Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Художественная проза, Крупная проза (повести, романы, сборники) / — в том числе по жанрам, Эссе, рассказы-впечатления и размышления
© Аида Бабаназарова, 2011. Все права защищены
Статья публикуется с разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата размещения на сайте: 22 апреля 2014 года

Аида БАБАНАЗАРОВА

Важнейшие мысли года

Каждый день, как исповедь природы, от захода солнца, до его заката. Каждая мысль, как благословение уходящего момента. Что его сохранит, кто её вспомнит… не дано предугадать. Но память нещадная ко времени. И время избегает её беречь… Я сберегла несколько моментов их совместного творчества… Прочтите!

 

Глава 1

Все подряд… в поисках возможной мысли

Мир расслоился. Как любимое пирожное. И никто не понимает порядок слоистости. Главное запомнить, что ничто не исчезло, никуда не делось. Есть все. Но кто, на каком месте и в какой последовательности?

Мир белый
    Мир желтый
    Мир охры
    Мир шоколада

Весь мир шоколада растворен в первых трех.

Весь белый мир осел в последних двух.

Мир желтый и мир охры – два супергиганта, претендующие на лидерство  — мир арабский (охра) и мир азиатский (желтый).

Есть ещё красный мир и голубой. Но они на этом начальном этапе вне игры.

Перспектива раздела сведена к принятию своего равноправия с делением полномочий и сфер распространения.

Белый и шоколадный миры – две крайности, первые – наблюдатели и доноры, не вмешиваются. Последние – шоколадные – добытчики, начало всего сущего, имеющегося в распоряжении человечества, последняя инстанция жизни.

13.02.2011

Искусство – род самовыражения, занятия, occupation méntale, переходящее в создание материалосодержащие предметы – первичная ступень выражения человеческой души, не имеющая устойчивого положения, но отошедшая уже от чисто животной природы.

Искусство закладывает фундамент, разграничивающий животную сущность от реализации человека духовного, смысл бытия которого сводится возвращение к тому искомому началу, которое в своей неосязаемой пространственной глубине уходит к началу всех начал, архивации всех файлов с начала возникновения вселенной. Иначе говоря, духовная сущность человека мягко укладывается в состояние своей бесконечности в рамках ограниченности всего процесса бытия.

14.02.2011

Ожирение никак не связано ни с образом жизни, ни со свойствами питания, лишь с сетью взаимозависемых организмов, природу, геоположение и качества зачастую не известны обладателю, вынуждая испытывать на себе всю силу активности этих неизвестных.

****

Человеческий организм ещё слаб в отношении животной и растительной природы. Ни молитвы, ни религия не являются панацеей. Стерильность среды обитания тоже лишь отчасти снижает риск воздействия. Спорт, закаливание упрощают адаптацию, но имеют побочные эффекты – физическое развитие нейтрализует интеллектуальные нейронные расслоения, лимитируя тем самым искомое психическое развитие, необходимое для контроля над физическим телом.

Оставляя время, как единственное средство – есть лишь пассивное восприятие действительности. Вся человеческая деятельность, как таковая, способствует укреплению человеческой природы в купе.

****

Солнечные вспышки – обнаружение дефектов развития органов человеческого тела, обнаружение потенциальных заболеваний, увеличение энергетической плотности всех тканей человеческого тела. Способствует нагнетанию и выбросу аналогичной энергетической «массы» человека с последующим «ослаблением», так называемой новой точки отсчета накопления от энергии, так называемой Человеческой, но напрямую зависимой от солнечной активности, иначе говоря солнечной энергии.

18.02.2011

Вседозволенность и пофигизм – вот два блага, владеющие человечеством. Это крайние две меры наказания сознания, так злобно искушающие хрупкую человеческую сущность, сводя к нулевому «меридиану» все его длительные этапы развития, приводя человеческий облик, зависимый от чего-то более страшного, к простодушной и преданной собачей беспомощности, позабывшей, кто есть она под гнетом запретов и ограничений.

Разница человека и собаки заключается в их неумолимой схожести. Человек – это собака, собака – это человек. Но как развести эти два понятия, сохранив: человек – это человек, собака – это собака.

АIDA – родилась в год 1976. В месяце – сентябрь, 26 в ночь на 27. Её рождение не имеет отношения ни к животным китайского гороскопа, ни к зодиакам западного, ни к мифологии древних государств. По современному летоисчислению — это 1976 год, 9 месяц, 26-27 сутки осеннего сезона. Её национальность и принадлежность – человеческий человек.

22.02.2011

 

Глава 2

Всевозможные лекции

 

Лекция 1 — SINGLe

Одиночество – та ипостась человеколюбия, которая еще имеет свою нишу. Но занимать её  — всем страшно! Почему? Потому что в ней трезвость – норма жизни. Быть трезвым – это отрицание иллюзий на всех возможных уровнях, том числе любых допингов до их достижения.

Одиночество – это наука о самом себе, открывающая скрытый потенциал своих возможностей.

Одиночество не отрицает внешний мир, затягивающий своими соблазнами и возможностями, которые существует как некий общеуниверсальный вакуум опыта.

Одиночество – это осознание границ себя с другими «мирами», которые как обогащают человека, так и ослабляют его своим мощным воздействием.

Наука об одиночестве, созданная на основе психоанализа и названная латинским словом «seul», что значит одинокий, превращенная в целое направление по изучению этого явления, так едко вжившегося в социальную жизнь человека, обретшее название «seulisme» — сёлизм или доступнее «селизм».

Наука охватывает широкий спектр человеческой сущности, такие как психология, социология, философия, физиология, ряд естественных наук, как физика, химия, биология; ряд политических направлений, как геополитика; экономика; история; археология; экология; этнология; анатомия; а так же антропология; искусство и т.д.

Одиночество – как естественная склонность индивидуума в целях реализации собственного жизненного промежутка.

Наработанная концепция развития отношений между индивидуумами в последующих реализациях общественных отношений, а в особенности отношений, ведущих, к созданию потомства, является главной и самой деструктивной иллюзией человеческого сообщества. Она является доминирующей, чем ослабляет любые попытки человеческого сознания отделить себя от остального мира, в целях более глубокого познания собственной природы.

Доминирование этой концепции связано со слабой сущностью человечества в целом. Обеспечивая себе количественный потенциал, человечество справляется лишь отчасти со своей задачей выживания и эволюции.

Но действуя от общего к частному, своеобразным методом индукции, сознание человека лишь отдаленно дотягивается до сущности себя, тем самым уменьшая свои шансы не только к выживанию и эволюции, но и существованию расы как таковой.

Именно для достижения таких целей, как усиление влияние индивидуума на массы, тем самым утвердить влияние человека на человека, следует исследовать такое понятие как селизм или добуквенно — сеулизм.

В понятии seulisme существуют такие широкие аспекты, как:

1. Seulisme physique, который рассматривает автономность существования физической сущности человека. Определяет его уровень способностей адаптироваться к условиям существования вне зависимости своего местоположения, окружающей среды и условий.

2. Seulisme méntale  — этот аспект рассматривает психологическую сопротивляемость внешнего влияния на человека, выделяя и развивая его способность к интеллектуально-психическому синтезу обстоятельств в собственном восприятии, выделяя необходимое для собственного благополучия.

3. Seulisme social – этот аспект исследует соотносимость внутреннего автономного режима восприятия по отношению к внешней реально-существующей действительности со всеми существующими формами коммуникации и социальных отношений.

