Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Критика и литературоведение, Критика
© Андрей Рябченко, 2013. Все права защищены
Произведение публикуется с разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата размещения на сайте: 25 июля 2013 года

Андрей Александрович РЯБЧЕНКО

Надежда

Предисловие к сборнику прозы и поэзии «Мозаика», вышедшему в Бишкеке в 2013 году. Андрей Рябченко – редактор русскоязычной части сборника.

Рябченко А.А. Надежда. [Предисловие] // Мозаика: Сборник прозы и поэзии «Мозаика» общ. фонда «Аржанг» / Ред. совет: Равшан Ш., Рябченко А.А., Карасартова Н.О., Исмаилов Ч.Э., Khayltash N., Сиявуш Джунайди. – Бишкек: Алтын Принт, 2013. – 502 с. – кирг., рус., англ., узб., тадж., укр.

 

–...Я бы хотела помочь творческим людям в вашей стране... Как бы это сделать лучше всего? – спросила сидящего напротив парня женщина с жгуче-чёрными волосами, с издревле врождённой гордой статью потомка великих Рудаки и Фирдоуси.

– Как?.. Ну-у-у...

Парень не ожидал прямого вопроса и стушевался. Он думал, когда шёл в разгаре жаркого июльского дня на эту встречу в одном из летних кафе в южных микрорайонах Бишкека, что речь зайдёт об очередном невыполнимом прожекте очередного литератора. Несмотря на растерянность, в его мыслях начали возникать слова и образы из только что написанной им научной статьи для одного из университетских журналов: «”Рубикон”... “Среда”... “Горные зори”... “Тулпар”... Колесников... Бережной... лито... А вдруг всё же получится!?» И, словно набравшись смелости, парень выпалил:

– А давайте организуем лито!

– Что, простите?.. Я не понимаю...

– Давайте создадим литературное объединение! – и уже вполне окрепшим и уверенным голосом продолжил. – Лито... Литературное объединение тех, кто готов обсуждать свои произведения, дискутировать, помогать друг другу публиковаться и главное – учиться друг у друга. Как это было в 60-70-е годы в «Рубиконе», в 80-е – в «Среде» при «Литературном Киргизстане», в «Тулпаре»... и...

– Я не знакома с тем, что вы сейчас перечислили... Но мне ваша идея и ваш задор нравится. Мы сделаем это вместе!

По прошествии месяца в гостиной Шоистаи Равшан, а именно она была первым из собеседников в летнем кафе, разгорелся жаркий спор о том, как назвать литературное объединение.

– «Оазис»! Очень хорошее название... – предлагает свой вариант поэтесса Наргиса Карасартова.

– А может «Восход»... – её робко дополняет сестра Лейла Карасартова.

– Послушайте, это несерьёзно. Давайте что-нибудь из дзен-буддизма или Кастанеды... Что-нибудь нетривиальное... Сейча-а-ас... – ныряет в нирвану воспоминаний поэт Олег Славинин и не успевает назвать альтернативное название, как его перебивает филолог Юлия Гунькина.

– Конечно! Сейчас такое выдумает, что потом и не выговорим. Давайте что-нибудь воспарённее... «Парнас»... «Литературный Олимп»...

– Предлагаю следующее... – пищит доставленное сообщение на сайте «Одноклассников», при помощи которого на постоянной связи находится московский поэт Александр Бережной. – «Пегас», или «Эдельвейс», или...

– А давайте назовём наше лито «Мозаикой»... – в раздумьях протянул автор этих строк – второй собеседник той памятной встречи в одном из городских кафе. – Это название отражает и то, что все мы разные, и то, что вместе можем составить нечто на порядок большее... Как разноцветные кусочки смальты способны сложиться в руках художника в прекрасное мозаичное панно – настоящий пример высокого искусства...

И закружилось, завертелось, записалось... В итоге, после полугодовой работы составителей, редакторов и корректоров получилась настоящая книга.

