Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Художественная проза, Малая проза (рассказы, новеллы, очерки, эссе)
© Алексей Мальчик, 2014. Все права защищены
Произведение публикуется с разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата размещения на сайте: 31 марта 2014 года

Алексей Юрьевич МАЛЬЧИК

Агентство «Селена»

Рассказ посвящается жителям Крыма, определившим свою судьбу.

 

1

Мужчина вел автомобиль с уверенность опытного водителя, аккуратно проезжая по набережной на небольшой скорости. Из приоткрытого окна «Audi» между синим сводом неба и водным простором Черного моря он видел ослепительно белые вершины громадных облаков. На морской поверхности стремительно вырастали и, круто обрываясь, падали могучие, кипящие волны. Беспрерывный гул резкого ветра и ухающие раскаты беспокойного моря пугали стаи чаек, которые с пронзительными криками кружили в поднебесье. Вдали открывался чудесный вид на горные склоны, утопающие в зелени сосен, буков и зарослей можжевельника. Однако хорошо знакомый морской пейзаж почти не привлекал внимание сидевшего за рулем мужчины. Задание заказчика им было выполнено, и в Алуште его ничего больше не задерживало.

Оставив позади причал с городским пляжем, многочисленные пансионаты, кафе и рестораны, серебристый автомобиль свернул с улицы Набережной на Октябрьскую и постепенно начал набирать скорость. Благополучно объезжая машины мужчина вскоре оказался в районе санатория «Алуштинский», окруженного тенистым парком из вечнозеленых кипарисов, пальм, кедров, магнолий и лавровых деревьев. Неожиданно зазвонил мобильный телефон.

– Гена, привет! Это Сервер, – послышался в трубке приятный мужской баритон. – Как твои дела? Не помешал?

– Сева? Рад слышать, – обрадовался водитель, узнав своего друга детства. – Я сейчас в Алуште.

– В Алуште? – переспросил мужчина.

– Да, ты же знаешь мою работу, – ответил Геннадий с некоторой досадой в голосе. – Одной дамочке показалось, что ее муж-бизнесмен зачастил сюда. Вот она и наняла меня, чтобы я последил за ним. Но я, наверно, ее разочарую: любовницы никакой не обнаружилось, все встречи мужа были чисто деловыми.

– Гена, а в Симферополь ты сегодня вернешься? – спросил Сервер обеспокоенно. – У меня есть к тебе одно важное дело.

– В Симферополь, если не будет пробок, я вернусь часам к трем. Можешь сразу подъезжать ко мне в офис.

– Хорошо, договорились. Счастливого пути!

– До свидания, Сева. Увидимся.

Быстро проехав вереницу живописных улиц и заправив «Audi» на ближай-шей АЗС, Геннадий выехал на оживленную трассу Алушта-Симферополь. В лобовом стекле его автомобиля мелькала широкая извилистая дорога, которая была окружена цепью невысоких горных хребтов, большими полями виноградников и зелеными холмами, покрытыми хвойными и лиственными деревьями. Навстречу «Audi» с шумом и свистом проносились автобусы, легковые машины и троллейбусы. Порывы сильного ветра пригибали вершины деревьев, высаженных вдоль трассы, и в ответ раздавался их возмущенный ропот. На небосклоне неподвижно застыло майское солнце.

Вдоль трассы временами возникали поселки с придорожными кафе и ресторанами, небольшими магазинами, рынками и автозаправками, церквями и мечетями. Все это мало интересовала Геннадия, который, не останавливаясь, продолжал свой путь, то увеличивая скорость, то сбавляя ее на опасных поворотах.

Как в калейдоскопе, промелькнул эффектный Ангарский перевал с грозными горными массивами Чатырдага, поражающими своей величавой красотой, размахом крутых обрывов и высотой сияющих вершин. Промчавшись мимо шикарных особняков и коттеджей, серебристая «Audi» достигла Симферопольского водохранилища, растянувшегося на много километров вперед. Находясь больше часа в дороге, Геннадий, наконец, выехал из поселка Марьино, и оказался у стелы-указателя «Симферополь» с изображением здания в виде железнодорожного вокзала.