4. Seulisme universal – это категория исследований направлена на глобальность понятия, выходящее за рамки восприятия человека, как единицу вида живых организмов, соотносимых к жизни на земле, и ведущих к расширению понятия до универсальной единицы одной из форм существующего сознания.

Каждый из аспектов изучения направлен на расширение знаний о сангулярности человека, не умаляя его достоинств и не преувеличивая его возможностей в любом направлении его реализации. А так же снизить его уровень беспомощности в рамках сожительства с другими живыми организмами, которые обладают теми же правами к существованию, что и человек.

 

Человек. Понятие вещества

«Нельзя человека называть веществом» — так условно можно воспроизвести то отношение человека к самому себе, которое он для себя избрал. Но пренебрегая максимализмом человеческого эго, беспрепятственно можно отнести к веществу.

Что из себя представляет вещество, вытекающее в понятие человек.

1. Это материя, состоящая из клеток, имеющая несколько различных по плотности и структуре состояний.

a. Наиболее плотная материя – это кость, ноготь, волос человека. Они не имеют нервных окончаний, чем обеспечивают защитную функцию человека.

b. Наиболее функциональная материя человеческого тела – это мозг: головной и костный мозг, которые выполняют роль пульта управления всего организма.

c. Все остальные ткани служат «рабочим» материалом для обеспечения мобильности и совместимости этого вещества с другими веществами.

2. Вещество называемое «человек» физиологически, химически, энергетически напрямую связан с тем химико-биофизическим составом, свойственному всем организмам, проистекающих с планеты Земля, что определяет закрепленный за ним конкретный ареал своего обитания. Иначе говоря, вещество «человек» — это такая живая материя, которой свойственно такое понятие, как мутация, определяющее свою способность адаптации к условиям внешней среды. Следовательно, закрепленная форма вещества «человек» имеет нестабильный, склонный к молекулярному разложению характер, что изначально подвергает это вещество риску своего видоизменения, нейтрализуя любые фиксации, условно называемые «вечностью».

3. Но безусловен факт уже зафиксированного, относительно плотного состояния этого вещества, которое нельзя назвать твердым, а скорее упругим, имеющее качество сложной, резистентной к воздействию молекулы, которая защищает себя многократностью своего повторения на единице пространства, — иначе говоря «вещество человек» обрело так называемое качество полимеров.

4. Вещество «человек», зафиксированное в длительном промежутке времени, осуществляет сверхзадачу: утвердить свою форму, заполняя её инородным содержанием, охватывающее широкое пространство, не исключая ни один компонент доступной информации, во избежание дефектов формы впоследствии.

 

Человек. Инопланетянин

В своём формировании человеческий разум впитал помимо опыта определенное количество информации, деформирующей сознание человека, как землянина. Эта информация, какого она бы не была свойства, была призвана увеличить грань человеческого самосознания на фоне всего его окружающего. Условно можно это определить как психологическую внутреннюю самозащиту от внешнего влияния на нестойкое, формирующее человеческое «я».

Не смотря на длительный этап развития человечества, существование «слабого гена», определяющего саморазрушение после каждого скачка развития, не только увеличил человеческий фатализм, несмотря на его несостоятельность, но и деформировал систему его концентрации, сведя к минимуму тот изначальный энергетический заряд, обуславливающий человека, как единицу, существующую автономно. В результате факт существования человека в его собственном сознании не только подвергается сомнению, которое определяет изначальную тенденцию к самоуничтожению, но и относит себя к инопланетной форме жизни.

Это значит, что человек, чтобы с ним не происходило, нейтрализует себя, как единицу формы, существующей на земле, но упрямо определяет себя к формам пришедшим из других внеземных форм существования.

Этот вывод напрашивается не столь из-за желаемого, сколько в следствии элементарного психологического анализа.

Это психологическое смещение сути от факта, которое в корне своем имеет зачатки истины, в реальном свете является лишь временной слабостью, которую следует преодолеть, так -как если за основу брать саму основу, а не краткие промежутки времени, определенные нам для жизни, то факт жизни как таковой будет нейтрализован на нет. Следовательно, не опираясь на главное, необходимо развить иммунитет это главное обходить, находя способы к существованию из реального «текущего дня», данный нам в пользование.

Безусловно, быть приспособленным к жизни, как «паразиты», бьет по человеческому честолюбию, которое толкает оного к соблазну прикоснуться к «верховной власти», недоступной человеку ни по состоянию, ни по возможностям, следовательно, падая в бездну своей несуществующий ниши, человек был и будет вынужден цепляться за возможности и приспосабливаться к настоящему.

Настоящее, в котором человек – инопланетянин, так как, не смотря на все наработанные знания, собственное место он определяет не внутри сферы своего обитания, а за пределами, которые он не знает тем более.

Поэтому автономизация человеческого сознания, выталкивающая его с того места, которое он обязан за собой закрепить, есть своего рода испытание, в котором его сознание обязано обрести «покорность» к той действительности, которая его окружает, чтобы в последствии будучи покоренным, покорить место своего обитания для последующего собственного развития, которое предполагает иметь обе стороны своего эго – быть автономным и быть подчиненным. Это значит знать себя и своё место, уметь быть защитимым этим местом, защищать его, и в то же время иметь в себе сущность покорности, позволяющей добиваться необходимых целей и задач в динамике собственного развития, в том числе в купе с окружающей средой обитания.

 

Человек. Растение

Концепция современного человека в целом, на фоне развития концепции человека homo sapience, претерпевает переходный период, когда слабое, но уже активное сознание человечества начинает себя отделять от такого стабильного, «уютного», миролюбивого (относительно мира растений).

Сознание человека-растение настолько вжилось в современное восприятие действительности, что эта действительность кажется настолько в общих чертах приемлемая, вне зависимости её происхождения, что любое адекватное изменение в самом принципе развития человечества рассматривается как некое посягательства на человеческую сущность, что терзает умы человечества, приводя его рассудок к беспочвенной панике.

Что же из себя представляет человек-растение:

• Зафиксированный географический ареал, с устойчивым и стабильным климатом;
    • Ограниченный перечень потребностей для выживания;
    • Слабая конкурентноспособность на фоне своего развития;
    • Ограниченный кругозор восприятия;
    • Потребность во внешнем участии собственного развития;
    • Отсутствие активности в самовоспроизведении;
    • Незащищенность от мегакатаклизмов;
    • Долголетие в своих крупных и устойчивых формах;
    • Активность в поглощении углекислого газа и производстве кислорода;
    • Тотальная зависимость от химического состава составляющих их жизненную активность;
    • Ограниченный круг своего развития;
    • Физическая сезонная устойчивость, т.е. фиксированная в своих формах цикличность.

Все люди именно этими качествами и объединены. Именно этот короткий список их жизнедеятельной характеристики и определяет общую направленность человеческого сознания.

Человек – растение устойчиво фиксирует потребность человечества в таких необходимых условиях, как мир, равенство, сопереживание, справедливость, обеспеченность, комфортность и т.д.

В противовес этому существует другое направление развития человека, как человек-животное, который стремится эти условности подчинить инстинкту завоевателя-единоличника, что будет рассматриваться в следующей главе.

Человек-растение – истинный землянин в рамках своего растительного образа жизни, который своим неприхотливым и беспечным нравом «взращивает» вокруг себя хищников и потребителей» обеспечивая себе тем самым бренность и законченность своего существования, приводя в движение необходимую себе цикличность.

Иначе говоря, любая форма сознания, не являющаяся «растением», призвана поддерживать эту форму сознания, но не доминировать над ней, так как форма сознания «растение» является пока единственной адекватной формой сознания жизни на земле.

