Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Художественная проза, Малая проза (рассказы, новеллы, очерки, эссе) / — в том числе по жанрам, Драматические
© Осмонкулов Ж., 2013. Все права защищены
Произведение публикуется с разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата размещения на сайте: 8 апреля 2012 года

Жапарали Адашканович ОСМОНКУЛОВ

Преступление равно наказанию

В эту книгу писателя Жапарали Осмонкулова вошли повести и рассказы, которые были переведены самим автором. Произведения писателя разнообразны по содержанию, отличаются нравственной углублённостью и обобщенностью. Чистый мир детства, красота природы, жизнь горожан и сельчан – его основная тема. Книга рассчитана на широкий круг читателей.

Публикуется по изданию: Осмонкулов Жапарали. Добрый палач: Повести и рассказы. – Бишкек: 2013. – 154 с.

ББК 83,8
    УДК 82/821-93
    О — 74
    ISBN 9967-13-057-1
    O 4803300100-13

 

В районном отделении милиции капитан дежурной части вел беседу со стариком.

– Гражданин Лопухов, вы с прошлого года были оштрафованы более двадцати раз. Жалобных писем на вас вот столько накопилось, с ваш рост. В пьяном виде своим соседям не даете покоя. Хоть ночью, хоть днём, ругаетесь нецензурными словами. Без конца хулиганите! Скажите же, наконец, когда успокоитесь!?

Старик, прищурив глаза, иронично взглянул на капитана. Ему захотелось по старой привычке вышучивать милиционеров. Потому что у него всё время чесался язык.

– Когда умру!..

– Гражданин Лопух... х…ов, перестаньте издеваться! Стыдитесь на старости лет.

– Я? Кого? Стыдиться жены, детей – они у меня есть? Стыдиться самого себя, да!? Простите, начальник, я давно лишился своей семьи, остался один как перст. Никому я ничем не обязан. Пью на свои деньги, если хотите знать, товарищ, извините, гражданин начальник, – ответил он, мрачно нахмурившись.

Капитан дежурной части, выпучив глаза, раздражённо бросил взгляд на невысокого худощавого, сероглазого, льстивого старика с проседью в бороде, который на своем веку пережил много скандалов. Конечно, капитан сильно обозлился, но сорвал свою злобу на карандаше, сломав его пополам, когда взвешивал свои эмоции.

– Хотя бы семью Дуниных не беспокойте, не угрожайте им!

– Угрожал, что я сделал?! Если они не хотят жить со мной в одном доме, то переселите их в другое место, дурных интеллигентов…

– Подумайте, прежде чем говорить. Если потребуется, мы вас переселим!

– Переселите!? – старик разгневался. – Старого человека, пенсионера не имеете право переселять.

– Если не имеем права переселять старика-пенсионера, то перестаньте пить, не устраивайте переполох среди людей. Пусть это будет последним предупреждением. Товарищ старшина, отдайте вещи гражданину Лопухову и проводите его на улицу, – капитан дал знак, что разговор окончен.

Старик бормотал про себя:

– Моя милиция меня бережет.

– Еще о чем болтаете?

– Говорю, до свидания, – хитро улыбнулся Лопухов.

– Больше не пейте спиртных напитков! – капитан грозно помахал пальцем.

– Этого я не могу обещать, это не зависит от меня. Может, зависит от этого, – щелкнув пальцами по своему горлу, он снял шапку и поклонился. – Счастливо оставаться, будьте здоровы!

– Этот старик нам надоел. Сколько раз можно штрафовать, десять, двадцать!? Арестовывали, держали под стражей сутками, чтобы отрезвить его. Ничто не действует. Эх, старик, старик, – причитал вслед капитан.

