Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Критика и литературоведение, Литературоведческие работы / Публицистика / Эпос "Манас"; малый эпос
© Байджиев М.Т., 2013. Все права защищены
Статья публикуется с разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата размещения на сайте: 5 ноября 2013 года.

Мар Ташимович БАЙДЖИЕВ

Что есть истина в эпосе «Манас»

(В честь 100-летия со дня рождения академика Болота Юнусалиева)

 

Учитель, пред именем твоим
Позволь смиренно преклонить колени…

 

В 2012 году в Академии наук КР отметили 60-летнюю годовщину со дня проведения Всесоюзной Конференции по изучению эпоса «Манас». Участники говорили о значимости конференции, о выступлениях Б.М. Юнусалиева и М.У.Ауэзова, которые на 180 градусов повернули официальное отношение к «Манасу» партии и правительства КР во главе с Исхаком Раззаковым.

К сожалению, мало кто из присутствующих знал подлинную, трагическую историю манасоведения и ее причин.

Первая научная конференция по изучению эпоса «Манас» прошла в 1935 году в г.Фрунзе.

Конференцию вел Предсовмина Киргизии Б. Исакеев, главный доклад сделал профессор Касым Тыныстанов, в прениях выступили академик Е.Д. Поливанов, казахский ученый Мухтар Ауэзов и др.*

(*Судьба эпоса «Манас» после Октября. / Сборник документов. – Бишкек, 1995)

Участники дискуссии, опираясь на марксизм, выясняли является ли кыргызский эпос «Манас» народным сказанием, или это буржуазно-националистическая пропаганда эксплуататорских классов.

После долгих и острых дебатов участники пришли к выводу, что эпос «Манас» создан на основе исторических событий IX века нашей эры. Прототипом главного героя является кыргызский полководец Яглакар, который объединил разрозненные племена, создал свой Каганат – суверенное государство, к кыргызам переходит уйгурский воин Гюлу Бага, который восстал против своего императора. Он ведет кыргызские войска на Уйгурское ханство, владевшее восточным Туркестаном, Монголией, частью северного Китая. Яглакар одержал победу и погиб. Каганат распался, кыргызы потеряли единство, вновь оказались под властью могучих соседей.

Горькая ностальгия кыргызских родов о прошлом единстве и могуществе переросло в трагическое устное сказание о могучем Манасе, легенды о его сыне Семетее и внуке Сейтеке. Будучи единственным источником духовно-эстетической информации, эпос «Манас» на протяжении многих веков вбирал в себя мировоззрения и идеологию разных веков, социально-политических, религиозных верований и событий, пережитых народом.

Конференция приняла решение на основе сказаний, записанных от Сагынбая Орозбакова и Саякбая Каралаева, создать сводный канонический вариант, очистить от националистических (пантюркизм), идеологических (панисламизм) мотивов, наслоенных в последние годы, противоречащих интернациональной, атеистической идеологии Страны Советов, опубликовать на кыргызском и русском языках наиболее популярные эпизоды эпоса «Поминки Кокетея», трагический «Великий поход» Манаса на Китай.

Поскольку С.Орозбаков и С.Каралаев практически являются представителями Иссыккульской школы сказителей, то основные сюжетные линии эпоса совпадают, но есть существенные различия в мотивировке и причинах событий. У кыргызского бая Жакыпа, изгнанного на Алтай, рождается сын. Он собирает вокруг себя мужественных джигитов, объединяет разрозненные кыргызские племена, получает прозвище Манас – защитник кыргызов. Манас защищает свой народ от набегов, освобождает Туркестан от захватчиков, возвращает кыргызский народ в родные Ала-Тоо, создает объединенный Каганат – государство.

К Манасу переходит китайский воин Алманбет. Ханы кыргызских родов, возмущенные единовластием Манаса и Алманбета, решают сместить его с престола и расправиться с китайским перебежчиком.

Манас и Алманбет под страхом смерти ведут заговорщиков с их войсками на Китай.

По варианту С.Орозбакова кыргызы приступом берут китайский город Чет-Бейджин, получают богатую контрибуцию и с миром возвращаются в Талас.

Манас едет в Мекку просить прощения у Аллаха за свой поход на Китай, по возвращению застает свой Каганат разоренным. Манас вновь идет на Китай и гибнет вместе со своими воинами. Каганат распадается. Кыргызский народ теряет единство.

По варианту С.Каралаева Манас берет город Бейджин, и китайцы уничтожают захватчиков. Смертельно раненый Манас возвращается на Родину, истекая кровью и слезами, просит у народа прощения за свой гибельный поход и умирает. Могучий Каганат, созданный им, распадается.

Во всех вариантах эпоса поход Манаса на Китай заканчивается поражением и последующей трагедией кыргызского народа, подтверждая библейскую истину о том, что «кто с мечом пришел, от меча и погибнет».(Евангелие от Матвея. Гл. 26).

Как говорил в своем докладе К.Тыныстанов, это была «великая ошибка великого человека», поэтому великий Манас в сказании С.Орозбакова просит прощения у Бога, по С.Каралаеву у своего народа.

По варианту С.Орозбакова китайский воин Алманбет как и Гюйлу Бага, пытается свергнуть своего императора, занять престол. Отец Алманбета отговаривает сына, грозит наказанием. Алманбет перебегает к Манасу и ведет его против Китая.

По варианту С.Каралаева Алманбет тайно принимает ислам, просит отца отречься от буддизма. Отец отказывается. Алманбет убивает родного отца, переходит к Манасу и ведет его на Китай.

Как видим, сагынбаевский вариант довольно логичен и близок к исторической истине, тогда как версия С.Каралаева вызывает споры.

