... А так вроде бы и ничего б-больше (зевает снова) 

БАБУШКА Вот и не пей.

 

Старушка замолкает и будто бы принюхивается, вертит головой по сторонам, смотрит вверх, прислушиваясь к мышиному шороху на втором этаже.

 

ЛЁНЯ П-посмотрю, не пригорела ли каша. Кстати, может, будешь макароны по-флотски? Не хуже итальянского фарфалле с курицей… Ел недавно, думал, что это что-то особенное. Оказалось, что «паста» по-итальянски – обычное наше «тесто», лапша, то есть…

БАБУШКА Макароны с мясом?

ЛЁНЯ Ну да, говорю же, по-флотски ( накрывает на стол) – с тушёнкой.

БАБУШКА Мне больше мяса поклади, бабушка любит мясо. (встаёт, чтобы перейти к столу, садится с помощью Лёни на стул)

ЛЁНЯ Вот, б-ба, макароны, к-каша, сейчас чай принесу (уходит и быстро возвращается)

БАБУШКА Где? (старушкины руки шелестят по клеёнке, натыкаются на одну из тарелок) Это что?

ЛЁНЯ Макароны, ба.

БАБУШКА Ложку! (правая ладонь требовательно поднимается над тарелкой)

ЛЁНЯ Д-держи.

БАБУШКА Хлеб! (прежним тоном хирурга в операционной)

ЛЁНЯ Вот.

 

Ест бабушка, как едят все беззубые старики – широко открывая большой младенческий рот в ожидании ложки, дробя пищу одними дёснами и, то и дело, теряя часть, выпрыгивающую изо рта на стол. Слепая наугад зачерпывает ложкой содержимое, каждый раз кончиками пальцев левой руки ощупывая «добычу», несколько мгновений проверяет, есть ли кусок тушёного мяса, спрашивает: «Здесь мясо есть?» Пока правая рука несёт ко рту ложку, левая в это же время елозит по столу, оставляя жирные разводы на клеёнчатой скатерти. Половинка макаронины прилипает к подбородку старушки, но та не замечает, будучи вся сосредоточенной на еде.

Она не говорит «пожалуйста» или «дай», протягивает руку и повелительно произносит «Ещё хлеба!» или «Запить!», не благодаря. Покончив с макаронами, так же жадно набрасывается на кашу. Всё это время мы слышим голос Божидара.

 

ГОЛОС БОЖИДАРА На второй день бабка казалась не просто «чуть-чуть не того», а очевидно выжившей из ума: с каждой странной фразой это становилось же явственней. Но у меня в детстве не было даже такой, подслеповатой старушки, которая вместе с совами и летучими мышами вела бы ночью активную деятельность. У меня вообще никого не было: воспитывался я в детском доме. Мать, по рассказам, отказалась от меня и подбросила, кукушка, еще младенцем. А чужим людям я оказался не нужен: часто болел ангиной и простужался. Я в детстве провёл много времени в постели и поэтому, наверное, научился терпению и умению занимать самого себя. Читал книги, рисовал, придумывал истории. И, конечно, же мечтал о своей семье. Те, кто вырос вне семьи, каждый детдомовец мечтает, что, когда вырастет, никогда во взрослой жизни не откажется от собственных детей.

После интерната от грандиозных планов мне пришлось отказаться: за стенами детдома и интерната нас никто не ждал с распростёртыми объятиями. Я получил на руки небольшую сумму в рублях, они позволили не голодать первый год учёбы. В отличие от многих своих собратьев, поступил в институт, на исторический факультет; стипендии почти хватало, до поры, до времени. Пока в СССР не начались перемены и не стаи продукты по карточкам, как в военное время, выдавать.

Постоянных подработок не получалось: сказывалось слабое здоровье, а вечно болеющего работника держать не хотели. И всё-таки это было лучше, чем ничего. У многих бывших друзей-детдомовцев жизнь не сложилась даже так.

Поэтому в те вечера я немного завидовал Виталию. Он не был похож на детдомовца, и я начал подозревать, что этот старый дом, готовый вот-вот раскатиться по бревнам, не нужен наследнику. Если только под домом не обнаружится семейный купеческий клад. Только это, на мой взгляд, могло объяснить заботу Виталия о своей бабушке. Как её до сих пор в дом престарелых или сумасшедший не определили? Я удивлялся.

А бабушка ела и ела. Я решил, пока она ест, сходить за ведром. 

 

ЛЁНЯ Б-ба, я сейчас, ты пока кушай. Вот еще хлеб, справа от тарелки… (уходит в сторону входной двери)

 

ИНТ. СЕНЦЫ БАБУШКИНОГО ДОМА. НОЧЬ.

В сенцах темно. Лёня зажигает спичку, светит себе, открывает дверь на улицу и снова лезет в коробок за спичкой. Ночь на редкость безлунная, месяц только нарождается, тонкий серп выглядит как прорезь на чёрной плотной ткани, укрывшей собой землю от света. Частые звёзды светят так слабо, что это мелкое небесное решето больше подчёркивает темень, в которую погрузилась деревня.

А во дворе, по всему периметру, насколько охватил глаз, в нескольких метрах, у забора, светятся парами точки, покрупнее звезд. Лёня роняет спичку. Парные точки увеличиваются в размере, приглушенное рычание и фырканье. «Волки!» – Лёня рывком наклонятеся, подхватывает ведро, стоящее внизу и быстро закрывает дверь. Во дворе протяжно и обиженно завывает несколько голосов. Слышится, как волки шкребутся, царапают двери когтями.

 

ИНТ. ГОСТИНАЯ ББАБУШКИНОГО ДОМА. НОЧЬ.

Видно в кухонном проёме, как Лёня пьёт воду.

БАБУШКА (зычно и грозно) Кыш, твари! Рано ещё!

Лёня давится водой, откашливается, подходит к столу и садится на табуретку возле стола.

ЛЁНЯ Б-ба, это т-ты волкам? П-почему их так много?

БАБУШКА Смерть мою почуяли…

ЛЁНЯ Д-да брось ты! Живи, к-кто тебе не д-даёт? Завтра скажу мужикам, пусть поохотятся. Если как к себе домой ходят, то и загрызут кого-нибудь ненароком.

БАБУШКА Чай! (выпивает весь второй бокал, проводит пальцами по поверхности стола, собирая разбросанные остатки пищи в горсть, возит тряпкой, ещё больше размазывая жир по поверхности, и только тогда отвечает) Не те это твари, чтобы на них местных охотились… Они – испокон хозяева деревни. Спасибо, внук, порадовал ты сегодня опять бабку. В доме прибрался, накормил, как меня никто не кормил раньше. Завтра мяса только напоследок побольше свари, сильно не уваривай, пусть полусырое будет, мне полезно.

ЛЁНЯ К-как ты его есть будешь п-полусырое-то? (начисто вытирает грязь на столе) Может, тебе сосисок к-купить? Они мягкие.

