Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Художественная проза, Малая проза (рассказы, новеллы, очерки, эссе) / — в том числе по жанрам, Драматические / — в том числе по жанрам, Художественно-религиозного содержания
© Сардор Ибрагимов, 2014. Все права защищены
Произведение публикуется с разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата размещения на сайте: 15 апреля 2014 года

Сардор Маликович ИБРАГИМОВ

Абдул

 

Деревня

В маленькой деревне N было всё, как и в других остальных деревушках. Так же по утрам женщины доили коров, а потом отправляли их на пастбища вместе с пастухом. Так же дети шли в старую школу и, не успевая дойти до нее, становились грязными – от пыли или же после дождевых луж. Так же приезжал автобус – утром и вечером, доставляя людей в райцентр по делам либо за покупками, потому как в местный магазин давно уже ничего не завозили. Работа, как и в других деревнях, кипела по сезону. Весной – посадка семян и овощей, осенью – сбор урожая. Люди тоже были здесь самые обычные. В деревне можно было встретить и добрых и злых, и учителей и рабочих, и воров и пьяниц, и стариков и молодых. Конечно, молодых было меньше всего, так как они большей частью уезжали в город – покорять его. Те же, кто оставался, помогали по хозяйству родным.

Здесь также были самые разные домики – у кого-то большие и красивые, у кого-то поменьше, старые и ветхие. По вечерам все люди шли домой, так как не было особых развлечений в деревне, и по ночам слышались ругань и песни пьяных. Все было, как у всех, но было нечто одно, что отличало жителей деревни от всех остальных – здесь никто никогда не молился.

 

Странник

В сельском милицейском участке обычно бывает тихо, да и что там может случиться, в деревне, такого страшного – лишь мелочи: бывает, корова пропадет, ищут ее и находят на другом конце села, или же соседи не поделят территорию; бывает, что и мальчишки нашкодят или алкаши подерутся между собой. Так что для лейтенанта Камала Муратова это всё было не в новость. Это был молодой парень, высокий, с карими глазами. Он родился в этих краях и всех тут знал. Конечно, была учеба в городе – даже с отличием, большой круг друзей, в котором Камал был заводилой, и девушка с самыми прекрасными глазами. Жизнь казалось бесконечной. Каждый день после учебы, а потом и работы Камал бежал на свидание к любимой, и они вместе забывали обо всем, и их мысли были посвящены лишь мечтам о создании семьи, о детях.

– Если наши дети будут похожими на тебя, они будут самыми красивыми на свете, – говорил Камал своей девушке, а та смущенно улыбалась.

Все это изменилось в один миг. Однажды Камал на минуту заскочил в супермаркет, чтобы купить минеральной воды. Встав в очередь в кассу, он терпеливо ждал, пока другие расплатятся за товар. Внезапно один паренек вбежал в торговый зал, схватил первое, что попалось на глаза, и умчался прочь. Камал, естественно бросился за ним. Что делать? Пистолет остался в машине. Камал закричал: «Стой!» и потом, неожиданно для себя, услышал выстрел. Выйдя из шокового состояния, Камал понял, что ранен в ногу.

Жизнь после этого перевернулась. Камалу выдали награду за хорошую службу и уволили, предложили после больницы работать в архиве, но он попросился к себе в деревню участковым; на том и порешили. Разговор с девушкой был короткий. Он позвал ее с собой в деревню, она отказалась, сказав, что ей надо учиться и работать и что она никогда не сможет жить в деревне. Конечно, потом были долгие разговоры по телефону, но и они со времен становились всё короче и всё реже, а со временем – и прекратились совсем.

В деревне было всегда тихо, и так же спокойно решались все житейские проблемы, за исключением тех, когда три года назад соседа Камала по имени Иван зарезали собутыльники. Много было криков в ту ночь, кричала молодая жена Ивана Анна, недавно вышедшая за него замуж. Повсюду у их крыльца были лужи крови. Бедная девушка безумно страдала, плакала и долго ни с кем не общалась. Приезжали даже следователи из райцентра. Бандитов, конечно, нашли, не без помощи Камала. Задержанные рассказали, что во время пьянки между гостями и хозяином завязался спор, в результате чего один из присутствующих достал нож и ударил им Ивана. Камалу даже вручили грамоту, которую он положил на полку для книг – так, для приличия, но в глубине души он теперь был безразличен к наградам и званиям.

Аннушка же из благодарности за поимку преступника иногда захаживала к нему и приносила то обед, то молоко, и у них завязалась дружба. Анна была невысокого роста, худенькая, с голубыми и очень грустными глазами. Камал и сам помогал соседке по дому, где она жила с матерью Полиной Николаевной. Он делал то, что было трудно женщинам, – рубил дрова, вскапывал огород, и, хотя после аварии он ходил с тростью, это ему никак не мешало в работе. Так они, деревенские жители, и жили.