 

Человек – землянин

25.03.2011

Не удивительно себя считать землянином каждому, кто живет на планете Земля.

Но понятие «землянин» гораздо ёмче, нежели это доступно общепринятому пониманию.

Землянин имеет 5 основных характеристик:

1. Белковую структуру физического тела;
    2. Кислород как необходимый компонент поглощаемой смеси атмосферы для жизнедеятельности;
    3. Низкий уровень IQ;
    4. Тесный контакт со всеми формами существования прилегающего пространства, в том числе воздушного, водного и земного.
    5. Разреженное восприятие всех других иных форм существования (отсутствие знания о сознании как таковом, слагающее более насыщенные формы) в силу своих малых размеров и соразмерных лимитов мозга.

Всякая инородная форма прилагает максимум усилий к переселению на другие планеты, пригодные к жизни, возобновляя цикл жизненной активности на земле, но тем не менее сводя к нулю всякое усилие землян в собственном развитии.

 

Человек – хищник

30.03.2011

Видя неэффективность своего благонравного созерцания жизни, будучи растением, спасая свою жизнь пассивным высасыванием соков из земли, радуясь непредсказуемым дождям и нестабильному солнцу, человек преобразовался в активного потребителя жизненных активных компонентов:

• Территория;
    • Питание;
    • Безопасность.

Этот троичный принцип доминирует и в сознании современного человека, превращая его в более активного и более беспощадного хищника. Впитывая в себя соки всего самого неприятного, даже отвратительного и отталкивающего, все результаты своей беспомощности в мире животных, человеку ничего не осталось, как превратиться в подобное, не имея облик души человеческой, но вынужденный её исторгать из своего сознания, которое не только не дало свои зачатки, но и не имеет на него предпосылок.

Именно в связи со своей атрофированной жизнетворческой способности, человек вынужден уподобляться самым кровожадным животным, обеспечивая себе таким образом иммунитет в мире себе подобных.

Отличительными особенностями человека-хищника становится беспринципность, беспристрастность и эгоцентризм. Сводя всё своё существование к удовлетворению своих самых низменных потребностей, человек постепенно ощущает и, следовательно, начинает осознавать не только свою животную сущность, растительное богатое наследие и даже свои неживые состояния, такие как камень, вода, газ и т.д. но и зачатки нечто нового и неизведанного собственной человеческой сущности, которая их незаметно стала выводить на новый уровень своего развития – уровень первичного сознания.

Но имея ввиду многократность этого процесса, в своём становлении, человек не однажды, снимая с себя своё «человеческое», одевался в одежды «земного», более устойчивого мира, обретая мех, когти, клыки и самые изощренные способы защиты своей физической оболочки.

Оправдывая человеческий инстинкт самосохранения, прощение жертв, воин, самоуничтожения, агрессии, жестокости, насилия — всё сводится к одному знаменателю – удержаться во плоти и на земле. Две причины нашего бренного существования.

Грезя о завоевании космоса, полетах на другие планеты, доминации, человек, словно неразумное дитя, пытается вылезти из своего кокона, в котором он, как ему кажется, распространил свою власть, но вылезти из этого кокона — нет пока ни знания, ни умения.

И не осознавая своей слабости, которая тешит тщеславие этого полуживотного — полурастения, человек мнит себя тем, кем были его давно умершие предки, давно исчезнувшие с земли по той же самой причине – слепоты и тщеславия: слепоты — т. е. неспособность узреть реальность собственной сущности, и тщеславия — наслаждаться лаврами таких же трупов, каким он будет, не осознай он причины исчезновения более развитых и более светлых умов, чем его собственный.

История земли идет в обратном направлении, на убыль. Всё самое замечательное в ней всё похоронено толстыми слоями земли, всё самое развитое ушло в небытие. Нам осталось медленно доживать остатки истории и исчезнуть вместе со всем живым на земле.

Наш мозг уже не способен переработать новейшие формы энергии, чтобы улететь отсюда, у нас не хватит сил преодолеть нежелание других впустить нас в свой мир.

Неужели это естественный закат всего человечества? Именно этот факт толкает человека стать хищником, перенять всё самое стойкое в науке выживать, чтобы хоть как-то остаться, даже утеряв свою человеческую душу.

Такая пассивная трагичность не свойственна человеку. Природа вновь его преобразует в бессознательное, чтобы с честью проститься со своим великим творением – человеком.

Что останется?

Новые формы человекообразных траглатитов, ничего не имеющих общего с человеком.

Наверное, усыпив «человека» как нацию, расу, как нечто прекрасное в понимании кислорода, азота и водорода, и обретя свой облик нечто, способное выжить в условиях серы, углерода и аммиака, мы вновь выплывем на поверхность жизни, уже более просвещенными, более крепкими и менее привязанными к земле. Тогда ни марс, ни венера и в тем более другие более закрытые планеты, а там и бесконечный космос не будет казаться столь неуютным и безжизненным.

Человечество вымирает. Мозгов человека не хватит быть вне пространства и времени. Но именно из-за бренности осознанного существования, сознание к нам не являет своего могущественного лика.

Посмертной эпитафией человечества, наверное, будет таким – «умерло, не приходя в сознание».

Неудивительно, если подобный пессимистический прагматизм выведет на просторы всю агрессию человечества, приведя замерзший механизм человеческой жизни опять на какой-то период к активности.

Иначе говоря, расписание жизнедеятельности человека повторяется не только ежедневно, ежечасно, но из века в век: уходящий прогнозирует следующий – покой сменяется хаосом, хаос сменяется покоем; пока ритм «человекобиения» не станет равномерным и контролируемым.

В таком ритме жизни – каждый тиран – пророк, а каждый пророк – тиран. Вот тебе и математика этой бестолковой жизни, где ради ночлега нужно кого-то столкнуть, сместить, выгнать, а порой даже уничтожить, чтобы иметь шанс проснуться и начать новый день – полный пытки принятия сложных решений – кого уничтожить, кому позволить жить, кому «да», кому «нет», избегая сложных, противоречивых «воздержался», «не знаю», «отложим»…

Хищник это делает чутьем, инстинктом, математикой «идиота»  — «едим» слабых.

Но именно такая жизнь приводит к осознанию своей фатальной ничтожности, своего человеческого тупика – где чувства и совесть гораздо смертельней, чем любой животный акт самосохранения, потому что человек сильнее хищника, когда он «свободен», но беспомощный будучи рабом. «Рабы – не мы!»

 

Глава 3. Дедукции на тему

В подражание сериалу «Секс в большом городе»

 

Секс в маленькой квартире

02.03.2011

Никогда бы не писала ни о чём подобном. Но реальность такова, что приходится материализовывать все необходимые атрибуты жизни. Секс в том числе.

Скромная азиатская консервативная мысль не выросла до масштабов внутренней свободы комфортного и желанного секса. Всё сводится к любопытству, животной потребности совокупиться. Без эстетики восприятия, сознания философии подобного акта, даже без маломальского планирования продолжения жизни.

Я перестала допускать мысли о сексе как о нечто традиционном, о нормальном явлении жизни.

Снобистские представления о любви меня выводят из равновесия на столько, что я перестала подавать команды телу желать кого-либо.

Протест. Молчаливый протест моего либидо:

— не быть животным;
    — не быть тупой давалкой;
    — не быть механической куклой;
    — не быть беспринципной шлюхой.

Поэтому я молчу. Мое тело молчит. И даже на сильные провокации из вне мозг автоматом выдает запрет.

