Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Поэзия, Новые имена в поэзии; ищущие
© Дмитрий Сагайдак, 2014. Все права защищены
Произведения публикуются с разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата размещения на сайте: 23 сентября 2014 года

Дмитрий Александрович САГАЙДАК

Дорогу осилит идущий

Сборник стихов

Поэтические произведения последних лет участника творческих объединений молодых литераторов «Ковчег» и «ЛитКом», лауреата литературного конкурса «Золотая табуретка-2012» в номинации «За лучшее философское отражение мира в поэзии».

 

ОЩУЩЕНИЕ ДОЖДЯ

Хочется дождя, что плавит снег
И идти, захлебываясь воздухом,
И хранить в себе как оберег
Бесконечность нежно-синих шорохов

Пробежать по вымокшей земле
И водою напитаться талою,
Чтобы сердце билось веселей,
Распрощавшись с мыслями усталыми.

Пусть замрет на ветках тишина,
Ветер прекратит свое кружение,
Каплями прогорклого вина
Заструится лунное свечение.

И в пустой прозрачности лугов,
Где туман гуляет в предвечерии
Из земли забьет живая кровь,
Примирившись с глупыми потерями.

Молчаливый звон уснувших рек
Окольцован высохшими травами.
Хочется дождя, что плавит снег,
Чтобы разогнались дни усталые.

 

ОБЕСЧЕЛОВЕЧЕННОСТЬ

Если хочешь жить,
Не трави свое тело,
Отрави лучше душу
И спи спокойно
В колыбели радостных дней,
Обнимая свою свободу
И куря фимиам.

Ты же знаешь, какой ты чудесный,
Ты же знаешь, не надо бояться,
Просто вытащи кухонный ножик
И вгони его по рукоятку
В свое тихое, мирное счастье.
Ляг на землю и молча завидуй
Тем, кто ходит и топчет ногами,
Совмещая тебя с серой массой,
Удавись истерическим смехом
Над чужим униженьем и болью,
Не стесняясь, скажи всему миру,
Что ты есть человек, и тебе
Ничто человечье не чуждо.
И ты будешь сто раз просветленным,
Захлебнувшись от радости кровью,
Что отдали невинные люди
За твое беспардонное «завтра».

Ну а если не хочешь жить,
Просто делай людям добро,
И войдешь навсегда в легион
Почитаемых мертвых святых.
Выбирай, выбирай себе жизнь,
Пока смерть не настигла тебя.

 

ЦЕЙТНОТ

У меня нет времени дышать,
Я теперь вдыхаю через раз,
Чувствуя, как тяжело бежать
И невольно радуясь подчас.

Я стал нервным. Мне теперь легко
В непрощенье прятать свою боль,
Одевая черный балахон,
Быть в себе, являясь не собой.

Каждый раз крестясь, чтоб не упасть,
Я стираю прошлого следы,
Умираю, ухожу в экстаз,
В плен любви, взрывающей мечты.

Все бежит, все кажется иным,
Мир играет молча в поддавки.
Было б глупо впасть в кромешный сплин,
Не добравшись до конца строки.

Новый день пророчит снежный ком,
Ураганы и водоворот.
Собственно, кому сейчас легко?
Никому. А мне пора. Цейтнот.

 

ПОГОНЯ

Мы гонимся за правдой –
Она от нас бежит,
Порой мы ей не рады,
Порой она страшит.

Порой бывает лучше
Скрываться от беды
И среди душ заблудших
Ждать милости судьбы.

Мы часто убегаем
От собственных проблем,
В рутине пропадаем,
Порою – насовсем.

Мы, счастье догоняя,
Уходим в лабиринт
И там лишь понимаем,
Как глуп был этот финт.

Мы жизнь свою не ценим
И от себя бежим
И переводим время
В ускоренный режим.

Бегут от нас минуты.
А жизнь вся кувырком,
А мы вздыхаем глупо,
Пьем кофе с молоком

И вот опять «По коням!»
Звучит для всех приказ.
И вот опять погоня:
За нами и от нас.

 

ЧЕЛОВЕК?

Этот мир несовершенный
Состоит из всех из нас,
Он – прямое отраженье
Наших душ и наших глаз

И. Тальков

Этот мир научил тебя врать,
Быть лояльным ко всяческой мрази,
Расписавшись арабскою вязью.
Грязь и скверну кругом восславлять.

В тошнотворной соленой толпе
Твои мысли по стенам размажут,
Твои руки за спину повяжут
И прикажут молчать и терпеть.

На одной черно-белой доске
Молча головы рубят фигурам,
А фигуры – наивные дуры,
Все пытаются верить в успех.

Этот мир научил через боль,
Как прекрасно бывает Иудам,
Что возмездье – холодное блюдо
И как нужно идти на убой.

Зря считаешь, что ты человек,
Ты – простая овца на закланье.
Скоро кто-то всесильною дланью
Прекратит твой бессмысленный век.

 

ВОЗЛЮБЛЕННОЙ

Эта жизнь принадлежит лишь нам,
Мы с тобой воздвигли этот храм,
Мы с тобой зажгли сердца огнем
И согрелись от него вдвоем.

Мы спаслись закрытостью дверей,
На волнах неведомых морей,
Под огнем невидимых штормов
От благоразумия лгунов.