БАБУШКА Можно и сосисок. Сходишь к Маринке, они свинью завтра резать будут, попросишь колбасы у них, кружка два, да печени чуток. Лёгкое не бери – резиновое, я не ужую… Али ты завтра не придёшь?

ЛЁНЯ К-куда же я денусь, б-ба? Не говори глупостей. (кладёт недочитанную в прошлую ночь книгу с рассказами на стол) Ну что, б-ба? Теперь можно и книжку почитать?

БАБУШКА Погоди (поднимается из-за стола) Я тебе сказала траву запарить. Сделал? Иди пока. А я хочу тебе ещё один подарок сделать, принесу.

ЛЁНЯ Какой п-подарок, ба? П-потом, отдыхай!

 

Но бабушка упрямо отклоняет лёнину руку, на ощупь доходит до комода, берёт там связку ключей, сама открывает  дверь в свою «масонскую» кладовку и выносит оттуда стопку книг, те самые которые Лёня видел лежащими на столе. Положив книги на стол, возвращается, закрывает дверь на ключ и только тогда, растопырив пальцы, идёт в сторону кресла. Лёня помогает сесть.

 

БАБУШКА Дай книги мне сюда! (руками разглаживает на коленях юбку) И сам рядом сядь. Учить буду.

 

В стопке книги. Две толстые, размером с советскую энциклопедию и одна поменьше да потоньше. Её старушка берёт в руки первой.

 

БАБУШКА Держи. И не отказывайся. Раз пришел по моей просьбе, значит, интерес есть. Книги даю – продавать не смей. Нужны не будут – на моей могиле зароешь в полночь.

ЛЁНЯ Б-ба, ну что ты такое говоришь! (ёжась: во дворе снова затянули вой «хозяева» деревни)

БАБУШКА Цыц! Говорю – не перебивай! Это – лечебник. Все хвори исцелишь, если внимательно будешь следовать написанному. До тебя книга не через одни руки прошла. Нынче-от какие хвори? Стыдно сказать: всё больше от блуда да крови заразной. Но всех подряд не лечи: кому на роду умереть, тот и без тебя помрёт. Не потворствуй страстям. Открой книгу.

ЛЁНЯ Ничего не понятно, тут на старославянском.

БАБУШКА Придёт время – поймёшь. Теперь эти две. Отдаю обе. Подумай, что не понадобится, знаешь, куда теперь вернуть.

ЛЁНЯ Это же раритетные издания! Хотя нет.. Они ещё древнее, рукописные (берёт одну из книг) Что это?

БАБУШКА (щупает рукой обложку) Это Белая Книга. А та – Чёрная. Сам потом определишься, что тебе ближе. Но я уже вижу: ты – белый. Добрый слишком. Сам чёрное отвергнешь.

 

ЛЁНЯ (листает с интересом книги) Спасибо, ба. Но что мне с ними д-делать? Хранить, читать?

БАБУШКА Воистину дурачок (смеётся) сам решишь. Но помни, за свою работу, если обращаться будут, цены не назначай. Только то, что сами предложат. Понял?

ЛЁНЯ П-понял…

БАБУШКА И помни, я тебе эти книги дала, никому больше. За других не переживай, наследства им моего на всех хватит (смеётся) никого не забуду.

ЛЁНЯ (насторожившись) Д-да какое с тебя наследство, ба? Живи себе. Я сегодня, п-пока убирался на втором этаже, наслушался, как брёвна скрипят. Развалится ведь дом, сгнил от старости. Т-тебе бы переехать надо в другое место. Разберут стены и к-крышу на дрова, п-печки топить – вот и всё твое наследство.

 

Бабка смеётся долго и заразительно.

 

БАБУШКА Глупый ты… внучок… Домовина у меня крепкая, сосновая, долго разваливаться будет. А наследники, которые тебя прислали (так им и передай!), пусть не переживают… Каждому своё будет! Ты вот не поленился, дом помыл, приготовил. Он тебе благодарен, его это книги. А от меня, старой, еще будет подарок.

ЛЁНЯ (фыркает) Ба, ну п-прекрати, а? Ну, п-прибрался и прибрался. Что тут такого? П-паутиной весь дом зарос. Да и тебе бы п-проветриться не мешало. Давай, завтра, вернее, уже сегодня (т-ты только не спи так долго), я тебя хоть на солнышко выведу. Свежим воздухом п-подышишь…

БАБУШКА Надышалась я уже за свои годы-от (улыбается) вот кабы ты завтра меня помыл, как и дом, была бы я тебе благодарна.

ЛЁНЯ Б-баню натопить? (оглядывается на окно, за которым воют волки) Натоплю. Т-только ты не спи до вечера. Остынет ведь.

БАБУШКА Да мне и тазика хватит, здесь тряпочкой оботрёшь – и вся недолга. Если не побрезгуешь

ЛЁНЯ Ба!.. П-прекрати! Всё завтра сделаю… А сегодня, может, спать, пойдешь, п-пораньше ляжешь?

БАБУШКА Нет, до петухов я не усну. Книжку мне свою дочитай.

 

Лёня качает головой на старушечье упрямство, берёт подаренные фолианты и идёт с ними к столу, на котором оставил сборник рассказов.

 

НАТ. ДВОР БАБУШКИНОГО ДОМА. ПОЗДНЕЕ УТРО.

 

Лёня спит, сидя на скамеечке  у колодца и прислонившись к нему. Рядом стоят два пустых ведра. Где-то в деревне кричит петух, лает собака, Лёня вздрагивает во сне, но не просыпается. Из калитки во двор осторожно заходит Олег, нерешительно подходит к спящему Лёне, наклоняется и с облегчением вздыхает, трясёт Лёню за плечо. Лёня вздрагивает и просыпается. Трёт глаза и мотает головой.

 

ОЛЕГ Живой? (переворачивает ведро дном вверх и садится сверху)

ЛЁНЯ А куда я денусь? (потирает лицо) Уснул вот…

ОЛЕГ Ну, как дела-то?

ЛЁНЯ Нормально, может, в дом зайдём? Чай попьем? (потягивается, встаёт и открывает крышку колодца) Хорошо, что у вас тут хотя бы электричество есть, ладно без водопровода тяжело…

ОЛЕГ Как бабка-то? Что было-то ночью?

 

Лёня пробует поднять цепь с ведром со дна – тяжело: от бессонной ночи ноги и руки слабые, даже смешно. Снова садится на скамеечку, мотает сонной головой, зевая.

ЛЁНЯ Да нормально всё. Только волков ваших малость испужался.

ОЛЕГ Каких волков?

ЛЁНЯ Да всю ночь под окнами шкреблись, выли. Больше не выйду ночью во двор. У вас в деревне совсем охотников нет? Глядишь, и подзаработали бы на шкурах.

 

Олег курит, думая о своём. Качает головой.

 

ОЛЕГ Ладно, потерпи ещё одну ночь. Ты это, сам не выходи во двор только. А потом… мы перестреляем волков… Скажу Виталику, пусть ружьё привезёт… Ещё что было? Что бабка говорила?