Но речь не об этом. А о том, как преодолеть столь плачевное положение этой пусть слаборазвитой, но необходимой «отрасли» человеческого хозяйства.

Начнем с малого. Я живу в панельном многоквартирном блоке, где образ жизни каждого так или иначе отражается на ком-то, где принцип свой — чужой негласно пока еще торжествует. Где личная не явная застенчивость приводит в движение механизм критики и подавления самовыражения. Всё это пережить на фоне итак малоразвитого объекта моего внимания, то есть секса, очень не просто.

Второй причиной подавления итак невысокоразвитого женского локального либидо, является звукоизоляция. Скрип полов, шум воды, скрип постели, эмоциональное восприятие любовных отношений, которые не столько слышны соседям, сколько эхом отдаются в сознании влюбленных, испытывая стресс от своих столь естественных действий, но столь отягощенных угрызениями совести, не позволяющей столь явное проявление свободы каждого.

Ну, и третьей причиной дискомфорта в восприятии человеческих отношений является нечеловеческая нагрузка на сознание и восприятие самого себя.

А теперь приятная сторона дела.

Какова должна быть эстетика отношений двух людей, испытывающих потребность разделить свое существование в замкнутом пространстве?

Приоритетом, наверное, должна стать способность позволить себе внутри себя то, что требует не только природа, но и что велит сознание. А точнее говоря, не полагаясь на спонтанность, знать диапазон своих потребностей и уровень их реализации.

• Скромный «перепих» никак не отразится на внешних условиях быта, но внутренний дискомфорт способен приглушить подобные вылазки;
    • Страстное влечение может удовлетворять любовников, но и создать много шуму, в последствии окажется, из нечего;
    • Или иная модель. — Планомерное, свободное от клише, развитие отношений, предполагающее свободу и потребность друг в друге одновременно. Это наиболее сложная схема взаимоотношений, но наиболее устойчивая и комфортабельная не только в плане внешней эстетики, но и внутреннего согласия с самим собой, что накладывает серьезный отпечаток на все восприятие таковых.

Начать нужно с того, что необходимо слышать прежде всего себя. Не зов плоти, а гармоничное содружество рассудительности, рациональности и желания.

Важное значение играет весовая категория партнеров, где важнее всего проявление осознания с кем ты и почему, что может объяснить самые неожиданные решения в построении отношений.

• Разница в возрасте;
    • Росте;
    • Весе;
    • Расе;
    • Национальности;
    • Материальное положение;
    • Уровне защищенности;
    • Физические различия;
    • В сфере самовыражения;
    • В профессиональной сфере;

И другие различия не редко заставляют сказать «нет» прежде, чем понять реальность и необходимость взаимоотношений, предоставляемые жизнью.

Любовь с первого взгляда, любовь до «гроба», «жили долго и счастливо»  — это не только удачный момент удачных обстоятельств, но и длительное вызревание сознания до уровня возможности подобных проявлений человеческой благодати.

Любые отношения выходят во внешнюю «политику» только после осадки таковых в голове, в способности их воспринять на личном индивидуальном уровне, где преодолеваются основные барьеры в различиях, даже возможных неравенствах, но просмотренных, принятых во внимание и согласованные со способностью выдержать ту или иную нагрузку.

 

Секс в маленькой квартире (продолжение)

06-07.04.2011

Никакая романтика не зажигается от простого желания не быть одиноким.

В любые отношения нужно добавлять много «специй», которые пусть и искусственно, но разжигают непонятную химию, толкающую на совокупление.

Эти банальности, как только не называют. И эйфорией, и влюбленностью, и сумасшествием, и даже любовью, не имея элементарного представления о чем-либо из перечисленного.

Что же такое любовь?

Помимо увеличения скорости движения красных телец в крови, повышения температуры в некоторых частях мозга, расшевеливая нервную, кровеносную и эндокринную систему, приводя в движение ленивую природу расположенную ниже пояса, это еще и идеологическое восприятие отошедшего на второй план генетически-заложенного совокупления для единственной цели – продолжить свой «человеческий» род.

Что входит в идеологию любви? Современный анализ нашей эмоционально-психической жизни развил этот вопрос в широком диапазоне в различных направлениях.

Любовь – это возвышенное, сублимированное восприятие близкого по духу человека, который не только воодушевляет, толкает и поддерживает стремление создать первичную ячейку общества, но и находит причины её развивать, добавляя к этому мужественность, лояльность, самопожертвование, понимание и терпимость.

Но отойдя от этих примитивных аллегорий, окунемся в более примитивные дебри нашего эмоционального восприятия чувств.

Желание близости, желание быть рядом, желание раствориться в своем избраннике, быть ему всем, всегда, позволять себя любить, и любить, сколько душе угодно – это тот немногий «хлам», чем обременяет себя каждая душа, стремящаяся реализовать себя во мраке любви.

И теперь, приблизимся к более земной конкретике: он встретил её, она встретила его, они, преодолевая смущение, наконец-то оказываются очень близко, едва одолевая страх еще более тесной близости, и слабость не поддаться соблазну окунуться в неё.

Первый поцелуй. Это тот момент, когда они вверяют себя друг другу, словно открывая страшную тайну своего существования. И затем, окунувшись в чувство невинного, преступившего закон, но не испытывающего раскаяния от содеянного, и тем не менее в глубине себя ощутившее легкое чувство вины, словно пьяные продолжают упиваться собственной безнаказанностью в этом нравственном преступлении  — нарушить табу собственного одиночества, ниспосланное заклятым врагом – застенчивостью.

Воображение едва всколыхнулось от подобных фантазий. Но тем не менее, великий барьерный риф между мужчиной и женщиной преодолен.

Он — славный юнец, полный жажды авантюры, скорый на выводы и нетерпеливый в обладании быстрых побед, но, тем не менее, достаточно рассудительный не опережать события, которые, словно, снежный ком – толкни и покатится, увлекая за собой огромные массы не выраженных чувств, не высказанных слов, не удовлетворенных фантазий, словно лавина, рискуя утопить под собой первые всходы его смелости обладать женщиной.

Она – застенчивый цветочек, погрязший в собственном близоруком восприятии действительности, не позволяющей видеть просторы эмоциональной выразительности в том широком ассортименте представителей сильного пола, который только и ждет зеленых маячков для активного сближения, чтобы обескуражить это неловкое создание, при всей его ошибочном представлении себя и окружающего его мира и позволить, немного варварски, но всё-таки достаточно лояльно растворить эту глухую стену между ней и миром красок.

Они встретились. Они сблизились. То были прогулки, первые скромные прогулки в темноте, где не стыдно признаться, что ты не один.

Потом уже более светские выходы по кафешкам, где смелость обретает крылья. И вот последний штрих перед финалом начальной стадии отношений – перед первым поцелуем – расставание для следующего раза, когда отпускать не хочется, но и продолжение еще не светит.

Тогда появляется этот дурацкий первый поцелуй, где они соглашаются на более интимные отношения. Пускай не сразу.

 

Первый поцелуй

Как же нужно целоваться? Как правильно целоваться, чтобы ответ на продолжение был – «Да»?

Техника поцелуя – это самое примитивное в описании отношений. Ничто не научит целоваться так хорошо, как обязательное исследование объекта для поцелуя, в поисках наиболее точного восприятия объекта для поцелуя. Комфорт, положение себя по отношению к другому, и соответственно согласие в подобном предположении партнера есть важный, порой главенствующий принцип.

