Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Драматургия и киносценарии, Драматургия
© Мельников В.Я., 2008. Все права защищены
Произведение публикуется с письменного разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Опубликовано 14 ноября 2008 года

Валентин Яковлевич МЕЛЬНИКОВ

Калхас

Трагикомедия в трех действиях

Пьеса в стихах, в которой переплетаются современность и древнегреческие мифы

Из книги: Мельников В.Я. Сочинения. – Б.: Просвещение, 2003. – 598 с.

ББК 84 Р7-4
УДК 82/821
М-48
ISBN 9967-02-296-5
М 4702010202-03

 

Действие первое

                                                                      Все, что видимо, видимость только одна,
                                                                      Далеко от поверхности мира до дна.
                                                                      Полагай несущественным явное в мире,
                                                                      Ибо тайная сущность вещей – не видна.

                                                                                                           Омар Хайям, «Рубайят»


Вечерняя набережная в современном курортном городе. В освещенном фонарем круге останавливается мужчина и, повернувшись боком к парапету, вглядывается в лунную дорожку на море и размышляет.

Нет, все-таки вечерние прогулки 
Полезны и рассудку, и здоровью.
Без них наскучили б совсем
Курортные увеселенья в дискотеке, 
Игра в бильярд, газеты, телевизор, 
Пустая болтовня и легкий флирт…
И хорошо, что все забросив,
Отправился сюда на побережье.
Какая в самом деле благодать!
Вечерний бриз колышет море, 
Морщиня бархатную гладь. 
И волны с берегом не споря, 
Покорно зарываются в песок.
Смех женщин, звонок и высок, 
Звучит беспечно и плывет дурман магнолий…
Но не волнуют меня боле
Соблазны лет былых. 
Как скоротечна и печальна жизнь…
Еще есть силы, разум и душа,
Вмещая целый мир, 
Напряжены в боренье,
И опыт – мудрости опора
Остерегает от случайных бед.
Но где-то уж таится злой недуг,
Тебе назначенный убийца.
И вот на шаг перед тобой порог, 
Где жатву смерти собирает рок.
А жизнь вокруг с твоим уходом. 
Течь будет так же год за годом.

В круге света появляется другой мужчина. Он невысок ростом, в легком светлом костюме и широкополой шляпе. Говорит, обращаясь к стоящему под фонарем.

Добрый вечер! Прошу простить за беспокойство,
Не мог сдержаться, чтобы к вам не подойти. 
О вас премного я наслышан. 
Вы писатель Константин Алмазов. Так ведь?
Вот приобрел новинку – ваше сочиненье.
Скажу не в лесть, занятная вещица. 
Прошу оставить ваш автограф, 
Я собственно за этим и пришел.
   
  Алмазов

Давайте книгу и скажите, 
Кому адресовать автограф?
   
  Незнакомец
Пишите – Калхасу.
   
  Алмазов
  Как, как?

  Калхас 
Калхасом зовут меня. 
Досель не слыхивали имени такого?
  
  Алмазов  
 Звучит для уха непривычно.
 Но постойте, в памяти осталось что-то …
 Встречал у Пушкина как будто, 
 А может, у Гомера в «Илиаде» ?…

  Калхас
 Браво, браво! Можно подивиться
 Вашей начитанности и памяти. Вы правы.
 Точно так! Но на досуге все же
 Еще разок перечитайте
 И мифы Греции, и «Илиаду» с «Одиссеей».
 Вдохните аромат их мистики наивной, 
 Переплетенной с сочным бытием.
 В самом деле, среди ахейцев, осадивших Трою, 
 Упоминается и некий Калхас.

  Алмазов
 А вы, как погляжу, знаток
 Истории и мифологии Эллады.

  Калхас
 Интересуюсь, несмотря на возраст, 
 Нехватку времени и всякие заботы.
 А знаете, я издали давно 
 За вами наблюдаю…
 Простите чудака великодушно, 
 Что нос сует, куда не просят.
 Но больно любопытно мне
 Увидеть ваших мыслей ход.

  Алмазов
 И что? Увидели?

  Калхас
 Представьте, прочитал как в книге.
 Все в грусти, в думах пребывая, 
 На одиночество себя вы обрекли, 
 Как будто в целом мире не осталось
 Для вас уж никаких забав и развлечений. 
 Полноте! В почтенном возрасте
 Возможностей, конечно, меньше
 И удаль молодецкая смешна. 
 Но жарко тлеет под золой
 Огонь желаний и страстей, поверьте. 
 А вы мужчина хоть куда 
 И если очень захотите, 
 То у красоток не останетесь в долгу.
 Довольно себя мучить
 Пустыми мыслями о жизненном финале.
 Сосредоточьтесь лучше на продленьи удовольствий…
 Однако, вижу, я увлекся, 
 Мои слова коробят вас. 
 Простите за невольную обиду, 
 Советовал я вам из лучших побуждений. 
 Но коль не нравится – не буду. 
 В самом деле, неловко как-то вышло. 
 Сойдясь и познакомившись едва, 
 Взялся скорее подавать советы.

 Алмазов
Вы повергаете меня в смятенье.
Скажите напрямик – как догадались
О размышлениях моих? Ведь я их вслух
Не высказал ни разу.

 Калхас
Я Калхасом зовусь недаром
И прорицательству не чужд…

 Алмазов
  (Вот как?) 
Наш разговор становится забавным…

 Калхас
Я ожидал иронии от вас, 
Поэтому совсем не обижаюсь. 
Но если б вы меня чуть больше знали,
То не было б причины для сомнений.

 Алмазов
Так что же вам мешает
Открыться сразу? Не играйте в прятки.

 Калхас
Туман опасен для сближенья, понимаю. 
Но и поспешность может повредить. 
 Делами правит постепенность.