ЛЁНЯ Да так, о ерунде всякой болтали… Я в доме прибрался малость… Платить не надо, всё нормально… Я от нечего делать помог. Думаю, как бабка в этой пыли и грязи живёт? Ну, помыл, а она, бабушка, то есть, решила меня за это наградить. Книги свои отдала.

 ОЛЕГ (настораживаясь) Что за книги?

ЛЁНЯ (встает и разминает мышцы) Не понял, кажись, на санскрите две, т-третья – на старославянском. Самое место им в музее... (Лёня вдруг останавливается и внимательно смотрит на Олега) Вы братья с Виталиком, что ли?

ОЛЕГ Да, двоюродные. Книги вынесешь посмотреть? Тебе Виталик говорил, что у бабки бзик. Находит на неё доброта, начинает всё подряд раздавать, а потом ищет, говорит, что украли…

ЛЁНЯ Ага, говорил. Сейчас принесу показать. Я претензий на подарки не имею. Ты только воду помоги набрать. Что-то руки трясутся, спать хочется – сил нет. Сейчас баню приготовлю и немного посплю. Если ваша бабулька даст. И ещё, чуть не забыл. Просила она у вашей какой-то тёти Марины колбасу попросить, да мяса. Говорит, знает, что тётя Марина ваша сегодня будет свинью резать…

 

Олег крутит ручку, поднимает ведро. На последних словах Лёни, вздрагивает, выпускает ручку, и ведро падает вниз. Олег выдыхает шумно, опять крутит ручку, достаёт ведро из колодца и переливает воду в пустое ведро.

 

ОЛЕГ Конечно, даст. Она теперь весь день … спать будет… Просьба у меня есть к тебе.

ЛЁНЯ Ты про колбасу не забудешь?

ОЛЕГ Нет, сейчас к тёть Марине схожу, сразу…

ЛЁНЯ Обожди, я только воду отнесу, мне ещё надо.

 

Лёня уходит с ведром, а Олег закуривает, думает о чём-то своём. Лёня возвращается с пустым ведром и книгами. Олег листает книги и возвращает.

 

ОЛЕГ Ведьмины штучки. Кому они нужны? Я тебе кое-что рассказать должен, если ты… Тебе Виталя говорил про просьбу бабки?

ЛЁНЯ Неа (равнодушно опускается на ту же скамеечку у колодца и снова подставляет лицо к солнцу). Климат хороший у вас… Когда-нибудь уеду из города и буду крутить коровам хвосты... Хорошо как тут! Горло болело – за день, считай, прошла. И заикания нет. Сам удивляюсь…

 

Молчат.

 

ОЛЕГ В общем, вот что (неуверенно) Не мог бы ты спросить у нашей бабки про спрятанное фамильное наследство? Ты, вродь-как, понравился ей?

ЛЁНЯ Какое наследство? А почему сами не спросите?

ОЛЕГ (закуривая снова) Понимаешь, бабка у нас странная, сам видишь. Ни с кем ужиться не смогла…

ЛЁНЯ Понимаю, Виталий рассказывал…

ОЛЕГ Да, но недавно она решила, так и сказала нотариусу, которого мы привозили ей две недели назад, что тому, кто (как бы это сказать?) с ней проживет три дня и понравится ей (как-то так), то она расскажет про семейные ценности. Род у нас, сам понимаешь, древний, от тевтонского рыцаря идёт. Есть даже семейная легенда, правда или нет, не знаю, но, чую я, что есть сокровища. Была у бабки дочка, умерла давно, проговорилась однажды. Убили мою тётку за сокровища, но не нашли. А сейчас прямой родни у неё не осталось, только мы, все дальние…

ЛЁНЯ И что, ни один  родственник ей не услужил? (зевает)

ОЛЕГ Да… Выгоняла… Практически… Поэтому Виталя и не решился: брезгливый, осёл.

ЛЁНЯ А ты пробовал подружиться?

ОЛЕГ Я? Я-то пробовал… Да бабка меня не любит…

ЛЁНЯ Ладно (поднимается) Я попытаюсь, только сильно настаивать не буду. Сама расскажет – значит расскажет. Спасибо, что просветил.

 

Олег кладёт руку на плечо Лёне.

 

ОЛЕГ Скажи, друг, а тебе точно не страшно с ней?

ЛЁНЯ А чего её бояться? И не таких видал. С ней можно было бы жить. Только ночью чуть не обкакался от ваших волков, очень я уважаю диких тварей: сожрут и не посочувствуют. Вот если опять придут?

 

Олег странно смотрит на Лёню и пожимает плечами.

 

ОЛЕГ Сказал же, не боись, перестреляем! Ты только ещё одну ночь выдюжи, я тебя прошу! И про наследство не забудь спросить!

ЛЁНЯ Да не забуду я… Сам про свежатину не забудь, а то спросит меня бабулька, что скажу?

 

КОНЕЦ ВОСПОМИНАНИЯ БОЖИДАРА

НАШЕ ВРЕМЯ.

ИНТ. ГОСТИНАЯ ДОМА БОЖИДАРА. НОЧЬ.

Начинается гроза. Темно, пламя свечей пляшет. Грохочет гром и завывает ветер, внезапно раскрываются окна, Аня взвизгивает. Божидар и Митко вскакивают, закрывают окна.

 

МИТКО (радостно) Ух, вот это адреналин! Ещё бы волков сюда!

 

Аня вскрикивает. Митко хохочет. Божидар стоит какое-то время возле окна.

БОЖИДАР Как странно, я как будто вернулся в ту последнюю, третью ночь…

МИТКО Па, давай дальше. Анька позеленена от страха, ха-ха! Надеюсь, дальше будет ещё страшней.

АНЯ Митко!

 

Аня бросает наугад в темноте что-то и попадает Митко вскрикивает притворно, словно ранен.

 

МИТКО Попала!

АНЯ Дядябо, а вы верите в домовых?

БОЖИДАР До встречи с бабушкой я не верил ни во что. Наверное, поэтому и смог пережить те ночи. А был бы суеверным, сразу бы сбежал.

АНЯ (настойчиво) А сейчас? Верите?

БОЖИДАР (молчит) Давайте-ка спать, дети.

МИТКО Ну вот ещё! (скандирует) Про-дол-же-ни-я! Про-дол-же-ни-я!

АНЯ Дядябо, я ни за что не усну. Какая страшная гроза…

БОЖИДАР Она скоро кончится…

АНЯ Ну, Дядябо! Расскажите, что случилось потом…

 

Божидар стоит у окна и смотрит на дождь.

 

ВОСПОМИНАНИЕ БОЖИДАРА.

ДВАДЦАТЬ ЛЕТ НАЗАД.

ИНТ. ДОМ БАБУШКИ, ГОСТИНАЯ. НОЧЬ.

 

Стол накрыт к позднему ужину. Свет периодически мигает. На полу лежит матрас, на нём лежит Лёня, не спит, смотрит в потолок. Рядом с матрасом, в изголовье лежат книги, подаренные бабушкой.

