Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Критика и литературоведение, Литературоведческие работы / Публицистика
© Олжобай Шакир, 2014
© ИА «24.kg», 2014
Дата размещения на сайте: 27 января 2014 года

Олжобай ШАКИР

Бекташ Шамшиев о том, почему критики не критикуют

Литератор и журналист размышляет об изменениях в обществе, которое испытывает дефицит духовности.

Впервые опубликовано на сайте ИА «24.kg» 20 января 23014 года

 

— Не кажется ли вам, что мы становимся свидетелями такого тревожного явления в обществе, как дефицит литературы и культуры? Если нехватка витаминов в организме вызывает те или иные недуги, то духовное голодание приводит социум к деградации. Как избежать последнего в нашем слишком политизированном обществе?

— Действительно, наше общество напоминает пациента, в «истории болезни» которого зафиксирован не один, а целый букет недугов. В подобных случаях возникает риторический вопрос: можно ли излечить его с помощью «духовных снадобий», иными словами, с помощью художественного слова? Да и примет ли наше «лекарство» сам «больной»?

Пока мы увлеченно занимались политическими играми, другие страны в поте лица работали, подняли свою национальную экономику. Так, Монголия за это же время в несколько раз увеличила свой ВВП, политические реформы аратов сейчас удивляют многих, возможно, скоро и их тоже поставят нам в пример.

Мы же с первых дней независимости ломаем голову над тем, как обустроить свою жизнь, ищем пути выхода из кризиса. Наше общество испытывает дефицит морально-этических ценностей, повальное увлечение «первоначальным накоплением капитала» изменило людей. Культ денег и товарный фетишизм для многих становятся чуть ли не нормой, жизненной целью, а интеллект, ум отходят на второй план. Мир художественной литературы не притягивает к себе представителей нового информационного общества.

Не будем забывать, что переход от одной формации к другой, кардинальное изменение общественного строя — это всегда болезненный процесс. Нам, кыргызам, на пороге прошлого столетия шагнувшим прямо в коммунистический строй, минуя капитализм, адаптация к новым рыночным отношениям дается с трудом. Широко афишируемые реформы идут черепашьими шагами, социально-экономические перемены происходят со скрипом. Словом, романтические ожидания первых лет независимости уступили место политической апатии, неверию.

Но, как известно, природа не терпит пустоты, и когда под мощным воздействием новых экономических отношений исчезают вековые морально-этические институты, оживают давно канувшие в Лету рудименты патриархально-родового строя. Родоплеменное деление, маниакальные поиски чистокровных особей из числа титульной нации, возвеличивание своего рода, принижение других, помпезные празднества, открытая демонстрация богатства в то время, когда более миллиона трудоактивных граждан страны вынуждены скитаться на чужбине в поисках заработка, вдобавок к ним инфантильная молодежь с меркантильными интересами — таковы наше сегодняшнее общество, наш народ, давно уже потерявший свою пассионарность и в глубине души ожидающий сказочной помощи извне.

И вот мы с тобой ломаем голову над тем, как лечить наше общество, сгодятся ли на такое благое дело художественные тексты. Парадокс, но мы хотим коммунистической литературой учить детей, живущих при капитализме. У них другие ценностные ориентиры, другие взгляды, резко отличающиеся от идей прошлого.

Мне кажется, у общества есть спасительное средство, оно само может излечить себя.

— За годы независимости в КР интерес к книгам ослабел, и, когда я вижу наспех состряпанные книги на кыргызском языке, у меня возникает желание все их оптом отправить в макулатуру. Может, это вас задевает как критика, но убежден: книжный рынок заполонила откровенная халтура, и если бы она подверглась жесткой критике, то, возможно, это повлияло бы на качество литературы, и тогда произошел бы переход от количества к качеству. Почему разошлись литература и критика?

— Кстати, при социализме халтуры тоже было предостаточно, но на страже художественного слова действительно стоял боевой отряд литературных критиков. А сейчас халтуре фантастически везет, ей дали полный простор: кому не жалко денег, может сколько угодно выпускать книг. Кто-то из критиков подался в науку, кто-то — в политику, заниматься нужной, но неблагодарной работой никто не хочет. А ведь критика для литературы — это своеобразное зеркало, без нее невозможен самоанализ, а при отсутствии такой важной части треугольника, как писатель — читатель — критик, грани истинных и мнимых ценностей могут стираться, в такой ситуации обычно процветает псевдолитература, свидетелями чего мы с вами и являемся.

В наших книжных магазинах я что-то не припомню встреч читателей и авторов. Писатели еще не научились рекламировать свои творения, раньше при социализме такой проблемы вообще не было. Вот мы говорим о кризисе национальной литературы, но это состояние должно способствовать поиску нового, критическому пересмотру предшествуюшего. Да и, несмотря на кризис, в магазине полно красиво изданных собраний сочинений. Назову авторов некоторых из них.

Отрадным культурным событием можно считать выход восьмитомников наших культовых мастеров художественного слова — Чингиза Айтматова и Тологона Касымбекова. Другой признанный классик нашей литературы К.Акматов выпустил семитомник, увидели свет избранные произведения О.Даникеева, С.Джусуева, О.Султанова, Р.Рыскулова. Пожалуй, на этом и остановлюсь. Простой перечень авторов займет немало места.

Новый роман К.Акматова «Архат», оказавшийся в центре дискуссий, вызвал у читателей живой отклик, разнополярные мнения о книге никого не оставили равнодушным. Роман переведен на английский язык. Европейские читатели, надеюсь, с достоинством оценят новаторское произведение.