 Алмазов
Намек на то, что встретимся еще ?
Ну что же, я не против. 
Но только впредь давайте без загадок,
Я не терплю ни ведьм, ни чертовщины. 
Сегодня же, сказать по правде, 
Была неискренней беседа с вами. 
И знаете еще что – ваше появленье
Отнюдь не кажется случайным.
Такое зреет ощущенье, 
Что затевается азартная игра, 
И в ней ведущим игроком
Вы видите себя. А я
Лишь средство к достиженью цели.
Вам надо должное отдать:
Вы замечательный психолог,
Чему свидетельство, как ловко 
Чужие мысли можете читать.

 Калхас
Уж если затевается игра,
То силы будут в ней равны.
Я тоже должен в похвалу 
Сказать вам: вы умны
И проницательны необыкновенно.
Однако уверяю вас,
Все ваши подозренья ложны.
Не плут и не обманщик я, но ваш доброжелатель.
Общенье с вами для меня не только лестно,
Но обещает много удовольствий.

 Алмазов
Пусть так, в конце концов
Никто из нас друг другу не обязан,
И в сущности мне все равно,
Что знаю вас или не знаю.
Так почему не встретиться еще ?
Хочу, однако, вам заметить напоследок,
Что не питая никаких предубеждений,
Я многому готов поверить из того, 
 Что вы сочтете нужным рассказать. 
Но одурачить не удастся вам меня.

 Калхас
Все, что хотите, обещаю…

Те же лица спустя неделю сидят за столиком в приморском кафе. Перед ними початая бутылка сухого вина и налитые наполовину стаканы.

Калхас
Я вижу, вы опять грустны,
Вино не веселит… Встряхнитесь!
Нельзя же долго так хандрить.

 Алмазов
А вы предпочитаете бездумную веселость ?
До смеха ли, когда вокруг
Лишь горе да беда справляют тризну
По жертвам многочисленным своим.

 Калхас
Вы на себя взвалили непосильный груз, 
Недолго так и надорваться. 
Мирских невзгод не перечесть, 
А излечить — и богу неподвластно. 
Но есть у жизни и другая сторона – 
Простые радости от встреч с друзьями и с природой, 
С прекрасной женщиной,
Вкушение любви и пищи, и вина…

 Алмазов
Вы все смешали в поросячье пойло, 
А суть заключена в другом…

 Калхас
Ну-ка хотите угадаю, 
Куда вы клоните свой спор?

 Алмазов
Дерзайте, прорицатель!

 Калхас
Ваш дух мятежный восстает
Перед лицом всевластия кончины
И алчет если не бессмертья, 
То жизни века полтора примерно, 
Да чтоб при этом не дряхлеть. 
Жить полнокровно успеть 
Раскрыть до дна и дар ума, 
И жар души бессмертной. 
Похвальное стремление. Однако
Наш мир устроен так несовершенно, 
Что мучаемся мы уже с рожденья. 
Здесь слишком многие обречены не жить,
А выживать. И для чего же?
Плодить все больше несчастливцев?

 Алмазов 
Вы бед назвали еще мало.
Сюда б добавить не мешало
Разнообразных мерзостей букет, 
Таких, как зависть, злоба и жестокость, 
Бесправье маленьких людей, 
Авторитарной власти тиранию…

 Калхас
Да, да и деспотию
В семье и в школе, 
И у господ чиновных, 
Руководящих за начальственным столом.
Им несть числа. Их не исправить, 
Ничем не извести. 
И, несмотря на это, вы хотите, 
Собрав печали мира
И от них страдая, прожить две жизни. 
Вы меня простите. 
По крайней мере, это несерьезно.

 Алмазов
Позвольте уточнить: не просто жить, 
Но в меру сил и опыта большого 
Все сделать к исправленью бытия.

 Калхас
И все же должен возразить.
Увы, пока на всей планете
Нет уголка, где стоило бы долго жить.

 Алмазов
А я хоть и грущу, 
Но больший оптимист, чем вы, заметьте.

 Калхас (в сторону)
С мое б познали мир, 
И поубавилось бы оптимизма. 
  (Алмазову) 
В моих сужденьях тоже есть резон…
А впрочем хватит спорить.
Давайте разговор переведем
Чуть-чуть в другое направленье. 
Я вот о чем хотел бы вам сказать. 
Желанье ваше заглянуть вперед, 
Удвоив жизнь свою, понятно. 
А как, скажите-ка, насчет…
Того, чтоб повернуть обратно
Течение истории и перенестись 
К столетьям старины далекой?

 Алмазов 
Историю назад не повернуть
И оживить былое невозможно. 
О нем мы знаем лишь из книг
Да из раскопок. И перенестись, 
Как вы изволили сказать, 
Могу я лишь в свою библиотеку, 
Где есть немало исторических трудов.

 Калхас
И все же разве не хотели б вы
Пожить в реальном приближеньи
К каким-нибудь годам…до новой эры?

 Алмазов
Вы не могли бы говорить яснее?

 Калхас
Хотите сразу напрямик? 
Я видите ли, без труда могу устроить
Круиз по времени и по пространству.
Вы сможете не прерывая связь эпох
Пожить в античном мире…

 Алмазов
Я по достоинству ценю ваш тонкий юмор
И мастерство в изобретении чудес.

 Калхас
Ну что ж, наклонность к шуткам – 
Отнюдь не худшая черта. 
Не ввязываясь в долгий спор, 
Позвольте все же вам заметить, 
Что все от взгляда на вопрос зависит. 
Познанье истины пределов не имеет, 
И открывается она не сразу. 
И может статься так, что завтра станет
Ложным, то, что почитаем мы за истину сегодня. 
Природа многое таит еще от нас. 
Но минет череда годов быстротекущих
И невозможное окажется возможным.
В чем, кстати, каждый убедиться мог стократ.
Однако, вижу, на мои слова
Вы отвечаете насмешливой улыбкой. 
Ну не стесняйтесь же, скажите, 
О чем подумаем и за кого
Вы принимаете меня в сию минуту?
За сумасшедшего? За шарлатана? Угадал?