 

ГОЛОС БОЖИДАРА Я уже сказал, что в то время я не верил ни в Деда Мороза, ни в чертей, ни в ведьм. Когда-то, в детском доме, я несколько лет подряд загадывал одно единственное желание: чтобы родители однажды пришли, забрали меня и сказали, что я просто много лет назад потерялся, а не они сами от меня отказались. Но мне открыли глаза, я понял: существует только обычная реальность, в которой нет места чудесам. Поэтому, познакомившись с бабушкой, я не придавал значения никаким странностям, воспринимая всё так, как оно могло быть. Признаться, мне даже понравилось в бабушкином доме, и я подумывал о том, чтобы однажды здесь остаться жить, ухаживать за бабушкой. Какая-никакая, а семья у меня появилась бы.

 

Лёня встает, сворачивает матрас, убирает книги, уносит матрас наверх. Возвращается. Ходит по гостиной, подходит к столу и рассеянно отламывает куски, жует. Подходит к старинным часам с кукушкой. Гиря на цепи висит у пола, Лёня начинает было подтягивать цепь и раздумывает: всё равно не работают. Отходит.

 

ГОЛОС БОЖИДАРА А пока я решил: пусть всё идет как идёт. Я натопил баню, помылся в ней сам. Сварил бабушке ужин, мясо, как она просила. Принёс горячей воды и всё для купания в дом затемно (побоялся волков) и стал ждать, когда бабушка проснётся. Успел даже выспаться. То, что произошло вскоре, я не мог никак ожидать…

 

Вдруг стрелки на часах начинают сами собой стучать, маятник начинает раскачиваться. На улице проносится порыв ветра и завывание. Дом как будто вздрагивает, где-то на улице слышится треск, и свет гаснет. Лёня зажигает свечи. Начинает куковать кукушка. Из спальни выходит бабушка, подходит к часам и подтягивает гирю, переводит стрелки на полночь. Лёня подходит к бабушке.

 

ЛЁНЯ Доброе утро, ба! Бесполезно. Сломались твои часы, чинить надо.

БАБУШКА Кто здеся? (поворачивается к Лёне)

ЛЁНЯ Бабайка. Да я, бабушка, я (берёт бабушку за руку) Как тебе спалось?

 

Слепая вдруг начинает смеяться безостановочно, пока они идут к креслу, и Лёня усаживает её, а она всё смеётся, пока не подавилась воздухом.

 

ЛЁНЯ Ну вот (стучит бабушке по спине) нельзя же так, ба. А ты чего такая холодная? Замёрзла что ли? Сейчас чай горячий будет. Или давай я кресло поближе к теплу поставлю? У печки хочешь погреться? Опять спала долго, остыла баня. Я ведь предупреждал…

 

Старушка снова смеётся. Лёня смотрит на неё недоумённо, а когда бабушка перехватывает его руку и гладит, понимает, что она так радуется его появлению.

 

 ЛЁНЯ Что сначала будем делать? Ужинать, мыться, читать? Хотя нет… Книгу мы прочитали… Я домино наверху нашёл, ба. Хочешь, сыгранем пару раз? Там в костяшках ямки есть, можно пальцами пощупать… А нет, вода может остыть, лучше покупаться…

БАБУШКА Мясо принёс?

ЛЁНЯ Да, как и просила. Кушать будем сначала? (накрывает на стол)

БАБУШКА Кушать, мыться и играть. Бабушка любит кушать мясо и играть.

ЛЁНЯ Ну и отлично!

 

Лёня усаживает бабушку за стол, приносит чайник, бокалы. Бабушка как будто плачет.

 

БАБУШКА За мной никто никогда так не ухаживал. Спасибо тебе, Божидар.

ЛЁНЯ (рассеянно, прислушивается к звукам за окном) Как, ба, ты меня назвала?

БАБУШКА (Отвлекшись от сочной жирной колбасы с запекшейся свиной кровью) Божидар (жует колбасу) Так тебя мать назвала. Божидар Василев ты.

 

Лёня чешет в затылке. Вздыхает, потом улыбается.

ЛЁНЯ Ба, я же Виталий. Какой я Божидар?

 

Старушка перестаёт жевать и смеётся, слегка подавшись назад и вытирая масляные пальцы о поверхность стола. Затем грозит пальцем.

 

БАБУШКАЯ Не лукавь, бабушка всё знает. Зачем назвался чужим именем?

ЛЁНЯ (в растерянности)…Ладно. Божидар так Божидар (пожимает плечами и идёт за чайником)

БАБУШКА Мать тебя в детдом отдала, когда тебе и года не было, от отца-пьяницы спасала, который грозился убить, всё думал, что ты не его сын. А в детдоме и Леонидом окрестили.

 

Лёня бледнеет, от неожиданности присаживается на стул.

 

ЛЁНЯ Что? К-как?.. Откуда?!

БАБУШКА М–м–м (доедая второй кружок колбасы) бабушка всё знает. Не смотри, что слепая… Рыжим ты родился, а отец забыл, что прадед твой такой же рыжий был. Ты в него и пошёл. У матери ты был единственный, поздно она тебя родила. Ходила ко святым местам, молилась. Потому и назвала Божидаром. Найдёшь ещё свою мать, я помогу. Живая она, хоть и слаба нынче. Искала тебя долго, а теперь болезнь не дает. Отец твой тоже жив, пьянь. Но раскаялся олух. Успеешь застать живым… Чаю! (дожёвывает колбасу и запивает чаем)

 

ГОЛОС БОЖИДАРА Тогда впервые на меня накатил  суеверный озноб. Но я ещё не мог поверить в бабушкины магические способности. Я думал: это точно заговор со стороны Олега и Виталия; что-то они раскопали про меня и теперь будут шантажировать…

 

БАБУШКА (отодвигая бокал от себя) Спасибо за еду, Божидар, наелась я. Хватит мне. Мыть меня будешь – ногти мне подстриги, отросли окаянные.

 

Тазик с водой. В тазике стоит бабушка в ночнушке, Лёня сверху льёт воду. Фрагменты процесса: вода льётся на голову, руки моют бабушкины волосы, споласкивают. Губка трёт чернеющую шею. Чернеющие уши. Руки безвольно висят вдоль тела. Странные тёмные пятна на бабушкином теле. Ноги. За домом снова затянули знакомую песню волки. Но всё это приглушено. Мы слышим разговор Божидара, Митко и Ани.

 

ГОЛОС МИТКО Бр-р-р, па, а тебе не противно было мыть бабушку?

ГОЛОС БОЖИДАРА Младой и старый – все одинаково беспомощны. Только младенцы вызывают умиление, а старики – отвращение. Хотя все они люди. Я пока санитаром в клинике для престарелых работал, всякого насмотрелся. А с бабушкой и не думал ни о чём другом, только о том, как она узнала правду. И правда ли это была?

ГОЛОС АНИ Дядябо,  бабушка правду сказала? Ты нашёл своих родителей?

