Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Художественная проза, Малая проза (рассказы, новеллы, очерки, эссе) / — в том числе по жанрам, О животных
© Кадыров В.В., 2007. Все права защищены
© Издательство «Раритет», 2007. Все права защищены
Произведение публикуется с письменного разрешения автора и издателя
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Опубликовано: 18 ноября 2008 года

Виктор Вагапович КАДЫРОВ

Я и мои собаки

Из жизни собак – добрый рассказ-очерк из сборника «Коровы пустыни»

Из книги: Кадыров Виктор. Коровы пустыни. — Бишкек: Раритет, 2007. — 280 с., илл.
УДК 82/821
ББК 84 Р7 ‒ 4
  К 13
ISBN 978‒9967‒424‒55‒5
К 4702010201‒07

 

В детстве у меня не было ни собаки, ни кошки. До пятилетнего возраста я жил вместе с родителями в небольшом домике – пристройке к дому, хозяином которого был брат мамы дядя Коля. У нас с ним был общий двор, где на цепи сидел Джек, сторожевой пес, в предках которого были овчарки. Его редко отпускали погулять с привязи. В основном зимой, когда мой брат Володя, старше меня на восемь лет, привязывал к Джеку санки и тот с удовольствием катал детей.

В квартирах, где мы жили позже, мать строго запрещала держать животных, ссылаясь на вездесущую шерсть, паразитов и всевозможные болезни, гнездящиеся на собаках и кошках. Хотя нами, детьми, постоянно предпринимались попытки протащить незаметно домой какую-нибудь бездомную кошечку. Животное мылось, кормилось и выставлялось обратно на улицу.

Начав самостоятельную жизнь, я тут же обзавелся симпатичным черненьким котенком, превратившимся вскоре в роскошного, без единого пятнышка, бархатного красавца. Калям, как мы назвали кота в честь литературного персонажа братьев Стругацких из «Миллиарда лет до конца света», был преданным созданием. Мы часто с женой выезжали в горы по выходным дням, и коту приходилось терпеть тяготы походной жизни. Калям бежал за нами по горной тропе, рискуя стать добычей парящих над нами орлов и соколов. На бивуаках он нес дозорную службу, взобравшись на ближайшую ель. К палатке он спускался, лишь изрядно проголодавшись. Мы потеряли его через два года, уехав на месяц отдыхать на Иссык-Куль и доверив заботу о коте соседям. Не выдержав долгого отсутствия хозяев, Калям, видимо, отправился на наши поиски. Больше мы его не видели.

После Каляма у нас еще были коты. Я привык к тому, что это домашнее животное достаточно прохладно относится к хозяевам, позволяя им лишь заботиться о себе, не особо реагируя на призывы и попытки привлечь кошачье внимание. Кошка – животное само в себе.

Однажды мне подарили щенка пекинеса. Это был кобелек с довольно трудным характером. Микки не любил детей и всегда норовил куснуть тянущуюся к «живой игрушке» ручку ребенка. Страсть к собакам противоположного пола затмевала все его чувства. С Микки невозможно было пройти по улицам без поводка. Завидев вожделенную подругу, он сломя голову мчался ей навстречу. В такие минуты Микки не отзывался ни на какие команды и забывал собственное имя. Приходилось часами отлавливать его по подворотням. Поэтому, когда в очередной раз мы тщетно проискали это любвеобильное создание в течение дня и не нашли его, мы вздохнули с облегчением.

А потом у нас появился Сильвер. Он был дворняжкой, но кто-то из его предков был пуделем. От него Сильвер перенял веселость характера, игривость и послушание. Он с удовольствием бегал за мячиком, плавал в Иссык-Куле и был компанейским псом. К сожалению, чумка, ужаснейшая собачья болезнь, забрала его у нас.

Говорят, что эта страшная болезнь потом гнездится в течение нескольких лет там, где жил больной пес. Так это или нет, но две следующие наши собаки погибли от нее в молодом возрасте. Каждая потеря приносила глубокую боль в сердце, и я сказал себе, что больше я не буду заводить себе четвероногого друга.

Но судьба распорядилась иначе. Из очередной поездки в Москву жена вернулась не одна. Света привезла в маленькой корзиночке месячного щенка немецкой овчарки. Джейн, или попросту Джейка, сразу поразила нас своей смышленостью, в ней текли благородные крови чистой породы.

На прогулке собака постоянно держала нас в поле своего зрения, оглядываясь и держа контроль над хозяевами. Играла она только с нами, полностью игнорируя существование других собак. Если какой-нибудь пес, возбужденный видом Джейки, подбегал к ней познакомиться, наша красавица тут же отгоняла его возмущенным лаем.

Джейн всегда вызывала симпатию у посторонних людей. У нее были выразительные умные глаза. Я удивлялся ее любознательности и сообразительности. Все ей было интересно. Джейка на лету понимала, что от нее хотят и тут же выполняла команды. Без особого труда вскоре она знала, все что положено знать воспитанной собаке. Порой, глядя на смышленого щенка, я думал, что если развитие собаки будет идти такими темпами, она освоит человеческую речь, а, возможно, и заговорит.