Лопухов, идя по дороге, ругал всех, кто его ненавидел: соседей, которые жаловались на него в милицию. Пощупал карманы. Оглянулся по сторонам. Вытащил из кармана мелочь. Глаза его радостно забегали, потому что денег хватало на выпивку. Сгорбившись, он резко повернулся в сторону пивного бара, который находился на противоположной стороне улицы. Большой автомобиль с грузом резко затормозил, чуть не сбив старика. Раздражённый водитель обругал его отборной бранью. Но он не обратил на это внимания. Прямо пошел к толстой буфетчице и дал ей деньги, взял в руки два стакана с вином и один за другим выпил. Немного вспотел, заказал еще два стакана. Наслаждаясь, опять взял в руки стакан. Мелкими кусками разжёвывал копчёную рыбу – разыгрался аппетит. Вино поднимало настроение. Старик большими глотками выпивал то вино из гранёного стакана, то пиво из большой кружки. Повторил заказ. Ему с каждым повторением становилось всё лучше. Спиртные напитки разливались по всему телу, возбуждая вспыльчивый характер старика. Теперь он себ
я ощущал героем, ничего не замечая, задевал всех замечаниями. Люди выволокли из пивного бара пьяного старика. Даже после этого он не успокоился.

– Я говорю, отпустите меня. Отпустите! Я трезвый, как младенец. Вот поглядите, как я хожу. Хожу прямо, не падаю, не ругаюсь.

Старик в жалком состоянии шатался из стороны в сторону, язык его едва ворочался. Покачиваясь, он шел по коридору. Ноги его заплетались, будто нес он тяжёлый груз. Не сделав и десяти шагов, он упал лицом вниз. С жалким упорством царапал землю, то падал, то снова поднимался. Пуская слюну, широко раскрыл рот.

– Если мне не верите, то я спою вам. Послушайте, люди добрые!

Расцветали яблони и груши,
    Поплыли туманы над рекой.
    Выходила на берег Катюша,
    На высокий берег крутой.

Вдруг навстречу ему вышла старуха с маленькой собачкой и остановилась.

– Ух, какая, красивая собачка, хочешь? – старик ощупал карманы, как будто чем-то хотел угостить собачку. Но, ничего не найдя, протянул руку. – Ах, какая собачка, ну, получай! Старик неожиданно рукой ударил собачку по морде. Собачка, почувствовав боль, заскулила и убежала в сторону дома. Старуха сильно испугалась и громко крикнула:

– Ах, проклятый, караул! Люди, идите сюда! Проклятый старик убил мою собаку. На помощь, на помощь!

Пьяный старик не ожидал такого поворота, злобно закричал на старуху.

– Ах, хитрая старуха! Хочешь разводить собачек, сначала изучи их повадки. Оказывается, твоя собака слишком злая. Ну-ка, посмотри на мою руку – чуть не укусила.

– Ах, дряхлый старик, не говори ерунды! Ты же ударил её кулаком. Будь проклят! Собачка моя — милая! Она никого не трогала и не трогает.

– Эй, уродливая старуха, оказывается, ты злее своей собачки. Ну, погоди!

Старик протянул руку с растопыренными пальцами, как будто хотел задушить старуху. Старая женщина от испуга широко раскрыла глаза, закричала во весь голос:

– Ах, он, оказывается, пьяный. Убивают, убивают!

Старик Лопухов с силой толкнул старуху, и она свалилась с ног.

– Убивают, убивают! Милиция! На помощь! На помощь!

– Не кричи, зловонная собачка! Умираешь – туда и тебе дорога. Тьфу! – старик плюнул в лицо старухи. – Лучше бы меня покормила, чем свою жирную собачку.

Пьяный огляделся вокруг, едва передвигая ноги, спрыгнул с бордюра и свалился вниз.

– Милиция, зовите милицию! Меня убивают! – без конца кричала старуха.

* * *

Дунин готовился ко второй смене.

– Сашенька, как ты думаешь, старика Лопухова в отделении милиции будут держать долго, или он может появиться снова со своими криками-выкриками?– спросила жена, тревожась.

– Наташа, не бойся, милая! Вроде привыкла к пьянству старика. Потерпи год-два, настанет день, когда простишься с коммунальной квартирой. Вот тогда кухня будет отдельная. Проклятый старик тогда и там наверно будет сниться тебе.

