Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Художественная проза, Малая проза (рассказы, новеллы, очерки, эссе)
© Сатиева Б.К., 1995. Все права защищены
Произведение публикуется с разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата размещения на сайте: 25 ноября 2014 года

Бурулуш Казаковна САТИЕВА

Овечий тулуп

(рассказ)

 

В то лето я впервые ехала на джайлоо. Погода стояла чудесная. Ни единого облачка на небе, разве что одиноко слоняющийся клочок. Я много раз слышала, что природа на джайлоо очень красивая, но никогда не думала, что эта красота так поразит меня. Я была ошеломлена! Шофер с моей попутчицей без конца тарахтели, им эта красота была ни почём, а может они попросту привыкли к этому великолепию, они то едут не впервые.

– Эй, красавица, что рот разинула, неужели ёлок никогда не видела? – перекрикивая шум мотора прокричал шофер.

– Елок то видела на новый год, да вот только как они растут, никогда не видела, – призналась я.

— Э, они растут медленно, в год всего три сантиметра.

– Всего три сантиметра!?

— Да, всего три сантиметра! А ты как думала?

— Ого! Это чтоб вырасти такими?..

– Да, да, – сказал деловито шофер, – чтобы вырасти вот такими, они растут веками! – Мне стало жаль всех новогодних ёлок, оказывается они совсем как младенцы, а я то думала… Машина вдруг остановилась.

– Всё, приехали, говорил же я этому механику что машина сломанная, а он ни в какую, езжай и всё! – рассердился шофер.

– Слушай, может дело не в машине, давай по стопочке пропустим и поехали дальше, – предложила шоферу моя попутчица Сайра джене.

– Ну давай, а то у меня что то в горле пересохло– сказал шофёр.

Сайра вытащила из дорожного курджуна бутылку самогонки. Они пропустили по стопке и машина поехала». Ну и дела, подумала я, если сломалась машина надо выпить шоферу и машина поедет! Впервые вижу такой фокус. Чудеса, да и только!

– Эй, красавица ты больно– то не радуйся, вот пойдёт гроза тогда плакать будешь, – шофёр повеселел.

– Как это гроза начнётся? – удивилась я словам шофёра, – погода то вон какая!

– Ага, погода, размечталась! Это тебе не берег, это горы! В горах погода меняется в считанные секунды. Горы – всё равно что красивая, строптивая женщина, характер непредсказуемый, – то ли выругался, то ли всерьёз сказал шофёр.

– Но сегодня точно не будет грозы.

– Кто знает, вон клочок слоняется, вот пока мы доедем до джайлоо, этот клочок догонит нас и наделает делов! – вмешалась в разговор Сайра джене.

Ну и ну! Маленький клочок облака наделает делов! Вот дураки подумала я, а может захмелели? Но дураками оказались не они, а я. Когда мы поднялись по серпантину, тот клочок точно догнал нас, по мере приближения он становился всё больше и больше и вскоре покрыл всё небо. Прогремел гром, я в страхе съежилась. Казалось, по крыше кабины ударили кувалдой.

– Что глаза вытаращила, это только цветочки, ягодки будут впереди! – весело сказал шофёр. Теперь они точно были навеселе. Машина то по дороге не раз ломалась! И точно! Хлынул дождь, как будто кто-то сверху выплеснул ушат воды. Всё больше усиливающийся дождь вперемешку с грохочущим громом прямо над головой и сверкающими без конца молниями представляли собой жуткую картину. Теперь горы казались мне не такими и уж красивыми, и если это только ягодки?.. Машина забуксовала и остановилась.

– Всё, приехали! – сказал шофёр ударив кулаком по баранке.

– Джене, а что, водки не осталось? – недоуменно спросила я.

– Да при чём тут водка, застряли мы, – сердито буркнула Сайра джене.

– Всё, вылезайте, – строго приказал шофёр.

– Куда?

– Куда, куда, всё, машина дальше не поедет, дорогу размыло, а я что должен здесь с вами куковать, мне завтра другого чабана надо перевозить, шофёр разозлился не на шутку.