Во времена Манаса кыргызы были язычниками – тенгрианцами, поклонялись земле и небу. В мусульманство кыргызы были обращены на несколько веков позже.

Отрицательное отношение к людям другой веры и национальности не соответствуют мировоззрению кыргызского народа и его легендарного Манаса, который защищал всех, «кто был унижен, оскорблен» независимо от национальности и веры. Достаточно напомнить, что все три жены героя были разной веры и национальности.

Жестокое отношение к китайским вельможам, отраженное Саякбаем в поступке Алманбета, безусловно, было навеяно событиями 1916 года, когда китайские мандарины жестоко обошлись с кыргызскими беженцами, и юный Саякбай видел это своими глазами.

Редакционной коллегии было поручено избавить сводный вариант от подобных неувязок и наслоений последних лет.

Художественный перевод «Великого похода»,предоставленный московскими переводчиками С.Липкиным, М.Тарловским и Л.Пеньковским в 1936 г., не был принят учеными и руководством Кыргызстана.

«До настоящего времени мы так и не получили от московских переводчиков доброкачественных и отвечающих хотя бы общему смыслу и духу киргизского текста переводов, таково общее мнение сотрудников института», – писал руководству Республики профессор Е.Д. Поливанов в 1936 г.*

(*Е.Д. Поливанов. Киргизский эпос «Манас». – Б.: Кыргызстан. 1999. – Стр. 44)

В русском тексте «Великого похода» были допущены грубейшие отклонения от оригинала, компрометирующие великое творение кыргызского народа и его героя.

Хан Манас, угощенье раздав,
    Кокетею почет воздав,
    На поминках сам охмелел.
    Съел скота немало там…
    Уничтожил он их стада.
    Разорил их, не пожалев…
    Оттого кыргыз обнищал,
    Что Манас весь мир угощал…
    Манас продолжал вблизи Каркыра
    Свои разорительные пиры…
    Тот, кто скот безмятежно пас,
    В нищете сегодня увяз…

Так перевел поминки Кокетея М.Тарловский по варианту С.Орозбакова (Манас. Киргизский эпос. Великий поход. – Москва: ОГИЗ Госиздательство художественной литературы, 1946 г. Также второе издание этой книги: Бишкек, 1995. – Стр. 33-34).

По варианту А.С. Орозбакова поминки по Кокетею, кичась своим богатством, проводит его юный сын Бокмурун. Манас со своей дружиной прибывает на поминки как гость. Призы, полученные им на турнирах, слитки золота, тысячные табуны, он раздает беднякам.

Полчища китайцев громя,
    Коней за гривы ловя,
    Для нищих, сирот и вдов
    Добудем немало добра…
    Золото, жемчуга, серебра… –

говорит Манас перед походом на Китай (стр. 79).

Тогда как в оригинале целью Великого похода на Китай был не грабеж, а возвращение своего добра и угнанного скота.

Историю перехода Алманбета к Манасу переводчики включили по варианту С.Каралаева.

Умолял я отца моего
    Стать мусульманином убеждал…
    Старый кафир стоял на своем…
    Выхватил из ножон я булат,
    Мечом рубанул я наотмашь, Манас!
    Скатилась на золотой престол
    Голова Азиз-хана, отца моего…
    Азиз-ханову голову поднял я,
    Воздел на пику ее высоко (стр. 277).

В переводе С.Липкина китаянки Бурулча и Бирмыскал выходят замуж за Алманбета и Чубака, т.к. тайно приняли мусульманство.

Едет Эсенхана дочь…
    Верная мусульманка она,
    Чистая из Китая она…
    Бирмыскал – Айджанджуна дочь
    И, хотя китаянка она,
    Говорят, мусульманка она (стр. 330).

По варианту С.Орозбакова Эсенхан отдает кыргызам свою дочь Бурулчу и красавицу Бирмыскал в знак примирения и братства.

Все двенадцать старейшин родов
    Получили землю в удел.
    Каждый престолом владел (стр. 392).
    Так Манас властелином стал….
    Ханом под Бейджином стал…
    Над Бейджином, куда Сулейман
    Не сумел ни разу попасть,
    Утвердился дух мусульман,
    Утвердилась кыргызская власть (стр. 393).

Так завершается русский текст «Великого похода» по варианту С.Орозбакова в переводе С.Липкина.

– Коль враг упал к твоим ногам,
    Прости его и в мир вступи!» – 
    Так предки завещали нам.
    Пощады просит враг у нас.
    Ответ свой благородный дай! – 
    Сказал батыру хан-Бакай.
    И был согласен с ним Манас…
    Вот так китаец и кыргыз 
    Достойно с миром разошлись…

Так завершается «Великий поход» по варианту С.Орозбакова*.

(*Манас. Книга 4. – М.: Наследие, 1995. – Стр. 365-366)

В 1937 г. второй секретарь ЦК КП(б) Киргизии Хасан Жеинбаев пишет членам Бюро ЦК, что издание русского текста «Великого похода» без серьезной, коренной переработки будет не только невозможным, но и «политически вредным».

5 ноября 1937 года Бюро ЦК КП(б) Киргизии принимает решение:

(…) Ввиду того, что разработка старого текста велась вредительски, издание «Манаса» приостановить до окончательного редактирования и утверждения комитетом.

Секретарь ЦК КП(б) Киргизии Аммосов*.

(*«Судьба эпоса «Манас». – Стр. 25-27)

Однако в том же году партийно-советское руководство республики, ученые просветители И.Арабаев, Т.Жолдошев, Т.Айтматов, Е.Д. Поливанов, К.Тыныстанов, Б.Солтоноев, Б.Исакеев, Х.Жеинбаев, М.Аммосов и многие члены комитета по «Манасу» были репрессированы и расстреляны как «враги народа».