– Саша, милый, до того дня дожить надо. Только я одна, что ли? Над всеми жильцами коммунального дома издевается, ругает, когда захочет, то топором, то ножом пугает детей, стариков и старух. Когда он здесь, нам покоя нет. Унижает наше человеческое достоинство, он даже бога не боится. Но мы его боимся, слыша его голос, прячем детей, не можем попасть на кухню. Для него все это зрелище — даже не укус комара. В который раз издевается, сколько неприятностей принёс нам. Мало он пугал нас, при удобном случае любого встречного человека догонял и избивал до полусмерти.

– Наташа, милая, что от меня требуешь? Куда только мы ни жаловались: и в милицию, и в прокуратуру, и в администрацию района. Убедительно просили, чтобы они принимали соответствующие меры, но никаких мер не принято. «Хулиганит, бьёт, ломает, ругается, не даёт покоя», – на такого типа заявления милиция в последнее время уже никак не реагирует. По-моему, им он тоже надоел. Знаешь, на прошлой неделе какой ответ пришёл?

– Когда бабушку Аграфену искалечил?

– Да, пришёл вот такой ответ: «Пострадавшая предъявляет необоснованный иск против гражданина Лопухова, якобы он избивал её. Следствием установлено, что А. Казанова получила незначительную травму, не влияющую на здоровье человека. В связи с этим суд отказывается возбуждать уголовное дело против гражданина К. Лопухова. Заявление рассмотреть по месту проживания».

– Если он всех терроризирует, кто будет рассматривать наше заявление? И суд в третий раз отказывается привлекать его к ответственности. Неужели они ждут какого-то тяжелого преступления, которое рано или поздно случится!? Нельзя давать волю старику, который извёл народ.

Женщина не знала, что делать. Просто ходила по кухне, взад и вперед. Она в своей жизни мухи не обидела. И сейчас горевала по-своему. Муж не знал, что сказать, чесал затылок. Думал. В конце концов, заговорил.

– Так и будет. Когда старик всех нас топором разрубит, тогда, может быть, спокойно заживём. До этого…

Жена не вытерпела. Она вспыхнула гневом.

– До этого мы ждём преступления, когда он убьёт кого-то? Правоохранители тоже ждут с нетерпением. Может быть, тогда Лопухова поймают и посадят в тюрьму?

– Наташенька, милая, не думай о нём, пожалуйста.

Дунин взял руки жены и ласково провёл ими по своему лицу.

– Сашенька, если хочешь знать, то за себя не боюсь. Беспокоюсь за детей, за дочку и сына. Они же страдают, в конце концов.

– С тех пор ровно семь дней прошло, как милиционеры увезли проклятого старика. Может, он оттуда успокоенным вернётся? Давай лучше поговорим о воскресном дне, потому что завтра отдыхаем. Пойдем на прогулку в парк. Покатаемся на горках, покачаемся на качелях, будем есть мороженое. Да, дети?

– Ура, на прогулку пойдём! Мороженое будем есть, – дети подняли весёлый шум.

– Конечно, мои милые, разве бывает прогулка без мороженого и весёлых игр? Пойдём, да, мать?

Мать молча покачала головой и умоляюще посмотрела на своих детей. Сын прибежал из коридора, чтобы рассказать нечто важное.

– Папа, ты можешь сегодня на работу не идти? Мы дяди Киры очень боимся.

– Тима, ты уже взрослый. В следующем году в школу пойдёшь. Взрослый парень разве боится? Не так ли, мать?

Но мать не ответила. Молча стояла.

– Потому что дядя Кира плохой, – продолжал сын свой рассказ. – Раньше он нас отравил газом. Поэтому его и мама боится.

– Ты не бойся, тогда и мама не будет бояться.

– Я тоже боюсь, – сказала маленькая дочка.

– Люсенька, если будешь бояться, то на прогулку не пойдём.

– Я пойду со своей куклой. Дядя Кира тоже идёт, да?

– Он не пойдёт. Ты идёшь со своей куклой, дочка моя.

– Да, тогда пойду. Мама, ты тоже идёшь, да?

Мама и на этот раз угрюмо молчала и продолжала смотреть на своих детей. Наконец сказала:

– Милые вы мои, обязательно пойдем. Отца больше не держите. Пусть идёт на работу. А я буду готовить вам ужин, вы согласны, миленькие?

– Мы согласны! – сказали дети хором.