Всегда при создании коллективных сборников, в которых представлено очень большое количество авторов (а здесь их более 65) и разножанровых произведений, есть закономерное опасение, что ценность книги с точки зрения художественности будет нивелирована. Однако художественность при создании этого сборника ставилась во главу угла лишь во-вторых. Во-первых же, авторы идеи преследовали две иные цели. С одной стороны, нужно было дать срез литературе Киргизстана начала 10-х годов XXI века, показать её тенденции, открыть новые темы и направления. Я не могу судить о разноязычных частях сборника, но в в части на русском языке, редактором которой являюсь, этого удалось достичь. С другой стороны, нужно было назвать имена новых авторов – будущего литературного процесса страны, поставив их в один ряд с поколением, творящим настоящее.

Главная ценность литературного сборника «Мозаика» – его демократичность. На страницах этой книги вы встретите около 70 авторов из семи стран мира, география проживания которых распространена от южной оконечности африканского континента и семимиллионного Бостона на побережье Атлантики до самого сердца континента Евразии – Киргизской Республики. Вы прочтёте не только высокопрофессиональные переводы, но и оригинальные произведения на семи языках мира, начиная от языков-международников – русского и английского, и до языка наследника великой восточной литературы – таджикского. А возрастная разница между старшим и самым молодым автором составляет более 55 лет!

Впрочем, о снижении художественности сборника также говорить не приходится, когда в нём представлены произведения Мара Байджиева и Вячеслава Шаповалова, Сиявуша Джалила и Михаила Рудова, Шоистаи Равшан и Анатолия Бережного, Анэса Зарифьяна и Валерия Жернакова, и многих других.

Представленный в книге отрывок перевода трилогии эпоса «Манас» Мара Байджиева не только достойно встаёт в один ряд с прежними переводами, но и во многом превосходит их. Впервые перевод выполнил писатель-билингв, не нуждающийся в подстрочниках, вставший в ряд с манасчи по авторской интерпретации и самобытности и, кроме того, автор многих драматических произведений и сценариев к известнейшим фильмам, опыт работы над которыми, несомненно, сказался на зрелищности, характерности и образности его нынешнего повествования. Доказательством этому служит то, что именно байджиевский перевод сейчас выбирают в качестве изучения океаноподобного киргизского эпоса во многих университетах мира, например, в МГУ им. М.В. Ломоносова.

Триптих «Вечерний звон» русского поэта Киргизстана, филолога и переводчика Вячеслава Ивановича Шаповалова ярко демонстрирует главенствующую тему в поэзии автора – летопись всепоглощающей трагичности судьбы русского народа в Киргизии, его ненужность, а посему и обречённость, как в настоящем, так и, и в этом кассандров дар Шаповалова, будущем времени. «Вечерний звон» отсылает читателя к шаповаловскому сборнику, вышедшему в 2011 году. «Чужой алтарь» – без сомнения одна из лучших поэтических книг на территории бывшего Союза за последние два десятилетия. Поэтическая манера и оригинальность, образность, стиховедческие особенности, новации в стихе ставят Вячеслава Шаповалова одним из современных приемников Иосифа Бродского, невольно заставляя вспомнить параллель между Державиным и Пушкиным. И пусть не будет ни для кого удивлением, что оценка столь высока, ибо единственная причина, почему Шаповалов не встал в один ряд с известнейшими поэтами современности – его проживание не в стольных русских городах, а на окраине бывшей Российской Империи. Его имя по праву должно бы стоять рядом с мэтрами современной русской поэзии – Евгением Рейном, Кириллом Ковальджи и другими.

Представленные в книге переводы Михаила Рудова, Александра Никитенко и Вячеслава Шаповалова не нуждаются в оценке. Школа перевода на русский язык киргизскоязычных текстов – весомая часть общепризнанного во всём мире советского переводоведения. И вышеперечисленные авторы яркие представители этой плеяды, среди которой имена их современников С. Сусловой, М. Синельникова, М. Ватагина, А. Бережного и многих других.

Шоистаи Равшан – прозаик известный и в Таджикистане, и в Киргизстане. Её перу на русском языке принадлежит, помимо прочего, дидактическая повесть для самосовершенствования «Эльдос», литературный отзыв «Цунами души» и, что более всего примечательно, книга афоризмов «Бисерные мысли». Главная направленность любой литературной деятельности Шоистаи Равшан – гуманизм по отношению к любому человеку, будто в каждой строке прозы писательницы звучит её же афоризм: «Самая близкая дорога – это путь любви к человеческим сердцам. Разуму эта дорога кажется длинной». Этим же собственным заветом она руководствовалась и при создании литературного объединения «Мозаика».