Стенограмма научной конференции 1935 года, решения партии и правительства по эпосу «Манас» под грифом «Совершенно секретно» ушли в архивы НКВД.

Рукопись русского текста «Великого похода» без каких-либо поправок, в первоизданном виде осталась в московском издательстве.

Новое руководство Киргизии, не осведомленное о запрете издания «Великого похода» начало просить Москву издать эту книгу.

«После многолетней подготовки по изданию замечательного киргизского эпоса «Манас» в 1939 году Госиздат приступил к изданию первого тома эпоса […] Убедительно прошу дать указание в отпуске… литографской бумаги», — телеграфирует Первый секретарь ЦК КП(б) Киргизии А.Вагов в управление пропаганды и агитации ЦК ВКП(б) П.Поспелову 29.02.1940г. («Судьба эпоса «Манас»… стр. 34).

[…] Гениальное сказание «Манас», первый том которого находится в печати, в скором времени выйдет […] в переводе поэтов Липкина, Пеньковского и Тарловского […] – докладывает писатель Я.Шиваза на IV Съезде КП(б) Киргизии 15.03.1940 г. (там же стр. 35)

[…] а) Продолжить начатую в 1938 году работу по изданию эпоса «Манас» и обеспечить выпуск в свет первого полутома на русском языке – в октябре 1940 года». (Постановление Совмина Кир. ССР № 389 от 23 марта 1940 года).

В 1940 году Т.Байджиев, назначенный зав сектором фольклора и эпоса «Манас» научно-исследовательского института, хорошо знавший отношение своих учителей К.Тыныстанова и Е.Д. Поливанова к русскому тексту «Великого похода», в своей записке секретарю ЦК КП(б) Киргизии А.Вагову писал: «Перед нами стоят задачи: сделать «Манас» действительно достоянием народных масс, широко популяризировать его не только среди киргизов, но и всего советского народа, ознакомить научно-литературный мир. Для этого необходимо в 1941 году издать второй полутом на русском и киргизском языках, являющихся продолжением первого полутома», т.е. о трагическом поучительном исходе «Великого похода» и полный сводный сюжет «Манаса» в прозе, выполненный Зияшем Бектеновым с тем, чтобы читатель знал не только о трагическом поражении Манаса, но и о его героизме в объединении и защите народа. («Судьба эпоса «Манас»… стр. 39-41).

… 4. Считать нецелесообразным организацию издания старого полутома эпоса «Манас», пока не будет обеспечен выпуск в свет первого полутома». Такое решение приняло Бюро ЦК КП(б) Киргизии 10.04.1941 г. (там же. стр. )

В июне началась Великая отечественная война. Сотрудники сектора манасоведения ушли на фронт. Работы по «Манасу» остановились.

После ВОВ работы по подготовке юбилея и изданию «Манаса» возобновились. Новое руководство республики вновь и вновь просило Москву издать тот самый неправленый русский текст «Великого похода» к 1100-летнему юбилею эпоса «Манас», перенесенного на 1947 г.

Русский текст «Великого похода» в первозданном виде выходит в Москве отдельной книгой и тут же выдвигается на Сталинскую премию.

№ 37

Записка председателя Совета Министров Киргизской ССР И. Раззакова и секретаря ЦК КП(б) Киргизии Н. Боголюбова в Комитет по Сталинским премиям в области литературы и искусства

(Не ранее 2 июня — не позднее 9 июля 1946 г.)

В Государственном издательстве художественной литературы РСФСР вышло высокохудожественное издание киргизского героического эпоса «Манас» — «Ма-нас». Киргизский эпос. Великий поход. ОГИЗ ГИХЛ г. Москва, 1946 г...

Большое общественно-политическое, научное и художественное значение выхода в свет этой книги состоит в том, что она является первой крупной публика-цией киргизского эпоса на русском языке, рассчитанной па массового читателя, тогда как до сих пор он был известен русским читателям только в небольших отрывках.

Эпос «Манас» является величайшим творением устной поэзии, которое по праву ставится научными авторитетами в ряд с такими памятниками мировой эпической поэзии, как «Илиада», «Одиссея», «Шах Намэ», «Слово о полку Игореве» [...] По своему объему эпос «Манас» в 40 раз превосходит «Илиаду» Гомера. Полный текст одного только варианта эпоса содержит свыше 400 печатных листов или 200.000 стихотворных строк. В издании эпоса «Манас» помещены отрывки по вариантам двух лучших сказителей (манасчи) — Сагынбая Орозбакова (умер в 1933 г.) и народного артиста Кирг. ССР орденоносца Саякбая Каралаева…

В богатырских образах Манаса и Семетея народ олицетворил свою мощь, придавая им лучшие черты своего собственного облика — отвагу и честность, любовь к свободе, верность в дружбе, мужественную стойкость в борьбе с врагами» (Правда 26.V.— 1939 г.). Выходу в свет указанного издания предшествовала многолетняя и напряженная работа коллектива – литературоведов, поэтов-переводчиков и художников по отбору текстов, их подстрочному переводу на русский язык, редактированию, стихотворному переводу, созданию художественных иллюстраций, составлению комментария.

Большая работа была проделана составителями вступительной статьи, которая написана в результате тщательного изучения историко-культурного прошлого киргизского народа.

Также очень большая предварительная работа по ознакомлению с историей, бытовыми особенностями киргизского народа и его творчеством была проделана поэтами-переводчиками и художниками-иллюстраторами, которым удалось правильно отразить особенности киргизского стихосложения и поэтики эпоса «Манас» и изобразить характерные особенности киргизского быта, одежды и др. элементов материальной культуры и изобразительного искусства.

