Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Художественная проза, Малая проза (рассказы, новеллы, очерки, эссе) / — в том числе по жанрам, Драматические
© Азыков Руслан, 2012. Все права защищены
Произведения публикуются с разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата публикации: 25 января 2013 года

Руслан Токтогулович АЗЫКОВ

Я не виноват!

Рассказ повествует о необычном герое нашего времени, который борется со своей жизнью, имея отражения обычных людей, обычных дней и довольно таки обычных вещей.

 

Я проклят! Я обречен! Но я не виноват! Как же они не могут понять этого?! Я это не нарочно, не могу я иначе – моя натура такова! Да я сам не раз задумывался избавиться от самого себя и облегчить всем жизнь. Вот если бы только мог! Мне так приятно наблюдать за людьми, быть частью их жизни, жить рядом с ними. Но все, что я доставляю людям это насморк, кашель и разбитое состояние. Это так выматывает, когда как бы ты ни старался – все идет насмарку! Черт, я так устал от своей беспомощности, но кажется с этим чувством, я буду бороться еще очень долго. И самое ужасное, что люди думают, что я бич всего плохого, я словно само Зло, противный вирус отравляющий их тела. Знали бы они, как это больно слышать и осознавать! Но…Боже ни этого я хочу! Порой, да я чувствую себя никчемным, беспомощным, даже вредным. Я корил, упрекал себя, пытался раздавить и больше не причинять людям вреда. Но сколько я это себе обещал, я не выполнял этого. Было еще ужаснее осознавать, что даже твоя воля ничего не значит. Я слабак! Ничтожество! 
С этими мыслями я решил забыться и пустится в странствие…

На следующий день, я вновь не сдержал свое обещание, заразив юную, невысокую девушку, с добрыми наивно детскими глазами, с искренними эмоциями на лице и грустным одиночеством в душе. Она так забавно чихнула и с досадой рухнула в кресло, шмыгнув носом. Я улыбнулся, хоть и несколько печально, затем покинул ее дом, вырвавшись на улицы, где я увидел сотни людей, несмотря на такой холод и сырость. Я постарался остаться наверху, но не смог. Злейшим врагом моим был ветер. Он вновь погнал меня вниз, намерено и злорадно усмехаясь над моей беспомощностью. Я пытался взять над собой контроль, но опять же – я был беспомощен! Ветер был моим хозяином. Он погнал меня вниз, закручивая, ударяя об каждое здание. Я пытался остановиться, найти приоткрытое окно, но ветер только яростно обрушил меня на землю, ударил о проезжающий автобус и я ворвался внутрь. Десятки людей, укутанные по самые носы, теснились друг к другу. Но не из-за холода, а из-за того, что водитель и не подозревал, что его автобус не комфортный длиннющий лимузин. Я промчался мимо них, одинаковых, серых и сухих, словно забравшись в этот автобус, они отключились, стали пустыми емкостями.

Я вылетел через другое окно, столкнувшись с высоким человеком, одетым не по погоде, в деловом костюме и сюртуке. Кажется, скоро он укутается теплее и не выберется теперь из дома. Будет тратить кучу бессмысленно заработанных денег, скупая всевозможные модные и европейские лекарства, будет убеждать себя, в том, что деньги ему приносят счастье, здоровье, что он все может купить. Но в один вечер, когда он будет проводить его в разбитом одиночестве, у телевизора, согреваясь лекарственным напитком, он поймет, что деньги, делают человека одиноким.

Меня понесло дальше, то поднимая вверх, то ранняя о землю. Я бессильно пытался хоть, что-то сделать, но я осознавал, что возможно судьба моя такова – быть гонимым в чьей-то власти. Хотя, пролетая над улицами и видя людей, я понимал, что ни я один нахожусь в плену. Да и я часто задумывался, что такое свобода! Сколько я повидал всего и многих, я начинаю понимать, что Свобода это всего лишь выдуманное желание вырваться из тех рамок и запретов, что каждый человек устанавливает их в меру своих приоритетов, в меру зависимости от общества, желаний и принципов. И мало кто подозревает, что же такое свобода и зачем они ее хотят. Пытаясь вырваться из плена, они не осознают, что если вырваться из всего, что тебя сдерживает, ты ни капельки не будешь свободным и все, что он получит лишь ее кратковременную иллюзию, перед тем как вновь загнать себя в другие рамки и запреты. И все по кругу. Никто даже и не выбирался из него – они лишь предают ему иные формы, а они себя попросту убеждаем, что мы, наконец, свободны! И лишь время и опыт их вновь проучит…

