Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Художественная проза, Малая проза (рассказы, новеллы, очерки, эссе) / — в том числе по жанрам, Драматические / Главный редактор сайта рекомендует
© Сатиева Б.К., 2008. Все права защищены
Произведение публикуется с разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата размещения на сайте: 25 ноября 2014 года

Бурулуш Казаковна САТИЕВА

Грех

(рассказ)

 

Бермет и Айдай были соседями. Но их сближало не соседство, а дружба. Как-то сразу они полюбили друг друга. Бермет очень нравился тихий, спокойный характер Айдай. А Айдай очень ценила честную, прямую, открытую Бермет. Они во всём всегда советовались. Вот только муж Айдай не очень нравился Бермет. Он много пил. Часто устраивал дома скандалы. Несколько раз даже избивал жену. Он нигде не работал, целыми днями пропадал в поисках водки. Бермет несколько раз попыталась уговорить Айдай развестись с ним. Но Айдай всё время надеялась. Надеялась, что муж опомнится. Но Бекбай и не думал завязывать с водкой.

В очередной раз напившись, он жестоко избил жену. Для этого случая у него всегда на виду висела камча.

– У настоящего мужика дома обязательно должна быть камча, – говорил он хвалясь перед собутыльниками, – и жену надо всегда избивать по четвергам, а то они разбалуются, ха-ха-ха!

 Для него это было как золотое правило, и он строго придерживался его. По четвергам он мог просто так избить Айдай. Избив в очередной раз жену, он считал себя мужиком. А Айдай потихоньку привыкала к такой жизни, иногда даже она сама считала, что муж имеет право избить свою жену тогда, когда этого пожелает. Но с этим никак не могла примириться Бермет.

– Айдай, сколько можно терпеть побои? Ты же тоже человек в конце концов, так дальше продолжаться не может. Я заберу эту чёртову камчу, – Бермет не на шутку разозлившись, забрала висевшую на стене камчу.

– Бермет, может не надо, а то он может и с тобой поругаться, – Айдай попыталась робко возразить.

– Нет Айдай. Я положу этому конец, надо будет, поругаюсь, а то и подерусь! – Бермет была настроена решительно, – ты не бойся, теперь, когда он начнёт свой концерт, я приду сама и буду с ним разбираться по человечески, если он не поймёт, будет иметь дело с милицией.

 Но в следующий раз произошла трагедия. Увидев, что камчи нет на месте, Бекбай очень разозлился. Сначала он бросился на Айдай кулаками, но вдруг схватил нож лежащий на обеденном столе и со всего размаху вонзил его в грудь Айдай. Айдай успела только удивиться, нож попал прямо в сердце…

 Страшная весть облетела всё село в считанные минуты. Бермет не поверила своим ушам.

– Как убил?! Не может быть?! – она остолбенела. Вдруг её рассудок начал предательски мутнеть. Она посмотрела на камчу, которую забрала из дома Айдай. Получается, что это я убила её? Она упала как срубленная…

 Бекбай не успел сбежать. Его поймали быстро. К тому времени он уже отрезвел.

– Я не помню, как это случилось, обычно я избивал её камчой, но я не нашёл камчу и озверел, – признался он на расследовании. К Бермет пришли следователи.

– Значит, это вы забрали камчу? – с досадой голосе спросил следователь.

– Да, я забрала.

— Не стоило вам делать этого, исчезновение обычного орудия натолкнуло его на убийство, — следователь как бы оправдывал Бекбая, в то же время как бы обвиняя Бермет. И без того убитую горем Бермет окончательно добили слова следователя. Она в слезах убежала в другую комнату. Муж Бермет не удержался:

– Что это вы себе позволяете, уж не хотите ли сказать, что это моя жена убила Айдай, или Бекбай вам приходится роднёй? Что это вы за этого скота так болеете? – закричал он на следователя.

– Что вы, что вы? Я не имел в виду ничего такого, я просто размышляю, – следователь опешил.

– Тогда, будьте добры, покиньте наш дом, – грубо попросил Мурат. Следователь поспешил убраться восвояси.

 Мурат вошёл в комнату куда ушла Бермет. Он думал, что она плачет, но она не плакала. Она сидела как вкопанная и молчала.

– Бермет, пойдём пить чай? – тихо сказал Мурат. Бермет молчала. Мурат тихо подсел к ней и нежно погладил по волосам:

– Не надо так убиваться, Бермет, ведь ты же хотела, как лучше, успокойся моя милая, – он прижал её голову к груди. Так они сидели долго. Бермет всё молчала. Мурату стало страшно за жену. Что это с ней? Но как он не пытался взбодрить её, ничего не получалось. Бермет как будто проглотила язык. Теперь она думала только об одном, отомстить за подругу, и убить Бекбая.

