Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Книгоиздание / Публицистика
© Бондаренко О.Я., 2012

Олег Ярославович БОНДАРЕНКО

Как убивают кыргызскую книгу: цифры и факты

С момента обретения Кыргызстаном независимости прошел 21 год – время, сопоставимое с периодом смены одного поколения другим. Это время характеризуется очень большими социальными изменениями в стране, которые коснулись, в том числе, области культуры и литературы. Каковы же здесь основные тенденции?

 

Изменение отношения к книге

В современном мире, из-за происходящей цифровой революции, отмечается однозначное уменьшение роли книги и снижение интереса к чтению. Почему это происходит? Из-за возрастания иных, некнижных (нетекстовых) источников получения информации – прежде всего, Интернета и цифровых технологий (мобильной связи и обслуживающих ее программ, DVD и т.п.). Таким образом, дело не в том, что книга отходит на второй план, – дело в том, что, помимо книги, появляются новые информационные каналы, неизвестные человечеству раньше, которые можно рассматривать как своего рода информационную надстройку. Соответственно удельный вес собственно книги в общей структуре информационного потока снижается. Это естественный процесс, характерный для всех стран мира и для глобального общества как такового.

Однако в Кыргызстане отношение к книге начало меняться по ряду других причин, характерных, в первую очередь, именно для нашей страны.

За годы независимости – с 1991 года – в Кыргызстане произошли огромные социальные изменения. Прежде всего, возник поток эмиграции: выехало за границу, по некоторым оценкам, от 1 до 1,5 миллиона человек, что составляет до четверти всего населения страны.

В первую очередь, уезжали социально активные жители городов (по выражению Льва Гумилева, пассионарии) и городская интеллигенция, причем как русская, так и – в следующем потоке – кыргызская, и, кроме того, немецкая, еврейская, украинская и других национальностей. На освободившееся место в города влилось сельское население. Сельские люди – в большинстве своем труженики, это добросовестные, честные работники, но их мировоззрение и миропонимание далеко не во всём стыкуется с городской культурой. Сегодня Кыргызстан – сельская страна. Не только по структурному соотношению городского и сельского населения (25% и 75%), но, главным образом, по структуре мышления.

Традиционно повелось, что на селе чтение книг не является распространенной формой проведения досуга. Малое внимание к книгам – это особенность сельского образа жизни вообще, характерная для значительной части обществ. И соответственно сельский образ жизни, распространившийся на города, к сожалению, во многом повлиял на быстрое исчезновение культуры чтения.

При наложении друг на друга: 1) внешней – общемировой тенденции (развитие цифровых технологий и снижение роли книги) и 2) внутренней – внутрикыргызстанской тенденции (изменение социальной структуры населения и приоритет сельского образа жизни) в результате в стране возник резонанс. Он привел к культурному коллапсу. По оценке книгораспространителей, а также социологов, психологов, педагогов, жители Кыргызстана в подавляющем большинстве за минувшие два десятилетия почти совсем перестали читать книги – в первую очередь это касается молодого поколения.

Книга утратила свое значение в качестве предмета первой необходимости, к тому же, по причине ее невостребованности, книгу становится всё труднее купить / достать: малый спрос рождает малое предложение.

Многочисленные социологические исследования молодежи, интервью для СМИ выявляют, что стремительными темпами в стране растет функциональная неграмотность. По данным международной образовательной организации PISA, в 2010 году, в ходе проведения обследования уровня образования и грамотности учащихся в 65 странах мира, Кыргызстан занял последнее, 65 место (а первое место принадлежит учащимся КНР).

Также по данным PISA, в 2011 году лишь 17 процентов старшеклассников Кыргызстана понимали смысл прочитанного текста.

 

Постепенное исчезновение книг

Как следствие изменения роли книги в жизни кыргызстанского общества, наблюдается физическое исчезновение книг и сокращение числа книжных магазинов и издательств.

Так, например, на протяжении 1990-х годов в стране была полностью уничтожена сеть книгораспространения, сложившаяся в советские годы. Во Фрунзе до 1991 года насчитывалось 25 книжных магазинов; все они в дальнейшем были закрыты, помещения распроданы с последующим перепрофилированием. В настоящее время в столице республики возникла и функционирует новая книжная сеть («Раритет») – полностью частная; однако ее масштабы значительно скромнее. Так, в центральном книжном магазине Бишкека «Раритет» ассортимент наименований книг составляет порядка 20 тыс. наименований, а, для сравнения, в среднем российском книжном магазине – около 40-50 тыс. наименований (в Московском Доме книги на Арбате – 250-300 тыс. наименований).

Всего же в Бишкеке сегодня насчитывается не более 5-6 книжных магазинов, удовлетворяющих определению книжного магазина по ассортименту и числу книжной продукции. Плюс по Кыргызстану еще порядка десятка книжных лавок и контейнеров (в них насчитывается, как правило, не более 3 тыс. наименований книг).

За пределами Бишкека и Оша (в нем действует три небольших книготорговых лавки) книжных магазинов нет вообще. Соответственно в большинстве областных центров Кыргызстана книги практически не продаются.