Папа с мамой вышли на улицу. Перед домом прогуливалась бабушка Аграфена.

– Саша, от кровожадного старика нет вестей? – спросила с тревожным взглядом.

– Бабушка, пока никаких вестей. Прогуливайтесь, сколько душе угодно.

– Я тоже думаю так. Когда он здесь, у нас покоя нет. Правильно!? – сказала она.

Супруги одобрительно покачали головой.

– Ну, милая, иди домой. Смотри за детьми, а то они пугаются, – сказал Дудин своей жене. Наташа поцеловала в щёку своего мужа, и они расстались.

* * *

Жена Дунина поднялась очень быстро на второй этаж. Миловидная молодая женщина, не впервые ощущала тревогу, войдя в квартиру, крепко обняла своих детей. Подумала о своей дружной семье и улыбнулась. Мягкая поступь и быстрые движения молодой женщины наполнили комнату весельем. Немного погодя с посудой в руках вышла на кухню. Увидела запертую на ключ квартиру старика. Сердце на миг замерло. Затем мелко нарезав лук, начала жарить мясо. Руки работали, но в мыслях стоял силуэт старика. Налила в кастрюлю воды, попробовала на соль, вытерла руки полотенцем. Только хотела вернуться в комнату, как с улицы донёсся громкий крик.

– Идёт, старик идёт!

Из рук женщины слетело полотенце, по телу пробежали мурашки. Засуетилась, ничего не видя вокруг. «Правда, что старика выпустили? В конце концов, выпустили мерзавца-старика. А старик, как раненый медведь, с криками-выкриками направлялся в дом. «Если он ревёт, значит, в милиции не припугнули его. Теперь нам житья не будет, что поделаешь, к несчастью, мы живём в одной коммуналке», – думала она.

Люди на вечерней прогулке переполошились, как будто волк напал на овечий загон. Послышались шумные голоса детей. Старик Лопухов ругал, разносил всех на все лады. Окно разбил, и поэтому некоторые позакрывали занавески. Машущий топором то влево, то вправо старик всех испугал. Топор казался страшным орудием, которое всех подряд убивает на месте. Переполох людей, крики старых, шум детей возбудили всех. А он продвигался к дому, полный отваги. Глаза покраснели, как у волка, изо рта срывались бранные слова. Лицо старика было исполосовано кровью, а выглядел он, как ангел смерти.

– Эй, эй, мать вашу, сегодня кто будет пускать пулю в лоб, все испугались, да? Пугайтесь, пугайтесь, пусть землю вашу затопит вода! Мне тоже дайте право жить. Я тоже,– пару раз стукнул себя кулаком в грудь, – сын своей Отчизны! Пусть вас проглотит земля, старые пеньки. Сегодня всех зарежу, поубиваю! Задавитесь вы все!

Своим топором он разрубил молодые саженцы вдоль дороги, разгромил скамейку, детскую коляску, которая стояла у входа. Бабушка Аграфена незаметно хотела убежать от хулигана-старика, но он увидел её. Пьяный быстрыми шагами добежал до неё.

– Ну да, неуклюжая обезьяна, прогуливаешься без моего ведома. Как ты можешь отдыхать? Ведь это ты сдала меня в милицию. Будь ты проклята, зловонная свинья!

– Ты на меня ни с того, ни с него не набрасывайся. Ты что, с ума сошёл? Одумайся! Старуха не растерялась, хотела дать отпор старику, но не получилось. Дрожала. Руки тряслись. Она предполагала бежать.

– Ну, еще лаешь, да, старая собака? Тогда получай!

Он толкнул её назад, ударил ногой в живот – старуха согнулась и всем телом рухнула на землю. Пыхтела, боязливо пряча голову от увесистого кулака.

– Кира, пощади! Не убивай, извини старую дурочку.

– Мало тебе!

Он сел на свернувшуюся клубком женщину и схватил её за волосы. Сильно бил руками по чему попало, изливая свой гнев.

– Где проститутка Дунина!? Говори! Мать вашу, если надо будет, то всех живьём проглочу. Ты, обезьяна, не смыслишь этого!