 Алмазов
Угу, ни больше и ни меньше.

 Калхас (с усмешкой)
Ни больше и ни меньше…
Вы, точно, мастер на остроты. 
Однако призадумайтесь – зачем же
Нелепо так и так топорно 
Я стал бы пичкать вас какой-то ерундой, 
Когда бы не имел солидных оснований? 
Нет, я не шарлатан и не безумный, 
Не хулиган и не последний враль. 
Имеются другие варианты.

 Алмазов
Другие варианты? Кто же вы тогда? 
Великий маг – мистификатор? 
Иль дьявол? А может сам Господь?

 Калхас
Выбирайте, что больше по душе.

 Алмазов
Опять ушли вы от ответа.

 Калхас
А что изменится, когда скажу.
Ведь и тогда не будете мне верить. 
Не лучше ль испытать на деле
Правдивость моих слов? Как погляжу, 
Скучаете вы даже на курорте.
Так соглашайтесь же, не упускайте шанс, 
Который вам единственно дается. 
Там, где незнание сомненья копит,
Вступает в дело смелый опыт. 
Давайте же проделаем его. 
Взгляните-ка на тот пологий холм. 
Так… И что вы видите на нем?

 Алмазов
Кустарник чахлый, больше ничего.

 Калхас
Теперь пониже опустите взгляд. 
Что там?

  Алмазов
 Домишек с палисадниками ряд. 
 А вон еще пирамидальный тополь.

 Калхас
Вот расстояния каприз!
Не тополь это вовсе – кипарис,
А на холме — за стенами акрополь.

  Алмазов (в крайнем изумлении пристально вглядывается и бормочет). 
Не сплю ли я?.. Действительно акрополь!
Фантасмагория, ни дать ни взять…
Неужто все, что вижу, ложно. 
Как сотворить такое можно? 
Кто разберется, кто рассудит…
И не поверил бы – но вон же люди
В хитонах белых и плащах
На древних улицах снуют, толпятся, 
У стражи крепостной блестят
Щиты, оружие и прочие доспехи. 
И под холмом, в предместье, оживленье, 
Гремят повозки, цокают копыта,
Курится дым над очагами – 
Приметы явные кипучей жизни. 
Сомнениями тяжкими обуреваем, 
Себя стараюсь убедить, 
Что вижу лишь мираж коварный. 
Но звуки. голоса – как это понимать? 
Нельзя же чувствам собственным не доверять…
Так значит, Калхас не соврал.
Сопротивление мое слабеет. 
И с каждою минутой все сильнее 
Одолевает любопытство. 
И вот уж я почти готов
Поддаться странному соблазну.

 Калхас
Чем просто так со стороны глядеть, 
Давайте-ка на холм взойдем
И там в какой-нибудь харчевне
Все до конца обсудим за вином.

Древнегреческая харчевня. За низким столиком с кувшином вина и горкой маслин на блюде полулежат Алмазов и Калхас. Оба одеты в хитоны.

 Калхас
(Отхлебывает из глиняной чаши и закусывает маслинами). 
Повсюду нынче урожай хороший
Оливков, ячменя и винограда. 
Ахейцы будут с хлебом и вином. 
На здешней каменистой почве
Пшеничного зерна обычно недород. 
Зато ячмень неприхотлив. 
Однако и лепешки из него не для гурманов.
Их, раскатав потоньше, не пекут, 
А выставив на солнце, просто сушат. 
К такому хлебу вам придется привыкать.

 Алмазов
Так мы что – в Греции уже?

 Калхас
В том можете не сомневаться. 
Увидите, мой друг, вы скоро
И Крит, и Аттику, и Пелопоннес, 
И острова, и кружево проливов, 
И небо слитое с морским простором, 
И быстроходные военные триеры, 
И финикийские корабли купцов, 
Гонимые то веслами гребцов, 
То ветром в низких парусах. Еще
Увидите Ареопаг и Парфенон, 
Блистательно вознесший 
Свои колонны над холмом.
Заглянете и на Афинский рынок, 
Где продается все – от скарба до рабов.
Итак, немного просветив, 
Вас в географии и кулинарии, 
Без промедления позвольте перейти
К другому важному вопросу. 
Год отсчитает календарь, 
Но он длиною в жизнь вам будет. 
Вы вступите на бурную стезю
Троянского царевича Париса. 
Напутствовать считаю вас излишним, 
Ваш путь заранее определен. 
Но кое в чем, если хотите,
Вольны без ограничений и запретов
Так поступать, как вам повелевают
Душа и собственное разуменье.
На этом расстаемся – не прощаюсь, 
Мы непременно встретимся еще.

  Алмазов
Постойте, вы главного еще мне не сказали. 
Хочу я знать, зачем все это. 
Цель какова? Иначе ведь и наша встреча, 
И эти превращенья, приключенья – 
Всего лишь фокус цирковой, 
За грань разумного зашедшее шаманство. 
Ну не молчите, говорите же – зачем ?