На основании всего вышеизложенного, Совет Министров Киргизской ССР и Центральный Комитет Коммунистической партии (большевиков) Киргизии представ-ляют к награждению Сталинской премией коллектив работавших над созданием книги «Манас» в следующем составе:

1. Каралаев Саякбай — выдающийся сказитель-манасчи, народный артист Киргизской ССР
    2. Липкин Семен Израилевич — поэт-переводчик
    3. Пеньковский Лев Минаевич — поэт-переводчик
    4. Тарловский Марк Аркадьевич — поэт-переводчик
    5. Мозольков Евгений Семенович — редактор и автор вступит. статьи
    6. Джакишев Умаркул — редактор и автор вступит. статьи 
    7. Петров Георгий Александрович — художник 
    8. Абдрахманов Ибрай — манасчи

Краткие сведения о представленных лицах прилагаются.

Председатель Совета Министров Киргизской ССР И. Раззаков
   
Секретарь ЦК КП(б) Киргизии Н. Боголюбов*

(*«Судьба эпоса «Манас». – Стр. 57)

В 1947 году по докладу А. Жданова «О журналах «Звезда» и «Ленинград» » ЦКВКП(б) принимает постановление «О состоянии и мерах улучшения массово-политической и идеологической работы».

В прессе публикуются критические статьи о том, что в кыргызском эпосе «Манас», выдвинутом на Сталинскую премию, воспевается феодальное прошлое, его главный герой грабитель собственного народа и пьянчуга («оттого народ обнищал, что Манас весь мир угощал»), агрессор, напавший на Китай, захватчик и насильник, «установивший там дух мусульман и киргизскую власть» (стр. 361), в вариантах С.Орозбакова и С.Каралаева звучат националистические идеи; «Особенно эта национально-мусульманская окраска имеется в вариантах С.Каралаева на примере эпизода рождения и жизни Алманбета (см. 157 — 232)», — говорилось в официальной характеристике эпоса «Манас» («Судьба эпоса «Манас»… стр. 84-86»).

Начались ревизия научных и художественных трудов по истории и литературоведению, строгие партийные взыскания и смещения с должностей научных руководителей.

Нависла угроза над руководством республики, выдвинувшей эпос «Манас» на Сталинскую премию.

Начали искать виновных. Ими оказались Т.Байджиев и З.Бектенов, которые в 1949 году, т.е. через три года после выхода книги «Великий поход», выпустили учебник для 8 класса «Кыргызская литература. Фольклор», где реакционных сказителей С.Каралаева и С.Орозбакова, назвали «выдающимися манасчи».

Составителей учебника на 10 лет отправили в тюрьму, как буржуазных националистов, продолжавших дело «разоблаченных врагов народа», расстрелянных в 1937 году.

Учебник был составлен по личному заданию Предсовмина республики И.Раззакова, удостоен правительственной премии, подписанной им же.

Все учебники по кыргызскому языку и литературе, составленные Т.Байджиевым и З. Бектеновым, были сняты с учебной программы, сожжены на школьных дворах. Министру просвещения Б.М.Юнусалиеву дали строгий партийный выговор, сместили с должности посадили под домашний арест.

Такая же участь постигла Вице Президента КирФАНа Жапара Шукурова, директора ИЯЛИ К.Соронбаева, строгие взыскания получили К.К. Юдахин, Х.Карасаев и др. ученые.

Первый секретарь ЦК КП Киргизии Н.Боголюбов отчитался перед Г.Маленковым о «ликвидации ошибок на идеологическом фронте Кир.ССР» («Судьба эпоса «Манас»…, стр. 80 — 83).

Вскоре Н.Боголюбова отозвали в Москву, вместо него назначили И.Раззакова.

В 1950 году Президиум АН СССР предложил КирФАНу провести Всесоюзную научную конференцию по изучению эпоса «Манас».

В центральной и местной прессе прошла дискуссия по эпосу «Манас». «Великий поход» – реакционная, антинародная книга», – писал доцент ошского пединститута В.Зимогляд («Сов. Киргизия» от 15.05.1952 г.).

В отрывке «Великий поход» («Чоң казат») показана война за веру, за ислам. Это явная фальсификация истории киргизского народа, ибо киргизы никогда не были фанатами ислама», – пишет аспирант МГУ С.Даронян («Сов. Киргизия» от 13.04.1952 г.).

«Наряду с распространением ислама, поход Манаса в Китай, по опубликованному отрывку эпоса, преследовал еще и грабительские, захватнические цели. О грабительском, захватническом характере этой войны имеются прямые указания в тексте реакционной книги… (стр. 71, 73, 74, 76, 106, 108, 121, 162 и др.)». Г.Нуров «О книге «Великий поход». («Сов.Киргизия» от 02.02.1952 г.)

… «Роскошным изданием на русском языке «Великий поход» эпос по существу был скомпрометирован перед русским читателем», – писала старший научный сотрудник института мировой литературы М.Богданова. («Сов. Киргизия»: «Очистить эпос «Манас» от антинародных наслоений». – 18.04.1952 г.)

Всесоюзная конференция по изучению эпоса «Манас» прошла 6-10 июля 1952 г. в г. Фрунзе.

На повестке дня как и на конференции 1935 года обсуждался вопрос – является ли трилогия эпоса «Манас» народным произведением или это пропаганда буржуазных националистов.

Одни считали, что эпос «Манас» исконно народное творение, другие доказывали, что это легенда, отражающая классовые интересы эксплуататоров, третьи считали, что в народное сказание вносили свою идеологию буржуазные националисты.

