Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Художественная проза, Малая проза (рассказы, новеллы, очерки, эссе) / — в том числе по жанрам, Внутренний мир женщины; женская доля; «женский роман» / — в том числе по жанрам, Юмор, ирония; трагикомедия / Главный редактор сайта рекомендует
© Шагапова Нурия, 2013. Все права защищены
Произведение публикуется с разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата размещения на сайте: 5 января 2014 года

Нурия Абдрахмановна ШАГАПОВА

Прищепка

Различные житейские истории – записки из дневника автора. Публиковались в бишкекской газете «Для Вас» в 2013 году.

Первоисточник: http://dv.kg/?p=3608

 

Однажды утром я вывешивала на балконе белье и у меня упала прищепка. Какая здравомыслящая женщина, бросив дела, кинулась бы с четвертого этажа за ней? Да никакая! Ну, упала и упала. Я же не поленилась, побежала, спустилась с четвертого этажа, обогнула угол и обомлела: стоит какой-то мужчина под балконами, а в руках у него моя прищепка. Он с удивлением рассматривал ее.

– Какая интересная роспись. Тонкая работа. Я сам художник, но никогда бы не додумался прищепки расписывать.

Действительно, прищепки у меня особенные. Моя дочь – художница. Как-то раз, шутки ради, она расписала мне все прищепки. На одной – забавные детские маечки, на других – платья, в общем все, что стирается и вывешивается, вплоть до столовых салфеток. Ну а я стала прищемлять ими белье, так сказать, применяла их по назначению. Постирала платье, значит и прищепка с платьем. На этот раз стирки у меня было много, прищепок не хватило. Я взяла прищепки, которыми пользовалась редко – они с мужским нижним бельем. Я уронила прищепку с мужскими труселями. Мужчин, в нашей семье нет, но, видимо, у дочери истощилась фантазия, а может быть, специально она на перспективу их расписала. Вдруг сама замуж выйдет или маму пристроит. Короче, когда прищепок не хватает, я ими пользуюсь – джинсы прищемляю. Джинсы женские, но корни у них мужские. И какая разница – трусы это или джинсы? И то и другое через ноги надевают. Надеюсь, прищепки на такой форс-мажор не обижаются.

Развешивала я белье, любовалась ими и нечаянно уронила одну. Теперь вот чужой мужик на нее зарится.

– Отдайте, – говорю мужчине. – Это моя прищепка, я ее нечаянно уронила.

Он стоит, улыбается.

– Чем докажете, что она Ваша?

– Да посмотрите вверх. Видите, на четвертом этаже на веревках белье развешено? У меня все прищепки расписаны.

Посмотрел мужчина, а с низу все они одинаковые – от нерасписанных ничем не отличаются. Мужчина посмотрел на меня, но прищепку не отдал.

– Пойдемте, я покажу вам остальные, сами убедитесь, что она моя, – сказала я ему.

– С удовольствием, – ответил он. – Очень любопытно посмотреть.

Поднимаемся мы с ним по лестничной площадке. Он идет вслед за мной, шаг в шаг, не отставая. Где-то на третьем этаже меня вдруг как иголкой кольнуло: ну, не дура ли я? Незнакомого мужика в дом тащить? То-то ушлый какой, только предложила, сразу согласился, художник чертов. Сейчас открою дверь, а он ко мне приставать начнет или еще хуже – долбанет меня по голове и ограбит. А вдруг это маньяк? Маньяки все на вид ангелы, втираются в доверие, смотрят глазами печальной собаки, у которой отняли косточку, и рассказывают душещипательные истории про несчастную любовь, тяжелое детство даже без деревянных игрушек. И профессии выбирают себе богемные. Все они худжники, артисты и поэты. Женщины перед такими мужчинами бисером рассыпаются.

Нет, пока не поздно, пока еще ничего не случилось, нужно остановиться. Я дочери нужна. Мне ее замуж выдавать надо… И понесло меня, как необузданную лошадь. Поворачиваюсь я, да так резко, что спутник мой опешил и чуть с лестницы не скатился. Хорошо, что вовремя за перила ухватился.

– Ты чего ко мне прицепился! – закричала я. – А ну, проваливай отсюда, пока я милицию не вызвала!

– Вы же сами меня пригласили прищепки расписанные посмотреть, – пытался возразить мне мужчина.