Старуха ничего не могла говорить. Старик Кира, оставив в покое неподвижную старуху, пошёл искать жену Дунина. По дороге встретил молодую женщину с сумкой. Она только что вышла из автобуса и беспечно шла домой. Пьяный старик швырнул бутылку в её сторону. Бутылка разбилась вдребезги. Женщина оказалась бойкой и, быстро опомнившись, скрылась в подъезде. Старик, машущий топором, погнался за ней, но скоро потерял её из виду. Он, не останавливаясь, поднялся на второй этаж. Тяжело дыша, ворвался в кухню, одним ударом расколотил кастрюльку, которая стояла на плите. Затем топором постучался в квартиру Дуниных.

– Открывай, кобыла! Открывай, говорю, сплетница! Руку, которая против меня написала жалобу, затолкаю в твой рот. Открывай!

Топор с грохотом ударился в дверь. В один миг весёлая Наташа стала угрюмой. В мрачном настроении дверь не открывала. Она хорошо поняла, что счастье рушится, надвигается беда. Беда-то находилась рядом, с той стороны двери. Как решето, раздроблена дверь, похоже, не выдержит натиска старика-хулигана. Несмотря на это, она не поддалась страху. Вдруг из другой комнаты послышался плач дочери. Вокруг пахло гарью. Женщина умоляла:

– Прошу вас, оставьте нас в покое. Дети пугаются. Если не прекратите, то позову милицию.

– Ах, милицию позовешь?! Посмотрим, как ты будешь звать их. Отворяй дверь, кобыла! Эй, развратница, попробуй-ка теперь, если ты храбрая, спастись бегством от меня.

Наконец, топор сделал свое дело. Когда старик сильно дёрнул за ручку, дверь распахнулась. Ругаясь, разбушевавшийся буйный сосед злобно бросился в комнату. В самом углу женщина искала защиты. Сглатывая слюну, хулиган вращал дикими глазами, как будто добыча сама шла к нему в руки, и заносчиво улыбался.

– Ну, старая кобыла, всё-таки встретились!? Я, понимаешь ли, в этом обществе лишним оказался, да!? Вы чистенькие, а я заквашенный старик что ли!? Ух, ты…

Лопухов приставил топор к горлу женщины. Его красные глаза бегали то влево, то вправо, быстрой смерти не желали. Он хотел, чтобы соседка на четвереньках ползала, умоляюще просила прощения. Но этого не произошло. Когда, схватив её за грудки, он сильно дёрнул, порвалось платье. Страстно смотрел он на белую грудь женщины. Вытекающую слюну быстро и возбуждённо проглотил.

– Где дети!? Отвечай, проголодался, буду выпивать кровь твоих детей. Мать вашу, почему молчишь, распевай! Или я мешаю вам жить? Не так ли, говори!

Соседка Наташа не отвечала, молчала. Двумя руками кое-как укрывала грудь. Бросила взгляд на другую комнату, там находились её дети. Если хулиган узнает о детях, то им конец, и поэтому она очень перепугалась. Но набралась смелости.

– Что у тебя, язык отнялся, да?! – накидывался старик.

– Милый сосед, вы живите, и другим тоже дайте возможность жить.

– Ах, нечистая баба, хочешь еще нотацию читать, как птица, прилетевшая из рая…

Мститель-старик своим топором хотел ударить её по голове и одним ударом проститься с неудобной соседкой. Но как раз в это время из другой комнаты вышли её дочь и сын. Старик, резко повернувшись, грубо махая топором, грузно шатаясь, потопал в сторону детей. У матери забегали глаза. Но в то же время её материнское чувство придало ей необыкновенную храбрость. Вздохнув, она подалась грудью вперёд и набросилась на обидчика, подобно свирепому волку. Схватила старика за шиворот и так крепко толкнула, что тот полетел кувырком и ударился об стену. Из рук хулигана вылетел топор. Мать решительно сделав два шага вперед, добралась до перепугавшихся детей. Дочку подхватила, сына взяла за руку и направилась к выходу. Но старик встал на ноги и преградил путь. Из-за пазухи вынул кустарный нож. Два-три раза успел махнуть ножом. Он, как раненый зверь, рассвирепел и готов был живьём проглотить женщину-соседку. Наташа, опустив дочку на пол, прикрывала детей.

