Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Художественная проза, Малая проза (рассказы, новеллы, очерки, эссе) / — в том числе по жанрам, Драматические / Главный редактор сайта рекомендует
© Сатиева Б.К., 2004. Все права защищены
Произведение публикуется с разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата размещения на сайте: 27 ноября 2014 года

Бурулуш Казаковна САТИЕВА

Божья кара

(рассказ)

 

Эшим свободно вздохнул. Ветер свободы нежно поласкал его, потрепав волосы. Ну, здравствуй! Эшим ласково поздоровался: здравствуй, Свобода! Он был ещё совсем молод, ему стукнуло всего семнадцать. То ли по молодости, то ли по глупости, он два года назад угодил в детскую колонию. Мать, внебрачно родившая его, больно-то не думала о нём, тем более что она сама исчезла давно и в неизвестном направлении. Эшима воспитала бабушка. Она души не чаяла в нём, но ей тоже порой мешала водка. Когда напивалась, а напивалась она часто, она только и знала, что ругалась на чём свет стоит. Поэтому воспитание Эшима была предоставлена ему самому. Чтобы выжить, он брал всё что плохо лежит, порой и то что хорошо лежит тоже брал, одним воздухом сыт не будешь.

Иногда ночами он мечтал, вот вырасту, всё будет хорошо. Буду работать, построю дом, куплю машину...

Однажды он неожиданно встретил своих одноклассников. В тот день у него было день рождения, и чёрт его дёрнул за язык, что он пригласил их на свой день рождения. Те с радостью согласились.

– Бабушка, давай быстрей готовиться, ко мне ребята придут, – крикнул он с порога. Ещё не опохмелившаяся бабушка недовольно сморщилась:

– Какие гости, о чём ты говоришь? Ты посмотри что у нас дома творится.

– Дома я сейчас уберусь.

– Ну, убраться то ты уберешься, а гости твои меня что ли будут кушать, так я уже старая и жёсткая, – бабушка расхохоталась.

Гости не стали есть старую и жёсткую старуху, а съели двух молоденьких, сочных курочек, правда соседских.

Повеселились на славу! На следующий день Эшима поймали. Дали два года, а как же иначе, ведь зло надо искоренять на корню.

И за эти два года Эшим понял многое. Что воровство не приводит до добра, он тоже понял. Он ждал свободы с нетерпением. И вот наконец он на свободе!

Он осторожно переступил через порог тюрьмы, отошёл на два шага и оглянувшись на двери тюрьмы в последний раз, что есть мочи побежал куда глаза глядят. Бежал долго и безоглядно. Наконец очнулся на краю небольшого луга, где паслись коровы. Еле отдышавшись, он свалился на траву как подкошенный. Чувства распирали его. Не удержавшись, он громко расплакался. Рыдал долго, хотел выплакать всё, что накопилось на душе за эти долгие два года. Остановился, когда над самым ухом замычал бычок.

– Чего тебе? – Эшим посмотрел на бычка и улыбнулся. Бычок недоуменно вылупился на Эшима своими огромными глазищами и коротко мычнул, мол, а тебе чего?

– А ты знаешь, меня сегодня отпустили. Насовсем отпустили. Теперь я могу идти на все четыре стороны, понимаешь? – ему вдруг стало весело, он вскочил и стал плясать вокруг бычка. Бычок ещё некоторое время смотрел на Эшима, потом недовольно отвернулся и стал щипать траву, зачем зря время тратить. Вдоволь наплясавшись Эшим опять сел на траву. Теперь надо добираться до дома. Как там моя бабушка? Недалеко от того места он заметил автозаправочную станцию. Моментально в его мозгу родился план.

— Здравствуйте, вам помочь? – он подошёл к мужчине с огромным животом, неуклюже протирающего свою красивую, блестящую, машину.

– А ты кто такой?

– Я пастух, вон коров пасу, – Эшим уверенно показал на стадо пасущееся недалеко, – да вот решил немного подзаработать. Всё равно свободного времени у меня хоть отбавляй, – Эшим вырвал с рук толстяка тряпочку и стал быстро протирать машину. Работал он умело, в тюрьме ему не раз приходилось мыть машины. Мужчина недоуменно смотрел как работает Эшим. Эшим быстро справился с работой.

