Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Художественная проза, Малая проза (рассказы, новеллы, очерки, эссе) / — в том числе по жанрам, Художественные очерки и воспоминания
© Кадыров В.В., 2007. Все права защищены
© Издательство «Раритет», 2007. Все права защищены
Произведение публикуется с письменного разрешения автора и издателя
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Опубликовано: 12 ноября 2008 года

Виктор Вагапович КАДЫРОВ

Дикий рынок

Рассказ-очерк из сборника «Коровы пустыни». Воспоминания о первых годах после развала Советского Союза, о хаосе и беспределе в экономических взаимоотношениях людей

Из книги: Кадыров Виктор. Коровы пустыни. — Бишкек: Раритет, 2007. — 280 с., илл.

УДК 82/821
ББК 84 Р7 ‒ 4
  К 13
ISBN 978‒9967‒424‒55‒5
К 4702010201‒07
 

 

В 1991 году я в составе команды киргизских спелеологов побывал в Англии. Я уже писал о некоторых приключениях, пережитых мною в туманном Альбионе. На самом деле их было значительно больше. Само начало нашего путешествия протекало при волнующих обстоятельствах.

Утром 19 августа наша группа выехала из Лондона на восток. Цель нашей поездки – пещеры Мендипских холмов недалеко от городка Бат. Название городка – это неправильное прочтение по-русски слова «Bath». По-английски это значит «баня». И действительно, в нем сохранилась в довольно приличном состоянии римская терма – баня с парилками, бассейнами и скульптурами.

По дороге в Бат мы проезжали местечко Айвбюри, где сохранились мегалитические монументы древних эпох. Это целая дорога, с двух сторон обставленная гигантскими каменными столбами, и площадь, имеющая форму круга, так же утыканная каменными пальцами. Мини-Стоунхендж. Рядом со знаменитым холмом с Белой Лошадью, выложенной камешками. Конечно, и в сам Стоунхендж заехали. Колоссальные глыбы! Причем везли все эти камни в незапамятные времена за сотни верст из Южного Уэльса.

Так вот, ходим мы по этим местам, дивимся, а народ вокруг, заслышав нашу русскую речь, как-то странно на нас смотрит, шепчется по-своему. Наконец какая-то пожилая пара подходит и спрашивает, откуда мы, когда прилетели, смотрели ли телевизор, слушали ли радио. Потом сообщают: в России-то переворот, ГКЧП. Горбачева сместили, может быть, даже арестовали. Представьте себе наше состояние! Одиннадцать человек вдали от Родины. Там творится черте что, там наши семьи, а мы тут гуляем. Да еще неизвестно, как возвращаться будем и куда, в какую страну.

Поймали наш «Маяк». Песни поют, все нормально. Вести с полей бодрые. Никаких волнений. Телевизор смотрим, ужас – в Москве уже танки! Баррикады на улицах, а по радио продолжают радостно петь! Короче говоря, три дня как на сковородке вертелись от волнения, тем более, что по-английски мы с превеликим трудом понимали, по телику в основном картинки смотрели, пытаясь уразуметь происходящее.

Потом Ельцин на танке, ГКЧП – предатели, Акаев поддержал Ельцина, все как-то наладилось.

А домой прилетели – Союз вскоре развалился. Все республики стали независимость провозглашать. Независимость от России, в основном. Но далеко не ушли, так как все приходилось брать в России-матушке. А тут и границы появились, государственные. С таможней, рэкетом и контрабандой.

И при этом, что меня особенно удивляло, любые препоны и законы, которые выдумывало государство, создавали идеальные условия для пополнения рядовыми блюстителями закона своего личного бюджета. Государство всегда оказывалось в проигрыше.

Рекой потекли контрабандные товары в бывшие союзные республики, ныне суверенные государства. Они-то и раньше так же текли, но теперь они стали контрабандой. Везли их больше челноки да частники сумками и авоськами. Проводники в поезде все возможные места битком забивали товаром, пассажиры с трудом в купе помещались.

Пришлось и мне с этими препонами бороться. Мы, когда вернулись из Англии, серьезно задумались о дальнейшей жизни. Увидев, какая пропасть между их и нашими жизнями пролегла, поняли – мы их никогда не догоним. У нас менталитет другой. У них чисто на улицах, как в аптеках, тротуар мылом моют. Мусор по порядку выбрасывают – бутылка к бутылкам, бумага отдельно и так далее. Мы в принципе тоже так можем, но есть одна загвоздка. Как в анекдоте про англичан, про то, как получить английский газон. Все просто: землю ровняешь, сеешь травку и подстригаешь каждые два дня. И так двести лет! Вот этих двести лет у нас как раз и нет.

