Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Художественная проза, Малая проза (рассказы, новеллы, очерки, эссе) / — в том числе по жанрам, Драматические / — в том числе по жанрам, Внутренний мир женщины; женская доля; «женский роман»
© Азыков Руслан, 2012. Все права защищены
Произведение публикуется с разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата размещения на сайте: 16 января 2013 года

Руслан Токтогулович АЗЫКОВ

Credo quia verum (Верю, ибо это истина)

Рассказ, посвященный одной девушке, силе которой можно лишь завидовать, удивляться и восхищаться, ведь для нее каждый день борьба… иная, чужая и болезненная. Но она верит, что все будет хорошо, ибо это Истина!

 

Посвящается девушке, чья сила и выносливость вдохновила 
меня и прояснила мой ум для написания этой истории,
которая служит ясным примером, что такое истинная Сила…

 

Предисловие…

— Черт! Кажется, я не смогу. Я так устала и вымотана, так одинока, – обессилено прошептала она про себя, идя и улыбаясь по коридорам университета. В ней все дрожало и стонало, но она уже давно научилась справляться с тем, что происходит с ней, запирая свои чувства и переживания с каждым разом все глубже и глубже. Где никто не сможет их найти, где они не завладеют ее разумом и сердцем. Но это вскоре может привести к нечто непоправимому, когда уже не останется места для всех чувств, когда потайные места души будут заполнены ими – случится то, отчего она никогда не оправиться…

А началось все это 19 лет назад — ее нелегкая борьба с этой жизнью…

 

Глава 1. Когда не все так просто…

Девятнадцать лет назад, в пору, когда мир преображался молодостью и свежестью, когда природа окончательно просыпалась от сна и возрождалась своей естественной и неповторимой ничем красотой, субботнее напряжение разрезал плач одной девочки. Она появилась на свет утром, тревожно хватая воздух руками, в поисках маминого тепла. В то же время воздух наполняли сладко-свежие, мятные, нежные ароматы всех видов цветов и деревьев – это были неповторимые ароматы матушки Природы. Но для нее сейчас было важно лишь вернуть тот привычный Мир, ту обстановку, где она пробыла целых девять месяцев – теплую, безопасную и темную. А этот мир был слишком яркий, слишком пахучий, громкий и холодный и недоуменно странный. Но как только она почувствовала, теплые и нежные женские руки, она поняла – это Мама. Девочка перестала плакать и замерла, видя лишь полумрак, неясные блики света. Но она точно знала, что ее Мама очень красивая и очень ее Любит.

— Айгерим, — тихо и уставши, промолвила Мама, и девочка сильнее сжала своей маленькой ручкой мамин палец…

***

«Мир, оказывается, невообразимо потрясающий!» — подумала она наверняка, когда смогла все отчетливо и ясно видеть. «А мама, действительно самая при самая красивая у меня», — когда она взяла ее на руки, Айгерим улыбнулась ей в ответ.

Девочка росла и осваивалась в этом интересном и удивительном мире. Она не была капризной или требовательной, скорее она была спокойной и любознательной девочкой, которой все было интересно; в принципе, как и любому младенцу, оказавшемуся за пределами своей Святыни. Ей же такая жизнь определенно нравилась – интересные звуки, ни как не укладывающиеся в голове образы других людей, интересные запахи и вкусы. Айгерим предстала такая свобода, о которой она даже не подозревала…

Вскоре, она стала осознавать, что кроме мамы, у нее, оказывается, есть и папа, а рядом старший брат – остальных людей, она пока не могла запомнить. Она чувствовала любовь и заботу каждый день, словно это было нечто осязаемое, теплое, окутывающее ее с ног до головы. Она была так счастлива, хотя и это чувство было до конца непонятным и не вполне осознанным, но это было так. Девочка, которой уже было полгода отроду, наслаждалась каждым день, всем, что происходило вокруг нее. Для нее время пролетало так, словно существовали всего лишь секунды, мгновения, события, выстраивавшиеся ее сознание, восприятие этого мира. Даже тогда, когда ей исполнилось ровно годик – она была безумно рада, когда в любимом доме, появилось так много людей, что ей даже стало немного не по себе от такого пристального и шумного внимания. Но в целом, все шло, как и должно было быть – размерено, мирно, любяще и искреннее. Пока не…