«Наиболее реакционной была версия С.Орозбакова, за спиной которого стояли джадиды, пантюркисты и турецкая агентура… К этому нужно добавить, что на него пытались оказать влияние в свое время Тыныстанов и Солтоноев, как позже и другие лица», – говорил лингвист Игорь Батманов, «под другими лицами» имея ввиду Т.Байджиева и З.Бектенова, сидящих в тюрьме.

Выступавшие высказывали свое мнение без убедительного опровержения мнений своих оппонентов. Выходило так, что все правы, в результате чего обсуждение зашло в тупик.

Опальный ученый Б.М.Юнусалиев не значился в программе и выступил в прениях. Он кратко напомнил об исторических источниках сказания, о том, что эпос – это не наука, а художественное отражение событий тысячелетия и мировоззрения народа, сказал, что кривотолки идут оттого, что многие выступающие (Боровков, Балтин, Климович и др.) не знают полного содержания эпоса, о героических подвигах Манаса и его соратников по объединению и защите родного народа, о трагическом исходе похода на Китай, т.к. ведут свои суждения на основе русского текста эпизода «Великий поход», где допущены вопиющие искажения оригинала и глубинный смысл народного сказания.

Б.Юнусалиева горячо поддержал Мухтар Ауэзов. Он говорил о том, что будучи казахом более тридцати лет изучает и восхищается гениальным творением кыргызского народа. Своим выступлением казахский ученый пристыдил кыргызское руководство, которое до сего времени не может по достоинству оценить Великий эпос своего народа.

27 июня 1952 года Бюро ЦК КП(б) Киргизии принимает Постановление.

[…] Бюро ЦК КП(б) считает ошибочным публикование в русском переводе наиболее реакционной версии эпизода из эпоса «Манас», известного под названием «Великий поход».

[…] 5. Предложить Главлиту изъять из обращения изданные антинародные книги: «Манас» изд. 1941 г., «Великий поход» изд. 1946 г., «Манас великодушный» изд. 1948 г. («Судьба эпоса «Манас»… стр. 94, 95).

Теперь же надо было сообщить народу по чьей вине «наиболее реакционная, антинародная книга» «Великий поход» была выдвинута на Сталинскую премию.

№ 53

Из отчетного доклада первого секретаря ЦК КП(б) Киргизии И. Раззакова на VI съезде КП(б) Киргизии*

20 сентября 1952 г.

[...] Серьезные идеологические ошибки были допущены в литературоведении и языкознании, в художественных произведениях ряда киргизских писателей. В Киргизском литературоведении долгое время подвизались ныне разоблаченные буржуазные националисты – Саманчин, Байджиев и Бектенов, которые умышленно идеализировали и восхваляли реакционных акынов XIX п начала XX веков — Калыгула, Арыстанбека и Молдо Кылыча. Творчество поэтов-демократов — Токтогула и Тоголок Молдо недооценивалось и не разрабатывалось.

До последнего времени неправильно было организовано изучение эпоса «Манас». Многие научные работники н литераторы некритически подходили к эпосу, допускали его идеализацию. Недавно проведенная научная конференция наметила конкретные мероприятия по дальнейшему изучению народного творчества и по под-готовке к изданию эпоса «Манас». [...]

Докладчик имел ввиду учебник Т.Байджиева и З.Бектенова «Кыргызская литература» за 8-й класс, которая, вышла в свет на три года позже «Великого похода», а творчество поэтов-демократов Токтогула и Тоголока Молдо по школьной программе изучаются в 9-м классе.

В марте 1953 года скончался «великий кормчий» Иосиф Сталин. Началась, что называется, «хрущевская оттепель» и разоблачение культа личности.

Т.Саманчин, З.Бектенов вышли на свободу, Т.Байджиев остался на кладбище Карлага.

По всему Союзу пошли смещения с руководящих товарищей и наказания за незаконные репрессии. Постановлением КГБ при Совете Министра Кир. ССР от 12 апреля 1955 года была образована новая Комиссия по произведениям Саманчин, Бектенова и Байджиева, которая в своем заключении от 31 мая 1955 г. вновь повторила обвинения, комиссии КГБ от 24 июня 1950 г. («Судьба эпоса «Манас»… стр. 84, 86).

№ 57

Из заключения Комиссии по произведениям Саманчина, Бектенова и Байджиева

31 мая 1955 г.

[...] По работам БЕКТЕНОВА Зияша

Прозаический сюжет эпоса «Манас» был составлен Бектеновым в 1946 году на основе вариантов Сагынбая Орозбакова главным образом, и Саякбая Каралаева. Как известно, эти варианты, особенно вариант С. Орозбакова являются в идейном отношении извращёнными, наслоенными буржуазно-националистическими и пантюркистскими мотивами, версиями. Поэтому, естественно, можно ожидать, что составитель прозаического сюжета, составленного на основе этих ошибочных версий, будет критически подходить, раскрывая идейно-политические ошибки, содержащиеся в этих вариантах, даст работу, свободную от этих вредных наслоений. Однако на деле этого не случилось. Составитель сознательно или несознательно пошел на поводу реакционнейшего сказителя эпоса «Манас» и вследствие этого дал такой же прозаический сюжет, который ничем не отличается в идейном отношении от этого реакционного орозбаковского варианта эпоса. Во всяком случае Бектенов 3. был вполне солидарен с реакционными взглядами Орозбакова на этот счет.

Составитель прозаического сюжета эпоса «Манас» Бектенов 3. не способствовал высвобождению народного эпоса от буржуазно-националистических и панисламистских наслоений, внесенных врагами народного творчества. Он, наоборот, усугублял эти извращения своей буржуазно-объективистской работой, показал свою солидарность с этими извращениями [...]