Нас догнать пыталось много глаз,
Злобных, но внимательных подчас,
Только мы смогли от них уйти
В сад, где будут розы век цвести,

В мир, где будет счастье на века…
Я тебя приобниму слегка,
Ты моя, и не о чем жалеть,
Мы сердца сумели отогреть.

Погрусти, порадуйся со мной,
Я коснусь тебя своей душой.
Как прекрасно, милая, что ты
Повстречалась на моем пути!

 

МОИМ МНОГОЧИСЛЕННЫМ УЧИТЕЛЯМ

Никто не ждет, никто не догоняет,
И я в те дебри тоже не хочу.
Пусть помолчат все те, кто много знает,
Кому любые судьбы по плечу.

Вы учите, маниакальным взглядом
Испепелить стараясь все вокруг,
Намеренья благие сущим адом
От ваших слов оборотятся вдруг.

Но в алкогольном зареве ревущем,
Сквозь праздничность нелепой суеты
Вы завсегда найдете мои уши,
Разыгрывая драму слепоты.

Да, видит Бог, вы лучшего хотите,
Учителя без школ и без зарплат.
Судьба не раз даст шанс, не раз похитит
И отрезвит младой да пьяный взгляд.

Но кто сказал, что нужно пресмыкаться
Пред всеми и себя не уважать,
С мечтой своею тихо распрощаться?
Позвольте мне судьбу свою решать!

 

АНТИИРОНИЯ

Вот снова где-то умерла свобода,
Издохла, дура, не видав весны.
А палачи – с концами прямо в воду,
Не миловать нельзя, и не казнить.

Печально… Сразу чешется затылок,
Не пулю ли шальную он зовет?
А может, от обилия бутылок
Горячка стала белой словно лед.

Что «про», что «контра» — все одно, все скучно,
Все высмеяно вдоль и поперек.
А кто-то снова кормит нас бездушно,
Надеясь, что настанет Рагнарок.

Ну а надежда все кутит бесславно,
И стало ныне всем на все плевать,
Из рупора доносится державно
Знакомая нам с детства перемать.

И все привычно, жизнь не удивляет,
Все копошатся, всем чего-то дай.
По морде дали – ничего, бывает.
Ты, друг, благодарить не забывай!

 

БЫТЬ С НЕЙ

Быть с ней – искусство, слаще всяких музык,
Которыми богата так земля,
И для спасенья мы связали узы,
Прозрачнее и чище хрусталя.

И я бегу вперед, открыв забрало,
Она сама зовет меня на бой,
Ликуя без конца и без начала,
Молюсь и проклинаю мир живой.

Мы согрешили, грех свой искупили,
Все пало одним мигом золотым,
Мы в муках счастья бесконечно плыли
И растворились в них как легкий дым.

И шепот оглушал, и тихий шелест
Мгновенно превращался в камнепад,
И мы уже не помнили ту ересь,
Что говорили пять минут назад.

Быть с ней – награда, но для одиноких
Любовь бывает горше, чем полынь.
Все станет пеплом, пусть петляют строки,
Мы в памяти навечно сохраним
Минуты счастья, данные нам Богом.

 

ЖЕНЩИНА-БУРЯ

Ты любишь мрачное затишье беред бурей,
Когда земля как нерв напряжена,
А небосвод озлобленно нахмурен,
Хрустит стекло застывшего окна.

Ты словно шторм бушуешь и сверкаешь,
В тебе так много скрытого огня,
И в гневные минуты он сметает
Всё, будто бы ударная волна.

Ты — женщина, и в этом твоя сила,
И в этом твой кипящий ураган.
Ты боль и радость в сердце примирила
И обуздала грозный океан.

То ангелом, то демоном влекома,
По всполохам дрожащего дождя
Бежишь, себя доводишь до истомы,
И молнии в глазах твоих блестят.

Из туч свинцовых наземь рухнут пули,
Их холод обжигающе хорош,
И я бежать готов от этой бури,
Ты на меня опять наводишь дрожь.

Ты бьешь разрядом тока, обжигаешь
И как торнадо рушишься с небес,
А я люблю, когда ты затихаешь,
Чтоб раствориться мог в тебе я весь…

 

ЗИМОЙ ТАК ЛЕГКО УМИРАТЬ…

Ослабшее солнце глядит,
Как мир умирает во льдах,
А сердце застыло в груди,
И правит душой моей страх.

Во мрачном холодном плену
Осталось мне жизнь коротать,
Я понял теперь, почему
Зимой так легко умирать.

Мне некуда больше идти,
Теперь уже все решено.
Иссякли все силы внутри,
Что стало с моею весной?

Молчит, каменея, земля,
На ней вечной скорби печать,
А в небе – два черных крыла,
Зимой так легко умирать.

Я счастье и горечь познал,
Мне господа не в чем винить,
Слова мои ветер забрал,
Чтоб в небе их похоронить.

Как чист этот утренний снег!
Хочу его телом объять,
Ну, здравствуй, всесильная смерть,
Зимой так легко умирать.

 

ПАДАЛА С НЕБА ЗВЕЗДА…

Падала с неба звезда,
В солнечном ветре купаясь,
Падала чья-то мечта,
В блеске огней растворяясь.

Двое гуляли в ночи
В старом саду меж деревьев,
Ветер их души лечил,
Небо учило их верить.