– Ну выходи, будем разгружать вещи вон на тот большой валун, – сердито сказала Сайра джене, подтолкнув меня плечом.

– Давайте хоть переждём ливень– попросила я.

– Ты что с ума сошла, мне надо назад пока дорогу совсем не размыло, давайте вылезайте, выгружайте! – разорался шофёр. Пришлось вылезти. Страшно было, словами не передать! Скользя по грязи, падая и ругаясь мы выгрузили вещи на огромный валун, закрыли брезентовой палаткой, края придавили камнями. Промокли все мои внутренности. На прощание Сайра джене вытащила ещё одну бутылку. Дождь понемногу переставал, гром удалялся.

– Что дрожишь? Я же сказал, ягодки будут впереди, но это ещё не ягодки, – поддразнил меня шофёр и расхохотался.

– Что? – я испугалась как никогда.

– Ладно, не боись, пошутил я, – взяв в руки стакан, сказал шофёр, – вот я удивляюсь, почему говорят, что с хорошим, верным другом можно идти в горы. А я вот считаю, что настоящий друг тот, с кем возвращаешься с гор. Так давайте же выпьем за то чтобы вы, осенью, опять возвращались со мной!

Залпом опустошив стакан, шофёр показал на бугорок:

– Вон, видите бугорок, за тем бугорком есть юрта Темирбека. Идите туда и переночуйте. Вам места должно хватить.

Когда мы вошли в юрту я от радости чуть не заплакала. В юрте было тепло. В стоящей посреди юрты буржуйке весело потрескивали дрова.

— Вы откуда? – удивились все сидящие в юрте. Мы коротко рассказали им о своих злоключениях.

– Садитесь ближе к печке, грейтесь, – сказала жена Темирбека, – о боже, да ты промокла насквозь, снимай верхнюю одежду. Я села ближе к печке. В юрте было много народу, всех развеселил» базарлык» Сайра джене. Они шумно обсуждали новости привезённые нами.

– Ой моя хорошая, да ты сейчас упадёшь, ляг,полежи, ты ведь первый раз на джайлоо, – сказала хозяйка и несмотря на моё слабое сопротивление уложила меня спать, постелив коврик из овечьей шкуры.

 Я не помню, как уснула. Проснулась раньше всех. Меня ещё укрыли тёплым овечьим тулупом. Мне было тепло как никогда. Наслаждаясь теплом я ещё пролежала минут пять и решила встать. Мне не терпелось поближе познакомиться с джайлоо. Стараясь не шуметь, я убрала постель, а овечий тулуп накинула на плечи. Тулуп пропах потом и сигаретным дымом, но меня это нисколько не волновало. А чем ещё должен пахнуть мужской тулуп?

 Было ещё прохладно. Зелёные холмы, обгоняя друг друга, уходили прямо под величественные, ещё заснеженные подножья гор. Взирая по сторонам как исполинские богатыри, горы в белых шапках стояли в гордом молчании. Мне казалось, что– то таинственное, неудержимо влекущее было в этом молчании. Я пошла гулять по джайлоо. За мной, нашептывая свою весёленькую песенку, бежал не отставая ручей.

Поднявшись на ближайший холм, я замерла. Из-за острого кончика самой высокой горы пробивались лучи восходящего солнца! «Утром надо вставать до восхода, первые солнечные лучи это не просто лучи, они волшебные, несут с собой все земные блага, и надо полный подол набрать этих первых солнечных лучей!» — вспомнила я таинственно шепчущую бабушку. В этот миг я поняла глубокий смысл, как мне тогда казалось, странных слов. Солнце взошло! Я стояла опьяненная великолепием!

– Ээхэхэхэй! – крикнула я изо всех сил, – ээхэхэхэй, горы, вы меня слышите, я люблю вас!

 Горы откликнулись. То ли из-за того высокого пика с белой шапкой, т о ли из-за другого, ещё большего пика, раздалось глухое эхо!