– Я желаю вашей крови. Мне житья нет, и вам тоже не дам права на жизнь!

Старик-хулиган накинулся открыто. Теперь защищались втроём. Женщина, устремившись вперёд, споткнулась о топор. Не раздумывая, живо подняла его с земли.

– Не подходи, подлый старик! Не подходи! – отчаянно кричала женщина.

Как раз в это время непослушный старикан уже начал махать своим ножом. Он так рубанул им наискось, что срезал подол платья. Наташа вынуждена была защищаться. Ситуация быстро менялась, они боролись. Хулиган – за себя, женщина защищала свою семью. Кровожадный старик, воспользовавшись преимуществом, нож направил прямо в сердце женщины. Но она интуитивно подняла вверх топор, и он опустился на голову. Старик, покачнувшись, хотел сделать шаг вперед, но испуганная Наташа еще раз ударила его обухом по тому же месту. Из рук старика выпал нож. Кровь хлынула из его головы и забрызгала лицо женщины. Старик упал лицом вниз. Кровь расплывалась по полу. Женщина сильно растерялась и не знала, что делать. У неё ноги отнялись, не представляла, какое несчастье свалилось на её голову. Не могла разобрать: сделала плохо или хорошо. Просто про себя бормотала: «Я защищалась. Уберегла семью от кровожадного старика». Она с трудом разжала пальцы, топор грохнулся на пол. Лицо женщины побледнело как полотно, дочку она взяла в охапку, сына повела за собой. Осторожно обошла страшного старика. Помыслы о счастье и желания женщины рухнули в одно мгновенье, слова, который год бурлили в мыслях, сами по себе выскочили из самого сердца.

– Рано или поздно должно было случиться, вот и случилось. Сама пойду, куда надо…

Увидев спускавшуюся по лестнице женщину с детьми, народ разделился во мнениях. Мать двоих детей растерянно покачивала головой. Один из соседей, высунув голову из-за двери, испугался.

– О, боже, она, оказывается, убила старика!

Все смотрели в сторону соседки Наташи, выражая кто ненависть, кто жалость, трудно было разобрать. Дочка капризничала, сын шёл молча. Народ сопереживал и печалился, следуя за женщиной. Сзади послышались жалобные голоса.

– Наташа, милая, куда ты идёшь? Хотя бы оставь детей, – сказала обеспокоившаяся старуха.

– Эй, кто-нибудь, известите мужа, – выкрикнули из толпы.

– Я извещу, не беспокойтесь! – ответил кто-то.

– Ну, правильно, только быстро, милый!

– Наташа, ты ни капельки не виновата. Мы же знаем хулигана-старика, от которого никому покоя не было. И другие скажут…

– Смерть сама привела его сюда. Ты убила не человека, а кровожадного злодея! Защищалась и защищала семью.

В гуле голосов сложно было различать какие-то фразы. Люди остановились на улице, у телефонной будки. Впереди всех идущая Наташа зашла в телефонную будку. Народ шумел, выстраиваясь рядом и изумляясь, думал, мол, «диво такое». Женщина не обратила внимания на людей, не сказала «Что вы стоите и глаза пялите!?» Ей было все равно. Вот тогда народ понял, чего хочет Наташа, и стал ждать, вздыхая. Вокруг безмолвствовала тишина. Слышалось чириканье воробей. Женщина набрала номер 102.

– Алло, это милиция?! Я звоню с улицы Коммунальной, 13…

– Ну, понял, опять старик Лопухов буянит, да?! Если буянит, то привяжите его к дереву. Пусть до утра отрезвеет, вот тогда припомнит, и будет знать силу народа, — хихикая, ответил капитан из дежурной части.

– Нет, совсем не так. Лопухова… убили…

– Как, каким образом!? Кто убил!?

– Я… топором…

– Кто!?

– ?..

– Алло, кто убил, повторите, пожалуйста!

– Я, Наташа Дунина. Заберите меня!

 

© Осмонкулов Ж., 2013

 

Открыть полный текст книги «Добрый палач: Рассказы и повести» в формате PDF

 


Количество просмотров: 1003