– Вот, закончил, – Эшим отдал тряпку хозяину.

– Ишь ты, какой шустрый! – толстяк ухмыльнулся.

– Быстро, качественно, дёшево! – выпалил Эшим.

– А я что, просил, что ли, дёшево! – мужик недовольно поморщился. Чёртов жмот, подумал Эшим;

– Дяденька, а вы не беспокойтесь, могу и бесплатно, почему бы не помочь хорошим людям.

– Кх, ты смотри какой прыткий, а ты откуда знаешь, что я хороший?

– Да на вашем лице написано, что вы хороший, добрый человек! – Эшим смело смотрел на толстяка.

– Ну да ладно, перехитрил меня, на, держи, – мужик достал туго набитый кошелёк, достал оттуда пять рублей и протянул Эшиму, – уж больно ты умный, вот за ум и плачу тебе, а не за то, что машину помыл, я тебя не просил, понял?

– Спасибо, дяденька!

– Ну бывай, желаю удачи! Вот если бы у тебя было ведро и тряпка своя, то дело пошло бы, я думаю, – сказал толстяк и сев в машину укатил.

Ведро и тряпку Эшим быстро нашёл в округе и действительно дело пошло, кто давал трёшку, кто давал пятак, а кто и по шее давал. Три дня трудился Эшим в поте лица, зарабатывая на дорогу. Спал на лугу, благо дни стояли тёплые. Набрав достаточно денег, он сел в автобус ехавший на Иссык-Куль и приехал домой. Всю дорогу он думал о бабушке, как то она там, теперь всё будет по-другому. А бабушка его вовсе не ждала. Она спала мертвецким сном, будить её было бессмысленно. Эшим вышел во двор. Во дворе конечно же был неописуемый бардак. Недолго думая, Эшим взялся за дело. За несколько часов двор стал неузнаваем. Немного передохнув, Эшим пошёл в огород. Спелые яблоки валялись повсюду. Эшим решил собрать сначала падалицу, потом снимать те что на дереве. Увлёкшись работой, он не заметил, как проснулась бабушка. Выйдя во двор старуха не поверила своим глазам, что это такое?! Она не узнала свой двор. Не понимая, в чём дело, она пошла в огород, увидела Эшима и села на ящик для яблок.

– Эшим, ты ли это? Ты живой?

Увидев бабушку, Эшим перепугался, на старухе не было лица! Вся побледневшая, растрёпанная, она выглядела ужасающе.

– Бабушка, что с тобой? – он крикнул и подбежал к старухе. Старуха что– то тихо прошептала. Но Эшим не расслышал что. Она стала холоднеть. Пока вызвали врачей было уже поздно...

…Старуху похоронили через три дня. На четвёртый день дома никого не осталось. У всех дела. Осень! Да и кому охота оставаться в доме, где мясо то вдоволь не наелись. Родня собрали денег и зарезали маленького бычка. Мясо не всем хватило. Неделю Эшим не выходил из дома. Думал, что люди будут приходить читать молитву по усопшей, но мало кто приходил. Он надеялся, что услышав где-нибудь, у кого-нибудь про смерть бабушки, объявится мама, но и она не появилась.

Что делать? Надо жить дальше, решил Эшим и пошёл работать к ближайшему родственнику. Договорился, что за месяц работы получит хорошего барана на поминки бабушки. Жена родственника оказалась очень сердобольной женщиной. Она помогла накрыть дасторкон, принесла всё необходимое, зарезали заработанный Эшимом барана и справили поминки.

– Пусть душа Нарай успокоится на том свете, – говорили люди, – видишь каким стал её внук, а ведь говорят, что тюрьма только портит людей.

– Кого портит, а кого и на путь истинный наставляет, значит набрался ума мальчик, жаль только что Нарай не увидела этого.

Люди, от души поблагодарив мальчика, прочитав молитву, разошлись по домам. Эшим шагнул дальше в жизнь, полный непонятных и неожиданных событий.

Между тем в селе происходили серийные ограбления коммерческих магазинов. Неизвестные воры один за другим опустошали магазины. Самое странное было в том, что ни в одном ограбленном магазине не было следов взлома, открывали ключом, грабили и снова закрывали. Милиционеры сбились с ног. Грабителя искали днём и ночью, искали по всем дворам. Наконец добрались и до Эшима.