Кто-то решил уехать навсегда. Одни в Россию, другие еще дальше. Мой друг Жуканин – в Германию. Ради детей и их будущего покинул любимые горы и пещеры. И самое главное – оставил здесь нас, его друзей.

Я решил, что надо открывать собственное дело. Я не рассчитывал на сверхприбыли, просто это была жизненная необходимость. Катастрофически рушилась экономика Кыргызстана. Закрывались заводы и фабрики. Я, со своей профессией наладчика автоматических систем и оборудования, становился невостребованным. Хорошо, что я всю жизнь любил книги, поэтому долго не думал, чем заняться. Раз мне нужны книги, значит, есть и другие люди, которым они нужны. Я могу помочь им в приобретении. Так возник «Раритет».

С появлением в республике собственной, киргизской, валюты – сома началась бешеная инфляция. В 1993–1994 годах она порой составляла до 40 процентов в месяц. Привозили мы книги из Москвы, наценяли, продавали, а вырученных денег едва хватало на закупку новой партии. Уже и курс валют сменился не в нашу сторону, и цены на книги выросли.

Было такое впечатление, что мы пытаемся плыть против сильного течения. Я своих сотрудников успокаивал, мол, ничего страшного, что вперед не движемся, главное, чтобы на месте удержаться. А приходилось ой как бойко молотить руками, чтобы не снесло. Верили, что стоит экономике немного прийти в норму, как мы рванем вперед, при нашем-то темпе!

Естественно, при таких условиях существования приходилось не раз нарушать налоговый кодекс. А что было делать?! Поднять лапки кверху и кричать, что мы банкроты? Ни в коем случае! Всплывать надо было на поверхность. Помимо нас с женой еще человек сорок кормились за счет книг. У них семьи, детишки, которых кормить надо, а работы нет. Последние предприятия закрывались. Народ в челноки подался. Книги-то тоже покупать не спешили. Человек их читает, когда у него жизнь налаживается. Когда мысли о хлебе насущном немного отпускают.

Прибыли наши в то время были нулевые, «Раритет» на ладан дышал. А тут еще одно обстоятельство на горло давило. Прежде чем открыть фирму, мы успели немного поработать под флагом Славянского фонда. Тогда еще Жуканин не удрал в Германию, и я поделился с ним идеей открыть предприятие. Он и предложил Славянский фонд. Зачем, говорит, голову морочить с бухгалтериями? Есть же надежные люди, под их флагом будем работать. Мы будем свое дело делать, а они – помогать нам.

Да, они нам здорово «помогли»: все деньги, которые мы собрали с народа, желавшего получить различные собрания сочинений недоступных ранее авторов, например, Дюма или Стивена Кинга, взяли у нас и куда-то перегнали. Естественно, в неизвестном для нас направлении. То ли лес в Сибири купили, то ли уголь в Караганде. А нам, олухам, сказали, что за книги, нужные нам, заплатили.

В общем, время идет, а ни книг, ни денег. Тут и народ стал волноваться. Часть денег мы сами умудрились перевезти в Москву. Издательства, как грибы после дождичка, в белокаменной появлялись. Но очень скоро многие из них канули в неизвестность. А с ними и наши денежки. Оказалось, что это особый вид мошенничества, вроде МММ. Обещают золотые горы, пока люди несут им деньги. А потом – ищи-свищи ветра в чистом поле!

Остались мы с женой, как владетели и руководители «Раритета», один на один с нашими подписчиками. Самые нетерпеливые из них уже успели обвинить нас в мошенничестве и написать куда следует. Если один-два раза в неделю нас не вызывали в какую-нибудь прокуратуру, значит, неделя даром прошла.

Ситуация была напряженная. Надо было принимать волевые решения. Путь был только один – выполнять взятые нами обязательства. Собрался я со своим сотрудником Валерой, которого на самом деле звали Валентином, но он, почему-то, настаивал на первом имени, в Москву. Искать нужные книги.

В то время полный хаос творился во взаиморасчетах между предприятиями. Складывалось впечатление, что денег ни у кого не было, а работы выполнять надо было. Рассчитывались бартером, обменом, товарами, чем угодно.

Перед поездкой ко мне зашел мой старый друг, геолог и спелеолог Олег Лопатко, которого все звали просто Лопатой. У него была фирма, выполнявшая монтажные работы в горах и геологические изыскания. Пришел Лопата с проблемой. Поставили его ребята опоры антенн для ретрансляционных станций по всей Киргизии, а у нашей телерадиовещательной компании нет денег для расчета с ним. В тоже время как бы деньги есть. Москва должна киргизам за трансляцию программ или еще чего. А перечислить напрямую не могут. Вроде счет у наших закрыт. Долгов много. Соцфонду не платят и все такое.