Голос надежды листал
Памяти темные ноты,
В небе летела звезда
В облаке мыслей дремотных.

Кто-то вдыхал в нее жизнь
Светом, повсюду разлитым,
Кто-то столкнул ее вниз,
В бездну с привычной орбиты.

Двое гуляли во тьме,
Белые камни аллеи
Стали им жизни милей,
Песни их тихо летели.

Пала на землю звезда
В час, когда все крепко спали,
Но не погибла она,
В травах ее подобрали
Двое, что шли в никуда.

 

ВСЕ ПРОХОДИТ

Все проходит,
Все падает вниз, разбиваясь о камни,
Угасает беспомощно как безнадежный больной,
Все проходит,
Затянутся кровоточащие раны,
И спасительный сон унесет эту боль за собой.

Ты живешь
По законам, никем не написанных правил
Хватит всем, чтоб понять пустоту своего бытия.
Ты живешь,
Ведь пока тебя не обезглавил
Господин твоей совести, твой персональный судья.

Все исчезнет,
Настанет пора насладиться забвеньем,
Получить по заслугам, сгореть, стать на время святым,
Все исчезнет,
Останутся лишь еле видные тени,
Все империи рухнут, их роскошь развеется в дым.

Все, что было,
Забудется, будто бы не было вовсе,
Все бессмысленно, тщетно, куда бы ты ни побежал,
Все, что будет,
Промчится, лишь взгляд укоризненно бросишь,
Все останется тем же, и только Всевышнего жаль…

 

КТО СПОЕТ ЗА ТЕБЯ?..

Кто споет за тебя,
Взявши в руки гитару,
Кто ударит ее в электронное сердце,
Чтобы искры из глаз,
Чтобы все рокотало,
И чтоб людям вокруг было некуда деться.

Кто споет за тебя
Канареечным визгом,
Чтобы горло болело как в лютой ангине,
Кто взревет свое «НЕТ!»
Неродным и неблизким,
Кто, сорвавшись со сцены, пробежится по спинам?

Кто решится полезть
В беспробудную драку,
Просто чтоб утолилось желание крови,
Кто насадит решительно
Беды все на кол,
Кто с копьем против ветра помчится на поле?

Только ты все споешь
С самодельных подмостков,
Злобно вырычав всю свою ярость в толпу,
Только ты будешь драться
Кроваво и жестко,
Только ты уничтожишь свою пустоту.

 

ДОМ У ПОГОСТА

Дом у погоста, памятник бедности,
В поле непаханом, в поле заброшенном,
Вырос как символ простой неизбежности
В месте покоя стал гостем непрошенным.

Вылеплен в спешке, окнами черными
Смотрит с прищуром на лица гранитные.
В поле, заполненном травами сорными,
Чьи-то мечты воплотились разбитые.

То ли святое в землю затоптано,
Смотрят убого на Бога просители,
В жизни их всё за долги было отдано,
Только лишь дом у последней обители

Спрятал их лица, спрятал их прошлое
В месте скорбей, где никто их не выгонит
К святости вдруг примешалось безбожное,
В поле дома словно овцы на выгоне.

Солнца закат бродит тихо округою,
Чтоб не тревожить сон сторожа-пьяницы.
Рухнут кресты под ударами грубыми,
Больше от них ничего не останется.

 

БАЛЛАДА О ДОЖДЕ

Рычат небеса, кто знает, к чему эта ярость,
Зачем этот вечер, наполненный черною злобой,
Как будто вверху разразится жестокая битва,
И воздух наполнен предчувствием пролитой крови.

С тревогой колышутся тихо по ветру травинки,
А там, в вышине, уже начало лязгать железо,
И мрачною тенью накрыли весь мир легионы,
Потушено солнце, огонь в его чреве не дышит.

И крик прохрипит в небесах, и пойдут легионы,
И кровь убиенных закапает щедро на землю,
Чиста и живительна будет она при рожденье,
И даст она силы, наполнит огнем все живое.

Кипящая ненависть в небе дробится на части,
И падают стрелы горящие вниз с поля боя.
Прекрасно своей неизбежностью это сраженье,
Но сможет ли в нем утолить кто-то жажду победы?

Закончится бой, иссякают у воинов силы,
И солнце опять разгорится, зардеется скорбью,
А людям внизу не постичь этой тайны небесной,
Полны они счастьем и рады дождю проливному.

 

О ПОЭЗИИ

Ты знаешь, поэзия падает с неба,
Бетонным дождем и идет на потребу
Богатым, безумцам и нищим,
Чтоб кто-то считал ее пищей,

А кто-то плевался, скрывая акценты,
Ругаясь на нервные коэффициенты.
Но людям останется слово,
Ведь в нем ничего нет дурного.

А с грязных ржавеющих улиц окраин,
Испаханных плугом чадящих развалин,
Поэзия рвется и рвется,
Она там со злобой сплетется

И выстрелит, выбросит, вышвырнет пули
Разнузданных слов балаганящий улей,
И кто-то возьмется за сердце
От соло, от прим и от терций.

И утром, туманящим пьяные взоры,
Холодным и хриплым как речь прокурора,
От счастья немного изранен,
Поэт возвратится в изгнанье…

 

СОРНАЯ ТРАВА (ПРИТЧА)

Все люди словно сорная трава,
Сквозь засуху, сквозь холод прорастают
И бьются за бесплатные права,
Которыми господь их наделяет.