Бекбая осудили на семь лет. Все были недовольны, почему такой маленький срок за убийство? Но суд счёл, что он находился в состоянии аффекта во время убийства. Только одна Бермет по другой причине была недовольна приговором, потому что считала, что это слишком долгий срок. Она понимала, что в тюрьме она не достанет Бекбая.

Время шло как всегда своим ходом.

Для Бермет жизнь приобрела другой смысл. Она теперь почти никогда не смеялась. Хозяйство вела не так усердно как прежде. С мужем тоже почти не разговаривала. Всё время сидела где то в неожиданных местах и думала, думала, думала...

– Слушай, Мурат, не больна ли Бермет? – спросила однажды сестра Мурата.

– Не знаю, она мне ни о чём не говорит, – тяжело вздохнул Мурат.

– Мне кажется у неё развивается какая-то психо-неврологическая болезнь. Мурат, насколько я знаю, нельзя запускать болезнь, надо обследовать её, – сестра Мурата, не чаявшая души в Бермет, очень сильно переживала за состояние снохи.

– С ней невозможно разговаривать, как я повезу её на обследование? – Мурат негодовал.

– Давай я попробую с ней поговорить?

– Попробуйте.

Но сестра Мурата тоже не смогла разговорить Бермет. А Бермет всё так же думала о своём. Однажды ей приснилась Айдай, она была всё такая же робкая и тихая, они о чём– то говорили, смеялись, но Айдай всё так же заступалась за Бекбая:

– Как там ему в тюрьме живётся? Он наверное бедный мёрзнет там, вот вяжу ему тёплую кофту, – Айдай с радостью показала Бермет тёплую кофту, которую вязала для Бекбая. Бермет разозлилась на неё:

– Ты что, дурная, что ли, он же убил тебя, а ты ему кофту вяжешь? – Бермет вырвала с рук Айдай кофту и бросила вон.

– Нет, это не он убил меня, – тихо сказала Айдай и потихоньку начала рассеиваться.

 Бермет проснулась в ужасе.

– Айдай, Айдай, подожди, – кричала она изо всех сил. Муж вскочил и прижал её крепко-крепко:

– Успокойся, ну пожалуйста, успокойся!

Бермет вся дрожала. Пот лил с неё ручьем. Она тяжело дышала и смотрела куда-то вдаль широко открытыми глазами. Мурату тоже было страшно, он понял, что жена действительно заболела. Нет, если я не буду решительным, я потеряю её, надо действовать пока совсем не поздно. Утром он пошёл в сельскую больницу. Он рассказал врачу о своей беде. Врач выслушал его и сказал:

– Мурат, а не попробовать ли тебе свозить её в святые места? Я как врач, конечно же должен советовать тебе больницу, но как человек я хочу, чтобы ты сначала свозил её в святые места. Она сейчас не больна и не здорова, надо попробовать успокоить её. Бросай все свои дела и езжайте, ты должен быть рядом с ней.

Святые места на то и называются святыми, наверное оттого, что человек в этих местах приобретает особый душевный покой. Когда Мурат привёз жену в это место, он сразу почувствовал, что Бермет преобразилась. В её отрешённом взгляде появилась еле уловимая искорка, и в душе у Мурата тоже появилась искорка, искорка надежды. Он решил поговорить с муллой. Мулла выслушал Мурата и сказал:

– Нужно время, время лечит всё, она сейчас не готова для разговора, но придёт время, и я поговорю с ней, а пока надо оставить её в покое. Ты не должен торопить её, побудьте здесь столько, сколько понадобится. Ты готов к этому?

– Да, я готов на всё, лишь бы она выздоровела, – от души ответил Мурат.

– Вот и хорошо, будем надеяться на лучшее, будем просить бога чтобы он помог ей, – мулла прочитал молитву, – надо верит сынок, в этой жизни самое сильное – вера!

Уже больше двух недель Мурат с женой находились в святыне. Они гуляли, ходили по мазарам, разговаривали с приехавшими из разных мест людьми. Всё шло на пользу. Бермет потихоньку начала приходить в себя. Она интересовалась разными людьми, выслушивала их истории. Здесь люди говорили только правду! Говорить неправду в таких местах невозможно! Сколько болезней разных, сколько горя, сколько страданий на этой земле! Но человек пока жив, должен надеяться!