 Калхас
Хотел я с этим разговором подождать
До завершенья ваших странствий, 
Когда б вы больше мир познали.
Но коль не терпится – извольте. 
Я, как и вы, немало размышлял
О том, куда идет наш мир непостоянный.
Есть разные сужденья на сей счет:
Одни уверены, что к процветанью, 
Другие же, напротив, к саморазрушенью, 
А третьи – к среднему чему-нибудь. 
И как ни странно, вроде все правы. 
Заметить надобно, однако, что исход второй
Усердно многие обходят стороной,
Считая порождением безумства. 
Не заблуждение ли это?
Скажите, разве не безумство
Все то, что видим мы вокруг?
Вам человечество сегодня
Не напоминает выпущенного из бутылки Джинна, 
Готового равно к добру и злу? 
И что бы там ни говорили, 
А мир приблизился к опаснейшей черте, 
За ней лишь хаос, разгул стихий и катастрофа.
Так можно ли и дальше полагаться
На вольную игру событий и поступков? 
Нет, нужен Высший Разум – 
Объединитель и поводырь людей.
И только он один принудит к подчиненью
Стихию человеческих страстей и интересов
И новый мир из хаоса создаст. 
Могущество его огромно, 
Но не испытано еще в своих пределах.
И в этом вы помощник мне и первопроходец. 
Вам предстоит открыть иль заново понять
Вещей божественную суть и меру,
Высоких и вместе с тем простых, 
Насущных как хлеб, вино 
Иль эти вот маслины. 
Еще одно вам поясненье: 
Сравнение, как всем известно, 
Есть ключ к познанью сущего
И на Земле и в космосе далеком.
Чтоб день сегодняшний понять – 
Сначала надо в прошлом покопаться. 
Не беспокойтесь, ни в чем ваш дух и разум
Не испытают гнета
И будут в помыслах просты и ясны, 
Добру и красоте открыты. 
Вот собственно вся цель
Задуманного предприятья. 
Согласны? Так по рукам и примемся за дело.

 

Действие второе 

                                                                      Я красоты приемлю самовластье.
                                                                      К ее порогу сам готов припасть я.
                                                                      Не обижайся на ее причуды. 
                                                                      Ведь все, что от нее исходит, — счастье.

                                                                                                           Омар Хайям, «Рубайят»


В пещере кентавра Хирона боги празднуют женитьбу героя Пелея на богине Фетиде. Лучшие яства и вина украшают пиршественный стол. Звучит чарующая мелодия, которую исполняет на своей золотой кифаре бог Аполлон. Под ее звуки музы поют о великой славе, которая ждет новобрачных. Оры и хариты заводят веселый хоровод, к ним присоединяются блистающие вечной красотой Афина, Афродита, Артемида, ловкий, быстрый Гермес и на время забывший кровавые битвы бог войны Арес. Но вот музыка стихает. Гермес подходит к молодой паре.

 Гермес
Ну а теперь, искусством насладясь, 
К предмету посущественнее переходим. 
Мы тут в кругу своем посовещались
И к единогласному пришли решенью
О том, что лучше не сыскать награды
Высокородному Пелею в день женитьбы, 
Чем бранные, блестящие доспехи. 
Они послужат доблестному мужу
И украшеньем, и защитой, 
И средством грозным нападенья.
Владей же и рази врагов
Рукою твердой беспощадно.
  (Вручает Пелею доспехи.)

 Хирон
Я очень рад – придется кстати и мой подарок нашему герою. 
Дарю тебе, мой друг, копье,
Любовно сделанное мною
Из ясеня, подобного железу. (Вручает).

 Посейдон
А я, мой дорогой Пелей,
Дарю тебе лихих коней
К победоносной колеснице.
Их ты увидишь на лугу.

(В пещеру заглядывает взлохмаченная, небрежно одетая богиня раздора Эрида. Ее единственную не пригласили на свадьбу и пир).

 Эрида
Ишь, как развеселились!
Галдят, без умолку хохочут,
Нажрались до отвала, напились
И никому нет дела до меня. 
Ах, дворня подлая, 
Развратники и лизоблюды! 
Тихонько сговорившись меж собой, 
Вид сделали, что про меня забыли!
Ужо, постойте, все припомню вам ! 
Узнаете, как мстить умеет и на что
Способна в ярости Эрида. 
Хорошенький подарочек к застолью
Я на беду вам принесла. 
Вот яблоко из сада Гесперид. 
Из-за него, божественные дамы, 
Передеретесь вы жестоко меж собой.

(Невидимая для пирующих, Эрида подходит к ложе, на котором возлежат Зевс и Гера, кладет на стол золотое яблоко с надписью «Прекраснейшей» и незаметно исчезает).

 Гера 
(Первая из пирующих замечает и берет в руки яблоко)
Какое чудо! И на нем 
Есть надпись. (читает вслух). Прекраснейшей.

(К Гере подходят Афина и Афродита и тоже с любопытством рассматривают чудесное яблоко).

 Афина
Плод мне, наверное, дарован.

 Афродита
Нет, он мой.

 Гера (нахмурившись)
Ну-ка, уймитесь обе!
Проще простого рассудить, 
Чье это яблоко. Оно мое по праву.
Скажи, о мой властительный супруг,
И вы все долгожители Олимпа, 
Скажите же, кто я, стоящая пред вами? 
Ужель не старшая богиня
И не супруга Громовержца, 
Не первая красавица среди бессмертных, 
Лилейнорукая и волоокая, 
С короною волос душистых, 
Волной спадающих до плеч?

 Афродита (тихо)
Не может дама средних лет
Сравниться с прелестями девы юной. 
Она как сорванных цветов букет, 
Которые, сникая, вянут втуне.

  Афина
Не спорю, старшая богиня
Всем хороша, хоть несколько стара. 
Но разве вечно юная Афина
Божественной не блещет красотой?
А если к прелестям моим добавить
Свет мудрости в глазах
И царственную стать,
То будет идеал, какого не сыскать. 
Яблоко мое, отдай, отдай!

 Гера
Нет уж, не отдам. Ах, вы какие!
Тоже мне, красавицы нашлись!
Да лучше выбросить, чем подарить
За просто так кому-нибудь из вас.

 Афина
Сам Зевс тогда пусть нас рассудит.