Симферополь был родным городом Геннадия Скворцова: здесь он родился, окончил школу, получил юридическое образование. Оставив в 2006 году службу в милиции, в которой он проработал оперативником восемь лет, Геннадий открыл частное охранное агентство. Над названием агентства бывшему милиционеру пришлось долго ломать голову, пока в энциклопедии ему не попалось звучное имя «Селена», которое носила одна из древнегреческих богинь. Помимо самого Скворцова, в учреждении трудились еще три человека – два бывших сотрудника правоохранительных структур и девушка-секретарша. Виды деятельности агентства «Селена» за годы работы мало чем изменились. Клиентам, как правило, предлагались услуги телохранителей, охрана инкассаторов и кассиров, сопровождение деловых встреч, туристических поездок, установка систем видеонаблюдения, оперативно-поисковые и следственные действия на месте преступлений.

Недавно Геннадию исполнилось тридцать пять лет. Это был атлетически сложенный, широкоплечий мужчина среднего роста. Его немного угловатое лицо с высоким, подвижным лбом имело крупные, резковатые, но правильные черты. Большие, красивые карие глаза, подчеркнутые густыми бровями, выражали большую внутреннюю силу и решительность характера. В коротких светло-русых волосах Геннадия уже начинала пробиваться седина. Несмотря на внешнюю жизнерадостность, кажущиеся уравновешенность и уверенность в себе, внимательный наблюдатель заметил бы, что не все гладко в жизни этого мужественного человека. В его глазах порой появлялась затаенная грусть, а на лице читалось едва уловимое уныние.

К одежде Геннадий относился совершенно равнодушно: обычно он носил джинсы, какую-нибудь однотонную рубашку и полуспортивную куртку. Когда того требовали обстоятельства, Скворцов надевал бронежилет и брал с собой огнестрельное оружие.

 

2

Охранное агентство «Селена» находилось в центре крымской столицы, на улице Кирова. Совсем неподалеку от него, на той же улице, высилось здание Украинского музыкального театра, которое соседствовало с ухоженной, украшенной цветочными клумбами площадью Ленина и неоклассическим зданием «Уксоцбанка» с тосканскими колоннами на фасаде.

Агентство занимало двухкомнатную квартиру на первом этаже пятиэтажного жилого дома. Фасад офиса был облицован крупными светло-коричневыми плитками, а над входом, к которому вела широкая бетонная лестница, виднелось название из объемных световых букв синего цвета.

Директор и двое сотрудников агентства разъехались по делам, и молодая секретарша – темноволосая, симпатичная девушка – явно скучала. Последние полчаса она просматривала журналы мод, а теперь, достав зеркальце, начала поправлять макияж.

В этот момент входная дверь открылась, и в приемную вошел высокий, статный мужчина средних лет. Секретарша невольно залюбовалась его красивой европейской внешностью. У посетителя были густые темно-каштановые волосы и аккуратно подстриженные усы, тонкие, благородные черты лица с запоминающимися, выразительными глазами синеватого оттенка. Эффектная, подобранная со вкусом одежда дополняла общее впечатление: на нем были голубая рубашка с коротким рукавом, белые приталенные брюки с черным поясом и черные лакированные туфли.

– Добрый день, девушка! – приветливо поздоровался мужчина. – Меня зовут Сервер Булатов. Геннадий еще не вернулся?

– Геннадий Алексеевич скоро должен быть, – ответила девушка, поднимаясь и быстро убирая зеркальце в сумочку. – Он мне звонил, предупреждал, что вы можете подойти. Проходите в кабинет, пожалуйста… Может быть, сделать вам кофе?

– Не откажусь, девушка. Спасибо, – с улыбкой сказал Сервер, и вошел в комнату, расположившись на широком бардовом диване для посетителей.

В последний раз Булатов заходил в охранное агентство около полугода назад, и достаточно хорошо помнил скромно обставленный кабинет: два рабочих стола с компьютерами, шкаф с документами, железный сейф и большую реалистическую картину с горным плато Бабуган-Яйлы, висевшую на стене.

С Геннадием Сервер дружил еще со школы. Несмотря на различия в характерах, разный жизненный уклад и прошедшие годы, они сохраняли близкие дружеские отношения. Семья Сервера вернулась в Симферополь из Самарканда в начале 1980-х годов, при жизни его деда Ибрагима – участника Великой Отечественной войны, служившего в авиации. После распада Советского Союза Булатов, получивший экономическое образование, занялся со своими родственниками коммерцией. В Симферополе ему принадлежал магазин турецкой одежды с отделом сувениров, в котором продавались ювелирные украшения, вышивка, изделия из дерева и керамики в крымскотатарском национальном стиле.