Мягко, немного дерзко, не сильно влажно, не очень глубоко, но с чувством, с желанием, которое идет не из мозга к губам, а от низа живота к кончику языка, который мягко распределяет эти вихри чувств по всей территории поцелуя.

Первый поцелуй — это первое исследование половых органов, но на верхнем этаже. Иначе говоря, поцелуй мужчины и поцелуй женщины имитируют свою половую близость на нейтральной территории, не воспрещенной «полицией нравов».

Первый поцелуй — это первичная матрица, которая гравирует их будущий физический половой акт, который при верной совместимости повторяет ощущения, полученные при первом поцелуе.

Первый поцелуй мужчины и женщины не может быть легким чмоканьем или противным засосом. Ни в коем случае это не должно быть всасыванием друг друга, без дальнейших инструкций об отделении друг друга. Первым поцелуем не должен быть переброс всей слюны во «вражеский» лагерь. Что остается?

Остается легкое прикосновение губами к краешкам губ партнера, постепенное перемещение к вожделенному центру. Затем медленное, но страстное проникновение сначала в неглубокие расщелины ротовой полости, ненавязчивое исследование с многократным отступлением.

Затем, обретя гарантию доверия своего партнера в комфорте предлагаемых действий, можно исследовать возможные и доступные глубины. Это что касается поцелуя мужчины.

Женщина в процессе первого поцелуя не столь активное создание, но ответ должен быть не менее эмоциональным и страстным. Позволение себя целовать, в сочетании любопытства и доверия, вначале могут походить на пассивное принятие уст и языка партнера, даже с некоторой долей снисхождения. Но по мере овладевания её территорией, ей необходимо проявить отражение «атаки» и взятие активного образа восприятия.

Следовательно, исследование своего партнера, подобное его, будет не только ответным положительным сигналом на его «вожделение», но и равным распределением эмоционального возбуждения, которое происходит непроизвольно от подобного взаимного знакомства.

Вывод: Первый поцелуй – это пробный акт физической близости и проверка совместимости, которые дают сигнал о возможном продолжении или необходимом отступлении. Но ни первое, ни второе не определяется лишь одним первым поцелуем.

 

Что после первого поцелуя?

Ни в коем случае не секс! Хотя это замечание вряд ли кто принимает во внимание, увлекаясь игрой, которая кажется многим, не имеющая правил.

Следует запомнить следующие правила:

1. Любовь – это игра, разменной монетой которой является доверие. Чем больше доверия, тем реальней и длительней любовь.

2. Каждый любовник любит, потому что ненавидит, но доверие партнера его обезоруживает.

3. В любви не берут пленных. Открытый бой, запрещенные приемы, опустошительные войны, но всё в рамках доверительных отношений.

4. Секс и любовь не одно и то же, если люди плохо знакомы. Секс и любовь – это одно и тоже, если люди втянуты в игру по доверию.

5. Любое проявление бивалентной активности глубоко отрицается партнером, но принимается в силу слабости перед соблазном. Следовательно, идя скользкой дорогой взаимоотношений следует подстраховываться здоровым эгоизмом и экспериментировать проявление чувств по мере переваривания таковых партнером.

6. Если всё-таки наплыв эмоционально-психического проявления чувств не удалось избежать, кредит доверия возвращается гиперконцентрированными дозами проявления собственного эгоизма, которые могут нейтрализовать подавление активности партнера подобным недержанием.

После поцелуя. Лучше телефонный разговор. Встреча на людях. Алкоголь легкий. И обязательно подготовленное место для интимной развязки. Если речь не идет о свадьбе.

Никаких поцелуев на свежем воздухе и долгих прогулок. Секс должен быть ожидаемым и не переутомленным от избытка активности от него.

Встреча в людном месте должна подогреть интерес друг к другу, возбуждая воображение.

Необходимо, так же иметь средства защиты от нежелательной беременности и «инородной» секреции партнера.

Непринужденность – это то нереальное, что никогда не бывает при первом сексуальном свидании. Конечно, не обязательно, что оно следует первому поцелую, ведь после первого поцелуя может быть и второй, и третий, и долгие прогулки на воздухе, и посещение театров, кино и других развлечений. Но когда дело доходит до полноценного, пусть даже не первого сексуального опыта, читайте немного выше, он не должен быть обременен ни чем, кроме секса. Именно легкая отстраненность, но между тем активное участие обеспечивают максимальное количество очков того возможного кредита доверия, которое может стать основой зарождающихся отношений.

С чего начинается секс? Секс начинается с тепла. Тепла в глазах, ушах, дыхании, в груди, в животе, руках, ногах, внизу живота, во всём теле.

Когда человек ощущает дрожь, это еще не тепло и даже не возбуждение. Это начало тепла. Возбуждение – это переход от состояния тепла в теле до картинок в воображении предстоящего акта.

Период начала возбуждения и его апогея, когда и следует начинать любые притязания на удовлетворение, должен сочетать в себе игру с корыстным желанием физической близости, то есть возбуждение подразумевает не только эстетическое нагнетание соблазнов, но и вхождение в легкое состояние транса, которое помогает абстрагироваться и достичь наивысших оттенков желания.

«Первый секс» не требует знания Камасутры. Здесь важно ознакомиться с телом избранника, исследовать его физические и психические особенности. Конечно не примитивным методом тыка. Необходим элементарный опыт обращения с партнером в постели.

Именно этим отличается «первый секс» от самого первого сексуального опыта без кавычек. Дефлорация не есть секс, это лишь введение в эту область познания человека.

«Первый» секс  — это сознательное занятие актом половой близости ради самого акта, что большинство облекает названием «секс», но является лишь частью игры взаимоотношений под названием «любовь».

Все последующие акты в той или иной степени будут лишь повторением первого, «хождением» по одной и тоже дороге от себя к другому, от другого к себе, различия в которых будут зависеть от фантазии и потребностей идущих.

 

Кино в деталях

Если первая подобная близость страдает невнятной регидностью одного из партнеров, следует «утеплить» атмосферу. Подобная регидность вероятно проявится при первом поцелуе, поэтому необходимо, учитывая этот факт, провести время перед «самопознанием» в популярном для публики месте, где можно приятно поговорить, выпить любимые напитки и даже вкусно поесть. Любые усилители желания будут приятным дополнением к общему настрою, но не следует прибегать к «виагре», которая подобно наркотику обедняет иммунитет после выброса энергии, объемом превышающей запасы и скорость её накопления.

Скользкий момент оголения можно завуалировать отходом в ванную, возврат из которой будет уже началом «телесной дискуссии».

Важно отметить, что если не было первого поцелуя, а обстоятельства требуют начало священодейства, что по сути очень кощунственно по отношению к себе и к партнеру, и сжигает гораздо больше кредитов доверия, чем предполагает дать, то смягчить переход от себя к другому может расслабляющий массаж.

Но давайте играть по правилам. Тепло, аккумулированное перед тем, как увидеть друг друга обнаженными, помогает преодолеть незримый момент неловкости и смущения перед самой наготой.

Позже, глаз привыкает, а тело начинает входить в контакт и доверять. Но не следует думать, что на этом начинается половой акт.

Изучение тела – это процесс не скорый, требует физической выдержки и эстетики восприятия. Принять тело партнера, будь оно прекрасным или иным, требует одинакового восприятия в своей объективности.

Красивое тело желать не сложно. Но и любить его долго невозможно. Поэтому восхищение, равно как и непринятие каких-либо недостатков или отклонений от нормы необходимо исключить из приоритетов эмоционального окраса отношений как в постели, так и в быту, за исключением тех моментов, когда они играют стимулирующую роль в игре.