 Зевс (молча размышляя)
Еще мне не хватало ввязываться в спор семейный.
Вот если бы была средь них любовница, 
То тотчас же решил бы в ее пользу спор.
А так недолго и в беду попасть, 
Коль женщины объединятся. 
Такое тоже ведь возможно. 
Как только догадаются, что я 
Ни на одну их трех сторон не встану.
Нет, лучше поручить другому суд.
Кому ж, кому ж… А, есть! – придумал (вслух).
С мудростью своей посовещавшись,
Вот как решил я поступить.
В окрестностях малоазийской Трои
Есть горная гряда, что Идою зовется. 
На склонах ее скот пасется, 
А пастухом у одного из стад – Парис.
Хочу, чтоб он судьей стал в этом споре.
И то сказать, кому, как не ему,
Красавцу юноше и ветрогону
Судить о женской красоте. 
  (тихо в сторону) 
Пускай попробует мальчишка, 
Каков на вкус божественный нектар.
  (вслух)
Повелеваю спорящим богиням, 
Не тратя боле время понапрасну, 
К троянским берегам перенестись. 
А яблоко пока отдать Гермесу,
Пускай побудет соглядатаем сторонним.

(Большое дерево на склоне Иды. В тени его Сидит пастух Парис).

 Парис
Изрядно поработал надо мною вещий Калхас – 
Я сам себя не узнаю. 
Но допустил одну небрежность:
Оставил старой памяти частицу, 
И я с раздвоенным сознанием живу. 
И чувствую себя то молодым, 
То возрастом отягощенным. 
Наверно потому так трудно привыкаю
К обличью новому и новому житью.
Не знаю, долго ли продлится
Пастушье одиночество мое, 
Порой одолевают грусть и скука
И от отчаянья готов бежать. 
Куда глаза глядят…
  (Сверху на склоне слышатся голоса). 
  Что там за звуки? 
Похоже, кто-то пожаловал ко мне. 
 (Появляются Гермес, Гера, Афина и Афродита).

 Гермес
Приветствую тебя Парис!
Ты удостоен чести лицезреть
Прекраснейших богинь Олимпа. 
Немедля преклони колени перед ними. 
 (Парис опускается на колени, кланяется)
А теперь позволь представиться.
Я бог Гермес, посланник Зевса,
И многих дел распорядитель: 
В пути заблудшим покровитель, 
В торговле знаю толк и в красноречии искусен…

 Гера (тихо, в сторону)
…И во вранье, и в хвастовстве, 
И в хитрости, и даже в воровстве…

 Гермес (продолжает)
…Короче, нужен всем в сиятельном дворе.
Со мною три богини:
Гера – супруга властелина Зевса, 
Афина – мудрости олицетворенье
И Афродита – любви и красоты подруга. 
Поручено на твой представить суд
Их спор о том, кому по праву 
Вот это яблоко отдать (показывает яблоко)
Тут есть и надпись (с трудом читает по слогам, пре..кра..с…крас…ней…шей.
  Ага, прекраснейшей).
Ну, слово за тобою.
Посмотрим же, кого из трех,
Ты предпочтешь прекраснейшей назвать.
(Вручает яблоко Парису).

 Парис
Я, право, потрясен и ошарашен…
Не знаю даже, что сказать. 
Любой мой выбор будет страшен,
Легко могу в немилость впасть.
От участи такой прошу освободить,
Чтоб ни себе, ни вам не навредить.

 Гермес
Решенье Зевса нерушимо.
Запомни – еще большею бедой
Грозит отказ от исполненья.

 Гера
Не бойся, дорогой Парис,
Коль выберешь меня – 
Властителем великим станешь
Всей Азии. И будет вечно, пока ты жив,
Тебя от бед оберегать
Мое высокое расположенье.

 Афина
А если яблоко присудишь мне, 
Я сделаю тебя героем, 
Покрытым славой большей, чем Геракл. 
 Афродита
Отдай мне яблоко, и ты познаешь
Любовь и будешь сам любим.

 Парис (безмолвно размышляя)
Герои и цари не вечны…
Зачем мне власть? И ради славы
Зачем конюшни чистить как Геракл
И быть прислужником у всяких эврисфеев?
Нет, все это не стоит
И часа истинной любви.

 Афина (словно читая его мысли)
Запомни, мальчик, в этом мире
Всем – и богам, и смертным
Нужны богатство лишь и власть. 
Тот, кто владеет ими, — независим
И в полной мере пожинает блага жизни…
В том числе и женскую любовь. 
А знаешь ли ты, что она такое?
Ума болезненное помутненье, 
Летучая пушинка, ветерка порыв…

 Парис (безмолвно размышляя)
Неправду говорит Паллада.
Богатство, власть и счастье – 
Не одно и то же. 
Короны, троны, золото
Так просто не даются, 
Войной и кровью покупаются они.
Еще предательством и святотатством. 
И независимости полной не бывает…
Однако, стоп! Поосторожней
Держаться надо бы с гостями. 
А то узнают невзначай
О направлении моих суждений – 
И не сносить мне головы!
Для них ведь это страшная крамола.
Представить трудно, как вознегодуют 
И удивятся. Мол, откуда
Юнец подобных мыслей нахватался?

  (вслух)
Удел неблагодарный выбирать
Прекраснейшую из прекрасных
Средь трех достойных претенденток.
Будь не один, а три чудесных плода – 
Отдал бы каждой, за честь и счастье почитая. 
Однако разумом и всей душою
Я все-таки на стороне Любви. 
А потому сей приз вручаю
Богине Афродите.

 Гермес
Ну что же, суд свершился. 
Как сказано, так тому и быть.
Пора нам удалиться, чтоб обстоятельно
О принятом решеньи доложить

 Гера (Парису)
Смотри, дружок, за все за это
С тобою поквитаюсь я еще.