ГОЛОС БОЖИДАРА Конечно, нашёл. Пока я их искал, спустя полгода, мне всё казалось, что бабушка мне помогает. Очень уж всё гладко и просто получалось.

 

Бабушка сидит в кресле, одетая в чистую новую одежду, мокрые седые волосы рассыпаны по плечам. Ноги ещё в тазике. Лёня аккуратно остригает длинные почерневшие ногти и качает головой, как бы говоря: «Ужас, запустила ты себя, бабушка!»

 

ГОЛОС АНИ Дядябо, значит, ты тоже родственник рыцарей?

ГОЛОС БОЖИДАРА Нет, Анечка. Это мама Божидара и твоя мама его дальние родственники. А мой род совсем другой. Вот о чём мне поведала бабушка

 

НАЧАЛО ГРАФИЧЕСКОГО МУЛЬТФИЛЬМА

 

Мы видим рисунки того, о чём рассказывает Божидар

 

ГОЛОС БОЖИДАРА Много веков назад, в двенадцатом веке, был такой рыцарский орден – тевтонцами они себя называли. Был у них очень необычный девиз: «Помогать – защищать – исцелять». Сначала цели у них были вполне благородные  — помогать раненым рыцарям во время третьего крестового похода. Прошло время, и тевтонцы сами стали воевать. Построили себе замки и потихоньку отвоёвывали половецкие  степи, что очень не нравилось богатым венгерским князьям. Русский князь Конрад Первый Мазовецкий как-то попросил у тевтонских рыцарей помощи. Так тевтонские рыцари прибыли в Польшу. Прошло ещё три века. К тому времени тевтонский орден начал угасать под давлением польского короля. Когда последний великий магистр Альбрехт Гогенцоллерн сложил с себя полномочия. Чтобы некоторые сокровища не достались польскому королю, магистр позвал к себе своего верного товарища, Георга, и поручил ему перевезти в другой замок некоторую часть сокровищ ордена. Георг не успел выполнить свою миссию, в дороге был ранен и умер бы, если бы не помощь одной панны по имени Кассия. Жила она в лесу, через который проезжал Георг. Спасла Кассия рыцаря. Хотел тот её отблагодарить, но отказалась от награды панна, сказала, что судьбой была суждена их встреча. Полюбили они друг друга и жили бы долго вместе, если бы не нашли Георга и не приказали явиться к польскому князю, правившему тамошними землями. Уехал Георг и не вернулся, а Кассия осталась одна. Родились вскоре у Кассии близнецы, мальчик и девочка… Прошло ещё много времени, и жизнь разлучила брата и сестру. Ушёл брат на военную службу, а сестра осталась с матерью. Кассия, когда умирала, рассказала дочери об оставленных рыцарем сокровищах. Дочь нашла их потом, да случилось несчастье: начали вырубать тот лес, пришлось девушке бросать материнское гнёздышко. Собрала она пожитки, выкопала сокровища да и тронулась в путь. Долго шла, пока сердце не подсказало остановиться здесь, в лесах московских. Встретила своего суженого, да и осталась. Закопала сокровища, мужу про них ничего сказала, знала: Кассия заговорила сокровища, а пока не воссоединятся дети рыцаря, не будет добра от сокровищ тому, кто завладеет ими. Конечно, дочь Кассии потихоньку монетки доставала, когда крайняя нужна приходила, но весь горшок трогать не смела. От этой дочери панны Кассии да тевтонского рыцаря и пошёл бабушкин род хранителей сокровища. Где они хранятся – никто толком не знает, только, согласно заговору панны Кассии, когда соединятся брат и сестра, тогда и будет найдено всё, без остатка.

 

КОНЕЦ МУЛЬТФИЛЬМА

 

ИНТ. БАБУШКИНА ГОСТИНАЯ. ДВАДЦАТЬ ЛЕТ НАЗАД. НОЧЬ.

 

Лёня вытирает бабушкины ноги полотенцем и одевает чулки, обувает. Бабушка что-то рассказывает. Лёня причёсывает бабушку и заплетает волосы в косу.

 

ГОЛОС МИТКО А что случилось с сыном Кассии?

ГОЛОС БОЖИДАРА Бабушка говорила, что она чувствует скорую встречу двух линий одного рода – линию сына Кассии и линию дочери. Разумеется, я не поверил ей тогда. По словам бабушки, я являлся в девятом  поколении правнуком рыцаря Георга, потомки которого ныне живут в Болгарии. То есть, мои родители. А Виталий и Олег – мои дальние родственники. И если я хочу владеть сокровищами рыцаря Георга, сначала я должен найти оставшихся родственников бабушки и жениться на девице её рода.

ГОЛОС МИТКО И потом, папа, ты познакомился с мамой?

ГОЛОС БОЖИДАРА Да, но встреча с твоей мамой тоже была случайной и необычной. Я рассказывал об этом.

ГОЛОС АНИ Дядябо, значит, бабушка показала тебе, где зарыты сокровища?

ГОЛОС БОЖИДАРА Не совсем так… Вот что случилось потом…

 

Лёня и бабушка сидят за столом. Лёня раскладывает домино, даёт бабушке щупать выемки, объясняет. Звуки гостиной становятся громче. Опять вой во дворе и звуки, как будто волки шкребут по избе, пытаясь забраться внутрь.

 

ЛЁНЯ Ба, скажи… Хорошо, допустим, ты всё узнала про меня… Извини, что обманул. Виталий просил ничего не говорить, переживал, что ты рассердишься на него. Занят он сильно, какие-то договоры подписывает…

БАБУШКА (сердито) Брешет твой Виталий, не занят он, а побрезговал с бабкой проститься. А жадность не позволила меня на погост отправить, не выполнив просьбы. Деньги они хотят. Вот и расстарались, нашли тебя… Но так даже лучше. Я вижу. На мне сила наша кончится, стало быть (вздыхает), а ты бери, пока дают. Сам решишь, как быть с даром. Книги им не отдавай – чести много поганцам. Что обещала – отдам им. Не отдам – тебя до смерти изведут, чую. Думают, им деньги добро принесут… Кто их не заработал, тот чашу изведает до последней капли… А ты, уходить будешь, оглянись трижды, не бойся. Больше не оглядывайся, уезжай. Поедешь в Софию, покорми голубей у фонтана. Семь раз ходи, пока не познакомишься с девушкой. Она тебе поможет родителей найти.

ЛЁНЯ (испуганно) Б-ба, там опять волки! Т-твари…

БАБУШКА Меня ждут не дождутся, ревнуют. Не бойся их… Играть будем?

ЛЁНЯ Если не т-тронут, это хорошо… К-конечно, будем… Вот, я х-хожу первым, щупай ямки, здесь два, а здесь – четыре.

БАБУШКА Да чую, чую… Не смотри, что слепая, я тебя ишшо и обыграю (смеется)

 

Лёня и бабушка играют в домино. Бабушка ловко перебирает пальцами домино и делает ходы. Их разговор затихает, и мы снова слышим голос Божидара.