В книге (Т.Байджиева, З.Бектенова, «Кыргызская литература») восхваляется Сагынбай Орозбаков как великий манасчи, тогда как его вариант является наиболее реакционной панисламистской, пантюркистской версией. Вместе с тем авторы этот вариант «Манаса» выдают за высокую вершину киргизской литературы. Этим утверждением, естественно, отрицается роль и достижение киргизско-советской литературы (см. стр. 10, стр. 157 и дальше.)». [...]

 

ВЫВОДЫ

Ошибка, допущенная Саманчиным, Бектеновым и Байджиевым, объясняется, на наш взгляд, тем, что в период подготовки и опубликования ими указанных выше работ появились ошибочные трактовки в некоторых вопросах языка, литературы и истории киргизского народа прошлых времен. Саманчин, Бектенов и Байджиев некритически отнеслись к тем ошибочным высказываниям, которые появились в печати. Больше того, они сами встали на путь дальнейшего усугубления этих ошибок. Ярким примером служит в этом отношении Саманчин Тазабек, который протащил в своей диссертации неправильную концепцию о поэзии Молдо Кылыча, опубликовал свою работу «Кылыч жазуучу – акын».

Те же самые грубые ошибки повторились Бектеновым и Байджиевым в учебнике по киргизской литературе для 8 классов средних школ.

Грубейшие идейно-политические ошибки, допущенные Саманчиным, Бектеновым и Байджиевым, нанесли в свое время большой вред и путаницу в разработке вопросов истории, литературы и языкознания Киргизии*.

(* «Судьба эпоса «Манас». – Стр. 98-101)

Таким образом руководство республики решило оправдать свои репрессии на «идеологическом фронте», подготовила повторный арест освобожденных манасоведов.

Но вскоре Т.Байджиев и З.Бектенов были реабилитированы Прокуратурой, МВД и КГБ СССР за недозаконностью предъявленных обвинений.

Б.М.Юнусалиев в том же году был назначен Ректором Кыргосуниверситета и главным редактором сводного текста трилогии «Манас», «Семетей», «Сейтек» по вариантам С.Орозбакова и С.Каралаева, который вышел в 4-х томах в свет в 1958 году.

Читая обвинительные заключения экспертной комиссии КГБ при Совете Министров Кир. ССР по эпосу «Манас», где числятся довольно известные историки, литераторы и партдеятели, поражаешься дилетантству и вопиющей несправедливости, сразу видно, что идеологические обвинения диктовались сверху. («Судьба эпоса «Манас»… стр. 84, 98).

Заключение о том, что «варианты С.Каралаева, особенно вариант С.Орозбакова являются в идейном отношении извращенными, наполненными буржуазно-националистическими мотивами», абсолютно не соответствует духу и мировоззрению кыргызского народа и его легендарного героя.

Даже в согласных звуках М, Н, С в имени Манас С.Орозбаков слышит божественные символы трех религий: М – от слова Магомед, Н – от слова «Ной» – христианства, С – от «Син» – буддизма*.

(*Манас. I книга. – Бишкек: Кыргызстан, 1995. – Стр. 168)

Манас был справедливым ханом –
    Не выделял он никого:
    Язычникам и мусульманам
    Был одинаков суд его.

(Перевод Е.Д. Поливанова, стр. 80. 1936 г.)

Об интернационализме кыргызского народа и его любимого героя говорит то, что все три жены его были других национальностей. Воительница Кыз Сайкал, с которой Манас обвенчался во сне, чтобы быть вместе на том свете – калмычка, хотя кыргызы и калмыки постоянно воевали меж собой.

В сагынбаевском варианте кыргызские войска под страхом смерти ведет на Китай, руководит разведкой и боевыми операциями колбашчы – главнокомандующий Алманбет. Самого Манаса как рядового воина Алманбет зачисляет в десятку Тазбаймата.

В сагынбаевском варианте Манас идет в Мекку не для утверждения панисламизма, а просить прощения за свой первый поход на Китай, и погибает во втором походе со своими соратниками, защищая Родину. Поэтому Т.Байджиев так же, как его учителя К.Тыныстанов и Е.Д. Поливанов, настаивал вслед за «Великим походом» опубликовать малый поход.

Слово «казат» эксперты заключения приподнесли как казават – битва за веру, тогда как в кыргызском языке оно означает боевой поход, войну. Кыргызы никогда не воевали за веру, т.к. Бог – земля и небо всегда были с ними.

По С.Каралаеву Алманбет отсекает своему отцу иноязычному иноверцу, видимо, в отместку за жестокое отношение китайских мандаринов к кыргызским беженцам в 1916 году. Юный Саякбай это видел своими глазами.

Абсолютно несправедливое обвинение предъявлено З.Бектенову за то, что он «не способствовал высвобождению народного эпоса от наслоений, внесенных врагами народного творчества».

Прозаический пересказ сводного варианта эпоса «Манас» З.Бектенов составил с переводом на русский язык и предисловием В.М. Жирмунского не для публикации и массового чтения, а для внутреннего научного пользования, потому он не имел права вносить в оригинал какие-либо коррективы. В таком виде он и хранится в рукописных фондах академии.

За прозаическое переложение «Манас великодушный» изд. в 1948 г. переводчик С.Липкин получил строгий выговор Союза писателей СССР за то, что использовав прозаический пересказ З.Бектенова без ведома автора, исказил оригинал.

(*Союз писателей СССР, протокол № 40, § 3 от 5.09.1949 г.)

В книге С.Липкина Чубак убивает Конурбая, а его войско уничтожает «черная кость Китая», т.е. китайский пролетариат. «Кыргызы увидели, как черная кость напала на ханских дружинников, на китайскую знать»*.