 Афина
В долгу я тоже не останусь.


Олимп. Опочивальня Зевса. Только что проснувшись, Зевс встает, зевая и потягиваясь. Ищет свою одежду.

 Зевс 
Проклятье! Вечно в этом доме
Ничто на месте не лежит. 
Хоть обыщись, не попадется 
  (кричит в дверь).
Эй, Гера! Где ты там ? Скажи, 
Куда хитон мой подевался?

 Гера (за дверью)
Где положил, там и возьми
  (входит).
Совсем ослеп после вчерашней пьянки,
Не видишь разве – вон в углу.

  Зевс (серчая)
Эй, женщина. не смей дерзить! 
Молчи, покуда я не разозлился.
А то напомню, как бывает тяжела
Десница Громовержца в гневе.

 Гера (срываясь в крик)
Еще грозить мне вздумал, 
Ах, ты, угодник потаскушек! 
Своя супруга для тебя никто, 
Все смотришь, где бы поживиться.
На стороне. Грози, грози!
Я не боюсь тебя, хоть громом разрази, 
Хоть молнией испепели быстролетящей. 
Тебе я, видно, стала не нужна, 
Ни в чем не чувствую поддержки… (Всхлипывает)

 Зевс (смягчившись)
Какую еще надобно поддержку? 
Ну-ка выкладывай, на что ты намекаешь!

 Гера
Ужели позабыл,
Как давеча со мною поступил? 
Вместо того, чтоб яблоко отдать супруге,
Ты выкобениваться начал, 
Устроил смехотворный суд.
А судией мальчишку – пастуха назначил.
Вот он и выбрал вертихвостку.

 Зевс 
Эй, полегче! Не оскорбляй сиятельных богинь. 
А что до юноши Париса, 
То он законный сын Гекубы и Приама,
Славнейшего троянского царя. 
После рождения Парису напророчили, что станет
Причиной он войны с ахейцами и разрушенья Трои. 
За что в младенчестве отцовской волей
Был отнесен слугою в горы и оставлен там
На верную свою погибель. 
Однако чудом царевич выжил
И вырос в юношу, блистающего
Красотой и силой, о чем родители
Пока не знают, оплакивая чадо безутешно.

 Гера
Ты жуткий эгоист. Такой же, 
Как твой папаша детоглотатель Крон. 
Власти ради и удовольствий низких
Ни супругу, ни детей не пожалеешь.

 Зевс
Ладно, и эгоист, и бабник… Власти узурпатор...
Сказала все, что пожелала?
И по доброте моей — могла?
Ну говори же, с чем еще пришла,
Какую гадость принесла?
Или о чем-то попросить хотела?

 Гера
Пришла я вовсе не просить,
А вот о чем тебя предупредить.
Я чашу с ядом выпила до дна.
Теперь все кончено. Любви моей не домогайся – 
Не улестишь, как ни старайся, 
Пока не буду отмщена. 
И напоследок к разговору:
С женой ты строг, чуть что угрозы, 
А у других бывает и похуже. 
Но ты делишек их не замечаешь.
Все потому, что сам от них недалеко ушел. 
Твои любимчики того и жди
Усядутся на спину. 
Еще и будут погонять.
Спохватишься, да как бы 
Со строгостями не опоздать.
  (Уходит)

 Зевс (размышляя)
А ведь, пожалуй, в этом она права. 
Потачку дал я олимпийцам. 
Они и распоясались под боком у меня.
То тут, то там интриги, дрязги, ссоры,
Мошенничество и кумовство,
Вранье, распутство, воровство, 
За покровительство высокое поборы.
Пора за дело круче браться.
Да все мне как-то недосуг…

Поляна на склоне Иды. Вечер. Парис с бичом в руке подходит к шалашу у края поляны и садится на камень. Лицо его обращено на закат солнца.

 Парис
В полнеба плавится закат, 
Предвестник бурных перемен в погоде.
А вечер тах пока, 
Благоухан и неподвижен воздух. 
Доносится с опушки перекличка птиц.
Пастуший пес, мой молодой помощник,
Дурашливо за дичью рыскает в траве. 
И вот уж месяц, немощный и тонкий, 
Туманной дымкой окружен, 
Всплывает над темнеющей чащобой, 
Цепляет и бодает острым рогом
Кудрявую вершину дуба. 
Течет за край небес багряная река, 
Стихия копит силы для броска. 
А у меня в душе давно уж буря
Бушует, не смолкая ни на миг.
Срывает с якоря корабль
Доселе безмятежной жизни.
И кто виной? Подумать только,
Богиня, воплощенье красоты,
Сокровище Олимпа – Афродита!
И вот томлюсь и мучаюсь
И время подгоняю, 
Молю Провиденье приблизить час
Свиданья с лучезарной Афродитой. 
Приди же, о, приди! Исполни обещанье!
Теряю силы я, изнемогаю…
Нет в мире тяжелее испытанья, 
Чем ожидание любви. Оно порой
Волнует нас сильней любви самой. 
Однако что со мной?
В мои ли годы так увлекаться?
Запутался совсем, не знаю, 
Как дальше быть, чего мне ждать…
Какое странное, однако, ощущенье
В себе одном соединять
И юности горячей увлеченья, 
И зрелый опыт старости подстать.

Через два дня на том же месте Парис и Афродита стоят друг перед другом.