 

ГОЛОС БОЖИДАРА Ощущение нереальности происходящего только усиливалось. Рассказ бабушки, моё, как оказалось, прежнее имя, Божидар, волки, ревнующие «хозяйку», кукушка, отсчитавшая половину третьего разовым ку-ку – я думал: «Только бы самому не сойти с ума!» Бабушку было жаль и всё же… Я мечтал о том, когда эта ночь закончится. Я думал: настанет утро, весь этот кошмар закончится, я заберу свои деньги за работу – и в город, в город! Подальше от этих деревенских сказочников! Сменить номер телефона, адрес – всё, что поможет потом найти его этим проходимцам. Думать об Олеге и Виталии я  больше не мог.

 

Бабушка кладёт свою последнюю доминошку и смеётся радостно. Звуки увеличиваются.

 

ЛЁНЯ Всё, ба! Я проиграл. Я пошёл.

БАБУШКА (испуганно) Куда?

ЛЁНЯ Под стол, конечно. Козёл забит. (лезет под стол и истошно кричит) Ме-е-е-е, ме-е-е-е!..

 

Бабушка хохочет так, что даже «твари», подвывавшие всю игру, удивлённо затихают и молчат ещё некоторое время после того, как сам «козёл», подумав, что закашлявшаяся старушка от смеха помрёт тут же за столом, пытается её успокоить, похлопывая по прямой и холодной спине.

 

БАБУШКА (успокаиваясь) Вот повеселил так повеселил! Будет тебе подарок и за это!

ЛЁНЯ (испуганно) Ч-черт… Не надо мне ничего. Давай лучше ещё чаю попьем? А потом спать, а? Опять досиделись до утра.

 

Из старинных часов показалась кукушка и обозначила половину пятого.

 

БАБУШКА Жаль, внучок, что не довелось мне раньше тебя увидеть. Жалею… Бессребреник ты и глупый… Пока бабушка даёт, отказываться нельзя. Обожди тут, попрощаемся. (опираясь руками о стол, поднимается)  Последняя просьба у меня к тебе. Хоть ты мне и не внук родной, но род твой такой же славный, надеюсь, не откажешься…

ЛЁНЯ (устало) Ба… Бабушка, бросьте вы своё, сделаю, если в моих силах будет.

БАБУШКА Молись обо мне, не забывай. Больше некому.

ЛЁНЯ Хорошо, буду. (Видя, что бабушка идёт в сторону спальни, обрадовался, подхватывает лампу) Давай, доведу до комнаты.

БАБУШКА (останавливаясь перед часами) Не торопись! Делай, что говорить буду. Под часами отодвинь половик-от, неровная половица – знаком тебе будет.

 

Лёня вздыхает, приседает, светит лампой, находит кривую доску.

 

БАБУШКА Поддень её, открой хранилище-от.

 

Из-под доски, из пустого пространства между полом и землёй, Лёня вытаскивает тяжёлую коробку, завернутую в полуистлевшую холстину, и относит на стол. Бабушка садится рядом и разворачивает тряпицу. Свечи освещают тёмный кованый железный небольшой ларец. Лёня изумлён. Бабушка снимает с шеи ключ на веревке. Тонкий длинный и с головой волка, похожий на ключ от комнаты с книгами и чертовщиной.

 БАБУШКА (Лёне) Открой! (протягивает ключ) Но сам ничего не бери.

 

Лёня с трудом открывает ларец. Внутри – из-за плохого освещения (свечи догорали) плохо видны детали – таятся украшения, камни в искусной оправе, какие-то фигурки животных, кажется, даже кольца и большой перламутровый крест. Бабушка ворошит рукой содержимое и достаёт из-под самого низа нечто, напоминающее всё ту же голову волка, амулет на цепи, черной от времени. Морда волка, выкованная некогда искусным ювелиром, смотрит в анфас жёлтыми глазами. Бабушка трёт пальцами морду, камни и протягивает Лёне.

 

БАБУШКА Бери и помни. Одень под рубашку и без нужды не показывай никому. Это твоё.

ЛЁНЯ (неуверенно) Красивая вещь, спасибо…  Но… Но я не могу взять. Мне заплатили за то, чтобы я побыл с тобой… Вот (возвращает виновато вернул амулет в ларец)

БАБУШКА (сердито) Бери! (опять сует Лёне в руки амулет) Не уйдёшь ты отсюда без него. Закрой ларь. Я оставлю его тут, на столе. Ничего из него не желай, отдай братьям. А ключ выброси в колодец, пусть достанут сами…

 

Лёня молчит, не знает, что сказать.

 

БАБУШКА Знаю, тебе тоже деньги нужны, только ты не просишь (прислушивается к предупреждающей кукушке, говорит быстро) Когда будешь уходить, зайди ко мне. Да не стучись – не отвечу. Забери нож, у меня в руках будет. Без него денег не найдешь. Потом уходи, не оглядывайся, иди леском, не по дороге. Как споткнёшься, брось через левое плечо нож. Куда падет, там и копай. Про то, что найдешь, никому не сказывай, продавай и живи, как все сытые люди живут. И меня не забывай, молись о моей душе.

 

Бабушка поднимается тяжело, с трудом идёт к спальне, опершись на руку Лёни. Останавливается рядом с дверью поворачивается к Лёне и пристально смотрит на него, словно и не слепая.

 

БАБУШКА Не забудь, что обещал!

ЛЁНЯ Спокойной ночи, ба! Конечно, помню

 

Бабушка открывает дверь, исчезает за ней, но в этот раз плотно не прикрывает за собой. Слышится возня, стук – и снова тишина. Ни храпа, ни вздохов, ни старушечьих стонов и молитв. И вдруг опять на улице начинает бесноваться ветер, твари завывают так, что Лёня приседает от страха и не знает, куда пятиться. На втором этаже слышится топот, словно табун мышей бегает туда-сюда. Трещат доски. Кто-то невидимый пробегает мимо Лёни в комнату бабушки, так что он пошатнулся. Свечи от порыва затухают. Лёня, напуганный, пятится к стене, садится на пол и страстно шепчет молитву.

 

ЛЁНЯ (истово) Отче наш! Иже еси на небесах! Да святится имя Твоё, да пребудет… да пребудет… Не дай мне, Господи, сойти с ума! Я обещаю, я клянусь, каждый день молиться буду, только не дай мне сойти с ума!..

 

НАТ. ДВОР БАБУШКИНОГО ДОМА. ВОСХОД СОЛНЦА.

 

Где-то петухи поют утренний молебен, один за одним. Вскоре край неба на востоке окрашивается в светло-жёлтый цвет. Волков на дворе не видно. Лёня осторожно приоткрывает дверь и выглядывает с крыльца. Убедившись, что опасность не угрожает, выскакивает, но запинается о камень и падает, теряет сознание.  

 

НАТ. ДВОР БАБУШКИНОГО ДОМА. УТРО.

 

Олег тормошит лежащего во дворе Лёню.