Все люди словно сорная трава,
Цветут, благоговейно зеленеют,
Стремятся брать, поменьше отдавать,
Пока еще их солнце греет.

Они прекрасны в сущности своей,
Сжигаемые холодом раздоров,
Терзаемые жарой июльских дней,
Наверное, им быть святыми впору?

Они прекрасны, что и говорить,
Пока глядишь на них на расстоянье,
Но стоит только возле них пожить,
Растопчут, разорвут без оправданий.

Сорняк жесток, он в драке был рожден,
И тех, кто в жизни драться не умеет,
Он на изнанку вывернет нутром
И одним махом перережет шею.

Прячь свою слабость, коль живешь с людьми,
Твоя беда для них одна потеха,
Поддержки, сострадания не жди,
Жди одного лишь злого смеха.

Будь сорняком, живя средь сорняков,
Дави других, пока не задавили,
Да, друг мой, этот странный мир суров,
Его таким мы сами сотворили…

 

IF YOU ASK ME… (ЕСЛИ СПРОСИШЬ – ПЕРЕВОД)

If you ask me where have I been,
I will answer: “Inside myself”.
If you wonder what happen to me
I will tell “I just tired to live”

If you ask me what did I do
I will tell “I contemplated my soul”.
I extremely wanted to rest
In the silence.

If you ask me what have I seen
I will answer: “I’ve seen the void”.
Is it possible to see anything
When your eyes are closed?

Only shadows inside the darkness
Only black paints on the dark canvas
Only whispers of my heart
Inside the silent eternity.

If you ask me why did I come back
I will answer: “I really don’t know”.
I was trying to understand it
But I couldn’t.

Probably I just love the chaos
Of this wild life among the people.
Probably this daily war is more precious
Than beautiful calm of solitude

 

WALKING IN RAIN (ПРОСТО ДОЖДЬ – ПЕРЕВОД)

Rain is falling on earth
And I hear every step of its creeping
I saw trees and flowers sleeping
But the rain pushed them to rebirth

I was feeling like blind,
Twilight shadows were slowly crawling
And I heard someone’s voices calling,
I was screaming, I felt alive.

Yes, it was just a dream
I was scared to break my illusion
I was scared to take any solutions
But my fears have been scattered on wind

Maybe I was in love
Maybe lied to myself in the madness
I tormented my soul with the sadness
Now I want to be free from it all.

Now I’m walking in rain
I’m trembling from cold of this water,
But the cold’s not a slaughter
I just want to forget your name

Later I will awake
In delirium of my feelings
Now I feel all my wounds healing.
Maybe I’ll never make mistakes

 

ПОКАЯНИЕ БЕЗБОЖНИКОВ

Нас так много в подземельях памяти,
Выброшенных, никому не нужных,
Тех, кто слепо поклонялся в панике
Королю, помпезно, неуклюже.

Нас так много возле храма в рубище
С просьбой о приюте и прощении,
Воевали мы, забыв о будущем,
Думали лишь о вознаграждении.

Но погиб тиран, кому служили мы,
Полчища вояк-головорезов,
И решили над его могилою,
Пусть и нам теперь отслужат мессу.

Мы расшибли лоб в своем безбожии,
Наслаждаясь то вином, то ядом,
А теперь решили стать хорошими,
За крестом идем как будто стадо.

Нас вели сражаться за безвластие,
Но, поддавшись искушенью модному,
Мы теперь стоим перед причастием,
Масками укрывшись благородными.

Бог, прими воров, клянемся в верности,
Пусть душа в раскаянье оденется,
В праведной мольбе сольемся с вечностью,
Если только мода не изменится.

 

МОМЕНТАЛЬНЫЕ ФОТОГРАФИИ (ЦИКЛ ЧЕТВЕРОСТИШИЙ)

***
Умирает огонь на глазах,
Затухает, синеет от холода,
От безумного голода
Сгинет. Останется пепел и прах…

***
Наедине с закатом помечтай,
О будущем, о прошлом поболтай,
Услышит ли светило – все равно,
Но станет вдруг в душе твоей тепло

***
Волосы цвета дыма,
Голос как будто ржавый,
Дни проходили мимо,
Ты их не удержала…

***
Истлевшая истина древних камней
Потеряна. Мы пишем новую,
Чтоб упокоиться камнем на дне
Под ложью многометровою.

***
Сила привычки позволит
Найти себе бога в обычных вещах,
Но освободится от боли
Лишь тот, кто научился прощать

***
Холод зимних улиц все свирепее,
Ощущенье брошенного жребия.
Скроют фиолетовые вьюги
Твоей жизни малые заслуги

***
Твои мечты пахнут хвоей,
И в них нет места для зноя,
Лишь снег все кроет,
Мы вместе, но какой ценою!

***
Людям далеко до облаков,
Что летят в оранжевый закат,
Друг до друга нам – подать рукой,
А духовно – ввек не добежать…

Закончено 25.V.2012

 

АНТИМИР

Приходи ко мне в антимир,
Там, где камни дождя по хрустальной земле,
Где вдыхают густую пыль,
И за кровью летят клинья журавлей.