– Люблю... блю… лю… юуу… – кричали горы. Они ответили мне взаимностью! Я побежала как угорелая. В груди счастливо клокотало сердце! Набегавшись, я стала собирать цветы. Нет, я никогда не смогу описать красоту тех цветов, если вы хотите узнать насколько они красивы, езжайте сами в горы весной!

 Не знаю сколько бродила, но вернулась я когда все сели пить утренний чай.

– Где это ты бродишь? Мы уже начали волноваться, не заблудилась ли ты в горах, – засуетилась хозяйка.

– Нет. Что вы, не заблудилась, я просто увлеклась, – сказала я ища место куда можно было бы повесить тулуп.

– А что это такое, где ты его взяла? – спросила хозяйка, посмотрев на тулуп.

– Как где? – я удивилась.

– Где ты его нашла?

– Я его не находила, Вы же укрыли меня этим тулупом.

– Странно, ты что была им укрыта? – недоуменно спросил хозяин.

– Да, я думала, что кто– то из вас укрыл меня этим тулупом.

– Да нет же, у нас нет, и никогда не было такого тулупа. Я укрыла тебя одеялом, – пожимая плечами с казала хозяйка.

– Тогда откуда он взялся? – спросил хозяин.

 Никто из присутствующих не знал, откуда взялся этот тулуп. Я держала его в руках и смотрела на него как на нечто необыкновенное. Странно, откуда же он взялся? Все решили, что будет лучше, если я заберу тулуп с собой. Надо же отыскать его хозяина и отблагодарить.

Прошло несколько месяцев. Я уже привыкла к жизни в горах. Однажды я пошла в лес за дровами. Вернувшись, я заметила, что вход в нашу палатку открыт. Я хорошо помню, что уходя, крепко зашнуровала вход. А теперь они были расшнурованы и тихо болтались. Тулуп! Это было первое, что пришло мне на ум. Войдя в палатку, я поняла, что чувства меня не обманули. Тулупа не было! Я села как огорошенная. Вот так встреча, сколько раз я представляла себе встречу с хозяином тулупа, придумывала всякие варианты, он являлся в разных обликах. Порой он даже мне снился, но никогда не думала, что на деле получится вот так. Было очень обидно. Мне казалось, что на душе образовалась огромная зияющая пустота…

… Жизнь продолжалась. Горы и джайлоо преобразились. Но это преображение ещё больше завораживало и наполняло душу. Огненно-рыжие парики кустарников причудливо сочетались с вечно зелёными елями. Увлекшись природой я чуть было не упала с лошади, когда она фыркнув, отскочила в сторону.

– Эй, что с тобой? – я стянула уздечку. На небольшой поляне валялся человек. Он лежал лицом вниз. Неподалёку мирно паслась лошадь. Лошадь была оседлана, значит хозяин тот, кто лежит. Лошади поочерёдно поржали, приветствуя друг друга. Человек пошевелился. Я обрадовалась, значит живой! А может его скинула лошадь и ему нужна помощь? Я слезла с лошади.

– О боже мой, он без чувств!

 Я с великим трудом перевернула его. Слишком уж он был тяжелым. Я обследовала его руки, ноги, голову, никаких ран, ушибов. А может позвоночник? Он вдруг, что-то невнятно пробормотал. А, да он просто пьян! Подтверждая мою догадку у кустов валялась пустая бутылка из под водки. Я ужаснулась, ну и чёрт с ним! Я только хотела уйти, как мой взгляд упал на валявшееся неподалёку шкуру. Странно, что она мне напоминает? Мне захотелось рассмотреть шкуру поближе. Вот так штука, шкурка то оказалось не шкурой, а тем самым овечьим тулупом! Так вот кто его хозяин! Я вспомнила, в ту ночь он тоже сидел в той юрте. Он сидел совсем тихо, ни с кем не разговаривал, его никто почти не замечал.

