Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Критика и литературоведение, Литературоведческие работы / Публицистика
© © Каныкей Манасова, ИА «24.kg»
© Ширин Айтматова, 2012

Каныкей МАНАСОВА

Ширин Айтматова: Для вкусов читателей книг с планшетников Чингиз Айтматов недостаточно постмодернист

Первоисточник: http://www.24.kg/culture/143863-shirin-ajtmatova-dlya-vkusov-chitatelej-knig-s.html

Опубликовано на сайте www.24.kg 12 декабря 2012 года

 

В день рождения любимого писателя Чингиза Айтматова особенно хочется обойтись без излишнего пафоса и дежурных хвалебных фраз. Все его творчество, словно ковер, сотканный из множества нитей, каждая из которых сплетена из сиюминутных моментов жизни, наполненных глубиной личности автора.

Как хранить и приумножать память об Айтматове? Должны ли любовь и уважение к его творчеству выражаться только в создании мраморных объектов, присвоении паркам и улицам его имени, попытке ввести в школах уроки айтматововедения? Или все-таки память о народном писателе — это нечто большее? Об этом корреспондент ИА «24.kg» беседует с его дочерью Ширин Айтматовой.

— Что означает в вашем понимании беречь память?

— Это вопрос, к которому отношусь с минимальной сентиментальностью. Память об отце — это не брошка, которую он оставил мне после себя, и даже не книга, не заповедь и не кадр из черно-белого фильма детства. Память — это сила истории, выворачивающая твое нутро, которая со временем (по меньшей мере меня саму) радикализирует, закаляет ценности, стучится в дверь в самые неожиданные моменты...

— В Бишкеке улица, парк, театр носят имя вашего отца. Как вы относитесь к переименованиям?

— Мы ставим много скульптур и памятников, когда становится мало Бога. Сейчас для становления буйного Кыргызстана, переживающего пубертатный период, требуются новые божества. Из Айтматова тоже пытаются сделать нечто такое, что сможет очертить государственность, «кыргызность», используют мировой имидж писателя ради политических целей.

В эти холодные зимние дни стараюсь не смотреть на памятник Айтматову в Бишкеке, проезжая мимо него. Что-то щемит в груди, и я еле сдерживаюсь, чтобы не снять с себя шарф и пальто и надеть на этого железного и незнакомо-молодого Айтматова.

— Есть мнение, что Айтматов стал популярным писателем благодаря существовавшей в СССР системе отбора и продвижения деятелей культуры от каждой из 15 республик. А вы как считаете?

— Айтматов — это удачный советский проект, который с изданием «Плахи» канибализировал того Айтматова, который написал «Первого учителя». Это писатель, стремившийся к свету, но в нем была и сочная, воистину писательская тьма и классическая судьба страдальца, без которой невозможно сотворить «легенду о писателе». Многие инициативы советского периода, связанные с искусством, оказались плодородными, несмотря на критику, обрушившуюся сразу после развала СССР на политику государства в сфере культуры.

— А если бы такой талантливый и по-настоящему глубокий писатель, как Чингиз Айтматов, родился в сегодняшнем Кыргызстане, как вы думаете, смог бы он обрести имя не только в КР и СНГ, но и за его пределами?

— Читатель нынешнего поколения — это совершенно другой индивидуум. Проза Айтматова пользовалась бы популярностью, но он недостаточно вычурный, недостаточно постмодернист, слишком моралист для вкусов тех, кто читает книги с планшетников. А кыргызы, между прочим, признали Айтматова очень поздно. В начале его карьеры ему присылали письма с угрозами и «прорабатывали» на собраниях коммунистической партии. Завоевать Кыргызстан его же гражданам удается лишь после мирового успеха, даже сейчас. Поэтому даже не знаю, смог бы появиться Айтматов в современной КР. Сейчас феномен «коралбастыка» (нежелание видеть чужой успех — прим. ИА «24.kg»), к сожалению, наблюдается еще чаще.

— В конце сентября 2012-го вы рассказали в прессе о найденной ранее неизвестной рукописи книги «Земля и флейта». Что это за произведение? Какая судьба его ждет?

— О своих мыслях пока промолчу. Пусть у каждого читателя найденного романа будет своя связь с этой книгой, пусть каждый откроет своего нового или узнает родного Айтматова...

Книга выйдет в свет. Ее предназначение в том, чтобы дарить радость. Это же прекрасно — прочитать новую книгу любимого автора уже после его смерти! В этом и заключается сила искусства — в бессмертии... «Земля и флейта» — это признание Айтматова в любви к своим читателям через пласты времени и бренности.

— В одной из наших бесед вы сказали, что в произведениях Айтматова много сюжетных линий, эпизодов, образов с оттенками трагического. Когда вы, как читатель, стали осознавать этот трагизм?

— Недавно шел сильный снег, смеркалось, я ехала с дочкой в такси и вдруг услышала по радио голос моего дяди — Ильгиза Айтматова, рассказывающего о жизни моего деда, бабушки, отца, полной трагичных надломов. Повествование дяди напоминало классическую эпическую сагу о семье в нескольких поколениях. Так подумала я тогда... Но о детстве и трагедии семьи Айтматовых лучше расскажут мои почтенные тетя и дядя, которые помнят то трудное для нашей семьи и для нашей страны время. Сам Айтматов никогда не рассказывал грустных историй о голоде, несчастьях, переживаниях. Обо всем этом мне и моему брату почему-то рассказывала наша мама Мария Урматовна. Стоицизм — это покорение трагедии, это и есть суть многих работ Айтматова.

— Какой герой Чингиза Айтматова вам наиболее близок и почему?

— Я, наверное, ближе к гибриду Филофея из романа «Тавро Кассандры», Акбары из «Плахи», и очень многое у меня от Арсена Саманчина из мною менее любимой книги «Когда падают горы».

— Весь 2012 год почитатели творчества народного писателя ждали, когда откроется его мемориальный дом-музей в Чон-Арыке. Почему этого не случилось?

— Да, открытие дома-музея Чингиза Айтматова — это мечта моей матери. Вот уже 4 года она борется с аварийным состоянием этого дома. Посмотрим, что из этого выйдет.

— Какие мероприятия, связанные с именем писателя, планируются в 2013 году?

— Я не занимаюсь «мероприятиями об Айтматове». Я буду и в дальнейшем читать его произведения. Это, наверное, будет моим вечным мероприятием. И буду готовить найденную рукопись «Земля и флейта» к встрече с Читателем.

 


Количество просмотров: 1338