– Где ты был такого то числа?

– На что справлял поминки бабушки?

– Чем живёшь, чем питаешься? – задавали обычные в таком деле вопросы и удостоверившись в правдивости ответов Эшима галантно удалились. Эшим облегчённо вздохнул.

Прошло несколько недель, но ограбления то и дело происходили не переставая.

Однажды, по поручению родни у которого он работал, Эшим поехал в горы. Наслаждаясь свежим горным воздухом и великолепной природой, Эшим не спеша возвращался домой. Но по мере приближения к дому у Эшима гулко забило сердце. Он предчувствовал беду. На повороте к дому он мельком заметил два силуэта, выходящих из его дома. Впотьмах он не мог разобрать, кого нелегкая принесла. Но он тут же поспешил успокоить себя, а от моего ли дома вышли они? Когда он подошёл к воротам дома понял, что волновался понапрасну. Ворота были закрыты на замок. В дверях дома тоже замок был не тронутым. Видно от соседей вышли те двое. Он включил старенький телевизор и сел в видавший виды диван. Спустя десять минут в ворота постучали. Странно, кто бы это мог быть? Эшим пошёл открывать. На пороге стояли два милиционера.

– Ну, как дела, как живёшь? – ехидно спросил один из них, и грудью оттолкнув Эшима прошёл во двор.

– А, здравствуйте, проходите, – Эшим не знал, что сказать. Они бесцеремонно вошли в дом. Один подошёл и выключил телевизор. Оба сели на диван. Эшим молча стоял.

– Ну, рассказывай, где, что припрятал? – милиционер нагло, в упор смотрел на Эшима.

– Что? Где я припрятал, о чём это вы? – Эшим испугался не на шутку.

– Ты давай, не придуривайся, сам покажи, или нам самим показать, где ты прячешь награбленное?

– Я не понимаю о чём вы, я никого не грабил, – искренне возмутился Эшим.

– Аха, так то мы тебе и поверили! – один встал и вплотную подошёл к Эшиму.

– Я честно говорю, нет у меня ничего. – Эшим в испуге попятился.

– А это мы сейчас проверим, – сказал другой и встал с места. Он приподнял кошму лежащую на полу. Под кошмой лежали деньги. Эшим не поверил своим глазам. Один из милиционеров быстро удалился и привёл соседей. Соседи в смятении смотрели то на Эшима, то на милиционеров.

– Вот, посмотрите, будете понятыми, – милиционер собрал разбросанные под кошмой деньги и сосчитал. Потом они стали обыскивать весь дом. Больше в доме не найдя ничего, они пошли в сарай. Из сарая вытащили огромную китайскую сумку, набитую всяким товаром. Составив как полагается протокол, они тут же забрали Эшима, надев на руки наручники. Эшим не стал сопротивляться. Он понял, что опять попадёт в тюрьму...

Следствие длилось недолго. С самого начала судебного заседания Эшим старался держать себя в руках. Он молил бога о помощи. Помоги мне боже, пожалуйста, помоги, если даже не удастся мне оправдаться, помоги мне выдержать! Помоги мне выстоять! Это не может быть правдой, это наверное сон, лишь бы не сойти с ума!

Когда судья дал Эшиму последнее слово, он уже успокоился, тихим, ровным голосом он начал говорить:

– Я ошибся, я очень глубоко ошибся, не надо было мне возвращаться в родное село. Здесь для всех я вор, осужденный, не нужный никому человек. Здесь меня никто не ждал. Я ошибся и теперь понесу наказание за свою ошибку. Не надо было мне возвращаться сюда. Но я думал о своей бабушке, я хотел сделать для неё всё, чтобы она хоть напоследок жила как все нормальные люди. Но и этим моим мечтам не суждено было сбыться. Бабушка моя умерла. Теперь я никогда не вернусь сюда! Я ни на кого не держу зла, я только молю бога чтобы он помог мне выдержать всё это, – он смиренно посмотрел на милиционера, по чьей милости попал сюда. – Я также желаю, чтобы вашим детям никогда не пришлось пройти через это, пусть они никогда не узнают, что такое быть изгоем, каким являюсь я сейчас! Пусть бог простит тех, кто подставил меня! Прощайте, не поминайте лихом, и простите меня!