 Все мои попытки разбудить спящего были напрасны. Его богатырский сон был неприступным. Сев на траву возле него я решила ждать его пробуждения, надо же как то отблагодарить его за ту заботу. Он не помышлял просыпаться. Я незаметно для себя я окунулась в раздумья… Сначала я его постригла его, потом помыла в бане и переодела во всё новое. Он оказался совсем даже ничего; прямой нос с незаметной горбинкой, густые брови, чёрные волнистые волосы, чуть полноватые губы, волевой подбородок, глаза… Вот только глаза я не могла разглядеть. Интересно, какого цвета у него глаза? Я старалась вспомнить его глаза, я же видела его тогда в юрте. Нет, я не смогла вспомнить его глаза, свет от керосинки тускло освещал юрту и я не могла разглядеть. Ну да ладно. Нарисовала я для себя чуть зеленоватые, с густыми чёрными ресницами глаза, а ресницы у него действительно были густые и чёрные. Получился очень даже красивый!

 Я очнулась от ржания лошадей. Видно кто– то едет. Поеду ка я, а то подумают ещё бог знает что. Я расстелила тулуп рядом со спящим и перевернула его на тулуп, чтобы не простыл, он видно ещё     долго будет спать. А за тулуп ему конечно большое спасибо!

Прошло несколько лет. О тулупе я давно забыла. Однажды заболтавшись с подругой, я потеряла ребёнка, который играл рядом. Мы обыскали всё село. Вдруг мальчишка сосед сказал:

– Эже, вы ищете своего ребёнка? Его увёз дяденька на лошади.

 Сердце моё ушло в пятки.

– Как это на лошади? – мальчик объяснил нам, куда он уехал. Нашли мы их в горах, но недалеко от села. Вокруг валялись самодельные игрушки. Мой сын спал крепким сном. Он укутал его в тот самый овечий тулуп, а сам сидел на камне и о чём-то глубоко думал. Увидев нас, он в испуге вскочил. Несколько мгновений мы смотрели друг на друга в недоумении. Да, у него были зеленоватые глаза. Тут вмешался мой дядя. Он схватил его за ворот и ударил в челюсть. Мужчина не шелохнулся – здоровенный был. Но из губ просочилась кровь.

– Дядя, не надо! Не надо так, – я подбежала и встала между ними.

– Идиот, алкоголик! Да мы же чуть с ума не сошли! Под суд отдать тебя мошенник надо! – не унимался дядя.

– Дядя, пожалуйста, не надо! – крикнула я. Дядя в недоумении посмотрел на меня и в сердцах бросил:

– Дура ты, вот кто, нашла кого защищать – вора, алкоголика, бездомного! – и пошёл прочь. Я хотела раскутать и забрать ребёнка, но он подошёл и робко сказал:

– Нет, забери вместе с тулупом, а то он замёрзнет. Не надо было беспокоиться, я бы сам отвёз его обратно. Я ждал когда он проснётся.

 Я забрала ребёнка вместе с тулупом. Придя домой я внимательно рассмотрела тулуп. Тулуп ещё хуже растёрся и пропах потом и сигаретным дымом. Я решила постирать его но никак не доходили руки.

 Спустя несколько дней он забрал свой тулуп. Когда он садился на коня, мне так и хотелось крикнуть, чтобы он не уходил. Но в горле застрял ком и я молчала. На душе у меня разыгрался ураган, в голове стучал вопрос, почему? Почему я не крикнула ему вслед?! Дом мой опустел…

 С тех пор я больше никогда не видела его, иногда, когда я выходила по делам, искала его на улицах села, всматривалась в каждого всадника, но его не было нигде, видно, мотается по горам. Жизнь течёт своим чередом! Живу, как все, иногда радуюсь, иногда плачу, бывают грустные дни, бывают радостные. Но только вот по сей день мне в жизни не хватает тепла, тепла того самого овечьего тулупа! Валяется наверное, где-то возле своего хозяина, такой же как и его хозяин, одинокий и никому не нужный…

 

Январь 1995 года

 

© Сатиева Б.К.

 


Количество просмотров: 774