 Парис (безмолвно)
Всего три шага до нее – 
До этих глаз, слепящих красотой как солнце;
До этих с чувственною влагой губ, 
Источнику удовлетворенья
Нетерпеливой жажды поцелуя;
До стана стройного
И соблазнительно округлых бедер…
Какое чистого искусства совершенство!
Ему достойный образец
Из смертных ни один творец
Не смог еще создать. Бессильны
В его талантливой руке, 
Волнением души и мыслью вдохновленной, 
И кисть, и глина, и резец. 
Казаться хочет горделивой недотрогой,
Порой сдвигает брови строго…
Но то и дело прорывается кокетство. 
Вон как стреляет взглядом, 
Дразнящим, смелым и лукавым!
Однако же при всем при том
Старается держать меня на расстояньи. 
Захвачен мыслию одной, 
Гадаю – ласковей иль строже
Она бы сделалась со мной, 
Когда б повлек ее на ложе?

(Приближается к Афродите, обнимает и пытается поцеловать ее. Она отстраняется и отходит на несколько шагов).

 Афродита
Не забывайся, дерзкий волопас! 
Такое обращение не для богини.
К тебе я благосклонна и добра, 
Однако, знай, — не беспредельно.

 Парис
Но ты ведь обещала мне взаимную любовь. 
Где же она? Выходит обманула?

 Афродита
Да, обещала и на том по-прежнему стою. 
Но не себя в виду имела, а другую.

 Парис
Вот как? Другую?
С ней без меня ты, значит, сговорилась
Заранее, а я – бери, не глядя, так ведь? 
Но кто ж она – сосватанная мне особа?

 Афродита
 Не торопись, я посоветуюсь еще с богами.

Парис
Не надо, умоляю! Не другая, 
А ты нужна мне. Я полюбил тебя…

 Афродита (насмешливо)
Когда ж успел?

 Парис
  И одного хватило взгляда, 
Как только встретился с тобой.

 Афродита
Ты снова мне дерзишь, 
Негодный шалунишка!
За непочтение к богам
Недолго ведь и поплатиться.

 Парис
Я, не задумываясь, жизнь отдам
За час один свидания с тобою.

 Афродита
Признаться, я такого поворота
Совсем не ожидала. Ты в своем затворстве, 
Похоже, сильно заскучал
По женским прелестям. И только повстречал
Меня, как тут же без оглядки и с упорством
В погоню бросился за призраком любви.

 Парис
Моя прекрасная богиня Афродита!
Лукавишь ты и нарочито
Стараешься представить мою страсть
Как странную, нелепую напасть.
Неужто я ничуть тебе не нравлюсь, 
Неужто трудно так меня понять, 
И, строго не судя, хотя бы попытаться
Навстречу сделать первый шаг?

 Афродита
Должна с немалым удивленьем
И с похвалой отметить я, 
Что для возросшего в лесной глуши,
Не знавшего ученья волопаса,
Ты очень развит и не по возрасту умен, 
К тому ж красноречив, искусен в споре.
Еще успела я заметить –
Весьма настойчив и нетерпелив. 
Я и сама такая, не скрываю. 
Ты тоже симпатичен мне,
Но ничего пока не обещаю.

 Парис
Я буду с нетерпеньем ждать, 
Любить, и верить, и страдать.

Минуло три дня. Вечером у шалаша Париса появляется Афродита. Она в нарядом белом пеплосе.

 Афродта
Ау, Парис!

 Парис (выходит из шалаша)
  Я здесь.

(Подносит к губам руку Афродиты и целует.)

Не виделись три дня, 
А показалось – вечность. 
Все мысли только о тебе. 
Нет муки худшей под луной,
Чем ожидание любимой.

 Афродита (смеясь)
Но вот я вся перед тобой – 
И женщина, и гордая богиня, 
Всесильная от слабости своей
И слабая от силы.

(Шаловливо запускает пальцы в кудри Париса и поет)

Ну, мой бычок лобастенький!
Где твоя веревочка? Иди за мной, 
Не взбрыкивай, не упирайся, 
Все равно я уведу тебя
На луг зеленый с пестрыми цветами. 
А как насытишься, поставлю в стойло…

 Парис
Ты это про меня?

 Афродита
 Как хочешь, понимай!
А знаешь, отчего я нынче весела? 
Пою, смеюсь — смешинка в рот попала.
Как будто бы и дела мало
До всего, что нам судьба наобещала.
Не утруждай себя, не угадаешь. 
Ты как и все мужчины толстокож.

 Парис
Какая чисто женская забава – 
Изящно жалить нас налево и направо.

 Афродита
Не обижайся, милый, это лишь игра – 
Без жала и без яда. 
А что до смеха – то он у меня с тревогой пополам. 
Я много думала сегодня и вчера
О странностях судьбы превратной.
Не мы – она играет нами…

 Парис
Нами… то есть богами и людьми? 
Как может быть такое?

 Афродита (с ласковой усмешкой) 
Мальчик мой, я и не то б сказать могла, 
Когда бы захотела…
Однако что-то я разговорилась. 
А ты задумчиво молчишь. 
Не я ль тому причиной? 
Скажи мне что-нибудь
Приятненькое для ушей.
Ну, например, чем хороша я,
И что особенного ты во мне нашел. 
Ужели хуже, чем вчера, сегодня Афродита?
Я так о прелестях своих люблю послушать!

 Парис
А мне бы только на тебя смотреть.

 Афродита
Да уж, замечаю, 
Не просто ты глядишь – 
Глазами раздеваешь.

 Парис 
Однако ты остра и зрением и слухом. 
Легонько углядела все, что делал я украдкой.

 Афродита
Какой же ты смешной!
Не понял до сих пор, 
Что можно ведь и не украдкой.

Подходит близко к Парису, он тянется к ней, обнимает и целует ее. Вместе скрываются в шалаше.

  ________________


Троя. Дворец царя Приама. В горницу на супружеской половине дворца входит со служанкой Гекуба, жена Приама. Устало садится у окна. Лицо ее печально.