Жили бы они так дальше, пока однажды не произошло одно событие. Был обычный день, и Камал сидел и разбирал бумаги. Он скучал и сегодня решил было идти домой. Но в этот момент Тимур, местный житель вбежал в участок, волоча за собой испуганного старика. Старик был невысокого роста, лицо его украшала белая борода, одежда скрывала все, кроме кистей рук. От испуга он выпучил глаза и ничего не мог сказать. Тимур не заставил ждать объяснений.

– Этот старик пытался проникнуть ко мне домой и обокрасть меня! – выпалил мужчина, крича на весь кабинет. – Я минут на двадцать отошел из дома, а когда вернулся – этот старик уже залез ко мне в дом!

Тимур так сильно орал и так смотрел на старика, что Камалу стало страшно за старого человека. Повелительным тоном Камал вскричал:

– Все, хватит, я сам с ним разберусь! А вы, Тимур, идите домой, а завтра я вас вызову!

Он буквально вытолкал здорового мужика из участка. Несмотря на то, что Камал ходил с тростью, он вообще-то был довольно крепким. Вернувшись в кабинет, где сидел старик, Камал подошел к своему рабочему месту, сел, достал ручку и бумагу и жестким голосом спросил:

– Фамилия, имя, отчество?

– Меня зовут Абдул. Я сын мусульманина, мой бог – Аллах, и его пророк – Мухаммед, – только и выговорил старик и сразу же замолчал.

– Ваша фамилия? – переспросил Камал.

– Меня зовут Абдул. Я сын мусульманина, мой бог – Аллах, и его пророк – Мухаммед, – повторил слово в слово старик.

Камал ударил по столу.

– Вы что, издеваетесь?! – он хотел было накричать еще сильнее, но в этот момент в комнату вошла Анна с тарелкой в руках.


– Здравствуй, Камал, я принесла тебе пирожки на обед, они еще горячие; поешь, пока не остыли… Вижу, ты занят, я не буду мешать. Извини, – и она поспешно вышла.

– Так, ладно, зачем вы проникли в чужой дом? – продолжил допрос Камал. – Что вы хотели украсть?

– Я не вор, я просто хотел есть. Шел мимо дома этого человека и решил попросить пищу и кров. Дверь была не заперта, я вошел и тут через некоторое время в дом вбежал этот человек, схватил меня и приволок сюда. Я не хотел ничего плохого, просто хотел поесть. – Старик чуть не плакал. Было видно, что ему стыдно.

– Откуда вы родом? – меняя тон, спросил Камал.

– Я не знаю, – ответил старик. – Родина человека там, где его дом, его семья. Я же потерял все, что у меня было, значит у меня нет родины, и я бездомный на этой земле.

Камал не знал, что делать. Он отложил бумагу и только и сумел выговорить:

– Я вынужден Вас посадить в участок на несколько суток для выяснения Вашей личности. Пройдемте в камеру.

– Да, начальник, только позволь мне взять пирожок, что принесла твоя жена, – сказал с мольбой старик.

– Она мне не жена, – сказал Камал и дал Абдулу пару пирожков с тарелки.

Старик послушно отправился в камеру, и Камал закрыл за ним дверь.

 

Новый имам

На следующий день после ареста старика Камал пришел на работу не выспавшимся, он много думал про этого старика. Откуда он? Вор ли? Если да, то почему тогда у него добрые глаза? Да и в глазах ли дело? Камал почувствовал какое-то тепло, исходившее от этого человека. Такое тепло излучают родные, но всех своих родных Камал потерял: родители у него умерли, а старший брат женился и уехал в город. Он звал его к себе, но Камал отказался; зачем, мол, брату обуза, да и работу найти трудно в городе. Хорошо, что есть соседи – Анна и Полина Николаевна, он им помает и этим немного отвлекается.

Когда Камал зашел в свой участок, то увидел старика, который стоял на коленях и что-то бормотал себе под нос. Камал догадался, что Абдул читает намаз. Его отец тоже читал намаз, когда был жив, в их в селе даже когда-то была мечеть. Но потом ее закрыли по причине, о которой будет рассказано ниже, и отец стал читать намаз дома. Камал мало верил в Аллаха и всегда отказывался от приглашений отца присоединиться к нему. Но после смерти отца он, в знак уважения, сохранил Коран и молитвенный коврик отца.

Закончив читать намаз, Абдул посмотрел на Камала и произнес:

– Ассолом алекум, добрый человек!

– Здравствуйте, – ответил Камал, садясь за рабочий стол. – Почему Вы называете меня добрым человеком? Я Вас посадил и всегда строг с Вами.