Восприятие тела партнера должно быть в большей степени рациональным, нежели эстетическим, но именно эстетика придает шарм рациональности. Поэтому одно другому не мешает.

 

Изучение тела партнера

Это интеллектуально-насыщенный элемент отношений, когда все органы чувств пытаются воспринять и проанализировать «незнакомца», в котором заключен объект вожделения, иначе говоря, адаптироваться к неудобствам органов осязания, в стремлении получить удовольствие.

Обострение восприятия способно исказить общую картину действа, притупляя удовольствие, тем самым нанося урон отношениям. Именно поэтому все стремятся выбрать объект внимания как можно более «совершенным» дабы продлить иллюзию удовольствия.

Но селекция – не всегда сильная сторона человека. Зачастую выбор партнера определяется более глубокими, не очевидными изначально, причинами. Именно ограниченность в выборе вынуждает развивать не пассивную избирательность, а активную адаптацию, что в конечном итоге облагораживает гуманные качества человека, развивая в нем чувство собственного достоинства.

Но вернемся к телу.

Желать прекрасное – первый этап формирования в человеке стремление к обществу, которое изначально выражается в одном человеке. Отбросив историю, начнем с элементарного желания плотского удовольствия.

Желание секса не всегда является стремлением такового. Порой это лишь недостаток жизненной энергии, которая стремится себя лишь пополнить неизбирательными приключениями, тем самым обеспечить себя «сетью» взаимоотношений для элементарной жизненной активности, не имея ввиду каких-либо конкретных отношений.

Именно этот момент зачастую является камнем преткновения в человеческих взаимоотношениях, особенно когда сетуют на «неудачу» в личных отношениях.

Отношения возникают в атмосфере стабильной «высокой» температуры не только тела и мыслей, но и атмосферы вокруг себя в общем. Иначе говоря, в «море любви» гораздо проще соединить себя с кем-то, нежели в дефиците элементарного внимания. Впрочем, и то и другое объясняет кредит жизненной активности, которым обеспечен человек, для которого он старается сделать всё необходимое, в том числе и «беспорядочный» секс.

Но вернемся к нашему культурному сексу, который выполняет функцию более возвышенную, чем простое «спаривание».

Тело человека имеет множество гиперчувствительных, среднечувствительных и малочувствительных зон.

К малочувствительным зонам относятся зоны менее всего скрываемые человеком – лицо, руки, спина, шея, ноги. Но на этих малочувствительных участках имеются слабые места, обнаруживающие высокочувствительные микрозоны, которые так же мало выставляются напоказ. Это зоны между пальцами, заднее-боковые участки шеи, веки, под подбородком, боковые зоны спины, подмышечная зона рук, внутренние стороны ног и т.д.

К среднечувствительным зонам относятся зоны, скрываемые теплой одеждой. Это схожие зоны с малочувствительными, но с разницей в том, что чувствительность средних зон обостряется к весенне-летнему сезону в связи с повышением внешней температуры. Это те же ноги, руки, средняя часть спины, верхняя часть груди, лицо, шея, щиколотки, подколенная зона ног, верхняя часть живота, передние стороны боков и т.д.

К высоко-чувствительным зонам относятся все хорошо скрываемые участки тела: грудь, низ живота, ягодицы, задние стороны верхних частей ног, легочные стороны спины и естественно гениталии.

Это поверхностный взгляд на тело. Ношение тату, сережек, пирсинга в необычных местах говорит тоже о гиперчувствительности, но в очень подавленном состоянии, близкой к атрофированности.

Первый взгляд на тело редко бывает глазами, хотя он самый точный. Большинство доверяет больше руками, запаху, губам и конечно, половым органам.

Исследование тела руками партнера дает оценку о совместимости природы касающего и принимающего касания. Если они соответствуют, то тактильный контакт становится доминирующим в отношениях. Если нет, то приоритеты смещаются непосредственно на акт близости.

Запах не является основным возбуждающим фактором, он поддерживает собственное либидо на необходимом уровне. Иначе говоря, запах партнера – это отражение уровня потребности человека в сексуальных отношениях. Обостренное восприятие запаха говорит о длительном сдерживании либидо. Низкая чувствительность запаха – о снижении либидо.

Мужское тело привлекает свое внимание в той же степени, как и женское, своей пропорциональностью, энергетической внушаемостью своего сексуального потенциала, даже при пониженном либидо, и конечно же активностью в социуме.

Любая активность уже заостряет внимание у потенциального партнера, посылая импульсы своего негласного интереса.

 

Секс в маленькой квартире (продолжение)

10.04.2011

Понятие секс следует рассматривать через микроскоп, чтобы обнаружить все краски его бренного существования. Например, краска его глубины. Долго не высказываемое подавление либидо не только начинает разрушительные войны против тела, но и собственное разрушение. Это противоречит законам природы, отвечающие нам на вопросы зачем и почему? Элементарная механика телодвижений способна вывести на орбиту такое огромное количество собственного потенциала, что её можно прописывать и как лечение и как профилактику длинного списка тайных врагов тела – болезней.

А физический простой либидо вменять как злостные нарушения движения человеческой энергетики. Но вместе с тем, опираясь на ненавязчивую логику вещей ослабить давление, как дефицита, так и чрезмерного увлечения сексуальным развитием своего физического тела, позволяя ему постигать не только философию своего существования, но и удовлетворять естественные потребности своей природы.

 

Оргазм как меч здоровья и щит иммунитета

Секс, доведенный до оргазма – можно отнести к законченному священнодействию. Но это так только отчасти.

Оргазм не является мерилом качества секса. Но он является его логическим завершением. Почему мужчина и женщина одно и то же явление проживают по-разному? По сути, они к этому подходят с одинаковыми шансами его получить и почувствовать, но работа разных отделов головного мозга вносит свою лепту в дифференсацию его достижения.

Мозг женщины, опирающийся не на логику вещей, а на эстетику восприятия, многое теряет в понимании сущности и важности отдельных сторон бытия, такие как конкретика, логика, схема и структура. В результате, теряя из виду порядок организации в существующем положении вещей, женщина акцентирует свое внимание на декорациях, сопровождающих основу, но не её саму (эту основу).

В тоже время, мужское восприятие главным образом уделяет внимание именно основе, структуре, схеме взаимодействия, но упуская из виду эстетику, точнее говоря декорацию, воспитывает в себе приземленное восприятие явлений, в том числе и секса, обнаруживая тем самым слабое место в своем восприятии действительности – слабую способность разряжать накопления сексуальной энергии, аккумулируя её в больших количествах в купе с неспособностью ею воспользоваться в полной мере.

У женщин идет обратный процесс – низкая способность концентрировать эту энергию с высокоактивной способностью её рассеивать.

В целом на этом «противоречии» построены отношения между мужчиной и женщиной, дополняя друг друга.

В связи с нестабильностью накопления и расхода сексуальной энергии весь процесс сексуальных отношений зачастую сводится к психо — эмоциональному восприятию такового и оргазму в частности. Поэтому человеческое восприятие не должно сводиться лишь к выявлению потребности подобных отношений. Как в любой науке здесь необходимо знать правила, режим и установки в проявлении интереса к этому виду жизнедеятельности.

Оргазм – это своеобразный выход в «свет» энергетического накопленного опыта. Он, этот опыт, не может быть по своей природе стабильным и однородным. Следовательно, проявление подобного явления тоже не может быть регулярно-стабильным и однородным, исключая целенаправленную практику контроля над взаимосвязью этого явления в собственной жизни.