Однажды, гуляя, Мурат с Берметом наткнулись на муллу.

– Здравствуйте, многоуважаемый, – поздоровался Мурат с муллой.

– Здравствуйте, – тихо приветствовала муллу и Бермет.

– Здравствуйте, здравствуйте, дети мои, – мулла посмотрел на Бермет и улыбнулся: – Какой сегодня чудесный день!

– Да, день сегодня чудесный, – согласился Мурат.

– А пойдёмте посидим под тем большим мазаром, – предложил мулла.

– Да, правда, пойдёмте посидим, Бермет, ты хочешь посидеть там?

– Да, давайте посидим, – Бермет согласилась, Мурату показалось, что она даже улыбнулась.

Они пришли под развесистое дерево и, расстелив тошоки, приготовленные специально для отдыха под этим деревом, сели. Некоторое время сидели молча, каждый думая о своём.

– Сынок, я хочу попросить тебя об одной услуге, ты не мог бы принести мне мой чапан, – попросил мулла Мурата.

– Конечно, отец, я принесу, – Мурат с охотой согласился. Он почувствовал, что мулла хочет остаться наедине с Бермет. Когда Мурат ушёл, мулла начал свой разговор:

– Доченька, я хочу поговорить с тобой, ты не против? – Он посмотрел Бермет в глаза.

– Поговорить? – Бермет растерялась, но вдруг поняла, что разговор нужен, в первую очередь для неё, – да, я не против, – согласилась она. Мулла с минуту молчал:

– Доченька, вижу тяжко у тебя на душе, но не могу понять почему? Может быть ты расскажешь мне о своих переживаниях?

Бермет тоже молчала некоторое время, мулла не стал её торопить.

– Отец, грех на мне большой лежит, – вдруг начала Бермет, – я убила человека.

– Что!? – мулла не ожидал такого. Он в упор посмотрел на Бермет.

— Да, отец, грех на мне большой лежит, и я не могу избавиться от этого греха. Я убила свою лучшую подругу, – Бермет не в силах смотреть в глаза мулле, отвернулась. Мулла задумался. Нет, не может быть, чтобы такой человек мог убить другого.

– Доченька, а что было причиной того?

– Я очень любила свою подругу, наверное, моя любовь и стала причиной её гибели, – Бермет не спеша всё рассказала мулле. – Я хотела избавить её от мужа тирана, а в итоге получается, что я её убила, – глубоко вздохнув, закончила свой рассказ Бермет.

– Нет, доченька, ты не виновата. Ты пойми, я служу богу, и не имею права лгать тебе. Важно то, что ты хотела её спасти, не всегда наши намерения получаются так как мы хотим, иногда оно оборачивается горем, как в твоем случае. Но винить себя из-за этого не стоит, важно то, что у тебя на душе. Порой человек творит зло, прикрываясь добром, такой человек никогда не осознает, что натворил, ибо им руководит зло. Но когда человек хочет совершит добро от души, неважно как оно получилось в итоге, важно то что ты намерена была совершить добро от души. Но только ли это тяготит твою душу? – мулла понял, что есть ещё что-то, что гложет Бермет изнутри. – Раз уж мы начали этот разговор, надо его закончить.

Бермет долго не решалась говорить, но потом всё же сказала:

– Отец, я хочу отомстить, отомстить за Айдай, я хочу убить Бекбая, – голос Бермет дрогнул. Она говорит правду, подумал мулла, вот истинная причина её болезни!

– Доченька, – сказал мулла немного погодя, – в смерти своей подруги ты винишь себя напрасно, но решив убить человека, ты на самом деле совершаешь грех! Даже мысль о мести, об убийстве уже грех! Тебя гложет не вина за смерть подруги, а желание отомстить, месть страшная вещь, вот это-то и гложет тебя.

Бермет долго размышляла, переваривая слова муллы. Её сознание начало проясняться, неужели это так? Да, её всё время что-то гложет изнутри, но до этих пор она думала, что это вина за смерть Айдай. Но только теперь она поняла, что гложет её не это, а жгучее желание отомстить! Да, получается так!

– Отец, как мне быть теперь? – Бермет решила закончить разговор.

– Дочка, выбрось из головы мысли о мести, тогда ты увидишь, как тебе полегчает! Поверь мне, мой горький опыт говорит, что месть никогда не приносит облегчения. Если даже ты отомстишь и убьёшь Бекбая, это не принесёт тебе утешения а наоборот, прибавит горя. Бекбай, может, и не хотел убивать свою жену, может в порыве гнева всё вышло так само собой, это и учтено наверное на суде, но если ты убьёшь Бекбая намеренно, это будет настоящее убийство. И ты не отмоешь этот грех никакими средствами от своей души.