Минут через двадцать в офисе появился уставший после дороги директор агентства.

– Геннадий Алексеевич, вас ждет посетитель, о котором вы мне говорили, – сообщила секретарша.

– Прекрасно, Яна, – сказал Скворцов, входя в кабинет. – Приготовь нам две чашки черного чая с конфетами.

Прикрыв за собой дверь, Геннадий крепко обнял своего старого друга и присел рядом с ним на диван.

– Почти месяц не видел тебя, Сева, – сказал он оживленно. – Где ты пропадал? Чем занимался?

– Чем и всегда, – спокойно ответил Сервер, – ездил в Стамбул за товарами. А как ты сам? С сыном общаешься? Сейчас ему, наверно, лет десять?

– Да, в этом году Сашка перешел в четвертый класс, – в голосе Скворцова послышались грустные ноты. – Ты же знаешь, что после нашего развода, он живет с матерью в Ростове-на-Дону. Последние два года мы с ним, в основном, общаемся через Интернет, по «скайпу».

– Значит, живешь по-прежнему один, – сказал друг с сочувствием. – А ведь милая девушка все время рядом, чаи и кофе падает, когда только пожелаешь.

– А, это ты про мою секретаршу, Яну? – усмехнулся Геннадий. – Она у меня работает полгода. Честно говоря, как-то не хочется связываться… Вот один из моих напарников – Арсен, тот, по-моему, только о девицах и думает. Звоню я ему однажды, часов в десять утра, на сотовый. А вместо него женский голос: «Что вам надо? Кто вы такой?» Потом Арсен трубку берет, объясняет: «Это моя сестра, Геннадий Алексеевич. Не обращайте внимание». Долго он от этой «сестры» отделаться не мог, даже номер «мобильника» сменил. Она и к нам приходила – его разыскивала… Но у тебя, Сева, все по-другому: патриархальная семья, трое детей, жена занимается домом и в твои дела не лезет. Нам, русским, этого не хватает.

– К сожалению, у меня тоже не все хорошо, – сказал Сервер, помрачнев. – Ты же помнишь мою сестру Камалию и ее сына Рустама?

– Помню, конечно, – подтвердил Скворцов, – что-нибудь случилось?

– Да. Как ты знаешь, три года назад в автокатастрофе погиб муж Камалии, – начал рассказывать Булатов, стараясь скрыть возрастающие беспокойство и раздражение. – С тех пор Рустам совсем отбился от рук, будто шайтан в него вселился… Парня давно бы выгнали из университета, если бы я постоянно не улаживал его проблемы. Он – любитель развлечений, ночной жизни. Недавно этот бездельник увлекся азартными играми, ночи проводит в подпольном казино. Домой возвращается под утро в невменяемом состоянии. Бедная сестра вся извелась, не знает, что с ним делать. А он пользуется ее слабостью, все тащит из дома, продает, чтоб было на что играть. Последнее время племянник ходит угрюмый, замкнутый, вроде бы боится чего-то… Как бы не произошло какого-нибудь несчастья! Поэтому я и пришел к тебе, Гена, попросить о помощи. Может быть, ты или твои ребята незаметно последят за ним? Вы могли бы защитить Рустама, если дело дойдет до угроз.

– Ну, что ж, это можно устроить, – понимающе кивнул Геннадий.

Он хотел задать другу несколько уточняющих вопросов, но не успел: Серверу позвонили на мобильный телефон.

– Извини, Камалия звонит, – пояснил Булатов, взяв трубку. – Алло, Лия… Не плачь, объясни в чем дело. Рустама похитили? Не может быть! Получила записку с угрозами… Успокойся, Лия, я сейчас приеду… Гена, ты ведь работаешь до шести? – спросил Сервер, торопливо вставая.

– О чем речь, Сева, не переживай, – заверил Геннадий расстроенного друга. – Ты всегда можешь на меня рассчитывать.

– Я еще вернусь, Гена, – сказал на прощание Сервер, в большом волнении покидая офис.