Я отвлекся от раздумий и наткнулся на маленького ребенка, похожего на смешную куклу. Он с трудом передвигался в своем пуховом комбинезоне, а в его глазах я смог увидеть истинную, первоначальную свободу. Он не знал никаких ограничений, в его уме мало что утвердилось и он точно не знает, что такое запрет, плен или не свобода. Кажется, лишь дети неосознанно испытывают настоящее счастье, а взрослые забывают какого это и как ни парадоксально, начинают вести себя как дети, пытаясь воспроизвести это потерянное Счастье! Я опечалился, оглянувшись ему в след, возможно, я тоже его заразил. А маленький мальчик вприпрыжку поторопился вслед за мамой, погруженной в свои печальные, каждодневные думы о том, что же будет завтра, что же ей приготовить сегодня, а как она встретит мужа, во сколько он придет. Все люди так погружаются в эту рутину, что просто не видят, что творится вокруг них или к чему же они слепо ведут себя…

Не успел я опомниться, как тут же ветер подхватил меня и занес в один из переулков, где я пару раз уже бывал. Я заметил двух молодых людей, они стояли порознь, ветер, что нес меня к ним, трепал женские кудри, она сжалась от холода. Парень не смотрел на нее. Я пролетел мимо них и успел разглядеть их лица. Его хмурый взгляд, отведенный в сторону, пульсирующие желваки от боли, что разрушала его душу, его руки судорожно сжимающиеся в кулаках. А ее бледное, усталое личико, сменялось то грустью, то умилительной нежностью. Казалось, она сейчас упадет. По сравнению с высоким парнем, девушка казалось совсем еще маленькой девочкой. И вновь я их заразил…

И как обычно ветер вновь схватил меня и понес дальше, по знакомому маршруту, поднимаясь все выше и выше. Впереди возвышался дом, а там я увидел старый, приоткрытый балкон, заставленный старыми вещами, изжившими свой век. Кажется, там жил одинокий старец. «Умоляю, только не туда! Ветер, только не туда!» — запротестовал я. Но все, как обычно было безуспешно. Меня занесло внутрь…

Серая, запыленная квартира. Старые вещи в пыли на полках, на шкафах, словно к ним никто не прикасался пару веков. Даже я почувствовал себя здесь неуютно. Медленно проплывая по комнате, я оглядывался. Казалось, здесь остановилось время, целая эпоха замерла в пыли. Здесь не было ничего, что я обычно вижу на улице – ни каких светящихся экранов, минимум проводов и ничего яркого. И как только я достиг другой комнаты, я увидел хозяина этой квартиры. Старец сидел на диване, бесцельно глядя в пол. Седые волосы, морщины, отпечатанные на его лице и пустые глаза, словно он весь покрыт пылью Времен, пронизан ими. Казалось, что и он стал частью квартиры, частью запыленной и ветхой мебели – стал неотъемлемой частью своего Мира. Я с тоской на душе покинул этот Мир, понимая, что я виновен в еще одном заражении. Ведь он так одинок, стар. Боюсь представить, как он будет справляться с простудой. Я просто ненавидел себя и ветер, за то, что он ведет меня туда, куда ему заблагорассудится. За что мне это?! И сколько я должен еще промучиться, понимая, что людям я причиняю лишь страдания. «С меня хватит! Я должен что-то сделать!» — прокричал я в разуме, сотрясая весь свой мир злостью и усталостью. Но никто этого не мог услышать, никто этого не мог заметить, ни ветер, ни люди, никто. Я медленно умирал, корчась в агонии моей души, съедаемой своей же совестью, разрушающей самокритикой. Я думаю многим людям известно то, что я чувствую! Если бы я смог высказаться, поговорить с ними, мне бы стало легче. И если бы я мог помочь им как-то, то я был бы безгранично рад, я бы ощутил, что у меня есть свое истинное место в этой Жизни…

***

Вот он еще один день, чтобы пожинать плоды своих поступков. Самое ужасное – видеть то, что ты сделал с людьми. Это просто невыносимо! Ветер несет по все тому же маршруту, лишь в определенные моменты он сменяется и я, пускаюсь в совсем иное странствие. Но не в этот раз. Казалось, будто этот деспотичный злодей, в чьих руках весь мой полет, решил окончательно меня добить, показав всех тех, кого я заразил.

Я больше уже не сопротивлялся, отдался полету над знакомыми улицами, районами. Ветер закручивал меня, гонял из стороны в сторону, затем резко понес меня вниз. Я видел, как приближаются машины, проезжающие мимо маршрутки. С дороги, ветер ударил меня о высокое и длинное здание, протащил по улице и случайно загнал меня в одну квартиру. Ворвавшись в одну из комнат, я услышал успокаивающийся детский плач. Немного опечаленная женщина вытирала маленькому мальчику носик, гладила головку, а статный мужчина, держал в руках игрушки и пытался отвлечь ребенка. В доме царил покой, любовь и забота, а я узнал этого мальчика и именно он был моей жертвой укутанной в пуховой комбинизончик. И вылетая через другое окно, я заметил, как родители просто счастливы, находится рядом с сыном, вместе заботится о нем. Молодая женщина, любяще взглянула на мужа, с нежной благодарностью прикоснулась к его лицу, он закрыл глаза от удовольствия.