Дав Бермет время на размышления, мулла замолчал. Бермет долго думала. Всё встало на свои места. Смятение в душе Бермет понемногу отступало.

– Отец, так что же, выходит, я должна простить Бекбая? – спросила она тихим голосом.

– Нет, доченька, это не ты должна прощать его, его должна простить его собственная совесть, а ты должна убрать грех со своей души, только и всего, – сказал мулла. Бермет опять задумалась.

– Да, отец, вы правы, – сказала она уже облегчённо.

 Когда Бермет с мужем вернулись домой, все заметили перемены. Бермет изменилась в лучшую сторону. И Мурату наконец то пришло успокоение. Бермет менялась с каждым днём. Потихоньку она стала прежней Бермет.

Прошло ещё три года.

Однажды Бермет возвращалась домой с работы. Вдруг её внимание привлёк жалобный стон доносящийся откуда то. Бермет встала и начала прислушиваться. Бог мой, стон слышался из дома Айдай! Душа Бермет перевернулось вмиг! Неужели это он?! Она опять прислушалась. Да, это он! Всё её спокойствие сдуло ветром. В душе разыгрался ураган. Значит, он вернулся?

– Помогите, помогите, – визжал слабый голос. Бермет тихо подошла к воротам дома Айдай. Да, голос доносился оттуда, и это был голос Бекбая. Она силой отворила калитку ворот. На пороге дома лежал Бекбай.

Он мучился в агонии. Просил воды, хоть глоточек воды. Бермет оцепенела. Бекбай поднял голову и увидел Бермет. Его лицо перекосилось.

– Ты? – только и мог сказать он. Уронив отчаянно голову, он тихо стонал. Бермет боролась сама с собой. Вот он долгожданный момент, подумала она, но тут же подумала, а стоит ли?

– Помоги, пожалуйста, дай глоток воды, – попросил Бекбай, с силой подняв голову. Бермет передёрнулась.

– Да чтоб ты...– не досказала мысль Бермет и побежала домой как ужаленная. Увидев состояние жены, Мурат испугался. На ней не было лица. Неужели опять всё началось, подумал он.

– Бермет, моя дорогая, что с тобой, – он тихо подошёл к ней и обнял за плечи. Бермет безудержно разрыдалась. В ней боролись чувства, она моментально раздвоилась. Одна сторона говорила, иди и убей этого недостойного жизни мерзавца, иди и отомсти! А другая кричала, нет, ты что, с ума сошла, не тебе решать, жить ему или нет, оставь его в покое, и тогда в твоей душе тоже воцарится покой!

– Нет! Я так больше не могу! – закричал Мурат. – Я пойду и убью этого ублюдка! – он резко отстранил Бермет от себя и посмотрел в её глаза. В его глазах кипела ненависть.

– Что ты говоришь?! – Бермет испугалась.

– Бермет, я не смогу смотреть как ты убиваешься, я убью его, – у же успокоившись, тихим голосом сказал Мурат. Бермет взяла в свои руки руку мужа:

– Иди, иди, помоги ему, дай ему воды, – сказала она сквозь слёзы. Мурат на мгновение пристально посмотрел в глаза Бермет, но не стал переспрашивать, он понял состояние жены.

– Да. Да, конечно, я бегу, только успокойся, прошу тебя, я уже бегу к нему, – сказал он, на ходу хватая ковшик с водой. Бермет вдруг успокоилась. Да простит тебя бог, не мне тебя судить, сказала она про себя и села на диван.

Оказывается, Бекбая отпустили раньше срока по амнистии. Когда Мурат принёс ему воду, он уже был без сознания. Мурат опрыскал его лицо водой, сделал массаж на сердце и восстановил дыхание. Силой налил ему в рот немного воды, потом побежал к соседям просить о помощи. Придя в сознание, Бекбай первым делом сказал:

– Простите меня, я не хотел её убивать, ведь я же любил её... – и снова потерял сознание. Дней двенадцать пролежав в больнице, Бекбай выписался и пришёл домой.

Но он не стал долго задерживаться у себя дома, заколотив дом, уехал в неизвестном направлении...

Бермет часто читала молитву по Айдай. Но иногда она думала и о Бекбае. Простила ли его своя собственная совесть или скитается всё такой же неприкаянный, думала она о нём.

 

Июнь 2008 года

 

© Сатиева Б.К.

 


Количество просмотров: 673