***

Пока не прошло еще немного времени и ее Жизнь, моментально изменилась. Это случилось, когда ей было всего два годика. Она внезапно стала посещать с родителями незнакомые места, незнакомых людей в белых одеждах. Дома тоже, что-то изменилось, не было того веселья, не было тех гостей, не было той беззаботности, в которой она раньше жила. Иногда она плакала, не хотела больше ни куда ходить, отворачивалась и пугливо прижималась к маме, когда незнакомые мужчины и женщины пытались ее осмотреть. Ее это начинало пугать. Но она не могла ни как противостоять родителям и ей, приходилось быть с ними, куда бы они ее не повели. И жизнь потекла теперь совсем иным путем, непонятным, неосознанным и действительно странным. Ей казалось, что красочного, свежего и интересного Мир в один миг, превратился в серый, грязный и темный. Она не понимала, что происходило…

Время шло, она взрослела и росла и вскоре начинала понимать, что с ней что-то не так. Родители стали давать другую еду, стали пристальнее за ней следить. Да и порой, Айгерим замечала на своем маленьком тельце покраснения, которые вызывали зуд. А когда она давала волю своим рукам, то все тело покрывалась свежими ранами, царапинами и болячками. Бывало и так, что родители ругали ее из-за того она расчесывает покраснения. Хотя она так и не могла понять, отчего родители внезапно меняются в настроении. Вот так ее жизнь начала свое нелегкое повествование…

 

Глава 2. Сражайся или умри…

Страх, неизвестное отвращение и совсем еще юная боль, но вполне осознанная, правили ее душой, когда она смотрела в зеркало, где страшилось ее тельце, покрытое болячками, покраснениями, красными пятнами. Они были повсюду: на лице, на шее, на теле, руках и ногах. Ей казалось, что она такая некрасивая и совсем не похожа на других детей, будто это было ужасающее клеймо, которая она должна носить…

По ее покрасневшим щечкам потекли слезы, она сжалась, не устояла и рухнула на пол, пытаясь укрыться одеждой, чтобы не видеть, на что она была похожа. Ей было больно, и даже в этом шестилетнем возрасте она осознавала причину этой нестерпимой и еще пока непознанной до конца боли…

Аллергия – наверное, это самое первое сложное слово, которое Айгерим запомнила навсегда, до того, как она пошла в школу, ведь там ее жизнь нисколечко не полегчала. Для девочки шести-семи лет было самым трудным – появится в месте, где было так много детей, который могли заменить, что она не такая, как все. Она начала носить лишь закрытые одежды – рубашки, длинные футболки, джинсы или штаны. Айгерим боялась показывать то, что у нее на руках и ногах. Возможно из-за этого, она стала девочкой, не любящей скопление людей, не любящая заводить общение или близких друзей – она не хотела, чтобы кто-то узнал о ее болезни, как любили многие выражаться. Это ее угнетало, даже не смотря на то, что ей было всего семь лет…

Она продолжала посещать привычные для нее больницы, искать лекарство, искать человека, кто сможет помочь ей избавиться от аллергии, которая не дает ей жить. Частенько, перед глазами вставал ее образ перед зеркалом, навсегда запечатлевшийся в ее голове, в душе. Ей порой становилось так больно, что она хотела плакать и плакать, прижавшись к маме. Но все было пока безуспешно. Ни лекарства, ни поддержки и теплого понимания, она пока не получала. И то ли это была чья-то воля, то ли это была лишь случайность, маленькая Айгерим, что боролось совсем одна с незнакомой для нее Жизнью, встретила девочку, которая стала ее подружкой. Где-то в глубине души, Айгерим невольно вздохнула – ей стало легче. Ведь было так приятно общаться с ней каждый день, рассказывать новости и просто дружить с ней. Ее подружка была, так сказать, бойцовской и с самого начала могла защитить Айгерим, что бы ни было, словно чувствуя, что она тратит все силы с борьбой с аллергией. Так потянулись ее размеренные школьные дни, неделя за неделей, месяц за месяцем…

Но не успела Айгерим передохнуть от сражений с болезнью, как маленькая девочка, уже лет девяти, познала, что такое смерть! На тот свет ушла ее любимая тайнешка, ее просто не стало. Поначалу, она почувствовала лишь пустоту в ее доме, потом безмолвную паузу, словно в той части жизни Айгерим, где жила бабушка просто все остановилось, замерло. Больше не было ни тепла, ни рассказов, ни любви. Когда приезжала она в Балыкчи, город казался ей просто чужим, она не узнавала его, несмотря на то, что практически выросла там, была воспитана бабушкой. Она, наверное, надолго запомнит день, когда она ушла от них…. Бабушка лежала в халате, в очках, была спокойна, а Айгерим с мамой подписывали Валентинки в зимний день. Все было, как и обычно, но на следующий день все изменилось до неузнаваемости…