ОЛЕГ Ты живой, брат? Ты живой? Ведьма старая... Убила…

ЛЁНЯ (приходит в себя) Да живой я (переворачивается на спину)

ОЛЕГ (отирая лоб) Ну, слава Богу, что было-то, расскажи! Какой ветрище был, мы сами перекрестились! Во всех Волчёнках света нет.

ЛЁНЯ (поднимаясь) Идите вы… н-наследники… Я чуть с ума не сошёл.

ОЛЕГ Ну, слава Богу! Я испугался за тебя: бабка, сам понял, того…

ЛЁНЯ Вы все т–тут «того». Отдайте мне мои деньги, и я уеду (поднимается на крыльцо и возвращается, хмуро) Принеси мне мой рюкзак, не пойду я больше в этот дом.

ОЛЕГ Окей, ты только не уходи, сейчас Виталя приедет…

ЛЁНЯ (кричит)  Вынеси мне мой рюкзак!

 

Олег уходит. Лёня трогает небольшую шишку от удара головой о землю, потёр шею и вздрагивает, задев за толстую металлическую цепь. Вытаскивает на свет амулет и торопливо прячет назад.

 

ЛЁНЯ Боже, боже!

 

В кармане нащупывает ключ на верёвке, который еще часа два назад старушка велела бросить в колодец. Оглянувшись на дом, Лёня быстро идёт к колодцу, открывает крышку и бросает ключ туда. «Бульк!» – колодец охотно принял подарок. Из дома к колодцу бежит Олег. В одной руке у него был рюкзак, в другой – знакомый ларец.

 

ОЛЕГ (возбуждённо) Это оно? Наследство?

ЛЁНЯ Оно. (забирает рюкзак) А ключ от него – в колодце.

ОЛЕГ Как?! Как он там оказался?

ЛЁНЯ Бабка сказала.

 

Возле калитки останавливается машина, из неё выходит Виталий. Он быстро пересекает двор, подходит к парням, здоровается за руку и берёт в руки тяжёлый ларец.

 

ВИТАЛИК (Лёне) Ты знаешь, что внутри? Видел?

ЛЁНЯ Видел. Ничего не брал. Там драгоценности ваших… тевтонских предков. Ключ в колодце, доставайте сами. А я пошёл. Оплату мне отдайте, иначе я в милицию сейчас пойду, аферисты!

ВИТАЛИК Обойдемся без ключа и милиции, попробуем (отсчитывает купюры) Только ты, пока мы его не откроем, никуда не пойдёшь: вдруг там ничего нет.

 

Олег предупредительно берёт Лёню под локоть. Лёня пытается вырваться.

 

ЛЁНЯ В колодце ключ, в ящике – драгоценности!

 

Олег и Виталий тащат Лёню в дом за собой.

 

ИНТ. ГОСТИНАЯ БАБУШКИНОГО ДОМА. УТРО.

 

Виталий, Олег и Лёня сидят за столом. Виталий орудует отмычкой в замочной скважине ларца. Олег высыпает из рюкзака Лёни содержимое. Пересматривает. Книги откладывает в сторону, потом заставляет Лёню подняться и обыскивает его, ощупывает, пропуская грудь. Виталий открывает ларец и удовлетворённо хмыкает.

 

ЛЁНЯ Убедились? Я пойду? (пытается встать)

ВИТАЛИК (подталкивает книги к Лёне) Макулатуру можешь себе оставить, макулатура.

ЛЁНЯ (запихивая скудное содержимое своего рюкзака назад) Я свободен?

ВИТАЛИЙ Давай (подумав, всё же протягивает руку) Спасибо. Извини, если что. Сам понимаешь, люди разные бывают. Проверять надо.

ЛЁНЯ Не звони мне больше. (руку не пожимает) Можно, я с бабушкой попрощаюсь?

 

Виталий и Олег переглядываются, хохочут.

 

ВИТАЛИЙ Иди!

 

Перед оставленной приоткрытой дверью в бабушкину спальню, Лёня крестится и заходит.

 

ИНТ. БАБУШКИНА СПАЛЬНЯ. УТРО.

 

Кровать, накрытая кружевным покрывалом, стоит в углу. Но на ней никого нет. Посередине комнаты, на трёх табуретках, стоит гроб. Обычный гроб, обитый чёрной тканью и белыми кружевами по краю. В гробу покоится бабушка. До груди натянуто белое церковное полотно с еле различимым серым рисунком креста и молитвенных слов. Лёня с трудом сдерживая поднявшуюся к горлу волну тошноты, заставляет себя подойти к телу. Бабушка в гробу улыбается. Лёня приподнимает покрывало, в руках покойница легко сжимает ножны с ручкой – головой волка. Лёня тянет осторожно на себя – нож легко выходит из скрюченных рук.

 

ЛЁНЯ Покойся с миром… бабушка, спасибо (прячет во внутренний нагрудный карман последний подарок) Обещал – не забуду! (наклоняется и целует жёлтую восковую щёку) Прощай!

 

ИНТ. ГОСТИНАЯ БАБУШКИНОГО ДОМА. УТРО.

 

В гостиной Лёня останавливается перед часами и стучит пальцем по дверце часов.

 

ЛЁНЯ Прощай, птичка.

ВИТАЛИЙ (смеётся) Часы подарить не могу, они раритетные.

ЛЁНЯ (рассердившись) Бессовестные вы! (стоит в дверях) Хоть похороните по-человечески бабку. Добрая она у вас была. А ухаживать некому за ней было… Наследнички…

ОЛЕГ Не боись, похороним. Катафалк уже едет… Давай, всего тебе!

ЛЁНЯ И вам не хворать! (выходит из комнаты)

 

НАТ. УЛИЦА ДЕРЕВНИ. УТРО.

Лёня идёт какое-то время по дороге, вспоминает наказ бабки и  оборачивается трижды. Потом сворачивает с дороги в лес. Вдали виднеются редкие машины.

По деревенской дороге едет Уазик с черной полосой на кузове. Уазик останавливается возле прохожей женщины. Из машины высовывается ВОДИТЕЛЬ.

 

ВОДИТЕЛЬ (громко) Где тут у вас бабка старая померла?

 

Женщина машет рукой в сторону дома бабушки и крестится. Водитель исчезает в кабине, и машина трогается с места дальше, к пункту назначения.

 

НАТ. ПОЛЕ И ЛЕС. УТРО.

 

Лёня идёт торопливо, бормочет себе что-то под нос.

 

ГОЛОС БОЖИДАРА. Чего только я тогда не передумал, пока шёл к станции. Всё боялся, что за мной в погоню опомнятся и бросятся эти наследнички. Шёл и думал, что делать дальше. Продавать книги и подаренное я, конечно, не собирался. Пусть память будет… Но где-то деньги придётся искать, заработанных десяти тысяч рублей, которые растают быстро, не хватило бы. Нужно было менять всё. Квартиру, город. Там жить, зная, что в любой момент меня найдёт жадный внук, которому вдруг придёт в голову спросить что-нибудь ещё, лучше не стоит. Вот попал так попал!.. Так шёл я и шёл через лес, делая крюк, к станции. Потом опомнился и остановился передохнуть. Мне показалось, что нож в нагрудном кармане вздрогнул, словно живой.