Не успел я покинуть этот дом, где простуда ребенка собрала семью вместе и в чем-то их сплотила, ветер вновь подхватил меня и понес дальше. Я вновь прокрутил образы этих людей. Женщина увидела заботливое отношение своего мужа к ребенку, увидела в нем настоящего мужчину, которого она выбрала и не пожалела, который отложил все дела, чтобы побыть с семьей, позаботится о ребенке. Мужчина, что был искренне счастлив. Ветер, даже не подозревая, чему я был свидетелем, вознес меня ввысь и снова ударил о землю, закрутив меня в один из переулков. Я не мог его не узнать это, не мог не увидеть знакомого персонажа. Высокий парень, задрав голову, ждал чего-то у небольшого квартирного дома. В его руках он держал прозрачные пакеты. Они были наполнены фруктами и сладостями.

— Айзада! Выгляни, ну прошу тебя! – закричал парень. Отворилось окно, выглянула та хрупкая, маленькая девушка с платком в руках. Она ужасно болела. Мне стало больно видеть ее такой.

— Прости меня, умоляю! Это тебе, поправляйся! – выкрикнул парень и задрал руки с пакетами вверх. Увидев кучу фруктов и конфет, девушка засмеялась и сразу залилась жизненными красками.

— Входи, — промолвила она и скрылась в окне, а он, счастливый побежал в подъезд. Я улыбнулся…

Переулок закончился и меня, с новой силой подхватило ветром. Я понесся верх, понимая, что дальше я могу увидеть того старца, в самом худшем его состоянии. Ветер нес меня именно туда, безжалостно и непоколебимо. Я ждал часа расплаты, ждал и надеялся, что он вообще жив. Вот я поднялся выше, пролетел над трехэтажным зданием. Холодный поток ветра закрутил меня и быстрее погнал в сторону возвышающегося здания. Я узнал этот отличающийся своей эпохой балкон и вот-вот я снова увижу то, что я натворил. И первым же делом, что я увидел — чистота и свет! Я не понимал, откуда у него нашлись силы, все здесь прибрать, откуда нашлись силы приготовить еду. По всей квартире витал приятный аромат куриного бульона. Пролетев дальше, я увидел старика. Он кутался в толстом одеяле, порой все ровно дрожал, но в его глазах все изменилось. Несмотря на простуду, он был живее живых! Я не мог поверить, что произошло и в следующую секунду, я увидел такую же старую бабушку, которая протягивала ему чашу с супом, улыбаясь.

— Спаcибо, Тата. Не знаю, как бы я справился без тебя, — протянул старец. Старушка тепло улыбнулась и, не сводя не с него глаз, присела рядом. Я не мог поверить, что в таких старых людях, я увидел молодость, столько искренней жизни и тепла, которые не должны были остаться в таком возрасте, как я полагал. Я ошибался. И вылетев наружу, меня снова подхватил ветер, а прокручивая все, что довелось мне сегодня увидеть, я осознал, что я, черт подери, ошибся во второй раз. Я только сейчас и только так осознал, что я все это время был слеп!

Вот он настоящий Я! Несмотря на то, что я всех заражаю и как бы это ужасно не звучало, эти люди все находят в такие моменты, что-то настоящее и искреннее. Настоящую заботу, внимание и тепло от тех, кто рядом с заболевшими. Даже этот одинокий старец нашел человека, кто смог о нем позаботится, а я лишь был к этому толчком, хоть и таким невольным и болезненным. Но что есть болезнь физическая, по сравнению с болезнью душевной? Но я понял, что все, что я делал, было не случайно и не бесцельно. Я помогаю людям, даже в такой необычной форме. Я знаю, что возможно найдутся люди, у которых никого нет и в период их болезни, к ним вряд ли кто придет. Но я думаю, я заставлю их задуматься таким образом.

Все это время, я упрекал, критиковал и разрушал себя попросту. Мне всего лишь стоило поверить в себя, и я многое осознал. Так долго я искал это чувство собственной важности в этом Мире, а его можно было найти у себя под носом. Оно было таким близким, а я таким слепым. И в такой погоне за ним же, я его попросту не замечал…

А Вы?

Декабрь 2012

 

© Азыков Руслан, 2012

 


Количество просмотров: 1181