Время проходило, но бывали времена, когда девочка не узнавала свою маму, которая сильно изменилась. Она порой не смотрела телевизор, не выходила на улицу, перестала делать то, что любила, дабы ничего не смогло напомнить ей об утрате. В это время, Айгерим забывала, что ее одолевает, и старалась быть с мамой, как можно ближе, ведь ей было еще больнее, видеть ее слезы, видеть ее боль…

Вот так она и справлялась, чуть ли не каждый день, сражаясь с различными демонами, которые безустанно нападают на нее и ее родных…

 

Глава 3. И каждый день Борьба!

Борьба  — для кого-то это слово остается неизвестным, пока они не вступят во взрослую, независимую жизнь. Но даже тогда некоторые и понятия не имеют, что же все-таки борьба.

Для некоторых борьба — это учеба, для некоторых  — семья и дом, для других — любовь. Но для Айгерим это была жизнь – чуть ли ни одиннадцатилетнее непрерывное сражение. И она никому не жаловалась, ни злилась на весь мир, а просто справлялась с этим совсем одна, проливая слезы, когда никого не было рядом. Она не хотела казаться слабой, ведь для многих, ее аллергия представлялась не такой и большой проблемой. Поэтому она и не хотела показывать, что это было далеко не так. Все это время и по сей день в ней живет нечто, что приносит ей тяжесть, ужасную боль и не дает свободно вдохнуть…

Ей казалось, что день ото дня, она задыхается, лишь временами глотая немного свежего воздуха, чтобы просто не потерять сознания и больше никогда не очнуться.

— Я смогу, я вытерплю! – убеждала она себя, когда видела различные сладости и шоколадки, которых ей нельзя было и крошки отведать. Порой, это ее убивало, ей так хотелось отведать нежного торта, горького шоколада, почувствовать, как его запах бьет в нос, как он сладостно тает на ее языке. Она так давно не вкушала всего, что порой забывала, какого это. Она так хотела все бросить, плюнуть на все и съесть все, что она желала. Несмотря на то, как ей будет плохо. И иногда она так делала, коря себя потом за свою слабость, и за то, что как бы она ни терпела днем, чтобы не расчесывать покраснения, ночью она непременно это делала. В таких случаях, она не выходила на улицу, не одевала коротких вещей, прикрывая царапины, болячки и свежие некрасивые раны. Все в один момент, из-за какой-то маленького тортика, шоколадки, вся жизнь становилось невыносимо трудной.

Так она боролась, каждый день, боролась с соблазном, боролась с болью, с вредной аллергией. Все бы да ничего, если не то, что ее словно кто-то хотел сломать, отнимая у нее самых близких людей. Ведь когда, ей было тринадцать или четырнадцать лет, погиб старший брат мамы, Айгерим вновь с болью в сердце, увидела слезы матери, а потом и сама ревела, вспоминая любимую бабушка, которая не так давно их покинула. Ей было так больно, словно ее мучительной аллергии не было достаточно, чтобы осложнить ее жизнь. И это было вдвойне тяжелее и так не справедливо. Девочка в свои четырнадцать лет, давно познала, что такое несправедливость, боль, одиночество и усталость от жизни, ведь это было действительно несправедливо, что большинство детей не чувствовали такого подавно. Хотя она не могла их винить, осуждать – эта была лишь ее борьба…

Она держалась, как могла. Но однажды ее сила и стойкость была пронизана такой болью, какой она просто не ожидала.

— Ой, Айгерим, ты на этих фотках такая страшненькая! Ужас, — рассмеялась тетя, пролистывая старые фотографии, где та была совсем маленькой. Айгерим промолчала, почувствовав, как все внутри сжимается от жгучей боли. Она не могла поверить, что родной человек так может говорить, в шутку или нет, это для нее было не важно. Слова для нее были острее, чем все остальное, тем более, когда говорят о болезненном. Тетя продолжила, как ни в чем не бывало листать другие фотографии, под шум телевизора обычным вечером и даже не подозревала, что Айгерим скрылась в комнате, сжалась как маленькая девочка и заплакала…

Она так больше не могла! Все вокруг даже и не осознавали, какого ей приходится, каждый чертов день! Даже и не пытались узнать об этом! Более того, они даже не задумывались о том, что может ее ранить. Она так устала сражаться еще с родными, пытаясь жить так, как они хотят. Это было слишком трудно!