 

Оргазм: правила, режим, установки

В оргазмах и их получении не существует жестко-установленных правил. Главное правило: энергетическая и физиологическая совместимость, которая разрешает концентрацию пучков возбудимости в их распространение по всему телу, преодолевая порог крайней нечувствительности, что, в общем, и является оргазмом.

Сущность преодоления этого порога парадоксально связана исключительно с био-ритмическим состоянием человека по отношению ко времени.

Иначе говоря, при определенных внешних условиях, совпадающие с температурами человеческого тела своими биоимпульсами, состояние оргазмического транса может быть постоянным, стабильным состоянием человеческого организма, автономно функционирующим от общего социального активного аспекта. Но именно этим он перестанет быть таковым, превращаясь лишь в расслабляющий, но тонизирующий транс. Поэтому оргазм следует рассматривать лишь с точки зрения неспособности организма, из-за несоответствующих температур тела с внешней средой, преодолеть состояние «замороженности», трансформируя его в состояние энергетической свободы тела.

Будучи более точным – оргазм требует высоких температур, лишь для собственной реализации в трансформации своего собственного состояния – беспрепятственного энергообмена тела с внешней средой обитания.

Можно предположить, что сексуальный голод, культивирующий оргазм зародился в ледниковый период, но существовал незамеченным в жарком климате. Играет роль стимулятора репродуктивности, являясь лишь скромным «музыкальным» сопровождением и естественным индикатором качественного оплодотворения.

 

Оргазм. Продолжение

В традиционных отношениях оргазм достигается в условиях энергетической концентрации, способной нейтрализовать роль посторонних объектов внимания, концентрируя его лишь на ощущении своего физического естества, то есть тела. Гарантия его получения заключается в высокой способности сознания воспринимать реалии среды как «творение божие», или иначе говоря, утонченность восприятия, как норма естествознания.

 

Глава 4. За горизонтами желаемого

 

Стабильные отношения

Ощущение комфорта во взаимоотношениях, их повторяющаяся и имеющая место динамика, ведет к привыканию, которое всё активнее вытесняет автономность, взращивая некое подобие взаимозависимости, что и обеспечивает рождение отношений между людьми, в частности между мужчиной и женщиной.

Сама зависимость не является сутью отношений, а скорее причина и необходимость, влекущая за собой ряд обязательств и обязанностей, по отношению друг к другу, во избежание дискомфорта, который является следствием усложненного «существования» уже в паре.

Но, тем не менее, этот «наркотический» аспект взаимоотношений не должен смущать своей сложностью и низкой определенностью существования в паре – это новый, еще не достаточно изученный объект социальных отношений, формирование которых зарождалось в длительных спиралевидных витках эволюции человеческой мысли.

 

Медицинский словарь

18.04.2011

Рак – зона повышенного энергетической активности, требующая всё более и более высоких температур для деления (рождения) клеток («людей», «животных», «растений»), своего рода выражение матери – земли в «своём» теле, воспроизводя собой «чрево всего сущего». При понижении температур, структура «зоны» каменеет, являя собой зону «энергетической» непроходимости, вызывая побочные явления, стагнацию крово-, лимфоснабжения, видоизменяя всю структуру жизнедеятельности организма в соответствии новообразований, что своей природой магнитного поля тела вызывает не только аномалии его функционирования, но может так же привести к летальным исходам в связи с непредсказуемым хаотичным движением энергопотоков, невольно помещая участника подобного «конфуза» в состояние психической невменяемости в течении адаптации, что за частую принимается не как состояние мощной активности, а наоборот – ослабленности организма.

Лечение: профилактику и лечение назначают малыми дозами опиума в сочетании с трансмедитационной йогой и регуляцией энергопотоков с помощью учения «Дао». Групповая терапия наиболее эффективна для достижения наилучших результатов. Терапия сексуального воздействия на очаги «поражения» с достижением оргазмического расслабления благотворно действуют как профилактика несознательной «репродуктивной» деятельности на микро уровне.

 

Черт на синем краешке неба

Жил был черт. Никого не слушал, никому не служил, никого не любил, ничего не хотел и всё время боялся жизни. Поэтому прятался там, где живых почти не было – на небе.

Каждое утро просыпаясь, он заваривал себе самый крепкий кофе на свете, впрочем о свете он имел самые смутные представление.

После того, как он с брезгливостью отбрасывал очередную зубную щетку в сторону, с тошнотворным ощущением во рту от гадкой мятной пасты, никогда не спрашивая себя почему он это делает: не то, что выбрасывает щетки, а то что чистит зубы.

Затем он врубает на полную мощность старое, полуразбитое радио, которое он нашел у старьевщика, но к которому невероятно привязался и которое слушал вне зависимости от этой ерунды, которая из него вырывалась. Это был символ сожительства, к которому он, не смотря на всё свое лояльное отношение к чертовой жизни, относился с симпатией.

Завтракал он на широченной террасе, где свободно расхаживались крысы, мыши, ящерицы, жуки, пауки, тараканы и лягушки. Они ему совсем не мешали, так как существовали в согласии с его биоритмами и никогда не попадали ему под ноги, руки и прочие его части тела.

Черт не был черным. Лишь густо покрыт волосами на макушке. Вероятно, копытообразные и с плотным шерстяным покровом были его далекие предки, как обезьяна у человека. А этот был вполне очеловеченный черт, которому не хватало лишь чувства эстетики. А в остальном он ничем не отличался от других.

Именно поэтому никто даже не подозревал о том, что он черт и рогов то у него не было. Потому как не было у него жены их ставить.

Ну а если серьезно. У черта было традиционное чертово имя Hugo Boss. Так теперь называют парфюм, как мужской, так и женский.

Да и от него им не пахло. Назвали так его отец и бабушка черти, которые страстно хотели в нём увидеть своего цивилизованного представителя.

Но не смотря на все лимиты и погрешности чертовой природы, он любил крутые тачки. И самая ходовая у него была ламборгини дьябло, которую он частенько ассоциировал исключительно с собой. Конечно, это не было то единственное, ради чего он жил, но то приятное, что сглаживало его несуразно-одинокий образ жизни. Она была… нет не черная, ни красная, ни желтая и не оранжевая. Представления человека о современных чертях жутко примитивные, поэтому никем и никогда он не был замечен.

Его машина была… Впрочем, пусть её цвет остается загадкой, чтобы лишний раз ему не досаждал.

Завтракал он обычно чечевицей. Этот странный продукт, который он до чертиков не переваривает, успешно пристрастился к его завтраку, помимо его желания. Чтобы он себе не готовил к завтраку, чечевица в том или ином виде появлялась на его столе.

Пил он обычно… молоко, словно решил уподобиться котам и кошкам, во избежание бесконтрольного выброса адреналина, который неизбежно его приводил в состояние гигантизма, которое так же бесконтрольно ломало весь его устоявшийся уклад размеренной чертовой жизни.

Его размеренная чертова жизнь заключалась в тупом наблюдении за своими чертовыми всходами хаосной жизни. Нет, он вовсе не был приверженцем тотального хаоса, так сказать радикальность была присуща лишь его слабовыраженному альтерэго, которое до того было заморочено сложностью конструкции своего существования, что окончательно придерживалось пассивной бренности оного.

Черт любил всех в равной степени, точнее говоря никого и никак. Если ему жизнь подкидывала случайно приятные сюрпризы, но только по своей ослепшей сущности, иначе говоря, ошибочно, но никогда ни от чего сознательно не отказывался. Впрочем, отказываться по большому счету было не от чего.