– Ты очень хороший человек! Я это чувствую сердцем. И очень умный, я знаю, что ты во всем разбираешься.

– Да, – вздохнул Камал, – если бы мне помогали… Вот, я принес Вам еды, поешьте, – и он протянул старику горячий суп.

– Прости меня, добрый человек, – сказал в ответ старик, принимая суп, – но есть вещи, которые сразу не рассказывают, требуется время. – Старик вздохнул, а Камал принялся разбирать бумаги.

Камал в тот день обзвонил все ближайшие поселки, но никто ничего не знал про старика, подходящего под описание.

На следующий день вечером Камал вынужден был выпустить старика. Он отворил решетку, старик вышел очень не спеша.

– Постойте, куда теперь вы пойдете? – спросил Камал у Абдула.

– Не знаю, сынок, туда, куда ведут глаза.

– Если хотите, вы можете пожить у меня, – предложил Камал.

– Ты доверяешь мне? – удивился старик.

– Да, я ловил много раз преступников, и они вели себя по-другому; я не знаю, кто вы, но уверен, что вы не вор. Да и Тимур не тот человек, у которого что-то можно украсть. У него, бедного, дочка тяжело болеет, приступы каждый день. Куда только родители не обращались. Деньги большие потратили – и все впустую…

Эту историю Камал рассказывал, уже подходя к своему дому. Обычный сельский дом был не очень большим ¬– жилые комнаты, прихожая с кухней, были также две спальни – та, в которой в детстве спали оба брата, и другая – где спали родители. Сейчас, когда Камал жил один, для него этот дом казался дворцом.

Дом был убран. Это Анна помогала Камалу по дому. Она чувствовала благодарность к Камалу за его помощь в поисках убийцы мужа. Они мало разговаривали между собой, но Камал всегда смущался перед девушкой, ведь она была очень красивой.

Абдулу было постелено в бывшей детской, и когда он устроился и прочитал вечернюю молитву, Камал пригласил его пить чай.

– Вот, – сказал Камал, протягивая Абдулу Коран и коврик, – это моего отца.

– Благодарю тебя, добрый человек.

– До сих пор не понимаю тех, кто углубляется в веру, тех, кто ходит в церкви или мечети, не понимаю, зачем все это?

Старик вздохнул и произнес задумчиво:

– Вера – это то, что нельзя отнять у человека. У него можно отнять богатство, одежду и даже жизнь, но веру – никогда. От веры можно лишь самому отказаться или её сменить.

– А какая тогда вера самая правильная? – спросил Камал.

– Как мусульманин я скажу, что мусульманство, – улыбнулся старик. – Но если рассудить, то любая вера правильная. Если человек обращается к Творцу, если благодарит Всевышнего за жизнь, если с надеждой просит себе лучшей доли – это чудо. И не важно, как и на каком языке он просит, у всех у нас есть один общий язык – язык сердца.

Они просидели целый час, разговаривая о жизни, и потом пошли спать.

 

***

Так Абдул жил неделю у Камала. Он помогал Камала по дому, убирал комнаты и так далее. Спустя неделю Камал решил пойти в сельский совет пообщаться с главой сельсовета Исламом Зауровичом. Этот человек слыл очень умным и уважаемым в селе. Его кабинет был не очень большим, повсюду вели картины советской эпохи. В кабинете стояли лишь стол и стул да пара стульчиков для посетителей. Сам же Ислам был невысоким, толстеньким и седым мужчиной – как и полагается начальникам. Он сидел и разбирал бумаги.

– А, Камал, заходи. С чем пришел? – шутливо спросил Ислам с привычной улыбкой.

– Да вот… – усаживаясь на стульчик, начал рассказывать Камал всю историю про Абдула. Ислам выслушал и спросил:

– И что ты теперь хочешь от меня?

– Может быть, выпишем ему какую-нибудь бумагу. Столько домов свободно – пусть живет дедушка у нас в деревне…

Ислам с недоверием возразил:

– Я слышал про этого человека – он, кажется, вор?

– Он не вор – это совсем безобидный человек, – защитил его Камал.

– Послушай, Камал, ты вроде представитель закона, а такой наивный. Наверное, они все мозги тебе промыли. Они же… – и тут зазвонил телефон. Ислам взял трубку, и голос его смягчился. – Да, да, Раис, все в силе, можете приезжать, мы обо всем договоримся. – Он положил трубку и снова обратился к Камалу: – Ладно, насчет этого старика потом поговорим. Тут дела поважнее – вот, хочу здание мечети продать.

– Вы хотите продать мечеть, зачем? – удивился Карим.

– А зачем она нужна? Вот уже лет десять никто туда не ходит, здание пустует, а так будет новый магазин, люди новые. После того, как Ибрагим перестал смотреть за мечетью, она стоит заброшенной, никому не интересна. Кстати, ты не знаешь, где Ибрагим?..