Сидящие в зале замерли. Судья тоже был в замешательстве. А тот милиционер не в силах выдержать взгляд Эшима, опустил глаза. Вдруг его сердце ёкнуло. Он схватился за грудь и сидел так до конца заседания.

Эшиму дали шесть лет заключения в колонии строгого режима. Когда его уводили из зала суда все молча смотрели ему вслед с сожалением. Многие поняли, что Эшим не виноват, но все улики были против него. И это было неоспоримо.

Вернувшись домой, милиционер, который был на суде, сразу лег в постель. Жена его засуетилась. Никогда с ним не было такого. Он обычно плотно ужинал и смотрел телевизор допоздна.

– Что с тобой? Может поужинаешь?

– Отстань от меня. Я ничего не хочу, – муж отвернулся к стене. У него перед глазами стоял образ Эшима, спокойно говорившего своё последнее слово. Каждое его слово гулким эхом отзывалось в его ушах. Он думал, что Эшим будет проклинать его, угрожать, что вернувшись уничтожит всю его семью. Но вместо этого Эшим просил бога, чтобы его детям не досталась та же участь. Это было страшнее всякого проклятия!

– Жена! – крикнул он в ярости, – куда ты запропастилась?

Жена в испуге прибежала из соседней комнаты.

– Принеси водку! Давай побыстрей!

– Да что это с тобой? Может, лучше врача позвать? – у жены тряслись руки от страха.

– Ты что, не поняла, что ли? Я сказал, принеси водку! – он орал чуть ли не на всё село. Жена побежала и принесла водку и стакан. Милиционер вырвал из рук жены водку. Налил полный стакан и залпом выпил.

— Позвони Асылбеку, – сказал он через некоторое время, – пусть придёт быстро, поговорить надо.

– Хорошо, я сейчас, ты только успокойся, я быстро, – жена побежала звонить. Он то и дело наливал себе водку и ругался; ишь какой благородный, помиловать он нас решил! Сволочь ты, вот кто! Ты вор и будешь им до конца своих дней! Ты будешь гнить в тюрьме, скотина! Он с силой бросил стакан об стену. Стакан вдребезги разбился. Прибежала жена, но он прогнал её.

Сердце опять больно сжалось. Не в силах встать, он еле дотянулся до бутылки, стоящей на столе...

– Нет, нет, не хочу, не хочу, – кричал он в бешенстве. Жена и дети в испуге прислушались. Жена быстро встала, одела халат и подошла к нему.

– Что с тобой? Успокойся, пожалуйста, – она обняла его за плечи и погладила по голове. Он немного успокоился.

– Что со мной? – тихо спросил он у жены.

– Ты успокойся, я не могу понять, что с тобой происходит, ты же ничего не говоришь, расскажи мне, что случилось, я попытаюсь понять, – жена глубоко вздохнула.

– Я боюсь, я всё время чего-то боюсь, – сказал муж охрипшим голосом.

– Ну чего ты боишься, ты же никогда и ничего не боялся, что это ты вдруг боишься?

– Я же хотел, как лучше, я хотел построить вам достойную жизнь, чтобы вы ни в чём не нуждались, понимаешь, в детстве мы жили в нищете, я всё время в чём-то нуждался. И я не хочу, чтобы мои дети тоже в чём-то нуждались. Ты меня понимаешь?

– Да, я понимаю тебя, – тихо сказала жена.

– Да что ты можешь понять, дура! – крикнул он и опять прогнал жену. Зло душило его. Ему хотелось, чтобы Эшим как можно дольше сидел в тюрьме. Он придумывал всякие варианты, как это сделать. Но мозг не выдавал ничего путного. Он попросил жену, чтобы принесли ему ещё водки. Ему принесли.

Асылбек не торопился к нему. Он приехал утром и застал своего напарника в постели. Тот умер ночью.

– Ой, как жалко, он ведь ещё совсем молодой был.

– Только-только начал жить! А какой хороший дом построил!

– Он вообще был хорошим семьянином, всё для своей семьи делал и так безвременно скончался, бедный!

– Да и работал он хорошо, всегда жуликов находил! – судачили люди на его похоронах. Только Асылбек, его напарник молча стоял в отдалении и думал, а не божья ли кара это?

 

Октябрь 2004 года

 

© Сатиева Б.К.

 


Количество просмотров: 699