Будем вместе в богов играть,
Пусть краснеющий снег славит твой приход,
Будем вместе мы подбирать
К вечной жизни разыскивать тайный код.

Пусть песчаные облака
На морщинистом небе нам выжгут глаза,
Пусть несут они на руках
В город вечного ужаса наши сердца.

Приходи в мой бесстенный дом,
Где живут только призраки мертвых дней,
И пусть молнии бьют кругом,
И пусть ночи становятся все темней.

Ты пройдешь этот долгий путь,
Чтоб вонзиться в себя с яростью солнца копье,
Чтобы после всего уснуть,
Упокоиться в антисознанье моем.

 

СИМФОНИЯ НЕНАВИСТИ

Вдох – отчаянье, выдох – бешенство,
Просто чувствую, что-то близится.
И, раздавленный безуспешностью,
Прыгну в тьму, что над крышей высится.

Пусть кричат и зовут ничтожеством,
За ошибки клянут – не слушаю.
Там, внутри, под оберткой кожистой
Ядовитая кровь заглушит всё.

Я убью вас, легко и праведно,
Вырву сердце и брошу под ноги,
Я давно уж, поверьте, каменный,
Ваши жизни же мне не дороги.

Не солгите себе, раз прокляли
Вы давно свои жизни жалкие.
Вы храните повадки скотные,
Опасаясь побития палками.

Вдох – безумии, выдох – ненависть.
Бьется пульс револьвером в голову.
Смейтесь до смерти, вот и встретились
Злой огонь и хрупкое олово.

 

КОГДА ТЫ ЖДЕШЬ…

Когда ты ждешь и со злобной гримасой
Приветствуешь каждый момент,
Ты понимаешь, насколько опасно
Уйти с головой в этот бред.

Ты понимаешь, как просто исчезнуть,
Запутаться в темной глуши,
Уйти с тропы к закоулкам железным,
А дальше – ищи, не ищи.

Все прекратится, все станет бесцветным,
Ты думал, что просто привык,
Но не отыщешь дороги заветной,
Туда, где струился родник.

Почти смирившись в сознанье с потерей,
Ты снова отправишься ждать,
И бросишь под ноги то, чему верил,
И станешь со злостью топтать.

А завтра – новая порция криков,
Игры в козлодранье с судьбой,
И только прошлого сонные блики
Напомнят о том, что живой.

Когда ты ждешь, не питайся обманом,
Свивая железную сеть,
Лучше в пучину безвестности кануть,
Чем просто на месте сидеть.

 

В ТВОЕМ ДОМЕ ТЕМНО…

В твоем доме темно,
Там неплохо без света,
Там так много прозрачных холстов,
Ветра яркий вьюнок,
И горячее лето
Подают словно блюдо на стол.

В твоем доме печаль
Потерялась однажды,
Забежала на пару минут,
Чтоб радушно встречать
Всех друзей, пожелавших
Разделить этот странный приют.

Смех и песни в ночи
Пустоту освещали,
Разожженные ярким вином,
А затем без причин
Все веселость теряли,
И цепями их стягивал сон.

И взывали друзья
«Отче наш» по свободе,
Засыпая в цветочных гробах,
И дымилась земля
От сгорающей плоти,
А вокруг – то ли смех, то ли страх.

Ты построил свой дом
На костре непогасшем,
На угольях старинных побед,
Все, что нужно есть в нем,
Но удел этот страшен,
Ведь твой дух пустотою одет.

 

ТАМ, КУДА МЫ ИДЕМ…

Там, куда мы идем, лишь холмы и река
И зеленое с черным смешалось,
В этих странных краях так трава высока,
Что укроет нас как одеяло.

Ветер, еле заметный, вершинами трав
Шелестит, они тихо кивают,
Каждый луч, каждый звук, в это море попав,
Неизбежно исчезнет, растает.

А вверху, в небесах, только тучи и ночь,
Безразлично, беззвездно и дико,
И лишь светоч один прорезает как нож
Тот покров в полусумраке тихом.

А вода там тиха и как деготь черна,
Еле движется, свет отражает.
Говорят, у реки нет истока и дна,
Вне пространства она протекает.

Там покойно душе, очень долог там сон,
Ветру сердцебиения вторят,
Ты полюбишь то место, куда мы идем,
Чтоб забыться, укутавшись мглою.

 

ХОЛОДНАЯ КРОВЬ

Холодная кровь через тело живое
Стеклом по железу, ножом по запястью,
Ты смоешь всю грязь этой жизни водою,
И станет легко, словно после причастья.

Кабацкие ночи и шумные будни,
И ярость слепого извечного завтра,
И чувство, что ты бесполезен как трутень,
И «все хорошо» — бесполезная мантра,

И бег с перелетами через барьеры,
И мелкий песок, исцарапавший горло…
Изорваны нервы,
ЛИКУЙ, ТЫ СТАЛ ПЕРВЫМ,
Разбившим в отчаянье точку опоры.

Зачем это все? Эта нервная каша
Из злых языков в полудоброе утро,
Ты треплешься по ветру змеем бумажным,
Пока вдруг не станешь усталым и мудрым.

Холодная кровь заберет все, что было,
Прошепчет: «Замри!» И закроются веки,
Уйдут в пустоту все тревоги и силы,
А будут одни только темные реки.