 

3

Геннадий держал в руке обычный листок белой бумаги с напечатанным на компьютере текстом ярко-красного цвета. Он внимательно перечитал записку второй раз:

«Ваш сын Рустам в наших руках. Он должен нам 700 баксов. Если вы не заплатите за него выкуп, то никогда не увидите сына живым. Вас будет ждать наш человек в красной кепке, в темных очках с густой черной бородой.

Вы должны быть 15 мая, в 19.00 в десяти метрах от указателя села Скалистое. Позвоните связному на номер: 0 50 551 80 81».

– Как любезно с их стороны, – мрачно прокомментировал Скворцов, – даже номер сотового сообщили. Но телефон, скорее всего, краденый и мало, что нам даст… Ну, и как поступим? – спросил он, посмотрев на Сервера и Камалию, сидящих в его кабинете. – Я бы сразу задействовал милицию. Тем более, что в Симферопольском отделе МВД у меня есть хороший знакомый – капитан Куличенко, – предложил Геннадий, не дождавшись ответа.

– Нет-нет, только не милицию! – воскликнула Камалия сквозь слезы. – Эти негодяи могут узнать, и сразу убьют моего мальчика… Гена, не надо милиции!

Геннадий с состраданием взглянул на старшую сестру Сервера, которая была в молодости настоящей восточной красавицей, яркой брюнеткой с длинными, волнистыми волосами. Жизненные утраты и переживания за непутевого сына сильно изменили ее: она казалась преждевременно постаревшей, измученной и беспомощной.

– А ты, что скажешь, Сева? – обратился Геннадий к другу.

– Не хотелось бы впутывать милицию, – согласился с Камалией Сервер. – Может быть, как-нибудь обойдется. Я думаю, Рустам, действительно, им должен денег. Не хочется огласки, лучше я заплачу выкуп.

– Хорошо, вам виднее, – сказал Скворцов с сомнением. – В любом случае Лии в Бахчисарайском районе делать нечего. Завтра в Скалистое поедем мы с тобой, Сева, и мой напарник… Олег на этой неделе работает на деловой встрече в Севастополе. Остается Арсен, сейчас я ему позвоню… Арсен, это ты? – спросил Геннадий, набрав номер мобильного.

– Нет, я его сейчас позову, – ответила какая-то девушка игривым голосом. – Арсенчик, котик, тебя к телефону.

– Я вижу, что снова не вовремя, – заметил Скворцов с иронией. – Только не говори мне, Арсен, что это твоя очередная сестра. Я им уже счет потерял… Ну, ладно, завтра нам предстоит важное дело. Будь в офисе в пять часов. Все понял?

– А как же, Геннадий Алексеевич, – ответил Арсен несколько смущенно. – Я так соскучился по работе, хотел вам сам звонить. Но отвлекся – соседка неожиданно за солью забежала.

– Хорошо, Арсен, – улыбнулся Геннадий. – Мой привет соседке. До завтра!

Следующий день принес Геннадию и Серверу много забот и тревог. Сначала вместе с Арсеном Гаджиевым они тщательно обсудили возможный план действий. Затем, чтобы обезопасить себя, все трое под верхнюю одежду надели бронежилеты, а Скворцов и Гаджиев на всякий случай вооружились пистолетами Макарова.

До села Скалистое серебристый автомобиль доехал минут за двадцать – осталось еще сорок минут до назначенного времени. Старинное село расположилось у подножья горных хребтов с неровными, скалистыми очертаниями, на правом берегу быстрой, полноводной реки Бодрак. Недалеко от села, над окрестной долиной, четко вырисовывался известняковый массив пещерного города Бакла. Но Серверу, Геннадию и его напарнику было не до созерцания природных красот. Они чувствовали немалое волнение и были сосредоточены только на предстоящей встрече с одним из вымогателей.

Геннадий остановил «Audi» на обочине дороги, у высоких яблоней, метрах в ста от столба с указателем. Местом, откуда велось бы наблюдение, сотрудники агентства выбрали заросли орешника и бересклета на противоположной стороне. Без пяти семь Сервер позвонил шантажисту.

– Ждите меня в указанном месте, – приказал Булатову басовитый, специально измененный голос.

