Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Документальная и биографическая литература
© Олжобай Шакир, 2013
© ИА «24.kg», 2013

Олжобай ШАКИР

Диалог с драматургом

Корреспондент ИА «24.kg» предлагает читателям беседу о творчестве с Султаном Раевым — писателем и драматургом, лауреатом Госпремии СНГ, Госпремии имени Токтогула КР, который рассказал «о времени и о себе».

Источник: http://www.24.kg/community/147325-dialog-s-dramaturgom.html

 

— Султан Акимович, с чего начать наш разговор о вашей творческой лаборатории? Пожалуй, начну с самого удивительного: вы много лет являетесь государственным служащим, но, несмотря на это, продуктивно работаете в литературе. В театрах ставятся ваши пьесы, издаются объемные книги с вашими произведениями. Наблюдая за тем, как много времени вы отдаете творчеству, невольно задумываешься, что, наверное, не так уж и тяжела госслужба. Или разгадка этого секрета в умении правильно планировать время?

— Мне часто задают подобные вопросы. Какую бы я должность ни занимал, кем бы ни работал, скажу откровенно, для меня всегда превыше всего было творчество. Что такое «должность»? Сегодня она есть, а завтра ее уже нет — такова природа государственной службы. Но это не означает халатного отношения к своим прямым функциональным обязанностям, просто считаю: ты обязан успеть все сделать. В то же время если я, ссылаясь на нехватку времени, перестану заниматься творчеством, то для меня это будет равнозначно измене самому себе, своим принципам.

— Ваша дебютная книга «Пыльная дорога» наделала много шума, а прекрасная повесть «Мальчик, держащий в руках солнце» поставлена на театральной сцене и потом, кажется, даже переведена на китайский язык...

— Пожалуй, довольно интересно у меня сложилось с «Пыльной дорогой». Это был первый рассказ, который я написал в своей жизни. Случилось это в конце 80-х. Он еще не был опубликован ни на кыргызском, ни на русском, а уже вышел на украинском языке под названием «Пил на шляху». Жил в то время в Бишкеке прекрасный переводчик Петр Гордейчук, который прекрасно владел кыргызским. Он и перевел мой рассказ и поместил его в альманахе молодых писателей, который издавался тогда в Киеве. Написанная еще в студенческие годы повесть «Мальчик, держащий в руках солнце» была опубликована в журнале «Ала-Тоо» со вступительной статьей известного кыргызского писателя Асанбека Стамова. В ней я сумел выразить внутренний протест нашего поколения против существующей системы. Повесть была переведена на другие языки, по ней сделали инсценировку для театра.

Скажу честно, если бы судьба не свела меня в свое время со знаменитым театральным режиссером Алмазом Сарлыкбековым, может, я и не стал бы драматургом. Сарлыкбеков языком театра, пластики поднял идею повести на высокий уровень. Главную роль в этом спектакле играл талантливый актер, народный артист СССР Капар Медетбеков. Думаю, что не ошибусь, если скажу, что именно после премьеры этого спектакля я по-настоящему заболел драматургией. Помню, как Капар Медетбеков после спектакля, когда меня представили ему, удивленно воскликнул: «Неужели это произведение написал желторотый юнец?» Позже был издан объемный сборник моей прозы.

— Вас не огорчает, что, несмотря на большие творческие успехи, вы серьезно занялись государственной службой? Ведь человеку, способному покорять высоты духа, известно, что власть и богатство — это всего лишь искушение, да еще и временное. Или для вас не так уж сложно справляться и там, и здесь? Как говорится, два стремени — одна узда...

— Скажу как на духу: стать чиновником у меня никогда не было ни желания, ни мыслей. Я много лет работал в редакциях газет, писал рассказы, пьесы, повести. В 2002 году как представитель литературного поколения постсоветских государств был приглашен в числе других знаменитых гостей со всего мира в Букингемский дворец королевой Великобритании Елизаветой II в качестве ее почетного гостя. Ранее подобное событие мне и присниться не могло! По возвращении в Кыргызстан эта моя поездка была освещена в местных СМИ как большое событие.

Однажды меня пригласил в «Белый дом» Бекболот Талгарбеков, возглавлявший в то время аппарат правительства республики. Он горячо поздравил с таким приглашением и поездкой и предложил мне то, чего я никак не ожидал. «Мы выдвигаем тебя на должность заместителя министра образования и культуры, ты будешь курировать культуру», — сказал он. Я не сразу согласился с таким предложением, потому что до этого ни дня не работал чиновником. Но он сообщил, что этот вопрос уже согласован в верхах, и добавил: «Кто же рождается чиновником? Научишься». Так неожиданно я стал государственным служащим.

— В конце 90-х годов в журнале «Ала-Тоо» опубликовали первые главы вашего романа «Последний пророк», которые вызвали у читателей большой интерес. К сожалению, это произведение до сегодняшнего дня не попало в руки книголюбов отдельным законченным изданием. Предыдущие вопросы возникли именно благодаря этому факту. Возможно, оттого, что занимаете ответственные государственные посты, многие выдающиеся художественные произведения так и останутся нерожденными?