Анэс Зарифьян представил в настоящем сборнике свою лирику, которая является одной из ипостасей автора, наравне с его бардовской песнью и сатирой. В конце 2012 года Зарифьян опубликовал уникальное для Киргизстана шеститомное поэтическое собрание политической сатиры «Киргизстанские хроники» радушно принятое критикой. В данном сборнике же его тонкое мироощущение, обнажённость души, которая обычно защищается от мира щитом сатиры.

Анатолий Бережной выступил не как замечательный поэт и переводчик, которым его знает читатель, а как прозаик. С именем Бережного и Евгения Колесникова связана целая эпоха русской литературы Киргизстана. Они – зачинатели русского литературного объединения «Рубикон», влияние которого сформировало лицо русской литературы Киргизстана конца XX века. После «Рубикона» Анатолий Павлович продолжает дело с «Горными зорями». Сейчас же его ученики и последователи сами имеют собственных апологетов (и лучшим примером его наставничества выступает его сын, московский поэт и прозаик Александр Бережной). В настоящее время Анатолий Бережной работает над поэтическим сборником, главная интрига которого – оригинальное поэтическое переложение белым четырёхстопным дактилем «Слова о полку Игореве».

Недавно ушедший из жизни Валерий Яковлевич Жернаков представлен подборкой стихотворений и небольшой критической заметкой. Несмотря на то, что за свою жизнь он опубликовал всего три поэтических книги – все они по-настоящему художественны и представляют ныне Валерия Жернакова как подлинного русского поэта Киргизстана, из строк которого можно долго черпать вдохновение читателям и мастерство иным поэтам.

Также хотелось бы отметить Олега Бондаренко. Его яркая проза, наполненная острым драматизмом и яркостью персонажей, завоёвывает год от года всё большее и большее количество почитателей, а проект сайта «Новая литература Киргизстана» поистине оказался бесценной находкой для всех как литераторов, так и читателей республики.

Стихотворения Нурлана Калыбекова наполнены искренним максимализмом. То он любит и просит любить себя, отвергнув весь прочий мир, то предстаёт всемогущим Творцом, то трансформируется в пыль у ног случайного прохожего, то оказывается одновременно и жертвой, и повелителем времени и жизни... Поэтический мир Нурлана Калыбекова по сей день остаётся притягательно разнообразным и в этом залог его успеха у читателя.

Самый сложный без всяческого преувеличения жанр детской литературы наполнен повестью Жылдыз Акаевой «Гоп-стоп, или наша зебра» и сказкой Нэлли Лиственной «Хранители сокровищ».

Повесть Жылдыз Акаевой удачнейшая находка для читателей Киргизстана, так нуждающихся в «повестях для юношества». Казалось бы, советский жанр, в котором непременно присутствовали пионеры, красные галстуки и борьба за макулатуру, вновь становится актуальным для независимой республики, для полноценного развития её подрастающего поколения в возрасте 10-15 лет. Жылдыз Акаева с её художественной повестью, наполненной острым социальным конфликтом, яркими образами, лёгким, современным и понятным для подростков языком улиц, легко становится в один ряд с «Кражей» Виктора Астафьева, «Кортиком» и «Бронзовой птицей» Анатолия Рыбакова и другой качественной советской литературой для подростков. Сожалеть остаётся только об одном: полностью поместить повесть в данный сборник в силу её объёмности невозможно, но это отсылает читателя искать её оригинальное издание.

Нэлли Лиственная из тех авторов, что в большом количестве публиковались на страницах советских газет и журналов, а когда пришла очередь собственного сборника – грянула перестройка и развал СССР, и думать пришлось не о сказках и легендах, а о реалиях выживания в это сложнейшее время. Её тексты наполнены причудливым переплетением киргизского фольклора – страны, где она проживает, отголосками уральско-сибирских сказов, откуда автор родом, традициями русской литературной сказки, с которой она давно и прочно знакома. Хочется верить, что преодолев все экономические препятствия, вскоре выйдет авторский сборник прозы для детей Нэлли Лиственной, который она же сама и оформит своими не менее интересными рисунками.