Я ему говорю: «Проблем нет. Пусть там, в Москве, за наши книги заплатят, а я здесь тебе деньги отдам. Или телецентру, как скажешь».

Договорились с ним, потом с телецентром. Те с Москвой. Поехали мы с Валерой за книгами.

В ту пору никаких налаженных связей у нас еще не было. Ехали на авось. Там разберемся.

Приехали, пошли по издательствам. Те говорят: «Забирайте свои книги и до свидания». А нам таможню надо оформить, мы люди иностранные. «Ничего не знаем, – отвечают. – Москва за вас расплачивалась, забирайте книги и делайте с ними, что хотите!»

Поскребли мы с Валерой затылки: что делать – не ведаем. В одном издательстве сжалились над нами. Говорят: «Есть тут один Володя, работает с Казахстаном. Высылает туда книги. Может, он вам поможет?»

Нашли мы этого Володю. Он рассказал нам о своем бизнесе: отсылает книги, берет пять своих процентов, но отсылает нелегально, контрабандой, через проводников в поездах. Грузит в отстойнике в Алексеевском тупике около Рижского вокзала. Книги таскает туда в рюкзаке.

Когда узнал, сколько нам надо книг переправить, замахал руками: «Да вы чего, сдурели? Такую прорву книг на машине надо везти. А машину в тупик не загонишь. Там сейчас ОМОН с автоматами дежурит. Милиция, да еще рэкет. Засекут машину, повяжут, товар отберут».

Что делать? Отправлять-то книги все равно надо. «Не бойся, – говорю Володе, – покажи, где твой отстойник. Я сам разбираться буду».

Наняли мы утром уазик, проехали по издательствам, полный салон набили книгами, едем к тупику. У меня сердце стучит, от страха разрывается. Как проехать?! Всю дорогу наш московский друг причитал, мол, не поедет он в тупик. Бесполезно это. «Русские – это не ваши киргизские стражи порядка, с ними не договоришься. Сдадут в каталажку, мороки потом не оберешься. И книги ваши все пропадут, отберут», – уверял Володя.

Чем ближе поворот к отстойнику, тем громче стучит у меня в висках. Наконец повернули. Чуть проехали, Володя охнул, приехали, мол, впереди ОМОН!

Дорогу преградили два военных уазика, вокруг стояли военные с автоматами. Старший подал знак остановиться. Я выхожу. «В чем дело?» – спрашиваю. Старшой орет, автоматом тычет: «Выходи все из машины!» Я ему говорю: «Успокойся, брат, сейчас все сделаем, как ты говоришь». Он меня спрашивает грозно: «Что везете и куда?» А я ему спокойно отвечаю: «Книги в Киргизию везу». Старшой опять орать принялся: «Ты что, меня за дурака держишь? Какие такие книги? Кому они нужны? Настоящий товар где? Спиртное, шоколад, парфюмерия – что везешь?» И автоматом мне в брюхо тычет. Остальные молчат, тоже в автоматы вцепились, глаза навыкате – страх берет!

Я лейтенанту объясняю, что кроме книг никакого другого товара нет: «Можете проверить. Ровно двести пачек разных книг».

Смотрю, старшой впал в какой-то транс, обдумывает ситуацию. Потом спрашивает: «Ты зачем книги везешь?» Отвечаю честно: «У нас в Киргизии книг нет, а люди читать хотят, вот я и везу им книги». Лейтенант еще немного подумал. Опять спрашивает: «И что, брать будут?» – «Будут», – отвечаю. Немного помялся вояка, потом махнул автоматом, мол, давай отойдем.

Ну, думаю, наступает решительный момент. С замирающим сердцем плетусь за лейтенантом. Малость отошли, и он, потупясь, говорит мне: «Ну ты меня удивил! Неужели действительно кому-то нужны книги?» «Конечно», – отвечаю. И тут вояка произносит фразу, которая потрясла меня до глубины души своей простотой и в то же время окрылила меня и привела в дикий восторг.

«Хорошо, – произнес грозный лейтенант, – на бутылку дашь?» – «На две, – выдохнул я, – и в придачу пару детективов. Почитайте – понравится!»

К машине я не шел, а летел.

В отстойнике жизнь шла своим чередом. По рельсам тащились люди с тележками, рюкзаками, иногда подъезжали машины. Какие-то коробки, сумки грузились в разные составы, которые должны были развезти все это в разные концы нашей развалившейся Родины.