Камал пожал плечами и только и смог сказать:

– Не знаю. Бродит где-нибудь, я его недавно видел.

После этого повернулся к двери вышел с озабоченным видом.

Вернувшись домой, Камал застал Абдула за молитвой. Когда старик закончил, он привстал и поприветствовал Карима; заметил печаль на его лице.

– О чем ты печалишься, сынок? – спросил Абдул нежно, по-отцовски.

– Да вот хотят вместо мечети сделать магазин, – рассказал Камал.

Старик погладил свою белую бороду и покачал головой.

– Это очень плохо, – сказал он спустя несколько минут. – Это большой грех. А как же те люди, которые ходят молиться по пятницам?

– Если честно, туда уже давно никто не ходит. Люди не стали ходить туда, когда из мечети ушел имам.

– Он уехал? – спросил Абдул.

– Нет, тут другая история, – объяснил Камал, усаживаясь на табуретку. – Много лет назад наша мечеть процветала. Мой отец и брат не пропускали ни одной пятницы. Комнаты мечети и коридор были забиты людьми. Это все потому, что имамом был дядя Ибрагим. Он был очень грамотным, и все в деревне его уважали; он мог часами говорить об Аллахе, и часами его можно было слушать, а когда он читал суры из Корана, то сердце замирало. У Ибрагима был единственный сын Мурат – его надежда и опора в старости. Жена Ибрагима умерла, а второй раз он и не женился. Мурату было девятнадцать, когда он начал ездить в город, продавая там овощи и фрукты. В общем, помогал отцу. Ибрагим же также держал дома скотину. Как имам он часто ходил по приглашению людей по домам. Все было как обычно, пока однажды Мурат не поехал в город и там на него напали бандиты. Они забили его почти до смерти и отобрали деньги. Три дня потом Ибрагим молился. Он просил у Аллаха, чтобы тот сохранил жизнь его сыну. Однако сын умер, так и не придя в сознание. С тех пор Ибрагим ушел из мечети и больше туда уже не вернулся. Конечно, люди в опустевшую мечеть ходили сначала, но потом она совсем опустела. Ибрагим совсем одичал, его можно встретить на улице, но редко, он совсем изменился. Вместо красивого мужчины Ибрагим превратился в разбитого старика. Кто-то говорит, что Ибрагим запил, но я не верю в это. Таким старым его сделала печаль.

Камал и Абдул еще долго сидели молча. А потом Абдул попросил лейтенанта:

– Пожалуйста, отведи меня в мечеть.

Камал кивнул головой.

Они отправились к мечети и внутрь. Мечеть была небольшой, в ней было всего две комнаты. Углы и стены были покрыты паутиной. Хотя на стенах все еще висели надписи на арабском языке. Пол был очень грязным, но Абдулу это не смутило. Он положил на землю молитвенный коврик, который ему дал Камал, и начал молиться.

Сам же Камал вышел на улицу и закурил сигарету. Задумался о жизни, вспомнил детство. Вспомнил, как он с отцом приходил сюда и как отец рассказывал ему про Аллаха, учил его намазу. Потому подумал о любимой девушке – интересно, где она сейчас? Наверное, вышла замуж или до сих пор дурачит какого-нибудь очередного парня. На лице Камала появилась улыбка. Он сидел на ступеньках и молча курил.

Но все это продолжалось недолго. Вдруг Камал увидел, как толпа людей направляется в сторону мечети. Абдул между тем вышел из мечети, он закончил молиться.

– Что это? – спросил он Камала.

– Я не знаю, – ответил молодой человек.

А толпа все приближалась и, наконец, подошла к обоим мужчинам. Во главе всех был тот самый Тимур.

– Долой вора! Зачем ты отпустил его, товарищ лейтенант? – сказал Тимур.

– Он не вор. Он просто бедный человек, – попробовал защитить его Камал.

Тут люди начали кричать. Они возмущались и со злостью смотрели на Абдула.

– Посади его снова в тюрьму! – потребовал Тимур.

– Я не могу держать его в тюрьме, так как нет заявления.

– Я напишу, напишу, идем в участок! – говорил Тимур на повышенных тонах. И толпа готова была последовать за ними в участок.

Но тут вдруг всех отвлекла бегущая женщина, которая, кажется, плакала и выкрикивала имя Тимура.

То была его жена Надира. Она подбежала к мужу и что-то шепнула ему на ухо. Тимур сразу изменился в лице. За несколько мгновений грозный и строгий на вид мужчина превратился в жалостливого и слабого человека, который готов был заплакать. Ничего не объясняя, муж с женой побежали в сторону своего дома. Растерянная толпа, не зная, что ей делать, побежала за ними. Камал и Абдул присоединились ко всем.