(*С.Липкин. Манас Великодушный. М.: Полярис, 1995. – Стр. 247)

В оригинале захватчик Конурбай со своим войском погибает от руки Семетея во второй части трилогии, что и составляет сюжет «Семетея».

В «Великом походе» С.Липкина погибают Манас, Алманбет и Чубак, остальные его соратники, «вспомнили, что они из разных родов, разошлись в разные стороны, не дойдя до Таласа».

Бросив свою невесту и мертвые тела батыров, «поскакал неизвестно куда» и Сыргак (стр. 249).

Певец Ирчи сообщает народу обманную весть о победе и, когда народ ликует и пирует, прибывают кони. «В их седлах качались драгоценные тела богатырей» (стр. 251).

С какой целью сделаны эти фальсификации и как понять «шутку» с «обманной радостной вестью о победе», дискредитирующие легендарных героев и Великую трагическую притчу кыргызского народа, где юный Сыргак героически погибает в Китае, Манас со смертельной раной возвращается в Талас, оплакивает погибших соратников, обливаясь кровью и слезами, просит прощения у народа за свой бесславный поход?

«Смерть Манаса, гибель его сорока дружинников – это неутешная трагедия. Если предводитель, вопреки воле народа, ведет его на несправедливую войну – нет прощения даже любимому герою. Именно в этом гуманистический смысл эпоса» — писал Ч.Айтматов*.

(*Манас. I том. – Фрунзе: Кыргызмамбас, 1978. – Стр. 10)

Как видим, издание русского текста «Великий поход» в 1946 г., прозаическое переложение С.Липкина «Манас великодушный» в 1948 г. были причиной противоречивых оценок Великого эпоса, разногласий в манасоведении с трагическими последствиями, и поэтому были изъяты из обращения в 1952 г.

К сожалению, обе эти книги без каких-либо поправок и комментариев были переизданы в 1995 году к 1000-летию эпоса.

 

   

Таким басмачом выглядит Манас на немецком языке по книге С.Липкина «Манас великодушный», изданной в Берлине, с эпиграфом:

Вот приметы, нахмурена бровь,
    Будет, не щурясь, смотреть на кровь.
    А в оригинале говорится,
    "Что создан богатырь Манас 
    Из золота и серебра,
    Из поднебесной высоты,
    Из теплой доброты земли,
    И светится он изнутри,
    Как солнце утренней зари..."
    Это прекрасная Каныкей, которая, 
    Прекрасна ликом и нежна...
    ...И очи черные её
    Горели, словно две звезды,
    Как-будто только что они
    Упали на лицо Сани...

 

Вот друг Манаса Алманбет с головкой родного отца.

 

Так воспевает деяния легендарного Манаса Ырчыуул.

 

В 1960 году Б.М.Юнусалиев, как и в 1950 году, вновь подвергся несправедливым нападкам.

В 1958 году К.Тыныстанов был реабилитирован Москвой и 22 января 1958 года Постановлением Бюро ЦК КР Киргизии посмертно восстановлен в партии.

14 мая 1958г. Бюро ЦК КП Киргизии поручило АН Кир. ССР республиканским журналам изучить творческое наследие Молдо Кылыча, подготовить к изданию сборник его произведений.

Кандидат философских наук А.А.Алтмышбаев, который в 1955 был Председателем экспертной Комиссии КГБ по произведениям Т.Байджиева, З.Бектенова, Т.Саманчина, выпустил книгу своих измышлений, где вновь доказывал, что Молдо Кылыч реакционный акын, К.Тыныстанов буржуазный националист, т.к. в 1926 году на конференции в Баку выступил против перехода тюркоязычных республик с арабского на латинский алфавит и «боролся с влиянием русской культуры».

На дискуссии, проходившей в Киргосуниверситете под председательством ректора Б.М.Юнусалиева, выступающие осудили книгу как антинаучную. Профессор К.К.Юдахин сказал, что книга А.Алтымышбаева халтурная, т.к. не соответствует действительности и зачитал стенограмму выступления К.Тыныстанова в Баку, где он говорил:

«Мы в данное время стремимся создать национальную культуру, национальную Красную армию… хотим обеспечить ее на родном языке, и вот эти точки в арабских буквах не годятся… Почему не принять русский алфавит целиком, тем более, что мы каждый день соприкасаемся с русской культурой и русскими»…

В 1960 году 4 января Бюро ЦК КП Киргизии постановляет:

[…] 4) Отменить Постановление Бюро ЦК 1СП Киргизии от 22/1—1958 о восстановлении К. Тыныстанова в рядах КПСС и от 14 мая 1958 «Об итогах обсуждения творчества Молдо Кылыча как неправильные».

[…] «Рецидивы националистических тенденций проявились и в той вредной возне, которую затеяли некоторые научные работники и писатели вокруг поэта Молдо Кылыча. Как известно в Постановлении XI Пленума ЦК КП Киргизии принятом в июле 1952 (!) года, отмечалось, что в области литературоведения длительное время восхвалялась идеология реакционного литературного течения. Вопреки этой правильной партийной оценке отдельные работники науки и литературы, в особенности Б.Юнусалиев, К.Юдахин и др. пытаются поднять его на щит. В республике допущены серьезные политические ошибки в осуществлении национальной политики партии. Бюро ЦК KП Киргизии в 1958 году приняло постановление об обязательном преподавании киргизского языка во всех русских школах республики».

В 1960г. 4 января Постановлением Бюро ЦК КП Киргизии произведения М.Кылыча были запрещены, К.Тыныстанов посмертно исключен из партии, преподавание кыргызского языка в русских школах отменено, в кыргызских школах доведено до минимума, академик Б.М.Юнусалиев смещен с должности ректора Киргосуниверситета.