Три сестры Карасартовых – Наргиса, Лейла и Лилия – словно три розы в саду литературы республики. У каждой есть свой взгляд, своё мироощущение, своя стезя. Для Лейлы важнее интимное душеизлияние, для Наргисы – более целостное и объективное понимание этого мира, а для Лилии – поиски гармонии и собственного места в хаосе отношений. И что ещё более замечательно – и Лейла, и Наргиса признанные авторы детской поэзии.

Заслуживает внимание путевое исследование Касымовой Дилинур «Отважный Хотан» из книги «Уйгурия». При его прочтении вспоминаются путевые и дневниковые записи Николая Пржевальского, Стэнли, Ливингстона, научно-популярные романы Владимира Обручева «В дебрях Центральной Азии», Владимира Арсеньева «Дерсу Узала» и «В горах Сихотэ-Алиня», которые заставляют трепетать сердце каждого мальчишки, который бредит об открытии новых стран и континентов, покорении диких племён и схватке со львами. Однако в наш глобальный век белых пятен на поверхности земного шара почти не осталось, подобные книги не пишутся и приходиться уноситься мечтами в прошлые века, что уже не так актуально. В «Уйгурии» же Касымова Дилинур сумела найти на карте Земли неизвестный край, рассказала о нём в доступной манере, чем и увлекает за собой как взрослого читателя, так и ребёнка.

В фокусе Чингиза Исмаилова современная жизнь Киргизстана. Его герои сталкиваются с острыми социальными проблемами, борются за выживание, но всё это даётся через призму какого-то особенного «розового» авторского повествования, когда верится, что всё в конце будет хорошо. Чингиз Исмаилов молодой и талантливый автор, который в скором будущем войдёт в основной костяк литературы Киргизстана.

Для Александра Молчанова важнее всего психология его героя, любые веяния его дум и чувств, те коллизии и разлады гармонии души, что происходят с персонажем при столкновении внутреннего и внешнего миров. Каждое слово из рассказов Молчанова имеет вес и своё, точно отведённое ему место. Он отшлифовывает свою прозу раз за разом, становясь похожим в этом процессе на мастеров короткого жанра Антона Павловича Чехова и О’Генри. Кажется, что сдвинь то или иное слово и посыплется литературный домик старательно и с любовью возводимый автором.

Поэзия Дмитрия Сагайдака удивительным образом напоминает лучшие образцы русской стихотворной литературы конца XIX – начала XX веков. В его строках есть и певучесть, и метафоричность, и призыв, и настрой, и замкнутость человека, сосуществующая рядом с открытостью поэта. Остаётся надеяться только на то, что основная профессия экономиста не отобъёт желания писать у этого молодого поэта.

Олег Славинин в своём поэтическом творчестве идёт в русле традиционной русской литературы. Пока ещё чувствуется определённое влияние «большой» поэзии на его стихотворения. Но раз от раза, публикуя всё более зрелые стихотворения, он показывает насколько самобытнее и оригинальнее они становятся. Молодой поэт определённо находит свою дорогу в зыбком литературном процессе, и ступает, пока ещё осторожно, на неё. В его строках видится потенциал, который может привести к рождению крупного автора.

Отдельной строкой хочется упомянуть о переводном, немного косноязычном, рассказе «Притяжение мечты» Бобоалиевой Зебуниссо. Вполне возможно, что в её лице литература Таджикистана обретает новое имя.

Открытием этого сборника я бы назвал поэзию Виктора Лебедева, удивительно тонкую и лиричную по сравнению со многими другими стихотворения, гораздо более именитых авторов. Стихотворения Виктора Лебедева, пишущего более сорока лет, всего несколько раз были опубликованы в различных периодических изданиях. Он один из тех неизвестных, вовремя неоткрытых авторов, что могли бы сказать очень и очень многое. Но есть ещё надежда на то, что, быть может, он скажет своё поэтическое слово, несмотря на преклонные лета.

Много-много кого ещё можно перечислять и перечислять, ведь в книге почти 70 авторов... А сколько произведений было отбраковано в силу малой художественности текста или полной неадекватности авторов! Отбор кандидатов и их произведений шёл не только посредством работы редакторов, но и баталий в электронном пространстве Интернета. Зачастую, многие оценки произведениям выносились самими авторами. Так, Александр Бережной составил эпиграмму на один из катренов поэтессы Юлии Кулешовой.