Дом Тимура был довольно большим. Во дворе были возведены постройки для скотины, хотя в них сейчас и не было скота; двор был чист и прибран – видно, что здесь жили хорошие хозяева. Комнаты были просторными и светлыми. Заметно было, что в них недавно убирались. Мебель почти отсутствовала – но ясно было, что ещё недавно она в доме стояла. Тут Абдул вспомнил слова Камала о том, что Тимур продал все что мог – для лечения дочери. Особое внимание пришедших привлекла маленькая, по сравнению с другими, комната дома. В ней стояли кровать и небольшой шкафчик. На кровати лежала девочка, которая, видимо, была без сознания. Ее мать села около кровати и заплакала. Женщина поцеловала руки девочки и зашептала ей ласковые слова. По толпе, замершей у дверей, пролетел шепот: «Такая бедная девочка! Такая маленькая – а уже болеет…»

Абдул тихонько вышел вперед. Он подошел к больной девочке и заботливо потрогал ей лоб.

– Что он делает, пусть отойдет! – возмутился Тимур, но Абдул не стал его слушать, а продолжил свои действия. Старик открыл сумку, достал оттуда баночку с каким-то сиропом. Достал ложку и налил в неё снадобье.

Он влил сироп в рот девочки. Бредившая в горячечном сне дочка Тимура внезапно открыла глаза, упокоилась и, на этот раз уже мирно, уснула. Толпа снова зашепталась.

– Дайте мне бумагу и ручку, – сказал Абдул, и люди тотчас выполнили его просьбу. Абдул что-то написал: – Вот адрес и имя врача. Он поможет вам, – старик обращался к Надире. Затем Абдул вышел из дома. Вся толпа последовала за ним.

– Кто вы? Кто вы такой? – спрашивали люди возбужденно, перебивая друг друга.

– Я ваш новый имам, – спокойно ответил Абдул и пошел по своим делам.

 

Деревенские разборки

Несколько слов про Ислама – главы сельской управы. Он был очень жадным человеком, как полагается всем людям, занимающим высокие места. Никогда он не делал ничего, если это не сулило выгоды. Когда он работал в городе, его уличили в преступных деяниях и пытались было посадить, но, к его счастью, Ислам имел знакомых из верхушки; благодаря тем же связям его определи и в эту деревню председателем. И здесь он проворачивал разные делишки, связанные с воровством. Многие люди знали про всё, но молчали, боялись, так как были пущен слух, что у нового председателя есть криминальное прошлое. Так и жили – сельчане работали, а Ислам воровал у них.

И вот однажды в кабинет Ислама вошел мужчина в шикарном костюме, при галстуке, на ногах его блестели хорошо начищенные дорогие туфли. За ним следовали два здоровенных громилы – его охранники.

– Меня зовут Хамзат, – представился мужчина после несколько минут разговора. – Сказать честно, я деловой человек и мало говорю попросту – так что к делу. – И он начал излагать суть вопроса. Хамзат был бизнесменом, и весь бизнес его состоял в том, что он открывал магазины в маленьких деревнях и селах. Это деревня была уже третьей.

Ислам сначала смотрел на посетителя как бы свысока, как и полагается начальникам, но когда ему был протянут конверт с кучей денег, Ислам изменился в лице. Он стал смотреть на посетителя как на господина. Он тут же предложил выпить чаю, но гость собрался и ушел, за ним вышла и его охрана.

Ислам сидел и долго думал, какое же помещение можно продать. После пары часов раздумий он вспомнил про старую мечеть. Потому как Ислам приехал относительно недавно и плохо зал историю Ибрагима, и поэтому мечеть для Ислама была просто пустым помещением, которое он хотел занять подо что-нибудь, но руки не доходили. Само собой вышло, что через неделю Ислам дал Хамзату положительный ответ. В тот момент, когда Камал приходил к председателю сельсовета по вопросу Абдула, Хамзат как раз звонил Исламу. Они договорились о скорой встрече, но после этого Хамзат почему-то некоторое время не появлялся – видно, у него были дела.

 

***

C момента начала нашего рассказа прошел месяц. Девочка – дочь Тимура стала поправляться, а сам же Тимур собирался в город для лечения дочери. Отношение к Абдулу изменилось. Его больше никто не считал вором. Наоборот, все стали относиться к нему с уважением. Конечно, нельзя сказать, что Абдул стал имамом в буквальном смысле слова – для этого ведь нужно особое разрешение, но по пятницам он проводил для всех верующих намаз. Поначалу в мечеть приходило пару человек, но с каждой пятницей людей становилось всё больше и больше. Люди приходили из любопытства, но каждый, кто был один раз, возвращался снова и приводил с собой друга или брата, потому что Абдул очень красиво рассказывал о Всевышнем. Старики и зрелые мужчины в глубине души вспоминали про Ибрагима. Так же красиво и он говорил, так же спокойно и вдохновенно. И в те времена мечеть была заполнена.