 

Лёня достаёт нож, вытаскивает из ножен, любуется зеркальной матовой сталью. Убирает назад. Идёт дальше, поправляя на плечах лямки рюкзака. Вдруг спотыкается о корень какого-то дерева и падает.

 

ГОЛОС БОЖИДАРА. Со мной столько произошло удивительного за три дня, что я больше ничему не удивлялся…

 

Лёня достаёт нож и бросает через плечо. Волчья голова указывает на молодую берёзу с раздвоенным стволом, в полуметре от ножа.

 

ЛЁНЯ (бормочет) Я точно сошёл с ума!

 

 Лёня подходит к берёзе, тыкает в мох. Потом с каким-то отчаянием скидывает с себя рюкзак и руками начинает разрывать верхний мягкий пласт. Спустя некоторое время вдруг опомнившись, сел, тяжело дыша, облокотившись о тёплый ствол, и метнул в разрытую ямку нож. Нож не воткнувшись, валился на края ямы. Лёня снова, с силой, втыкает нож в землю – тот упирается. Тогда Лёня присматривается, меняет положение и начинает неистово работать ножом и руками. Бабка не обманула. Под берёзой, когда-то и кем-то была зарыта проржавевшая кубышка, горшок, какой обычно бабы ухватом отправляют в печь. Лёня не вытаскивает горшок, а поддевает ножом чугунную крышку и отпрядывает. Внутри горшок на три четверти заполнен монетами.

 

ГОЛОС БОЖИДАРА От удачи и внезапного богаства трудно не сойти с ума. Я тогда с трудом взял себя в руки, вспомнив предупреждение.

 

ЛЁНЯ Так, успокойся! Тебе много не надо!

 

Лёня берет пригоршню монет, прячет их в потайной карман, закрывает горшок крышкой и закапывает снова.  

 

НАТ. АВТОБУСНАЯ СТАНЦИЯ. ДЕНЬ.

Лёня сидит на потрескавшейся лавочке. К станции подходит автобус. Лёня отряхивается и заходит в него, садится у окна.

 

ИНТ. АВТОБУС. ДЕНЬ.

 

Лёня сиди возле окна, выходящего на сторону деревни. Расплачивается с КОНДУТОРОМ.

 

КОНДУКТОР (водителю) Миш, смотри, пожар, чойта.

 

Пассажиры вытягивают шеи и смотрят на столб чёрного дыма, идущего от одинокой, стоящей неподалёку от леса, горящей избушки. Где-то по улице жители с вёдрами бегут в направлении пожара. Автобус трогается с места и едет дальше по маршруту.

 

ГОЛОС БОЖИДАРА Теперь я знал, что делать. Всё, что случилось со мной за последние сутки – не сон. Теперь я знал своё настоящее имя и знал, кто я такой. Спасибо бабушке. Никто за мной не прибежал из деревни, да я и не боялся больше. Знал, что бабушка не даст меня в обиду.

 

Лёня достаёт бабушкин амулет и рассматривает его. Амулет показывается крупным планом.

 

КОНЕЦ ВОСПОМИНАНИЯ БОЖИДАРА.

 

ИНТ. ДВОР ДОМА БОЖИДАРА. РАННЕЕ УТРО.

 

Крупным планом амулет – его держит в руках Митко, задумчиво рассматривает. Митко сидит на крыльце один. Из дома выходит Божидар и садится рядом с сыном.

 

БОЖИДАР Ты рано встал. С Днём рождения, Митко (гладит сына по голове, садится рядом)

МИТКО Спасибо, па. (протягивает амулет отцу)

 

Божидар берёт амулет и убирает его в карман.

 

БОЖИДАР Ну что, завтракать и за сокровищами твоего пращура?

МИТКО Подожди… Я думал всю ночь… Ты сказал, что твои братья, Олег и Виталий, сгорели в том пожаре.

БОЖИДАР Мне так сказали. Может, они вовсе и не были мне родственниками…

МИТКО Но всё равно… Хорошо, что бабушка тебе успела подарить три подарка…

БОЖИДАР Не подарки, а дары. Да и не три их было, а пять.

МИТКО (смотрит на отца) Как это? Бабушка подарила тебе здоровье, так? Потом, книги, то есть, знания, и нож для поиска сокровища.

БОЖИДАР Нож для поиска денег, всего лишь. У человека их может быть много, но человек не обязательно при этом будет счастлив.

МИТКО Поэтому ты не взял все монеты с собой?

БОЖИДАР Да. Самое главное, что бабушка мне подарила – это семья. Мама, ты, Оленка и даже Анечка со всей своей семьёй.

МИТКО Четыре. А пятое?

БОЖИДАР Я уже говорил, что человек может иметь всё и не иметь ничего. Мудрость – вот главный подарок. Умение ценить то, что у тебя есть.

МИТКО (молчит некоторое время) Понятно… И ты поэтому доктором стал после той истории?

БОЖИДАР Ты помнишь девиз тевтонских рыцарей?

МИТКО (запинаясь) «Помогать – защищать – исцелять»?

БОЖИДАР Именно. Знаешь, сдаётся мне, что не случайно ты нашёл ключ. Дело в том, я кое-что узнал, что никак не даёт мне покоя. Основной символ тевтонцев ведь пеликан, а не волк. Так что тайн и на твою долю хватит... (гладит сына по голове) Ну так что? Завтракаем и в путь?

МИТКО Пап, я подумал… Не надо мне сокровищ. Смотри, ты их нашёл, потому что они были тебе нужны, так? А бабушка говорила, что жадность до добра не доводит, так?

БОЖИДАР (улыбаясь) Так.

МИТКО Вот я и думаю, зачем они мне. Ты мне сделал самый лучший подарок – рассказал о тайне нашего рода. Я теперь понимаю, почему ты всегда хотел, чтобы я стал доктором.

БОЖИДАР Ты имеешь полное право стать тем, кем хочешь. Это твой выбор.

МИТКО Спасибо, пап. Я подумаю.

 

На крыльцо выходит заспанная Аня, закутанная в лёгкое одеяло.

 

АНЯ Я проснулась – никого нет. И испугалась. (садится рядом с Митко, накрывает его одеялом и прижимается, зевает) С Днём рождения, Митко.

МИТКО Спасибо.

АНЯ  Вот, подарок. (протягивает брату коробочку)

МИТКО Что это?

АНЯ Это хрустальный шар. Если в него долго смотреть, то можно увидеть своё будущее.

 

Митко начинает смеяться. Потом Божидар. Наконец, они оба заливисто хохочут.

 

АНЯ (ворчит) Ну чего вы? А? Чего смеетесь?

 

 

КОНЕЦ

 

© Юлия Эфф, 2015

 


Количество просмотров: 820