 

ПАДАЛЬ

Если сказка становится правдою,
Если люди становятся падалью,
С мерзким запахом мерзких намерений
Лезут в душу все злей и уверенней,

Как стерпеть, как не сделаться дьяволом,
Чтоб в крови чья-то молодость плавала,
Или старость, чьи бесы под ребрами
Ходят злобные с пьяными мордами,

Говорят деревянными хрипами,
Что за беды на долю их выпали,
Затаив на тебя злобу гнойную,
Жизнь твою назовут недостойною,

В твою сторону плюнут, осклабятся,
Твоя боль им так бешено нравится,
Что сверкают резцами подгнившими,
Им не хочется в мире быть лишними...

Отвернется прохожий с презрением,
Не заметит, обманутый зрением,
Как земля покрывается падалью,
Не людьми, но ползучими гадами,

Что хотят перед смертью насытится,
В пьяных снах им прошедшее видится,
Ну а ты спрячешь ненависть лишнюю,
Чтобы после излить ее ближнему.

 

НИ В ЛЮБВИ, НИ В СМЕРТИ

Ни в любви, ни в смерти
Нам не знать покоя.
Ни в любви, ни в смерти
Не уйти от боли.

Не сбежать, не скрыться
В глубине молчаний,
Лишь в сомненьях биться
С грузом за плечами.

Лишь читать друг другу
Книги без сюжета
О неясных муках,
О чужих портретах.

Ни огонь, ни ветер
Не дадут нам помощь.
Ни огонь, ни ветер…
Прячем лица в полночь

И бежим друг к другу
В полном равнодушье
И корим друг друга,
Клятвы все нарушив.

Кто мы? Кем мы стали?
Мы – всего лишь дети.
Лучше б мы не знали
Ни любви, ни смерти.

 

ТЫ ТОПЧЕШЬ СОЛНЦЕ…

Ты топчешь солнце ногами,
Когда идешь по тропе,
Что заросла облаками.
Ответы ищешь в толпе

Скульптур, что создал из мела
Творец, познавший печаль.
Земли истлевшее тело
Ты понесешь на плечах.

И не вернуться к истокам,
И не сгореть от любви…
Ты потерял в себе Бога,
Его оставил в пыли.

И долго темные воды
Тебя учили дышать,
Как будто в цирке уродов
Толпу собой потешать.

Ты должен был не сломаться,
Не проржаветь изнутри,
Но сколько можно держаться,
Когда вокруг все в крови?

В последнем танце с судьбою
Звучит свинцовая трель.
Ты топчешь солнце ногою,
Чтоб мир казался темней.

 

МЫ/НИКТО

Нас никто не придумал,
Мы сами такие, как есть,
Не сотрешь, мы как руны
На камнях, и нас невозможно прочесть.

Нам никто не прикажет,
Он попросту горло сорвет,
Мы, оглохшие, пляшем,
Не видя, не слыша, но чувствуя все наперед.

Нам ночные кошмары
Не снятся, мы всех их страшней.
Пульса злые удары
Взрывают типичность истоптанных дней.

И дорога привычна
По мусорным кучам надежд
Среди матерных кличей,
Взывающих громко, что скоро отъезд.

Наши крыши уедут,
А прочие – просто снесет
Весть о скорой победе,
Невыносимо тяжелой, как гнет.

Это будет победа
Слепого над глухонемым,
И величие света
Исчезнет, сокрытое черным покровом густым.

И тогда мы устанем
Сражаться с ветрами мечом,
И на дно молча канем,
Чтоб молиться о тех, кто страдать обречен.

 

ИСТОРИЯ БЕГЛЕЦА

Закрыты глаза, быстро движется мрак,
Как будто летишь, сам не зная, куда.
День с ночью, смеясь, не умолкнут никак,
А пульс как часы: за ударом удар.

Однажды сказали, что время не ждет,
И кто-то уверовал в эти слова,
Большой механизм, шаг за шагом вперед,
И жизни горят как сухие дрова.

Желание двигаться, мчаться быстрей,
Сквозь холод, жару, нездоровье, хандру,
Поглотит всю сущность, ты станешь слабей,
Иссякнешь, угаснешь, и тьма, верный друг,

Объятья раскроет… Так кончится путь,
Кометою в небе отпущенный срок
Прошел, и былого уже не вернуть,
Скорби, не скорби, усмехнется злой рок:

«Ты сам свою жизнь до предела загнал,
Ты сам убежал от себя в никуда,
Как глупо жалеть об ушедших годах,
Ведь ими ты мог насладиться сполна»…

 

ПОГРУЖЕНИЕ В СЕБЯ

На землю упасть, замереть,
Ощутить, как она остывает,
Лежать, не дышать, не жалеть,
Не дойдя до священного рая.

Пригреть, приручить тишину,
Чтобы верной была и послушной,
И к ней осторожно прильнуть,
Остальное – забыть равнодушно.

Пусть всюду пульсирует свет,
Бьется частым дыханьем уставшим.
Прошепчет земля как секрет,
Что теперь ты на полжизни старше.

И что-то заноет внутри
И напомнит о долгой разлуке,
А ветер танцует кадриль
Сам с собой в долгом приступе скуки.

Зачем уходить и куда?
Просто слейся с окрестным пейзажем,
Силен еще, ловок, удал,
Глупо ждать, пока кто-то прикажет.