В другие дни, кроме пятницы, в дом Камала толпой приходили сельчане. У кого-то болела голова, у кого-то – поясница, старик каждому назначал мази и лекарства. Все до сих пор не знали, кто же он такой, но многие между собой называли его знахарем. Камал же сначала был против того, что в его дом ходит много людей, но потом привык, да и в душе было приятно, что старик всем помогал.

В это время случилась беда в доме Анны. Ее мать Полина Николаевна тяжело заболела. У нее заболели ноги, и она слегла в кровать. Абдул приходил и приносил целебную мазь, обрабатывал ею ноги Аниной мамы. Сама девушка тоже не отходила от кровати больной. Она кормила Полину Николаевну, ухаживала за ней. Анна была очень благодарна Абдулу. Она с еще большим рвением убирала в доме Камала, стирала одежду, готовила. Абдулу очень понравилась девушка. Он незаметно наблюдал, как Камал смотрит на Анну влюбленными глазами. Да и девушка смущалась при виде Камала.

Однажды Абдул сидел на стульчике и читал книгу, Анна прибиралась в комнате. В этот момент вошел Камал, и молодые люди обменялись взглядами. Абдул с места наблюдал за ними, а потом подозвал. Они робко подошли к нему. Старик, недолго думая, спросил у девушки: «Скажи, доченька, тебе нравится Камал? Ты будешь его женой? Я знаю, что он сам не попросит тебя об этом».

Анна покраснела, ее щеки украсил румянец, она опустила глаза и едва слышно прошептала: «Да».

Камал тоже был в шоке. Ему, конечно, нравилась Анна, и он был рад ее ответу, но для него это было слишком неожиданно – так, что даже дрожь пробежала по телу.

– Приходите завтра в мечеть и станьте мужем и женой перед Аллахом, – сказал Абдул и потом вышел на улицу подышать свежим воздухом.

На следующий день Камал, Анна и еще двое мужчин пришли в мечеть. На Анне было платье, которое закрывало все тело, на голове был платок, прятавший волосы. Аблул прочел молитву на арабском, а затем велел Анне повторить за ней несколько слов:

«Ля иляха илля-Ллах, Мухаммад расулю-Ллах»*.

(*Нет Бога (заслуживающего поклонения), кроме Аллаха. Мухаммад посланник Аллаха)

И тем самым Анна приняла ислам.

– С этого момента твое имя Зульфия, – сказал старик, обращаясь к девушке.

Затем Абдул начал говорить слова, а Камал и Зульфия повторяли за ним. Так Абдул благословлял молодых на брак, так состоялся их союз перед Всевышним.

Свадьбу решили сыграть позже, после выздоровления Полины Николаевны. В тот же вечер Камал со своей женой вошли в комнату. Они дрожали и не решались смотреть в глаза друг другу. Камал не знал, что делать. Он чувствовал, как по его спине бегают мурашки, а руки невольно трясутся. Да и у Зульфии тоже было неспокойно на душе. Девушка глядела в темное окно, скрестив на груди руки, а Камал подошел к ней сзади и погладил ее волосы. Зульфия вздрогнула, резко повернулась – и их взгляды встретились. Камал и Зульфия крепко обнялись.

 

***

Каждую пятницу Абдул проводил намаз в мечети. Не только взрослые мужчины, но и молодые парни стали туда ходить. Они с восхищением и уважением слушали Абдула. Старику это очень нравилось, и он был рад быть для них учителем, как они его называли. Среди всех парней и мальчишек Абдул выделял одного парня лет восемнадцати. У того был очень красивый и звонкий голос. Именно его Абдул стал учить азану – молитве, призывающей к намазу. И вот каждую пятницу, а потом и каждый день парень по имени Алишер призывал людей к молитве.

В одну из пятниц Абдул познакомился с бывшим имамом Ибрагимом. Был прекрасный солнечный день. Алишер призвал людей к молитве. Мечеть была почти полной. В этот раз и Камал пришел на намаз. Ему было очень интересно и любопытно. Да и после свадьбы он стал по-новому относиться к жизни. В жизни его появился смысл. Он обрел счастье.

После намаза, когда люди начали уходить, Абдул заметил у двери одного мужчину с бородой. Тот выглядел жалко, лицо его было худое, глаза грустные, и он все время смотрел в землю. Все уходившие мужчины походили к нему и здоровались, подавая обе руки в знак уважения. Так же сделал и Камал, а на вопросительный взгляд Абдула парень произнес: «Это Ибрагим». Камал кивнул головой в знак того, что понял. Тут Ибрагим тоже собрался уходить. Абдул окликнул его, но Ибрагим то ли не услышал, то ли сделал вид, что не услышал, но даже не остановился. Абдул быстро пошел за ним.