В 1961 году в Кир. ССР сменилась партийная власть. З.Бектенову, Т.Саманчину и Х.Карасаеву дозволили преподавать в Кир.ГУ, академика Б.М.Юнусалиева приняли на должность старшего научного сотрудника АН Кир.ССР. Институт мировой литературы СССР предложил Б.М.Юнусалиеву подготовить академическое издание эпоса «Манас» по варианту С.Орозбакова.

Мне Болот Мураталиевич поручил подстрочный перевод эпизода «Великий поход» и показал письмо в ЦК КПСС с обстоятельной информацией о К.Тыныстанове, с просьбой пересмотреть его дело и вынести справедливое решение. Ответа он не получил. Академик Болот Мамбетович Юнусалиев скончался от инфаркта в 1970 году в возрасте 57 лет. Не дождался он и выхода в свет академического издания эпоса «Манас». Первый том вышел в Москве в 1984 году, 4-й – в 1995 году.

В 1989 году, будучи членом Комиссии по творческому наследию М.Кылыча и К.Тыныстанова, созданной по моему предложению на съезде писателей, в сейфе Парткомиссии ЦК КП Киргизии я обнаружил ответ на просьбу Б.М.Юнусалиева Парткомиссии ЦК КПСС от 16 мая 1964 года, подписанное Н.Шверником, где было сказано:

«...Учитывая, что предъявленные Тыныстанову Касыму в 1937 году политобвинения отпали, и судебные органы полностью реабилитировали, во изменение решения ЦК Компартии Киргизии от 5/1— 1960 года реабилитировать Тыныстанова Касыма в партийном отношении (посмертно)».

И этот документ с визами почти всех бывших в то время членов Бюро ЦК КП Киргизии пролежал в сейфе парткомиссии четверть века.

Тут же были приложены «пояснительные записки» Аалы Токомбаева, А.А. Алтымыбаева и других консультантов по творчеству М.Кылыча и К.Тыныстанова. Болот Мамбетович ушел из жизни, не узнав о своей победе...

В последние годы вокруг эпоса «Манас» появилось много измышлений, порочащих гениальное творение народа. Зачастую это связано с неверным толкованием таких слов как «канкор» производного от сино-тибетского хангор – боец, отсюда и Конгур-бай – боевой предводитель, но отнюдь не канкор – кровопийца.

В словаре «Великого похода» сказано: канкор – пьющий кровь, постоянный эпитет Манаса, отсюда и эпиграф к «Манасу великодушному», который «будет не щурясь смотреть на кровь…».

Неверная интерпретация этого слова нередко вводило в заблуждение и кыргызских сказителей.

Но может ли канкор – кровопийца быть айколем, т.е. великодушным? Ни в одном варианте нет случая, чтобы Манас был кровожадным, наоборот, он великодушен даже к своим кровным врагам.

Появились измышления о том, что Манас – это библейский Манасия, а отец его Жакып – старый еврей Иаков, живший задолго до рождения Христова. На самом же деле «Манас» производное от иранского слова «маана» – защитник, убежище, кыргыз маанасы, т.е. защитник кыргызов, что подтверждается самой историей и деяниями легендарного героя.

Начали выходить варианты эпоса без какой-либо редакции, очень многословные, с излишними повторами, бытовыми длинотами, с вопиющими грамматическими ошибками, с фантастическими измышлениями («Айкол Манас». Бишкек. 2005 ж), сюжетными противоречиями, а порою с нецензурной матершиной (Манас. – Анкара, 1995. – Стр. 39) с откровенной порнографией (Манас. – Бишкек, 2011. – Стр. 124).

Как справедливо писал Б.М.Юнусалиев в предисловии к изданию сводного варианта в 1958 году о том, что, слушая устное исполнение манасчи, не всегда обращаешь внимание на логические и сюжетные противоречия, многословные повторы. В книжном варианте читатель имеет дело исключительно с литературным текстом, и все эти недостатки бросаются в глаза, которые необходимо приводить в порядок*.

(*Манас. – Фрунзе: Кыргызмамбас, 1958. – Стр. 38)

Руководствуясь советами академика Б.М.Юнусалиева, во исполнение Закона по изучению эпоса «Манас», необходимо создать при АН КР специальную комиссию, без лицензии которой запретить исполнение эпоса, всевозможные публикации и ИЗО. Изъять из обращения «Великий поход» изд. 1946 и 1995 г. и издания повести С.Липкина «Манас великодушный».

Мар Байджиев
    Народный писатель,
    академик Национальной Киноакадемии КР

 

От редакции

Трудно переоценить труды М.Т.Байджиева, посвященные эпосу «Манас». В библиотеке им. К.Баялинова он организовал «Зал Манаса» с портретами выдающихся манасчи и прекрасными иллюстрациями Теодора Герцена, учредил общественные премии имени репрессированных манасоведов Е.Д. Поливанова, Ташима Байджиева и Зияша Бектенова.

М.Т.Байджиев осуществил поэтическое переложение на русский язык трилогии «Манас», «Семетей», «Сейтек», которое переведено на грузинский, азербайджанский, таджикский, узбекский и др. языки, на сцене академического театра оперы и балета поставил и записал на диск «Сказание о Манасе», составил на кыргызском языке хрестоматийный вариант трилогии «Манас, Семетей, Сейтек дастаны», которые Министерством образования и науки КР рекомендованы учебным заведениям в порядке учебников и наглядного пособия.

В публикации М.Т.Байджиева, посвященной памяти академика Б.М.Юнусалиева, обнародованы факты, доселе недоступные и неизвестные широкой общественности. Редакция ждет вашего мнения, уважаемый читатель!

 


Количество просмотров: 10742