Все свои блага чертовой жизни он добывал собственными потом и кровью, которые если и имели место себя проявлять, то только в виде минералки и кетчупа, не всосанные организмом.

Вообще-то черт был неприхотлив. Он любил работать, хотя работа ему никем никогда не была приписана. Поэтому работал он «чертовым» воровством, иначе говоря, всю работу, что он выполнял, никогда ему не принадлежала. Он её делал в залог будущих заемов – за других, так как эти другие не умели это делать.

Мало кто знает, что живет у черта в кредит. Дом, семья, работа, отдых, деньги, путешествия, развлечения, дети и прочая ерунда – не подарок бога, как многие предполагают, а сети черта. Он дает людям всё то, в чем у него нет нужды – бренное счастье человека. Черту ни к чему человеческое счастье, ему хватает его чертовых несчастий, которыми он очень горд и коллекционирует в угоду своему непомерному честолюбию.

Его все любят, ему молятся, принимая его за бога. Именно в этом кроется его холодность к человечеству  — он терпеть не желает идиотов.

Но куда деваться, никого кроме них не существует. Приходится мириться с этим, как человек мирится с тем, что его окружают животные и растения.

У черта есть одно слабое место – он любить считать. Он считает всё, вся, везде и всегда. Сказать, что он математик – не правильно. Его любовь считать не принимает логически— завершенные формы. Это всего лишь диффузия бесформенного в количественном соотношении. Она ему свойственна по одной простой причине – счет – это вербализация его основной задачи – разряжать концентраты энергетических скоплений, которые на него действуют как мухи или комары на человека. Состояние парения в энергетических слоях, жутко «непрозрачных», но в то же время гомогенных – его обычное времяпровождения.

Интересные друзья у чёрта. Никто бы не подумал о таком широком диапазоне восприятия этого адского агнца, что по определению в корне не правильно. Он не агнец, ни божий, ни дьявольский. Он  — просто черт – очень уверенный в себе и своем существовании явление – гипотетическая математическая проекция возможного.

К его друзьям относятся архангел Гавриил, Папа римский Жан-Поль 2, королева Сиама, даже Фреди Меркури его уважил, приняв за честь от его касания. Впрочем, никто из них по сути ему другом не является. Если друг – это яхта в море, шахта в земле, воздушный шар с дыркой и пластилиновый ёж, которого лепит каждый должник этого творения мысли.

А вообще-то у черта есть любовница – Гольфстрим. Ею он наслаждается, когда ему тягостно быть одному. Он отправляется в плавание, и в бермудском треугольнике, где у него личная подводная вилла, развлекаться с этой чертовкой, которая так же способна принимать любые формы. А протяженность её и скорость – лишь отголоски её движения.

А чем занимался бог в этом беспределе, спросите вы? Наивные, какое дело богу до этой невзрачной, затертой в галактике провинции, где никто даже и понятия не имеет о сущности бога. Им достаточно черта, который в состоянии выполнить всю чертовую работу бога, не вызвав этим даже и тени сомнения о величии и могуществе отсутствующего.

Деревня. Глушь. Невежественная братия, для которых 1 % знаний черта хватит на несколько полетов и падений развития человеческой цивилизации. Да и вообще, кто они такие эти людишки? Кучка тупых, безголовых потребителей, пытающихся «поиметь» бога, как если бы он был среди них. Это самое смешное. Он никогда не опускался до такого. Обычно достойные возвышаются до его милости, но не наоборот. Наоборот промышляют только «зайцы» бесплатной «морковки». Но даже самые достойные не достигают и миллионной, а то и миллиардной доли той благожелательности, которая могла бы удовлетворить ненасытные творения небытия.

Но вернемся к черту и его чертовой жизни во плоти человека. Бог в плоти человека «не обувается» в силу своей неспособности концентрироваться до таких грубых проявлений себя. А черту это доступно в силу его низкопробной закваски. Именно по этому люди так агрессивны по отношению друг к другу в попытке межконтактного сотрудничества. Кредит, выдаваемый планетой покрывает эти издержки, впрочем, он тоже не бесконечный.

Черт не умеет общаться ни с кем, кто обладает низкопробной, легкоплавкой органической или неорганической материей. Концентраты температур от соприкосновения превышают приделы допустимой земной нормы. Поэтому селекция быта и образа жизни черта претерпевают такие высокие рамки требований, что те, кто в более менее в высокой степени освоился с природой черта, вполне живучи в земных условиях. Человек не исключение. Впрочем, именно черту следует сказать «спасибо» за тот приемлемый уровень комфорта, доступный человечеству.

Но проблема в том, что черт не смотря на все свои «добродетели» имеет огромный, чертовски неприятный недостаток – он не имеет души.

Душа черта – это такой суррогат эфирной материи, которая является экстрактом всего того, что способно делиться и размножаться в этом парнике, под названием земля. Именно поэтому, подобное сожительство развивает жесткий фатализм у всего более менее жизнеспособного.

Вот почему отсутствие бога, как такового, но вместе с тем идея о нём, безжалостно греет души землян.

Нет, конечно, чёрт не виноват в сущности своей «природы». Он  — такая же благодать как и всё прочее. Именно благодаря ему человеческая цивилизация еще существует. А стремление к богу только уничтожает её в силу её недостижимости.

Поэтому, как говорится и на безрыбье – рак – рыба.

Черт не любит кислое, горькое, соленое, сладкое и прочее. Но только пресное может его подвигнуть на принятие этих вкусов.

Он не имеет предпочтений в цвете. Он видит таким зрением, которое не определяет цвета, как что-то существенное в восприятии. Это для нас, мелких созданий – людишек, цвет имеет своё примитивное значение. На уровне чёрта имеет значение не цвет, а его способность рассеиваться. Иначе говоря, чёрт мыслит понятиями глубоко интеллектуальными с точки зрения человека. Визуализация, восприятие, осязание, чувствительность у него на том уровне, когда они являются не более клавиш на компьютере, где необходимо нажать множество раз, чтобы создать хоть мало-мальски различимую программу для осуществления той, или иной функции, вполне естественной и необходимой в повседневной жизни.

Нет, черт не программист, ни хакер, он даже не преступник. Он есть и он ест если хочет.

Если он не хочет, он не ест.

Киборг? Нет. Абсолютно. Уровень механического или электронного функционирования так же примитивно, как и ходить в туалет после слабительного.

Черт не имеет ярко выраженных возрастных категорий или пола. Способность воплощаться в разных предметах, существах и явлениях избавляет его от этой необходимости. Но, завтракая, он предпочитает запивать еду не соком, ни кровью и даже ни чаем или кофеем… Двойной виски и сигара избавляют его отвечать на этот вопрос. Но не все потребляющие виски и сигары – черти. В них есть просто что-то от него, как и во всех.

Детей он делает, но не себе и не сам. И соответственно ни растить, ни заботиться о них сам он не предпочитает. Лишь думает об этом как о нечто существующем, что ни в коей мере не должно травмировать его бездушную суррогатную душу.

Черт не любит одежду. Но одет он всегда правильно. Просто потому, что он не любит выделяться. Быть оригинальным – у него ровно столько, сколько необходимо для черта, чтобы ни с кем не допустить даже намека на смешивание. Черт – просто красавчик, если надо. Если не надо, его никто не чувствует…

 

(ВНИМАНИЕ! Выше приведено начало произведения)

Скачать полный текст в формате Word

 

© Аида Бабаназарова, 2011

 


Количество просмотров: 2135