Через бинокль Геннадий видел как из-за небольшого зеленого холма, вышел человек, соответствующий описанию. Мужчина, похожий на европейца, был одет в синий спортивный костюм, красную кепку, на нем были крупные темные очки и накладная черная борода. Скворцову показалось, что за холмом прятался сообщник связного. Однако все прошло благополучно: между мужчиной и Сервером состоялся небольшой разговор, потом незнакомец взял конверт с деньгами и быстро исчез.

– По-моему, вопрос решился, – сказал Булатов облегченно, когда их автомобиль был на пути в Симферополь. – Они обещали, что Рустам завтра вернется домой.

– Слишком уж как-то все просто, Геннадий Алексеевич, – заметил Гаджиев, проводя рукой по коротким, редеющим волосам.

Скворцов тоже разделял опасения напарника, но, не желая огорчать друга, произнес вслух:

– Да ладно тебе, Арсен. Это ведь тебе не роман Агаты Кристи. В жизни все бывает гораздо проще.

 

4

Было десять часов утра. Никаких новых заказов не поступало. Геннадий спокойно сидел за своим рабочим столом, просматривая по Интернету новостные сайты. Он уже собрался заглянуть в электронную почту, как вдруг в кабинете появился Сервер Булатов. Чувствовалось, что Сервер провел бессонную ночь и был угнетен какой-то свалившейся на него проблемой.

– Доброе утро, Гена! – сказал он устало. – Хотя для меня оно совсем не доброе… Оказывается, эти подонки и не собирались возвращать Рустама! – в гневе вспылил Сервер. – Они окончательно офонарели, держат меня за дойную корову! Мало того, что эти ненасытные скоты вымогают у меня деньги, так они уже угрожают расправой моим детям! Ты только посмотри, какую мерзость они мне прислали, – добавил он, передавая новую записку Скворцову.

Записка с напечатанным ярко-красным текстом была следующего содержания:

«Ты заплатил нам слишком мало, чтобы получить племянника живым, а не порубленным на куски. Ты должен нам еще 3000 баксов. Если сообщишь в милицию, то можешь попрощаться со своими тремя детьми – они будут зарезаны.

Место встречи прежнее. Приезжай 18 мая, в 19.30. Позвонишь на номер: 0 50 551 80 81».

– Ну, что я могу сказать, Сева, – вздохнул Геннадий, покачав головой, – это типичная тактика криминальных отморозков. Как это ни печально, но аппетит приходит во время еды. Один раз ты им заплатил, и они будут вымогать все больше. Нужно сразу положить этому конец, – и он без промедления набрал номер по городскому телефону. – Девушка, вас беспокоит Геннадий Скворцов – директор охранного агентства «Селена». Соедините с капитаном Куличенко, пожалуйста.

– Я вас слушаю, – прозвучал властный голос мужчины, привыкшего отдавать приказания.

– Привет, Егор. Это Геннадий. Как твои дела?

– Нормально, работаем.

– У меня есть к тебе большая просьба. У моего хорошего друга два дня назад похитили племянника, Рустама Эмирова 1989 года рождения. Похитители держат его, по-видимому, рядом с селом Скалистое. Встреча с вымогателем назначена на завтра, в 19.30.

– Хорошо, Гена. Я и двое моих подчиненных поможем тебе задержать преступников. Детали обговорим при встрече.

– Я твой должник, Егор. Счастливо! А сейчас, Сева, твоя очередь звонить, – сказал Геннадий. – Набери номер шантажиста, и поговори с ним так, будто ты загнан в угол и очень боишься похитителей.

– Алло, это вы? Вам звоню я, Сервер, – голос Булатова прерывался от кажущегося волнения и страха. – Я, я на все согласен, только не убивайте Рустама… И, очень прошу, не трогайте детей. Я все сделаю, если надо продам магазин, займу денег… Да-да, конечно, я приеду, я буду один.

– Отличная работа! – похвалил Скворцов друга. – Я знал, что у тебя получится. Ты еще в школе блистал в самодеятельности. Жаль, что ты не стал актером.

– И кто же, тогда кормил бы мою семью? Какая-нибудь греческая муза что ли? – насмешливо спросил Сервер. – Так ты уверен, что мы поступаем правильно?

– Совершенно уверен, – решительно заверил Геннадий. – Нам просто не оставили выбора. А теперь, дружище, отправляйся домой, ты совсем измучен. Все решит завтрашний день.