– Постойте, пожалуйста, – позвал Абдул Ибрагима. Тот заметил нового имама, ускорил шаг и побежал. Абдул побежал за ним. Он проследовал за Ибрагимом до ветхого, заброшенного дома на краю деревни. Казалось, что этот дом был когда-то красивым, но по причине того, что за ним никто не смотрел, сейчас смотрелся печально. Абдул постучал в дверь, но та оказалась незапертой, и старик вошел в дом. Дом практически рассыпался, известь падала на землю, стены были черные, мебель старая и сломанная, по комнате была разбросана одежда. Ибрагим сидел в углу.

– Кто вы, что вам нужно? Уходите прочь! – сказал он, вставая с места и прогоняя старика.

– Послушайте, я должен поговорить с вами, – быстро проговорил Абдул. – Я не сделаю вам ничего плохого.

– Уходите! – закричал Ибрагим и побежал, чтобы наброситься на Абдула. Может быть, старик был сильным или, может быть, бывший имам был слаб, но когда Абдул толкнул Ибрагима, тот упал и, лежа на полу, заплакал.

Абдул же сел на слегка поломанный стул и через несколько минут заговорил:

– Было время, когда я не верил в Аллаха. Я сам чувствовал себя Аллахом. Я работал хирургом и знал, что от меня зависит жизнь других. Я делал операции и даровал людям жизнь. Все мои операции проходили успешно. У меня было всё: работа, деньги, дом, семья и дети. Я чувствовал себя на высоте. И так должно было продолжаться всегда… Но вот однажды случилось нечто, что изменило всю мою жизнь. Однажды вечером я пошел в ресторан со своими друзьями… Мы веселились, выпивали, в общем, делали все, что делают друзья при встрече. И я, конечно, отключил телефон. Когда я опять включил мобильник – после ухода из ресторана, то позвонил жене сказать, что еду домой. Но на звонок ответил чужой человек. Он сообщил, что моя жена попала в больницу с ножевым ранением… И я помчался в больницу. Это потом я узнал, что грабители проникли в наш дом. Жена звонила мне, но телефон был недоступен… Они не пожалели никого. Дети погибли сразу, – голос у старика задрожал. – Жена же была еще жива, когда ее доставили в больницу. Ее привезли в мою больницу.

В это время в дом забежал Камал, который услышал рассказ старика и побледнел от потрясения. А Абдул продолжал:

– Я твердо решил делать операцию. У моей жены было кровотечение. Я провел ту операцию, которую делал до того тысячи раз, думал, что все обойдется, все получится. Но она умерла… Все кончилось для меня в тот день. Я пил – и пил много, думал о смерти каждый день. Для меня все перестало существовать. Все от меня отвернулись… Каждый день меня мучила совесть. Почему я не был рядом с ними в тот момент, почему отключил мобильный телефон? Почему я не смог как надо провести операцию, почему она умерла?

В конце концов я остался один, без друзей и коллег. И с работы я ушел.

Я думал, что алкоголем залью свое горе. Я пил много и каждый день. Но все становилось только хуже. Я продал свой дом по частям и в конце концов остался на улице. Ночевал на скамейках и на холодном асфальте. Сначала, когда было тепло, все было нормально, но когда наступили холода, жить стало хуже. Я замерзал, и вот однажды в самую плохую погоду я очень сильно замерз, и холод пробирал меня до костей. Я упал на землю и подумал, что умру, и потерял сознание. Очнулся я уже в теплой и удобной комнате. Меня подобрал добрый человек – один мусульманин по имени Али. Этот человек выходил меня. Он дал мне вторую жизнь. Целых два месяца я потом жил у Али. Помогал ему в доме и по работе. Он стал мне братом. Именно он привел меня в мечеть. И там я углубился в ислам. Братья-мусульмане научили меня всему. Мне сказали, что мои родные не умерли, потому что есть жизнь после смерти, моим близким сейчас хорошо – ведь они рядом с Аллахом. И груз упал с моей души! Мне стало легче! Я получил второй шанс в жизни и смог общаться с моей семьей. Каждый раз в своих молитвах я, поднимая ладони, вижу их лица.

Абдул вытер слезы, стекавшие по его щекам, встал со стула и направился к дверям. Остановившись у выхода, он повернулся и сказал:

– Веру нельзя отнять у человека. – И ушел, направившись в сторону мечети.

Камал последовал за ним.