Конечно же, этого не произошло. Но наша собака многое понимает из человеческой речи и тонко различает оттенки, передающие настроение. Взять хотя бы такой случай. Я никогда не учил Джейн приносить тапочки. Однажды, решив проверить ее сообразительность, я, войдя в квартиру, показал ей на тапочек и попросил принести его. Собака, поняв команду, выполнила ее. Ей это очень понравилось, и с тех пор Джейка встречала нас у двери с тапочком в зубах.

Как-то, прогуливаясь, мы с Джейн добрались до собачьей площадки, куда моя племянница Аня водила на обучение дочку Джейки – Дели. Я решил проверить свою собаку. Мы прошли с ней всю дистанцию. Джейн успешно выполняла все команды. Взбиралась на лесенки, прыгала через барьеры и круги, ходила по бревну, перепрыгивала через канавы. Единственное препятствие, которое она отказалась брать, был какой-то туннель, через который надо было ползти на брюхе. Ползать она умела, но в туннели было тесно и темно, а самое главное – страшно, и Джейка наотрез отказалась в него идти.

Самолюбие Ани, моей племянницы, было слегка задето: она три месяца водила свою собаку на площадку, пока та стала выполнять то, что Джейка сделала с первого раза!

Ощенилась наша собака лишь раз в жизни в возрасте двух лет. Я упоминал, что Джейн не выносила общества других собак. Но я думал, что в период течки ее настроение переменится и она благосклонно отнесется к ухаживаниям какого-нибудь лохматого друга. Но я глубоко ошибался.

По исполнении Джейн двух лет мы с женой решили, что собаке пора познать радость материнства. Был выбран достойный пес – огромная черная овчарка по кличке Град. Его хозяиным был мой одноклассник Саша Никсдорф. Град отличался любвеобилием, и наше с Джейкой появление во дворе Сашиного дома было отмечено его приветственным воем. Никсдорф жил в многоэтажке, и Град стенал, высунувшись наполовину с балкона третьего этажа.

Джейн издали почувствовала неудержимую страсть лохматого дон жуана и попыталась скрыться. Мне пришлось взять ее на поводок. Когда Град подошел познакомиться с Джейкой, я ужаснулся его размерам. По сравнению с нашей миниатюрной москвичкой черный кобель напоминал разъевшегося бычка.

То, что происходило в следующие два часа, я не могу вспоминать без содрогания. Джейн наотрез отказывалась принимать ухаживания Града. Она вертелась в разные стороны, пытаясь освободиться от поводка. Мне пришлось сесть и взять на колени несчастное животное. Саша Никсдорф, Света, моя жена, и шестнадцатилетняя дочь Саши успокаивали Джейку и помогали подуставшему от многочисленных попыток самому справиться с подругой и ошалевшему от желания псу. Никогда больше я не соглашался на подобные эксперименты.

Джейка была образцовой матерью, и щенки были окружены ее заботой и любовью. Хотя сам процесс появления на свет ее детишек ошеломил и потряс собаку. Она сначала не могла понять, что с ней происходит, и сильно испугалась. Но инстинкт дал о себе знать, и вскоре Джейка успокоилась.

Ей уже двенадцать лет. Она живет вместе с трехлетней долматинкой Джуди, которая поражает всех тем, что у нее глаза – разного цвета. Один глаз карий, а второй – небесно-голубого цвета. Третья наша собака – азиатская овчарка Герда. С виду она напоминает небольшого льва или медведя и наводит жуткий страх на тех, кто видит ее впервые. Про каждую из собак можно рассказать десятки забавных историй.

Например, Джуди очень пуглива и подслеповата. Она пугается любой неожиданной для нее вещи. Наденешь шляпу или одежду, которую Джуди видит в первый раз и она в страхе убежит прочь. А когда звучат раскаты праздничного салюта, ее сотрясает мелкая дрожь.

Но зато Джуди может улыбаться, как не умеет ни одна собака в мире. Она весело скалит зубы, встречая нас при возвращении домой. Вообще собаки подкупают своей искренней радостью при встрече, будто они не видели вас целую вечность, пусть вы отсутствовали всего лишь полчаса. Собаки всегда с удовольствием общаются с вами. Ведь вы являетесь вожаком ее стаи, в которую входят все домочадцы.

Джуди недавно усыновила котенка. Она ни на секунду не оставляла его без внимания. У нее даже появилось молоко, и котенок с удовольствием посасывал новую маму.

Но иногда случаются и не очень приятные приключения с домашними животными.

Раз я был в Москве в командировке. Остановился у родственников матери, живущих в Бирюлево. Это очень зеленый район Москвы. Вокруг парки, лесопосадки. И в самом жилом районе много деревьев вокруг домов.

Живут мои родственники на двенадцатом этаже. А тетка Клавдия Сергеевна уже в возрасте тогда была, и ноги у нее побаливали. Ее дочь Татьяна завела пару той-пуделей – Элю и Кики. У них шерсть в кругляшках, как у настоящих пуделей, только росточком эти собачки маленькие, чуть больше той-терьеров. Я давно заметил: чем меньше размерами собака, тем она злее и коварнее. Большие собаки – добродушные и спокойные.