Что было, то стало иным,
Только холод остался таким же,
И тихо дыханьем одним
Он по капле сознание выжал.

На землю упасть, замереть
И в зеленую прорезь заката
На гаснущий факел глядеть,
На летящие по ветру даты.

 

ВРЕМЯ (ФИЛОСОФСКИЙ ДИПТИХ). ЧАСТЬ 1

Метаморфозы тени и света,
Дышит планета, живет планета,
Той жизнью, в которой главенствует время,
Где принято в панике гнаться за всеми.

А время все стерпит, оно пластично,
Вернейший враг, собеседник отличный,
Оно как мед – тягуче и вязко,
Порою с ним сладко. Порой его краска

Чернеет, и людям становится горько.
Люди приходят, уходят и только
Время, лишенное всяких эмоций,
Вне пониманья всегда остается.

Слишком реально, слишком условно
Время с улыбкой глядит на законы,
Слепцам не понять, что оно бесконечно,
Им видно лишь то, что летит быстротечно.

 

ВРЕМЯ (ФИЛОСОФСКИЙ ДИПТИХ). ЧАСТЬ 2

Размеренно, тихо, почти заунывно,
Мелодия жизни течет беспрерывно,
Никто не следит, не следит за часами,
Которые жить в круговую устали,

И время замедлилось, тихо уснуло,
Ничто человечье его не спугнуло,
И хочется ждать, если только позволят
Лишиться судьбы не познавшему боли,

Лишиться себя, чтобы двигалось время,
Замерзшее где-то, забытое всеми,
И смерть обратилась в часы и сломалась,
Чтоб Бог ниспослал ей с небес свою жалость.

И время проснулось, крадется, неслышно,
Оно научилось стрелять, так уж вышло,
Оно научилось жалеть и молиться
О том, что, увы, нам уже не приснится.

И вверх, по гранитным мечтам бессознанья,
Уходят все жертвы святого молчанья,
И ветер, рожденный в дворцах предфевралья,
Людей за растрату секунд покарает.

Они знали все, даже черта простили,
Но сами себя занесли черной пылью,
Бежали, все время куда-то бежали,
И радостей жизни, увы, не познали.

Не время бежит, это мы убегаем,
Не время умрет, это мы умираем.
С надеждой в руках, в одиночку, по двое,
В погоне за временем выйдем из строя…

 

ТЫ ОСТАЛАСЬ СО МНОЙ

Мы смеемся, чтобы забыться…
У порога нового дня
Нам, наверное, счастье приснится,
Ведь душа на двоих одна.

Нас никто не призвал к ответу
В душном, потном зале суда.
В наших чувствах нет вечного лета,
Но и льдом им не стать никогда.

Как любовь оградила от боли,
И как выпита чаша до дна,
Цену страха и цену покоя
Знаешь только лишь ты одна.

Льется ночь, и никто не услышит
Наших шепотов тихий хор,
Свет, коварный, беспутный, рыжий
Нам не вынесет приговор.

Не безумия круг порочный,
Не отчаянья нервный тик
Не подавят нас хваткой прочной,
Ведь судьба – одна на двоих.

Ты осталась со мной, и Бога
Об одном лишь могу я молить:
Дай нам только терпенья в дорогу
И позволь нам ее прожить.

 

RATIO

Две половины одного меня
До головной боли
Спорят, ломая копья,
Ломаясь сами,
Заставляя кровь пузыриться
И биться в истерике.
Пугливая тень из прошлого
И вышколенный дух настоящего,
Слепая вера в фантомы
И Ratio
Ratio, Ratio!
Подлое, но надежное,
Прочное как мир,
Хрупкое как жизнь,
В которой все по логике,
Вычерченной линейкой.
Равноудаленный от прежнего «Я»,
Бросаю вызов
Как камень с горы.
А тот, рассыпаясь, влечет за собой
Поток
Мыслей, образов, оправданий…
И лучше держаться подальше,
Чтоб не быть побитым камнями
Пресловутого Ratio.
Стоит забыть себя,
Стоит научиться не помнить,
А действовать по канонам.
Не так важно быть лучшим,
Важно быть правильным.
Когда идешь молиться
За крепкий сон своей души,
Не забудь перекрестить икону,
На которой будет написано
Крупными буквами
RATIO.

 

РАЗМЫШЛЕНИЕ

Клеймить себя сомнением
И обжигаться тайной…
Клеймить себя забвением,
Искать повсюду крайних…

Бежать, хоть двери заперты
И тыкаться о стены,
В гипотенузы, катеты
Разбросанной вселенной…

Бояться, что исполнится
пророчество благое,
Бояться, что бессонница
Разрушится любовью.

И где все это видано,
И кто кому что должен?
Товаром быть на выданье?
Бессмысленно, но можно…

Найти противоядие
И отравиться снова,
Быть на последней стадии,
Пощечиной на слово…

И думать, что изменишься,
И ожидать ответа,
Когда как море вспенятся
Сарказмы и советы.

 

РАЗВЕТВЛЕНИЕ ЧУВСТВ

Разветвление чувств,
Разрушение прежних легенд.
Я их знал наизусть,
Но приходит забвенья момент.
Что осталось от них?
Да теперь уж не все ли равно?
Отзвук мыслей слепых
Как пластинка заезжен давно.