 
 Гекуба (служанке)
Уж столько лет минуло,
А все нейдет из памяти тот сон проклятый –
Злой вестник разрушенья Трои. 
Зачем поведала о нем супругу, 
Поверила пророчеству о том, 
Что мой младенец, 
Которым я беременна была, 
Нашлет несчастие на Трою.
Все помню в мелочах
Будто вчера случилось:
Едва от бремени приспело разрешиться, 
Явился Агелай, слуга наш верный, 
С Приамовым приказом взять немедля
И отнести в дремучий лес малютку
На верную. на страшную погибель.
Будь проклят день и час, 
Когда злой рок жестоко разлучил нас с сыном!
Что стало с крохою моей,
Такой беспомощной – в глухой чащобе, 
Где в обиталище зверей
Нет далеко окрест жилья людей?
Теперь до дня кончины
Мне не видать ни счастья, ни покоя,
И будут сердце рвать укоры
Как крючья раскаленного железа…

Входит Приам. Видит слезы на щеках Гекубы, опечаленно садится рядом.

 Приам
Все плачешь, все тоскуешь?
Сочувствую и ведаю по ком,
Ценою дорогой мы отвратили гибель Илиона.
Но надо дальше жить
И управлять подвластным царством.
Мне мысль сейчас одна пришла:
Давай устроим игры
В честь нашего почившего сыночка, 
Пусть они будут памятью о нем. 
Со всею пышностью обставим состязанья
И победителю наградою назначим
Лучшего в стадах моих быка. 
Я думаю, взбодрит тебя затея.
За дело завтра же возьмусь.

Толпа зрителей у площади для состязаний. Среди них Парис (Размышляет про себя).

Не оказалось для награды
Во всех стадах Приама тучней быка,
Чем мой питомец, которого растил и холил, 
Поил водою ключевой
И сочною кормил травой. 
Жаль отдавать его в чужие руки, 
Быть может, на заклание для пира. 
А что если, питомца своего спасая, 
Стать самому участником игры
И с поля победителем уйти
Перед восторженной толпою?
Так решено – попробую сразиться. 
Померяемся ловкостью и силой.

Та же площадь. В центре ее Парис в одной набедренной повязке. Толпа приветствует его как победителя состязаний. Крики из толпы:
«Слава сильнейшему из сильнейших! Слава Парису — победителею могучего Гектора! Слава! Слава! Быка триумфатору! Быка!»

  __________________


Парис у храма Зевса, куда он пришел, чтобы принести благодарственную молитву верховному богу неба. Внезапно у входа в храм к нему с мечом в руке подбегает один из сыновей Приама – Деифов и с криком «как ты смел, вонючий пастух, состязаться с благородными сыновьями Приама!» пытается сразить Париса мечом. Парис увертывается и ищет спасения у алтаря Зевса. Деифов. боясь гнева Зевса, уходит.
К Парису приближается служительница храма прорицательница, дочь Приама Кассандра. Пристально смотрит на него и быстро уходит.

Атрий в царском дворце. Приам, Гекуба и Кассандра.

 Кассандра
Я весть хорошую
И вместе с тем ужасную
Вам принесла. 
Ваш сын и брат мой, 
Оставленный в лесу малюткою, Парис, 
Медведицей вскормленный, выжил
И ныне служит пастухом при стаде,
Что держим мы на склоне Иды. 
И это он, тот молодой атлет, 
Который победил всех в честном поединке, 
Но как и ранее я ведаю о том, 
Что станет он причиной
Войны ахейцев с нами, 
Которую мы проиграем, 
И будет в прах повержен Илион.

 Гекуба (вне себя от радости)
Ушам не верю! Неужто вправду
Отыскалось наше давно оплаканное чадо?
Ты не ошиблась, дорогая?
Слава Зевсу и богам Олимпа!

 Кассандра
Я тоже радуюсь, но и тревожусь. 
Внемлите моему предупрежденью!

 Гекуба
 Сбудется или не сбудется
Тобой предсказанная гибель Трои – 
Доподлинно не ведает никто. 
А я второй раз собственного сына
Губить не дам, пусть лучше уж меня убьют.

 Приам
Я тоже не уверен в твоем пророчестве, Кассандра.
Давайте спор наш прекратим
И в дом скорее призовем
Вновь обретенного сыночка. 
По случаю такому пир устроим
Для всех свободных граждан Трои.


  Гекуба
Скорее же, скорее шлите слуг за ним. 
И во дворец торжественно вводите!

 Кассандра (про себя)
Вот когда сбывается проклятье Аполлона –
Никто не верит мне!
А значит, сбудется и то, 
Что рок определил Парису.

Троя. Царский дворец, опочивальня Париса.

 Парис и Афродита

Парис
Я ждал тебя и дни и ночи, 
А ты не очень-то спешила, 
Свиданья наши были редки
Никак не угадаю, что ждать мне от тебя:
То одаришь любовью, заласкаешь, 
А то как холодом обдашь…

 Афродита
Теперь я полностью твоя. 
Всю забирай— всю без остатка!
Пусть чудом, дивным чудом
Каждое мгновенье станет
Любви моей, любви твоей,
Покамест обе не сольются вместе
Как два притока одного ручья. 
Отныне встречи будут часты, 
Но только б не пресытиться тебе. 
Смотри, измен богиня не прощает.

  (Чуть иронично улыбаясь и глядя в глаза Парису).

А новое житье тебе на пользу, милый.
Стал бледнолиц, немного располнел.
Одет прилично, приобрел дворцовый лоск. 
Теперь никто не усомнится, 
Что ты доподлинный царевич.

(Ласково охватывает ладонями лицо Париса, целует в губы).

  _______________________


(ВНИМАНИЕ! На сайте представлена только первая часть пьесы)

Скачать полный текст – по книге "Знак скорпиона", том второй


© Мельников В.Я., 2008. Все права защищены
Произведение публикуется с письменного разрешения автора

 


Количество просмотров: 1996