– Нечего на них смотреть. Здесь тебе не музей. Отдай мою прищепку и катись отсюда…

– Больная какая-то! – разозлился мужчина. – Держите свою прищепку. – Он протянул ее мне, но не дотянулся и прищепка упала на ступеньки.

Мои мысли скакнули, как горные козы по скалам: ага, специально уронил, чтобы я за ней нагнулась, а он в это время меня тюкнет. Да не на такую напал!

Мужчина обиженно взглянул на меня и пошел вниз. Я подняла прищепку, подула зачем-то на нее и вошла в свою квартиру. Закрыв дверь, я вздохнула: «Ух, пронесло!».

 

Полдень

Выносить мусор после заката солнца – плохая примета. Народная мудрость гласит, что свою удачу и деньги выбрасываешь. Я не суеверная, но где-то в подсознании сидит червячок и подсказывает, а вдруг это правда, что тогда? Народ зря не скажет. Поэтому я выношу мусор либо утром, либо днем.

Спускаюсь по лестнице с пакетом мусора, а на лестничной площадке первого этажа стоит и курит все тот же мужик.

Что в этом случае подумает любая женщина? Верно, и я так подумала: «Все! Засек, что я живу одна, теперь подкарауливает, когда я из дома отлучусь, чтобы довести свое черное дело до конца. Самая лучшая защита – это нападение. Поэтому с ходу я снова накинулась на молча стоявшего мужчину.

– Ты опять здесь? Как не стыдно Вам преследовать беззащитную, одинокую женщину?

– Послушайте, многоуважаемая, с чего Вы взяли, что я Вас преследую? По-моему, у Вас завышенная самооценка. Спуститесь с Олимпа на несколько ступенек ниже.

– Для Вас, – незаметно я перешла на «Вы», – я не многоуважаемая…

– Ну, тогда малоуважаемая, как Вам будет угодно…

– Мне угодно, чтобы Вы немедленно убрались из этого подъезда и больше никогда не попадались мне на глаза!

– Не получится, – улыбнулся мужчина.

– Это почему же? – удивилась я. – Вы собираетесь здесь жить?

– Вот именно. Не жить, я уже здесь живу.

– Интересно, и в какой же квартире? Я всех своих соседей знаю.

Он указал на дверь, в которой живет моя приятельница Анюта.

– Неправда. Это квартира Сенькиных.

– Позвольте представиться: Сенькин Сергей. Я – старший брат Олега Сенькина. Приехал к нему в гости из Актау.

– Я думала, в портовом городе Актау живут одни моряки.

Я сменила гнев на милость…

– Нет, художники тоже. Если не возражаете, я помогу Вам вынести мусор.

– С превеликим удовольствием.

Я отдала ему пакет, и когда входная дверь захлопнулась за ним, я нажала звонок в квартиру Анюты. Она сама открыла дверь.

– А, привет! Хорошо, что ты пришла. Я звонила тебе. Знаешь, тут к Сенькину брат приехал, кстати, неженатый, мы с мужем решили тебя с ним познакомить.

– Я уже с ним познакомилась.

– Когда успела?

– Сегодня утром.

– И как он тебе?

– Бомжеватый какой-то…

– Сама ты беспризорная кошка. Он самый популярный художник. Его картины в Казахстане нарасхват. Он с виду простоват, на самом деле он очень состоятельный, добрый и интеллигентный мужчина.

– Чего же тогда такой завидный жених одинокий?

– А-а-а, это длинная история. Его девушка погибла в горах. Она альпинизмом занималась, так с тех пор у него никого и не было. Он всех женщин по ней меряет.

– А я тут причем?

– Ты – не при чем, просто очень хотелось, чтобы Сергей здесь не скучал.

– Так вы с Сенькиным решили меня в клоуны записать? Пусть, мол, развлекает нашего гостя?

– Не говори глупостей. Ты – баба видная. Вечером пойдем вместе в кафе. Посидим, музыку послушаем. Составишь нам компанию?

– А Сергей знает о вашем сговоре по поводу меня?

– Конечно, знает. Он в курсе.

Теперь мне стало понятно, почему Сергей все время улыбался. Знал, что меня с ним хотят познакомить, а я нет.

– Ладно, – согласилась я. – Пойдем. Я с ним только что виделась. Он пошел мой мусор выносить.

– Поверить не могу, – ахнула Анюта. – Здесь он мусор не выносит, да и чашку после себя не помоет. Что-то с ним не так. Видно заболел.