***

Но чтобы ни происходило, время шло своим чередом. Школа по своему обыкновению сменилась колледжем, а Айгерим, несмотря на все, взрослела и становилась все прекрасней и прекрасней. Но некоторые вещи не остались неизменными. Покинув школу, Айгерим лишилась подружки, с которой ей было хорошо. Это ее огорчило, но не настолько, чтобы сдаться. Тем временем, началась учеба: новые люди, новое место, словно перед ней открылся новый бой, но с известным ей сценарием. И она вновь, без размышлений кинулась в борьбу, только немного иначе, чем раньше. Она стала вспыльчивее, агрессивнее, возможно просто из-за того, что ее душа не могла больше вмещать терпеливость и покой. Вся эта боль, усталость, непонимания людей, которые вокруг нее и, что самое обидно – не понимание родных. Она перестала церемониться с такими людьми, причинявшие ей боль или были ей неприятны. Айгерим порой ругалась с людьми, с которыми она случайно сталкивалась на улице, в том же колледже или в транспорте. Ведь она поняла, что если будет позволять всем и дальше так обращаться с ней, то она долго так не продержится, тратя силы на борьбу с неисчезающей аллергией…

Но совсем скоро, что-то явно изменилось в ее жизни. Этим послужил обычный праздник ее друга, где она общалась уже не так скованно, иногда даже забывая о своих трудностях. И тому причиной послужил молодой парень, что сидел рядом и заботливо ухаживал за ней, не допуская, чтобы тарелка или бокал был пустым. Они общались, веселились и она, возможно, впервые перестала думать о своей борьбе, о завтрашнем дне…

Правда, дальнейшее общение не было столь намеренным. Их вновь свел случай, несмотря на то, что у него был ее номер телефона. А может, это было и к лучшему, ведь они после двух таких случайных встреч, начали общаться, тонуть в познании друг друга и не заметили, что это переросло в нечто большее…

Они осознали и приняли это девятого мая, а семнадцатого мая скрепили свою дружбу нежным и чувственным поцелуем. Вот тогда, в жизни Айгерим появился человек, который смог, наконец, ее понять, поддержать и помочь, не спрашивая ее об этом, словно зная, через что она проходит. С ним она чувствовала себя защищенной, легкой, наполненной спокойствием. Даже когда появлялись болячки и ей, становилось грустно, даже порой переполняла злость, но он всегда ее поддерживал, подбадривал, относился к этому с пониманием и нежной заботой. Она влюблялась в него, привязывалась и просто наслаждалась этим временем. Было весело и приятно…

 

Глава 4. Последний бой!

Но, как бы все хорошо ни начиналось, у нее снова решили забрать то, что стало ей близко. То ли это был рок, то ли ее судьба, сражаться одной и преодолеть то, что ей было назначено кем-то или чем-то с определенной целью.

Парень, отношения с которым развивались быстро, предложил ей выйти за него. Она, конечно, была удивленна такому предложению, но понимала его, так как родители у него были уже пожилые и он был единственным сыном. Но она не могла сделать самый важный шаг в жизни, о котором она даже и не думала. Ей было всего восемнадцать лет – это для нее было рано! Она не смогла согласиться, но, несмотря на это, он продолжили встречаться, общаться и помогать друг другу. Время проходило и Айгерим, стала понимать, что он заменяет ей и брата. И это возможно стало причиной их отдаления. Родители парня, также вносили свой успешный вклад в их расставание, так как родители не могли ждать, когда он найдет себе невесту. Они познакомили его с другой девушкой, лишь для одной цели, которой они так слепо следовали и желали, просто не понимая, того, что хочет их сын. Айгерим понимала и это. Они встречались, понимали друг друга и выражали свои чувства все реже и реже. Но он продолжал по-своему заботиться о ней — по-братски. Он рассказывал о
сложностях жизни, о том, что ей надо беречь себя, о том, какие пошли парни и что у них на уме. Также выслушивал ее, когда ей было так сложно. Он был хорошим и заботливым, но уже названным братом…

Но пришло время, когда он стал посвящать жизнь другой девушке и кажется, ей не нравилось, что у него в друзьях есть девушка, к которой он испытывал чувства. Тогда им пришлось расстаться. Айгерим было грустно, обидно, что все так получилось; что, оказывается, есть вещи, над которыми она не властна, которые она не вправе решать. Но ей не было так больно, ее сердце не разлетелось сотнями окровавленных осколков, ведь она понимала, что не смогла бы построить с ним семью, что, несмотря на, что он был хороший и она, провела замечательное время с ним – она не могла видеть его в роли ее мужа…

И немного времени спустя, когда вроде бы жизнь Айгерим налаживалась, они случайно встретились вновь. Она выглядела изящно и женственно – в футболке и коротких шортиках, чувствую себя легкой и свободной.