 

5

Сервер, Геннадий с Арсеном и трое оперативников приехали на место встречи больше чем за час до времени, назначенного преступниками. Автомобили были оставлены ими за высокими лиственными деревьями, в трехстах метрах от столба-указателя. Булатов остался присматривать за машинами, а сотрудники агентства и милиционеры расположились в засаде, скрывшись за густыми зарослями орешника, облепихи и бересклета.

Закатное солнце начинало уходить за горизонт. В природе ощущалось напряжение перед предстоящей грозой. Столь же неспокойны были и участники операции, готовые к самым решительным действиям. Было душно, в воздухе не чувствовалось даже легкого дуновения ветра.

Действуя по плану, в 19.25 Сервер позвонил вымогателю и сообщил, что ждет его на условленном месте. Однако, когда человек в красной кепке и темных очках, ничего не подозревая, вышел на дорогу, то понял, что совершил непоправимую ошибку.

– Игры в крутых парней закончились, – хладнокровно сказал Геннадий, сорвав с преступника приклеенную бороду, и направил на него пистолет. – Отвечай, где вы держите Рустама? Или вы убили его и продолжаете вымогать деньги?

Внезапно при лучах заходящего солнца Скворцов увидел, что за зеленым холмом блеснуло дуло обреза. Реакция бывшего оперативника была мгновенной: увлекая за собой связного, он упал на землю ничком. В это самое мгновение раздался выстрел, и над головой Геннадия просвистела летящая пуля. Не поднимаясь, Скворцов выстрелил в сторону холма. Выбежавший из укрытия лейтенант Султанов также открыл ответный огонь. Между ним и преступником несколько минут продолжалась перестрелка. В результате лейтенанта один раз задело пулей, а стрелок был убит выстрелом в голову.

– Ну, теперь ты понял, мерзавец, что бывает с теми, кто оказывает сопротивление, – грозно сказал капитан Куличенко, надевая на шантажиста наручники. – Где заложник? Где твои сообщники держат его? Говори, пока цел!

– Его прячут в доме, за тем склоном, – ответил связной испуганно, указав руками в сторону зеленого холма, за которым виднелась одна из горных вершин.

– Ладно, веди нас! – приказал капитан резко. – И смотри у меня, без глупостей!

Следуя за своим проводником поневоле, капитан Куличенко, Скворцов и его товарищи медленно продвигались вперед по горному склону. Подъем был непростым и занял не менее получаса. К тому времени совсем стемнело, и над горами взошла неполная луна, тускло освещавшая окрестности. Тяжелые тучи проносились по небу, закрывая собой звезды. Кое-где, на каменистой почве, выступали низкие кустарники и коренастые деревья, отбрасывавшие мрачные, зловещие тени. Усилилась гроза, между вершинами гор одна за другой сверкали молнии и раздавались оглушительные раскаты грома. Сильный ветер развевал волосы и трепал одежду путников, которые, несмотря ни на что, поднимались все выше и выше.

Оказавшись на вершине склона, Геннадий, капитан и другие участники операции увидели большое ущелье, на дне которого стоял одинокий дом, окруженный высокими деревьями. Во всех окнах дома горел свет, что снижало возможности осуществить освобождение неожиданно. Спуск в ущелье был крутым и узким, но это мало беспокоило сотрудников агентства и милиционеров. Они спустились на дно по очереди: прыгали и скользили вниз, не задумываясь, прочно ли стоят под ногами камни и крепко ли держатся кусты, за которые хватались руками.

Подойдя ближе к дому, сотрудники агентства и оперативники шепотом договорились о дальнейшем плане действий. Гаджиев и два лейтенанта, держа наготове оружие, на некотором расстоянии друг от друга затаились за деревьями. Капитан Куличенко, Геннадий со скованным наручниками шантажистом осторожно подошли к входной двери. Скворцов громко постучал.

– Андрюха, открой! Это я, Ловкач, – сказал вымогатель, к виску которого был приставлен пистолет.

– Где ты шлялся, козел? – грубо спросили за дверью. – Шлюху снял что ли? Бабки-то принес?

– Да, бабки у меня.