— Да. В 90-х годах опубликовал несколько отрывков из своего романа «Последний пророк». Роман задуман в стиле «потока сознания», который использовали писатели М.Пруст, Г.Стайн, В.Вулф, Дж.Джойс, Т.Элиот, О.Хаксли, Г.Грин, русские писатели Б.Пильняк, Ю.Олеша, В.Вишневский — с присущим их творчеству «внутренним монологом». Роман я начал писать более двадцати лет назад, и причина столь длительного процесса его создания не во времени. Хотя время, эпоха, жизнь и мироощущение внесли свои коррективы в ткань произведения. Разница между «архитектурой» романа того времени и нынешним вариантом — как между небом и землей. В последнее время в мировом литературном процессе теория «нового романа» порождает различные дискуссии. Каковы должны быть новые принципы, новые ценности, новые взгляды этой литературы? Поиск ответа на эти вопросы равнозначен поиску ответа на извечный вопрос: в чем заключается сама миссия литературы?

Сейчас мы подошли к новой эре человеческого самосознания. Хотим мы того или нет, но перед человечеством сейчас в полную силу встал гамлетовский вопрос: быть иль не быть? Сейчас мы можем осознать внутреннюю «психологическую революцию», проходящую в жизни человека... При создании «Последнего пророка» я и сам не понял, как ушел совершенно в другом направлении, ступил на иной путь развития романа (в отличие от первоначального замысла). Изменилось и его название. Сейчас роман готовится к выходу в издательстве «Турар» под названием «Кара». Пусть читатель сам вынесет ему свой приговор. Если сказать откровенно, только художественными экспериментами мы сможем изменить мир и миропонимание.

— Кажется, что литература — это изнуряющий ежедневный труд, а порой это подарок, легко полученный от Бога. Кто-то создает свое творение долгие годы, кто-то пишет на одном дыхании. Как вы работаете?

— Литература не ограничена временем. Это отдельная сила духа, это стихия внутреннего мира, которая не подчиняется ни природе, ни судьбе, ни разуму. Шекспир спустя уже много лет после того, как написал трагедию «Гамлет», нашел этот знаменитый акцент монолога главного героя — «Быть иль не быть?» — и вставил его в пьесу. Можно ли сейчас представить «Гамлета» без этой ключевой фразы? Конечно, нет! Великий Архимед произнес свое знаменитое «Дайте мне точку опоры, и я поверну Землю!» в момент сильного эмоционального всплеска, напряжения. И только после этого смог совершить свои гениальные открытия в механике. Так же и в творчестве. Иногда идея, словно молния, озарит мгновенно, а иногда ее приходится ждать годами — как Судный день.

— Вы написали пьесы об Исхаке Раззакове, о Курманджан датке, они уже поставлены в театрах. Я смотрел спектакль об Исхаке Раззакове, но осталось впечатление, будто пьеса написана исключительно к юбилею великого человека. Более позднюю постановку, когда обновили репертуар, мне посмотреть не удалось. Хотелось бы услышать из ваших уст об этом спектакле...

— Конечно, подобная тема для пьесы — очень консервативная и одновременно легкоуязвимая. В этих произведениях я писал о триумфе и трагедии выдающейся личности. Речь шла не о правителях, а о внутренних противоречиях человеческой души, о драматизме ситуации. В литературе есть понятие «материализация идеи». Если говорить конкретнее, в пьесе о Раззакове речь идет о последних минутах его жизни, о тех мгновениях, когда человек осмысливает философское противоречие между жизнью и смертью. Я хотел показать в пьесе этот момент человеческой жизни. А в пьесе «Плач царицы» драматургическая интерпретация жизни и трагедии героини создана ради одной фразы Курманджан датки, сказанной сыну: «Не опускай глаза перед Смертью!»

— В последнее время все чаще ставят спектакли к юбилеям исторических личностей. Может, любителям театра большее удовольствие доставят пьесы не об исторических деятелях, а о ценности всего человечества?

— Полностью с вами согласен. Объектом литературы должны быть человек и человеческое в нем.

— Конечно, Шекспир, рисуя жизнь королей, умел показать игру света и тени, а были ли вы, повествуя на сцене о жизни знаменитых властителей, настолько близки к нынешним представителям власти, чтобы знать все тонкости их жизни? Ведь в драматургии без психологического конфликта невозможно, произведение выходит слишком пресным... Может, через вас конфликты современных политиков могли бы попасть на бумагу?

— Политика — это особенно сложная драматургия. Это феномен, в котором есть все — внутренние противоречия и интриги, драматические развязки и фарс, белое и черное.

— Вы несколько лет работали министром культуры. Хочется спросить: что для нас важнее — культура или политика?

— На этот вопрос я бы ответил так: культура политики. Культура — это содержание, духовная сердцевина, нутро, а политика — это каркас, и если не будет сильной духовной составляющей, политика никогда не будет крепкой. В последнее время политики часто бьют в колокола: надо спасать культуру! А я бы сказал наоборот: не мы культуру, а культура нас спасет! На протяжении своей истории человечество пережило множество кризисов — и экономических, и политических, энергетических, социальных и других. Из них можно выйти, а вот самый тяжелый из кризисов — духовный. Если он наступит, из него мы не сможем выбраться никогда.

Интервью взял Олжобай Шакир

 


Количество просмотров: 1183