В оригинале у Юлии есть строки:

Если б у меня отняли руки,
    Белый лист и страсть к карандашу,
    Я бы написала на паркете –
    Сняв пуанты – кровью: «Я люблю!» –

на что остроумный Бережной немедленно отозвался:

Если б у меня отняли руки,
    Снять пуанты я б уже не смог.
    Разве что зубами я от скуки
    Наторел развязывать шнурок.

Оценки ставились многим и приговоры выносились безжалостно. Известное выражение, что бумага всё стерпит необходимо откорректировать согласно реалиям нового дня. Теперь всё стерпит не только бумага, но и Интернет. Чтобы не быть голословным, приведу пример оценивания произведения автора данных строк.

Небольшой отзыв совместно написали Олег Славинин и Александр Молчанов: «Произведения Андрея Рябченко выдержаны в традиционном духе и наследии великой русской литературы, проза которой представлена именами, не нуждающимися в представлении во всём мире. Рассказ «Аркан» затрагивает противостояние личности и тоталитарной системы – герой оказывается в условиях противоречия личностных убеждений и навязываемых антигуманных норм судебно-исполнительной машины. Отсюда вытекает основная проблематика рассказа – ценность человеческой жизни и нормы гуманизма в целом. Ключевым, в понимании идеи рассказа, является образ-символ аркана. Аркан в повествовании – верёвка, накидываемая на шею смертнику перед расстрелом, шире – это античеловеческое сковывание личности системой. Пафос рассказа глубоко гуманистический, что можно отнести к крайне удачному ходу прозаика. Андрей Рябченко – прогрессивный, талантливый и весьма перспективный деятель литературного пространства Киргизии. Он глубоко, эмпатично, чётко и компетентно подходит к проблематике и потребностям современной русской литературы. Его твёрдая рука литературного критика и прозаика со всею силою русского слова передаёт нам быт не только лирического и эпического содержания реальности, но и различные драматические и трагические события и явления общечеловеческого характера в хронологии развития двух государств – России и Киргизии».

В этом сборнике есть произведения и школьников, и студентов, и людей в возрасте, которые впервые публикуют свои произведения. Многие из этих творений совсем ещё наивные, по-детски открытые, призывающие хранить мир и любовь, быть добрыми и честными, любить Землю и каждую живущую на ней тварь, в том числе и двуногую прямоходящую. Зачастую, забыв о метафорах и ритме, они извергают вопль из своей души, стараясь изменить этот самый несовершенный из миров, позабыв, что поэзия – это не зарифмованные строки, это не только выражение своих мыслей и чувств. Поэзия – это образ, метафора и уважение к Слову: яркий, выстроенный, а где-то и выстраданный образ, пёстрая, сочная и выкованная из словесной руды, выбранная из стилистической шелухи метафора и безграничное поклонение Слову-Логосу как первоначалу всему. Но уже одно то, что авторы небезразличны, что они стараются творить, писать и высказываться вызывает глубокое уважение к ним, а главное – на это можно потратить несколько минут внимания читателя. Я верю, что большинство из молодых имён, названных в этом сборнике, вырастут в зрелых и оригинальных авторов.

В 2005 году доктор филологических наук, профессор и поэт Вячеслав Иванович Шаповалов в предисловии к книге Александра Никитенко «Некто я» высказался, что «...вполне вероятно, читатель, Вы держите в своих руках последнюю в Киргизстане книгу подлинно русского поэта...». Позвольте с Вячеславом Ивановичем, несмотря на моё глубочайшее уважение к нему, не согласиться. Русская литература в Киргизстане ещё будет. Быть может не долго – пятнадцать-двадцать лет... Одним из показателей этого является этот сборник, почти полностью русскоязычный. Ещё один показатель – витающая надежда на создание на базе «Мозаики» или другого лито постоянного альманаха, который сможет помочь русской литературе республики. Этот альманах, быть может, и не возродит (ведь чудеса бывают только в сказке), но продлит и так недолгое лишь вековое существование русской литературы в Киргизстане.

 

© Андрей Рябченко, 2013

 


Количество просмотров: 1854