Рассуждения, бред
Душ, уставших в дороге ночной,
В даль заснеженных лет
Через город гротескный, смешной.
Улыбаюсь в глаза
Псевдо-вечным экранным страстям,
Но иначе нельзя
Воспротивиться вздорным гостям.

Эгоисты, лжецы,
Кто угодно в глазах дурака
Подожгут все мосты,
А тела их подхватит река.
Но эмоций поток
Будет злее, чем тысяча рек,
Кто с ним справиться смог,
Пусть напишет себе: «Человек».

Переменчивость «Я»
Под стеклянным большим колпаком
Даст чуть больше огня
И заставит дрожать волоском.
Но душа – не вольфрам,
Ей гораздо труднее гореть…
К черту дурь мелодрам,
Мне теперь больше нечем болеть.

 

СОНЕТ №1

Глаголам, действиям наш разум
Мы все послушно отдаем,
А в прилагательных поем
Любви заученные фразы.

И ценность всех вещей на свете
В наречиях определим,
И, покоряя «Третий Рим»,
Числительным в «десятку» метим.

Местоимение одно
Мы пьем, смакуя, как вино,
«Я» во главу угла поставив,

Бьем свою совесть между ног
И ищем завсегда предлог,
Ответственность кому-то сплавить.

 

WEB СИНДРОМ

Анонимное бешенство с недонамеками,
Строки признанных гениев стали убогими.
Чьи-то гордые «Я» лихорадочно мечутся,
Говорят, это сон, говорят, это лечится.

Эти люди застряли в тринадцатилетии,
На вопросы о смыслах давно уж ответили
И бунтуют, скучая от однообразия,
Отдавая в эфир тонны тухлой фантазии.

Электрический смех обескровлен бессонницей,
За потоком их мыслей ничто не угонится,
Нитевидные мысли сквозь сутки протянуты
И мечтается им поскорей в Лету кануть бы.

Человечность застыла в тисках левосудия,
Размахнулась указкой как сильным орудием…
И прищур, и ухмылка давно уже поняты,
А мозги, закипая, едят себя поедом.

Все найдется, лишь только поищешь старательно,
Кровь, жестокость на помощь придут сострадательно,
Отвращение стало для них вожделением,
Кто лекарство придумает – быть тому гением.

 

РАЗМЫШЛЕНИЕ (ХАОТИЧНОСТЬ)

Да, наверное, все прекратилось,
Видно, все перестало быть…
Стало быть, это мы докатились?
Стало быть, нам нужно остыть?

И простыть под трезвоном застывших
Прежних дней. Все давно не так,
А осколки их все еще дышат,
Каждый раз за знаком знак

Подают. Падают, злятся.
За что, про что – кто ж его разберет?
Разбираться, опять собираться,
Отдавая себе отчет,

Нужно ли? И если да, то что станет
С нами всеми,без всех без нас?
Не кричи, обойдемся без званий
В этот скользкий и смуглый час.

Слушать, вслушаться, но не расслышать,
Стоны, отповедь, мел бумаг…
В этом всем нужно только выжить,
Не заботясь о лживых снах.

 

НИКТО НЕ УСЛЫШИТ…

Никто не услышит охрипшего голоса,
Никто не узнает, о чем он кричал,
Лишь только рассыплются снежные полосы,
Укроют собой сиротливый причал.

Голодный, дурманящий ветер сознания
Придумал себе сто коротких легенд,
Он греет заблудшие воспоминания,
И пламя костра, как сплетение лент,

Украсит немного унылое белое
Событие в жизни сварливых людей,
Но рана на теле души застарелая
Избавит от ярких и новых затей.

И ложь, откровенно укутавшись инеем,
Своей наготою ослепит глаза
И вырвется в утро, усталое, синее,
Других соблазнять в городах и лесах.

Кому нужно слушать печальные возгласы,
Когда половина глупа и нема?
А прочие – спрятались в снежные полосы,
А прочие – скрылись в плаксивый туман.

 

СОНЕТ №2

Мой друг, поверь, мне не о чем жалеть,
Я уж давно прошел все перепутья,
Не подавившись мелочною сутью,
Я бросил подростковостью болеть.

О да, недалека уж жизни треть,
Но и мечта не загнана за прутья,
И не желаю время повернуть я,
Что ж… не успеть – так значит, не успеть.

Смириться, коль природа не дала
Мне смелости; есть ум, его негоже
Растрачивать на глупые дела.

Не стоит ждать, пока другой поможет,
Все нужно делать, рассчитав сперва,
Поняв, прибавить где, а где – умножить.

 

РАЗМЫШЛЕНИЕ

Простужены рассветы и закаты
И хочется куда-нибудь сбежать
Из бесконечно ледяного ада,
В котором стало тяжело дышать.

Звереют, с каждым днем звереют люди,
Стирает холод человечью грань,
И всюду говорят, теплей не будет,
И всюду говорят, что дело дрянь.

А ярости заложенная бомба
Готова сдетонировать в момент,
Глашатаи беды, кривляясь, с помпой,
Нас заставляют верить в happy end.

Истерика в душе сменила жалость
К тем, кто без крова коротает дни
Что делать нам, что нам еще осталось?
Лишь греться и о лете видеть сны.

 

© Дмитрий Сагайдак, 2014

 


Количество просмотров: 804