Абдул вошел в мечеть и сел прямо на пол. Спустя некоторое время начал молиться. А в то время у входа в мечеть стала собираться толпа. Нет, люди сейчас шли не молитву. Пока Абдул был у Ибрагима, Ислам сообщил одному человеку, что здание продано. По мере того, как люди узнавали об этом, они отправлялись к мечети, и вскоре случился небольшой бунт. Ислам подъехал к мечети на дорогой машине. Он вышел, а за ним из машины вылезли Хамзат и двое его охранников. Толпа людей дружно встала на защиту мечети, не давая никому пройти.

– Послушайте, это все напрасно, я продал мечеть на законных основаниях! – Ислам поднял бумагу и потряс ею, но толпа как будто это не услышала. Люди кричали, бранились и кидались на прибывших. Хамзата это злило, он думал, что его вот-вот побьют, но охранники этого не допускали.

Председатель же к мечети не подходил, видно, боялся. А Хамзат через несколько минут окончательно разозлился и стал пробиваться через толпу. Охранники тоже пробились, один из них даже достал оружие, и толпа остановилась.

Хамзат зашел в мечеть быстрыми шагами. Он был зол, как зверь, готовый разорвать свою жертву. Он вошел – и вдруг увидел старика, молившегося и повернувшегося к дверям спиной. Хамзат резко подошел к Абдулу и заглянул ему в лицо. И внезапно изменился… Глаза его округлились от удивления, гнев сменился растерянностью. Хамзат узнал этого человека. Время для него остановилось. Он больше не слышал шума и криков на улице. Когда-то давно у Хамзата тяжело заболела мать. Ей нужно было делать срочную операцию, и именно Абдул тогда спас бедную женщину. В те дни Хамзат поклялся, что всю жизнь будет благодарен доктору.

Все время, пока люди бунтовали, Абдул молился, и даже не повернул голову в сторону Хамзата. А тот опомнился, развернулся и пошел прочь из мечети медленным шагом.

– Послушайте, этот человек совсем не мулла! – говорил тем временем Ислам, стараясь перекричать крики людей. – Как вы можете судить о человеке, не зная его? Он…

– Пойдемте отсюда, мы уезжаем – сухо сказал Хамзат, подходя к машине и садясь в нее.

– Постойте, а как же строительство магазина?! – поразился Ислам.

– Мы построим его в другом месте, – ответил предприниматель.

– Как в другом месте?!

– Я сказал – в другом месте! – прокричал Хамзат, когда машина уже тронулась с места.

Председатель так и остался стоять на месте в совершенном недоумении, как вкопанный. Толпа тем временем постепенно расходилась. Камал подошел к Абдулу, и они вместе пошли домой, в полном молчании.

 

***

На пятничный намаз пришли все мужчины села. Мечеть была полной, и даже Абдул почувствовал волнение – никогда раньше он не выступал перед таким количеством народа. Это волнение смешалось с радостью, потому что мечеть была вычищена и отремонтирована на деньги Хамзата, который также пообещал, что весной начнется строительство новой мечети. На мулле было белое одеяние, и он светился, как ангел. В мечеть сегодня пришли и председатель, и Хамзат, которые сумели договориться о постройке магазина в другом месте. Они сели рядом с Камалом, переглянулись и тихо поздоровались. Камал был счастлив, что все у него получилось. Мать Анны поправилась, и свадьбу сыграли шикарную; сейчас молодые ждали пополнения.

В этот момент в мечеть вошел человек, который сразу привлек внимание людей. То был Ибрагим. Он вошел очень тихо. Прошел вперед. Все мужчины уступали ему место, но Ибрагим уселся подле Абдула. Тот, не переставая говорить, посмотрел на Ибрагима и приветствовал его кивком, улыбнувшись. Мужчины сидели на коленях и молча слушали муллу. Абдул негромким и красивым голосом говорил:

«Приходите в мечеть чистыми внутри и снаружи! Надевайте чистые одежды, и пусть ваши мысли будут чисты. Мы мусульмане – эта вера учит нас тому, что мы равны, поэтому никогда не гордитесь перед бедными. Как бы вы ни были богаты, всегда помните, что есть люди богаче вас: это не повод для гордости, а повод для благодарности Аллаху. Разделяйте с другими свою радость и чужую беду, потому что однажды другой разделит с вами его радость и вашу беду. Как в мечети вы сидите рядом друг с другом, так и живите всегда рядом, не разделяя людей по положению, возрасту и полу. Никогда ни перед кем не стойте на коленях и не ставьте никого другого на колени – этого достоин только Аллах. Будьте счастливы и гордитесь своей верой, потому что мы – мусульмане!»

Затем прозвучал азан, и мужчины, как и миллионы других мусульман во всем мире, начали молиться.

 

2014 год

 

© Сардор Ибрагимов, 2014

 


Количество просмотров: 1188