— Хм, я вижу, что наше расставание пошло тебе на пользу, — улыбнулся он. Она промолчала, но одарила его милой улыбкой. Они пообщались на общие темы, спросили как друг у друга дела, поделились мнениями и затем так скоро попрощались и после этого дня, у каждого началась новая жизнь. У парня с новой девушкой, практически с невестой, а у Айгерим – новая борьба с все теми же демонами.

***

Проходило время, тянулась учеба, появлялись временами болячки и шрамы от злосчастной и надоедающей аллергии, но ее жизнь продолжалась! Она несмотря ни на что, преодолевала любые трудности, что встают на ее пути с завидным упорством и храбростью. Все, что ей хотелось сейчас это закончить учебу, найти свой путь и избавиться от того, что не дает ей вздохнуть и насладиться жизнью по-настоящему. Без запретов и без ограничений, не думая о каждом съеденном кусочке, чтобы не беспокоятся о том, как закрыть некрасивые покраснения на стройных ножках, не беспокоятся о том, как на нее будут смотреть, когда она будет разгуливать в джинсах и рубашке с длинными рукавами в сорока градусную жару. Она просто хотела освободиться раз и навсегда от этого. Ведь она так устала, ей так не хватает этого и все, что она помнит – это сражение; с аллергией, с запретами, с непониманием и одиночеством, по сей день. Но даже сейчас, пока некоторые люди жалуются на жизнь, имея практически все, она и не думает даже сдаваться…

— Вот…вот и вся моя история, — вздохнула она, не поднимая глаза. По ее щекам все еще блестели светящиеся дорожки от слез. Ее дыхание приходило в норму, а я не мог до конца прийти в себя, после такого разговора. Меня переполняли эмоции, сочувствие, понимание и боль. Я испытал равносильную боль, перед моими глазами промелькнули все картины ее нелегкой жизни, а душа моя словно побывала в каждом из этих периодов и будто испытала все на себе.

— Я… я поражен. В тебе столько силы… — промолвил я, с трудом сдерживая свои слезы, найдя что-то схожее и в моей жизни. Я искренне сочувствовал ей, находя схожую боль и в моем сражении. Но она быстро успокоилась, утерла последние следы слабости, хрупкости и тихо ответила:

— Знаете, иногда я держусь только из-за того, что понимаю, что есть люди, у которых действительно трудная жизнь. И все, что я испытываю это не так страшно, — я заметил в ее глазах, блеснувшую боль, — и я еще полагаю, что каждый человек по-своему уникален, силен и необычен. Каждый человек проходил определенные жизненные этапы, сражался с трудностями и выдерживал их, при которых другие могут, не справится. В каждом человеке есть сила и если он поверит в себя, поверит, что у него все получится, то так и будет.

Она улыбнулась, взглянув на меня. Тут же я заметил ее оптимизм, улыбку и ясность в глазах, словно все за несколько секунд она забыла обо всем, что было. Я еще раз увидел ее хрупкую на первый взгляд, силу.

— Спасибо вам. Было очень интересно послушать твой рассказ. Действительно, я начинаю задумываться, что несмотря ни на что, мы должны продолжать сражаться. И каждый из нас, на многое способен – все, что нам нужно — лишь верить в это. Верить, ибо это истина,  — она безмолвно согласилась со мной, улыбнулась.

Мы встали и, переглянувшись друг на друга, направились к дороге, где каждый из нас продолжит свой путь — я свое собственное сражение с демонами, а она веселую, беззаботную теперь же жизнь, наполненную жаждой жизни и с желаниями найти себя в этом Мире…

— Спасибо, что выслушали. Мне помогло, действительно спасибо, — сказала она, и эти последние слова перед нашим расставанием, запали ко мне в душу. И я понял, что Мы вместе или каждый из нас в отдельности, способен на многое, способен изменить свою жизнь, и даже помочь изменить ее другому человеку. Главное — это верить!

 

© Азыков Руслан, 2012

 


Количество просмотров: 1413