С нашими братьями – киргизами, проводниками поезда, договорились довольно быстро. Начальник поезда рассовал наши пачки по вагонам. Я подивился профессиональному знанию проводниками вверенного им оборудования. Где-то в проходах открывались люки, в стенах убирались перегородки, в потолках открывались ниши. Все это пространство сплошь было заполнено какими-то шоколадными батончиками, бутылками и прочей импортной снедью. Дело в том, что близился Новый год, и, естественно, все это было бойким товаром.

Нам с Валерой надо было отправить четыре партии книг. Назавтра вечером мы опять приближались к тупику с тяжелым сердцем. Как-то нас встретят сегодня? Володя опять стонал про другую смену и неподкупных вояк. Патруль был на месте.

Едва мы подкатили, остановившуюся машину окружили вооруженные люди. В открытое окно сунулся командир: «Что везем?» – «Книги! – бойко ответил я. Секундное замешательство, потом вопрос: «Это вы вчера тут книги везли?» – «Мы, — сознался я. «А нам книги дадите? – смущаясь, произнес лейтенант. И, словно оправдываясь, выпалил: «Вчера нашим давали!» – «Конечно, дадим, – весело крикнул я, – читайте на здоровье!»

В остальные дни нас встречали, издалека приветственно махая руками. Нас ждали, искренно радуясь подаренным книгам.

В отстойнике были свои страхи. Все шепотом говорили о рэкете. Мол, если придут парни, лучше поделиться товаром или деньги заплатить. Иначе худо будет.

Подъехать на машине прямо к вагонам было невозможно, кругом стояли составы. Иногда приходилось таскать пачки, пролезая под несколькими составами прямо под вагонами.

Один раз мы сумели пробраться между отдыхающими составами по рельсам к нашему поезду прямо на машине. Договорились с начальником поезда. Он назвал нам номера вагонов, куда сгрузить книги, и мы приступили к делу.

Открыв двери очередного вагона, мы с Валерой принялись закидывать на площадку пачки. Таскать их приходилось из недалеко стоящей машины. Подойдя к двери в одной из ходок, я увидел, как наши пачки стремительно вылетают из вагона и плюхаются прямо в снег. «Стой!» – завопил я, заглядывая в вагон. Там один из проводников бойко выкидывал наши пачки наружу. Он был достаточно внушительного роста и габаритов. Вслед за мной в тамбур ввалился Валера и тут же накинулся на проводника. Валера тоже был не маленького роста и был не хилым. Завязалась борьба. Я кричал, что договорился с начальником поезда, и пытался растащить дерущихся. Проводник орал, что у него своего товара прорва и места нет. Валера просто матерился. Вскоре наступило перемирие, и наш утихомирившийся противник помог нам собрать выкинутые пачки и нашел еще не заполненный тайник. Правда, пришлось дать денег на бутылку и ему.

Довольные, мы возвращались, огибая стоящие составы. Внезапно мы увидели, как путь нам преграждает громадный локомотив. Решив, что он делает маневры, мы остановились. Время шло, но громада не двигалась с места. В окне виднелся скучающий машинист. Наконец я устал ждать. Подойдя к локомотиву, я задрал голову и закричал машинисту, спрашивая, когда он освободит путь. Локомотив работал, и приходилось напрягаться, чтобы меня услышали. Ответ привел меня в замешательство. Машинист и не собирался убирать локомотив. Только получив от меня энную сумму, он отъехал, пропуская нас. Вскоре он опять стоял на том же месте, ожидая следующую жертву.

Потом мы, конечно же, наладили поставку книг и старались не нарушать закон. Приходилось иметь дело и с рэкетирами, которые впоследствии следили, чтобы нам грузили товар в первую очередь и аккуратно, и с таможенниками. Но тот первый урок, полученный нами в Москве, я запомнил на всю жизнь. Не так страшен черт, как его малюют! Все люди одинаковые. Свои интересы для них ближе и понятнее, чем государственные.

Тем более, что государству не было дела до своих сограждан. Сами они должны были заботиться о своем хлебе насущном. А может быть, был виноват дикий рынок, который набросился на всех нас и устанавливал свои законы, как некогда в Америке дикий Запад жил по своим законам. Они-то дожили до процветания и демократии, авось и мы дотянем!

Времена меняются, меняются и люди. Предприниматели все больше уважают закон. Но время романтики и приключений ушло. Наверное, мы стали старше. И мир вокруг нас постарел.

 

Скачать текст книги «Коровы пустыни»

 

© Кадыров В.В., 2007. Все права защищены
© Издательство «Раритет», 2007. Все права защищены
Произведение публикуется с письменного разрешения автора и издателя


Количество просмотров: 1795