Как только дверь открылась и стала видна физиономия преступника, капитан дважды ударил его милицейской дубинкой по голове. Оглушенный ударами мужчина тут же рухнул на пол.

– Это милиция, дом окружен! Сдавайтесь! – крикнул капитан.

Вместо ответа из соседней комнаты прогремело два выстрела. Одним из них Куличенко был ранен в ногу. В свою очередь Скворцов, ориентируясь по звуку, сделал наудачу несколько выстрелов.

– Хватит! – послышался голос из комнаты. – Не стреляйте. У меня нет больше патронов. Я сдаюсь.

Войдя в комнату, капитан и Геннадий увидели, что на полу сидел полуодетый, лысый мужчина, который зажимал рукой рану на груди. В другом конце комнаты, на кровати лежал сильно избитый, изможденный юноша со связанными руками и ногами.

– Так-то ты отблагодарил мать и дядю за их доброту и любовь к тебе, – с осуждением сказал Скворцов Рустаму, разрезая ножом крепкие веревки.

– Простите, дядя Гена, – жалобно простонал молодой человек, и по его щекам потекли слезы.

– Ну, бог с тобой, – сразу смягчился Геннадий. – Ты и так достаточно наказан за свою глупость.

После того, как все задержанные были закованы в наручники, милиционеры тщательно обыскали дом. В погребе они обнаружили незаконно приобретенные автомат Калашникова и два пистолета Макарова, а также триста граммов героина и полкиллограмма марихуаны. Как впоследствии выяснилось, в ходе совместной операции милиционеры и сотрудники агентства задержали дважды судимого наркодилера Глеба Пинчука и его сообщников.

По решению суда подпольное казино было закрыто, а члены банды наркоторговцев осуждены и получили значительные сроки тюремного заключения. Раскаявшись в своей беспутной жизни, Рустам поклялся близким взяться за ум и никогда больше не повторять совершенных ошибок.

 

***

В Симферополь пришел июльский зной. Но в большом доме Сервера, расположенного в пригороде, было тенисто и прохладно. Красивый пятикомнатный дом тонул в яблонях, персиковых и грушевых деревьях, виноградных лианах, кустарниках айвы, смородины и малины. Дом был обставлен в восточном стиле, комнаты украшали турецкие и азербайджанские ковры с причудливыми розетками и цветочно-растительными узорами.

В тот день Сервер праздновал свое тридцатипятилетие, и в доме постепенно собирались гости: его родственники, друзья и хорошие знакомые. Когда Геннадий со своей секретаршей Яной подъехали к гостеприимному дому хозяина, Скворцов вновь услышал знакомые ему с детства фразы на крымскотатарском.

– Къыйметли Сервер, догъгъан куньунуз хайырлы олсун! (Дорогой Сервер, поздравляю с днем рождения!) – говорил молодой родственник Булатова, торжественно вручая ему красиво упакованную коробочку. – Сизге бахт, сагълыгъ ве мувафакъиетлер тилейим (Счастья вам, здоровья и успехов).

– Аджайип, бахшыш ичюн сагъ ол, кадям (Чудесно, спасибо за подарок, брат), – ответил Сервер, пожав руку молодому человеку. – Хош кельдинъиз! (Добро пожаловать!) – Увидев друга, идущего под руку с молодой, привлекательной девушкой, он искренне обрадовался: – Хорошо, что приехал не один, дорогой. Проходи к столу.

В саду накрыли праздничный стол с большим блюдом плова, горячими чебуреками, голубцами, халвой, фруктами и ягодами. Гости по очереди произносили тосты в честь юбиляра.

– Я знаю Сервера с детских лет, – начал Геннадий, поднимая бокал красного вина. – Он – большой труженик, прекрасный семьянин и любящий отец. Хочу пожелать, чтобы ничего больше не огорчало его в будущем, и впереди у него были только светлые и счастливые моменты в жизни!

– Спасибо, Гена, – улыбнулся Сервер. – И тебе тоже всего наилучшего. Главное, чтобы все наладилось в личном плане. Но я вижу, что ты уже активно взялся за дело.

– Да, ты совершенно прав, – сказал Скворцов, и посмотрел на Яну долгим, глубоким взглядом – взглядом, который бросает мужчина на любимую женщину.

 

© Алексей Мальчик, 2014

 


Количество просмотров: 1106