– Здоров, как бык на мадридской арене. Просто у мужиков на определенном этапе мозги заклинивают. Это и от жары может быть. Температура на улице +37ºС в тени.

Пока мы разговаривали с приятельницей, в подъезд вошел Сергей.

– Ну и жарища! Мозги плавятся.

Я торжествующе посмотрела на Анюту, мол, видишь? Я была права.

Та только пожала плечами. Ну а я, попрощавшись, поднялась к себе. Что в этом случае думает женщина? Конечно же, ищет положительные стороны знакомства. И привлекают ее, прежде всего, вскользь произнесенные слова: «богатый», «известный» и «художник». Последнее можно и опустить. Со школы знаю, что многие известные художники доживали свою жизнь в нищете. Вот, например, известный русский художник Алексей Саврасов. Его картину «Грачи прилетели» не знает лишь слепой и глухой. Саврасов умер в бедности. Художник Нико Пиросманишвили, больше известный как Пиросмани, разорился из-за любви к французской актрисе Маргарите. Безбашенный мужик. Решил показать, какой он крутой. На все свое движимое и недвижимое имущество накупил цветов и засыпал ими площадь перед гостиницей, где жила красотка. Ну и что? Та, конечно, удивилась и укатила в свой Париж, а Пиросмани остался нищим. Надо было ему ей деньгами отдать, может быть эффект был бы иной. Правда, история любви вдохновила поэта Андрея Вознесенского и он написал стихи: «Миллион, миллион алых роз…» Вопрос, конечно спорный. О том, какие именно цветы были у Пиросмани, история умалчивает. Но поэт решил, что это были розы. Неважно, розы, так розы, но связываться с художниками не следует. С возрастом все они становятся нищими. Этот факт даже Александр Бестужев отметил:

Не спас от нищеты полет орлиных крыл,
    Ни песни дар, ни сердца пламень.
    Жестокие! У вас он хлеба лишь просил.
    Вы – дали камень.

 

Вечер

Несмотря на столь безрадостную жизнь художников в старости, вечером я уже была в обществе Сенькиных. Сергей действительно оказался человеком веселым и остроумным: рассказывал смешные истории из жизни художников и звезд, с которыми часто встречался. Много шутил, а потом потащил нас на аттракционы.

– Вспомним детство – заявил он, покупая билеты на карусели, качели и «Чертово колесо». Я ужасно боюсь высоты, но с ним мне было спокойно. Я впервые увидела с высоты птичьего полета ночной город. Это было поразительно красиво и зрелищно! Вечер сдружил нас.

Кстати, теперь о прищепках. Позже он все же уговорил меня показать их. Долго рассматривал, а потом сказал дочери:

– Тонкая работа. Ты станешь настоящим художником.

Дочь зарделась от гордости, услышав похвалу из уст известного художника.

Сергей ежедневно бывал у нас, вечером приглашал то в кино, то просто побродить по городу. Я не спрашивала у него, как долго он пробудет в гостях у брата, а сам он не говорил.

Однажды его не было три дня. Я уже заскучала и решила, что Сергей уехал, не попрощавшись. Даже обиделась немного. Но он пришел, принес огромный букет роз и небольшую бархатную коробочку.

– Открой, – тихо сказал он.

Как мне хотелось, чтобы там было кольцо. Но в удлиненных футлярах кольца не дарят. Когда я открыла, то увидела расписанную под хохлому авторучку.

– Это тебе на память обо мне. Будешь писать свои статьи и ждать меня. Я завтра уезжаю в горы вместе с альпинистами.

– Тогда и я сделаю тебе подарок, – сказала я и протянула ему прищепку с мужскими труселями. – Пусть она тебе напоминает о нашей первой встрече.

На следующее утро он уехал, а через день Сенькиным сообщили, что при подъеме на вершину горы произошел сход снежной лавины и Сергей Сенькин погиб. Анюта, Сенькин и я выехали на место трагедии вместе с сотрудниками МЧС. Сергей лежал весь в снегу. Глаза его были открыты, он улыбался. Когда его тело везли на машине в город, я сидела рядом с ним и старалась согреть его уже давно похолодевшую руку. Я не плакала. Рыдала моя душа. Вдруг я заметила, что его кулак крепко сжат. С помощью Сенькина мы постепенно разжали его руку, и я увидела, что Сергей крепко сжимает недавно подаренную мной прищепку…

 

© Шагапова Нурия, 2013

 


Количество просмотров: 766