А что касается массовой литературы, то она вправе жить наряду с истинными художественными ценностями. Меня же больше волнует трагическая судьба нашей литературной критики. Сегодня забытая всеми, оказавшись где-то на задворках художественного процесса, мне кажется, она ждет своего звездного часа.

— Не кажется ли вам, что наши правители не уделяют внимания насущным проблемам образования, или они хотят управлять необразованными людьми? Если бы книгу как интеллектуальный товар освободили от налогообложения и она подешевела, тогда, возможно, число читателей увеличилось бы, ведь сейчас многие не покупают книг из-за дороговизны. Многие выбирают килограмм мяса, не так ли?

— Об этом не раз уже говорили, но вряд ли правительство согласится на подобное предложение, ведь сформировать бюджет — архиважное дело. А вот изменит ли такое государственное решение ценовую политику, сказать трудно, есть интересы издателей, книгораспространителей, неприбыльным делом никто не хочет заниматься.

Не стоит забывать и о возможностях Интернета, безбрежное пространство которого еще должным образом не оценено нашей пишущей братией. К сожалению, кыргызских авторов там крайне мало.

— Многие считают, что кыргызский не стал языком науки, политики, экономики в силу своей неразвитости. Скажите, а какой язык в одночасье стал функционировать как подобный инструмент? История показывает, что языки развитых народов стали таковыми не за несколько лет, на это ушли века. Язык развивается лишь тогда, когда становится языком художественных произведений, гуманитарных наук, когда расширяются его возможности.

— Расскажу известную историю. До середины XIV века писать на английском считалось чуть ли не дурным тоном. Все образованные люди говорили и писали на французском, наряду с ним функционировал и латинский. Жители острова, покоренные несколькими европейскими народами, говорили на разных языках. Церковным языком, естественно, служил латинский, делопроизводство велось на французском. Потомки германских переселенцев, возможно, и мечтали о развитии своего родного языка, но до появления гения Джеффри Чосера никто не отваживался сделать его общенациональным средством общения. Как представитель образованной части населения Д.Чосер в совершенстве владел несколькими европейскими языками. Взяв за основу лондонский диалект, он изложил свои мысли на прекрасном английском языке. То же самое можно сказать и о творчестве А.Пушкина. Блестяще владевший французским, он творил в своей родной стихии.

Таких примеров немало, все они говорят о том, что родной язык развивается благодаря таланту, его стараниями устная бытовая речь поднимается до вершин литературного языка, создающего новую культурную среду.

— Нечто подобное должно произойти и с кыргызским языком?

— Да, все мы любим свой родной язык, но гордость за него приходит к нам, когда мы сталкиваемся с истинными образцами, которые позволяют увидеть все богатство художественной палитры. В этом я убедился, прочитав в прошлом году вариант «Манаса» в изложении Сагымбая Орозбакова. Увидев увесистую книгу, я долго не мог приступить к чтению. Но один случай помог мне. Помнишь жаркие дискуссии по поводу скандального варианта Жайсан Умот уулу «Айкол Манас»? И вот после посещения двух собраний я решил прочитать десять томов эзотерического варианта, чтобы понять, почему новая книга разделила ученых на два лагеря. Терпения добраться до конца не хватило. Разочаровавшись, я с большой радостью прочитал эпос в изложении Сагымбая Орозбакова.

Всем, кто действительно хочет знать и любить свой родной язык, советую прочитать именно эту книгу. Это великое произведение, созданное гением, не зря вокруг этой книги скрещивалось столько судеб, полных драматизма и трагедий. Я до сих пор хожу под впечатлением.

Почему я об этом говорю? Все мы любили и часами могли слушать Салижана Жигитова, редкого человека, умного, честного, глубокого, самокритичного. Одно время он жил мечтой об издании образцовых текстов кыргызских авторов. Найти в общем потоке истинные творения довольно трудно, это под силу немногим. Однако признанные образцы художественного слова, оригинальные тексты помогли бы служить ориентиром для многих. Может, найдется когда-нибудь в Кыргызстане глубокий знаток языка и подготовит подобное издание? Я надеюсь.

— Вам не кажется, что в журналистике сейчас слишком много полуграмотных людей? Когда по ОТРК читают новости, особенно прогноз погоды, мое кровяное давление поднимается от возмущения. Я уже не говорю о переводе текстов рекламных роликов. Когда же мы прекратим издевательство над своим родным языком?

— Журналистика в нынешних условиях — самая востребованная профессия. Она быстро приспособилась к изменившимся обстоятельствам. В условиях билингвизма, а это очень жесткая среда, кыргызской журналистике волей-неволей приходится состязаться с конкурентом, входящим в группу «тяжелой весовой категории». Сейчас все, кому не лень, критикуют наших кыргызскоязычных коллег. Грешен, я тоже бросил несколько стрел в их сторону. Если бы наша критика помогла исправить положение, то сейчас мы говорили бы исключительно об успехах, но чуда не произошло. В чем же суть проблемы?

В пробелах школьного образования, в косметических изменениях программ обучения в вузах. Сегодня от журналиста требуется высокая скорость подачи новостей. Кто не успевает, тот выбывает. От журналиста требуют, чтобы он был в курсе мировых событий, владел перипетиями местной политико-экономической, социальной жизни, все это он должен преподнести раньше и лучше других.

Поэтому подготовка журналистов становится проблемой национального масштаба. Пока же кыргызскоязычная журналистика уступает неравному сопернику, но творческое состязание с ним закаляет ее, выводит на новые просторы. Требуется определенное время, чтобы наши собратья по перу подтянулись, ибо в рыночных условиях только безжалостная конкуренция определяет сильнейших и достойных.

 

Олжобай ШАКИР

 


Количество просмотров: 966