Кобель Кики отличался подозрительностью и неуживчивым характером. Я его и колбаской подкармливал, и конфетки подсовывал. А он ни в какую не хотел меня признавать за своего. Стоило мне только пошевелиться ночью, как он тут же начинал ворчать. А если я вставал, скажем, в туалет пройти, Кики тут же заливался звенящим в ушах лаем.

Как-то прихожу я с работы домой вечером, а дома только тетя Клава с Кики. Она просит меня, сходи, мол, выгуляй собачку, а то ей самой, то есть тете Клаве, тяжело вниз с двенадцатого этажа спускаться. «Без проблем, – говорю я, – только на поводок Кики посадите». Оказалось, что нет у него никакого поводка. Тетя Клава начала меня убеждать, что Кики такой пугливый – всего на улице боится. «Прижмется он к твоим ногам и никуда не отойдет», – говорит она. А я смотрю на этого Кики и не верю в его хорошее ко мне отношение. Возражаю тетке: «Он же меня не любит и не знает, убежит, что тогда делать будем?» Клавдия Сергеевна даже слушать не хочет: «Кики такой душка и шага от тебя не сделает» – и протягивает мне кружочек колбасы, если, мол, чего, предложи собачке, Кики и подбежит.

Пока я вниз спускался, той-пуделя к груди прижимал. Тот вел себя спокойно и мирно. Но как только я опустил Кики на землю, он, как заправский спринтер, сорвался с места и устремился через весь двор в соседний. Напрасно я звал его, размахивая колбасой – коварный пес даже глазом не повел. Проклиная свою доверчивость, я понесся следом за собакой. Около мусорного контейнера я заметил знакомый серый комок шерсти. Я как можно ласковее принялся звать Кики, демонстрируя зажатую в руке колбасу. Я подобрался уже почти вплотную к собаке, но той-пудель поднял голову от какого-то мусора и стремглав устремился мимо меня в противоположную сторону.

Я надеялся, что, пробегая мимо родного подъезда, Кики вспомнит о доме и забежит в него. Но мерзкое создание пролетело мимо со скоростью курьерского поезда, пронеслось через улицу, через школьный сквер и скрылось за углом здания школы. Чертыхаясь, я последовал за ним.

За школой оказался пустырь, за которым стояли многоэтажные дома следующего квартала. Кики нигде видно не было. С упавшим сердцем я пересек пустырь и вошел в ближайший двор. Вдали мелькнул знакомый силуэт. «Кики!» – возопил я.

Наверное, случайные прохожие шарахались от меня, пугаясь моего истошного крика и моего загнанного вида. Но я ничего не видел вокруг, кроме ставшей мне ненавистной горделивой осанки той-пуделя. Опять, дав мне подкрасться вплотную, Кики юркнул между моих ног и был таков. Сломя голову, с развивающимися по ветру длинными кудрявыми ушами, он летел назад к школе.

Пока я добрался до своего двора, Кики и след простыл. Напрасно я облазил все подворотни и соседские дворы. Собаки нигде не было. Видимо, Кики понял, что я с ним не играю, а попасть в мои руки у него желания не было.

Что было делать? Я не мог вернуться без Кики, представляя, как расстроится тетя Клава.

И тут я вспомнил, что Татьяна, хозяйка Кики, жила в километре от тети Клавы. Когда Татьяна уезжала на дачу, она оставляла пса на попечение матери. А что если Кики подался домой?! Тем более, что Татьянин дом находится как раз в этом направлении. Мне показалось, что вдалеке мелькнул серый той-пудель.

Надо ли описывать этот скорбный путь? Я осматривал все попадающиеся по дороге дворы и пустыри. Проверял все мусорки и ямы. Дойдя, наконец, до нужного дома, я проверил все закоулки. Кики не было нигде.

Обратный путь был наполнен отчаянием и раскаяньем. Я умолял Бога помочь мне отыскать потерявшуюся собачку. Я клялся не бранить ее и не наказывать за норов, а лишь прижать к груди и принести домой. Но все было напрасно. Уже смеркалось. Я вздрагивал при виде каждого попадавшегося мне навстречу пса, но каждый раз это был не Кики.

С тяжелым сердцем я вернулся домой. Меня встретила встревоженная моим долгим отсутствием тетя Клава. По моему замученному виду она поняла все.

Спускаясь на лифте несчастная женщина все время причитала, что Татьяна не переживет потери Кики. Да потом он стоит таких денег! Я молча вздыхал.

Едва мы вышли с теткой на улицу и остановились, соображая в какую сторону податься на поиски, как из темноты вынырнул Кики и прижался к теткиным ногам, всем своим дрожащим видом показывая, как одиноко и страшно ему было на этой ужасной улице.

У меня отлегло от сердца, и я тут же простил этого гнусного обманщика. Но гулять с ним больше не ходил.

 

Скачать текст книги «Коровы пустыни»

 

© Кадыров В.В., 2007. Все права защищены
    © Издательство «Раритет», 2007. Все права защищены
    Произведение публикуется с письменного разрешения автора и издателя

 


Количество просмотров: 1945