По данным Ассоциации книгораспространителей стран СНГ, Кыргызстан сегодня занимает последнее место в СНГ по книжной торговле. В частности, в Кыргызстане сегодня один книжный магазин приходится на 300 тыс. человек населения. Для сравнения: в России и Казахстане – один книжный магазин приходится на 50 тыс. человек населения, в Европе – один книжный магазин на 15 тыс. человек населения.

В самом Бишкеке функционирует недавно открытый (с помощью российского посольства) Дом русской книги, в котором продается изданная за рубежом литература. Однако не существует Дома кыргызской/национальной книги. Ассоциация издателей и книгораспространителей КР в 2011 году ставила перед Правительством и мэрией Бишкека вопрос о необходимости открытия столичного (муниципального, государственного) дома книги; однако власти по существу ушли от рассмотрения этого вопроса.

В 2011 году также поднимались вопрос о создании сети точек, специализирующихся на продажах книг отечественных издательств по издательским ценам (уличная торговля), и вопрос об упорядочении уличной торговли книгами. Мэрией в решении этих вопросов было отказано, о чем имеется соответствующее ответное письмо.

Также необходимо отметить, что за годы независимости Кыргызстана в стране была полностью разрушена такая сфера предпринимательской деятельности, как книгоиздание. В 1990-е годы были закрыты все ранее существовавшие издательства, распродана полиграфическая база. Последнее крупное государственное издательство «Акыл» было искусственно доведено до банкротства в 2008 году. За последние несколько лет в стране закрылось примерно 25 издательств, одно из них – считавшееся крупнейшим частным, «Бийиктик» – закрылось уже в этом, 2012 году.

Всего же в Кыргызстане сегодня остаются работающими не более 6-7 издательств, если не считать типографии и полиграфические предприятия, не занимающиеся собственно издательской деятельностью. Это «Турар», «Раритет», «Кутаалам», «Айат», изд-во НАН КР «Илим», Центр госязыка и энциклопедии, ряд издательских центров при вузах и госучреждениях. (Для сравнения: в России насчитывается порядка 10 тысяч субъектов издательского дела). Все издательства сосредоточены только в Бишкеке.

Практически все бишкекские издательства, продолжающие сегодня свою работу, находятся в сложном финансовом положении, могут иметь долги (которые возникают, в первую очередь, из-за проблем отрасли и отношения к издательскому делу со стороны государства и прочих частных предприятий, например, из-за непогашения кредиторской задолженности полиграфическим комплексом «Учкун»). Книжный бизнес в Кыргызстане является нерентабельным – в отличие от других стран мира, немногочисленные отечественные издатели сегодня занимаются выпуском книг исходя из принципа социальной ответственности, потому что считают это своим социальным долгом. При этом основной дохода издательств является прочая, не издательская деятельность – поставки бумаги, полиграфические услуги, а также, в отдельных случаях, зарубежные гранты (например, на издание учебников).

Заметно снизилось и литературное качество изданий; при подготовке книг сведена к минимуму редактура, корректура (из-за отсутствия в стране специалистов, ведь их не готовят ни в одном из вузов). Фактически в стране исчезла отечественная школа перевода, отмирает профессия литературного перевода.

Ежегодно в Кыргызстане выходят в свет от 800 до 1000 наименований книг общим тиражом от 700 тыс. до (с учетом учебников) 1700 тыс. экземпляров. Для сравнения; до 1990 года в Советской Киргизии издавалось ежегодно свыше 10 миллионов экземпляров книг.

Также нужно отметить, что, например, в России сегодня в год выходит в свет более 120 тыс. наименований книг общим тиражом свыше 100 миллионов экземпляров.

Таким образом, по статистике, в настоящее время в Кыргызстане издается книг на душу населения в 38 раз меньше, чем в России. Это один из самых низких показателей в мире.

Отдельно нужно отметить огромные проблемы с обеспеченностью школьными учебниками. В 2010-2011 годах издательства покрывали лишь 39% потребности школ в учебной литературе; в 2012 году – возросло до 50%. Во многих школах в сельской местности один учебник часто приходится на целый класс. В этих условиях издательствам до сих пор не предоставлено право свободной допечатки учебников, и ситуация частично разряжается лишь благодаря пиратским копиям учебников, тиражируемым в КНР.

По книжным выставкам. С середины 2000-х годов Кыргызстан перестал участвовать в международных книжных выставках-ярмарках. Ассоциация издателей и книгораспространителей неоднократно обращала на это внимание Министерства культуры и Правительства, но ответа не получала. (Хотя наши соседи по региону участвуют в международных книжных мероприятиях – так, например, Казахстан был почетным гостем на недавней Минской книжной выставке-ярмарке).

С 2010 года стараниями Ассоциации издателей и книгораспространителей возобновлено, как исключение, участие Кыргызстана в Московской международной книжной выставке-ярмарке (ММКВЯ), и наша страна является единственной, которая, по разрешению оргкомитета, участвует в работе ММКВЯ бесплатно (в качестве жеста доброй воли). Однако полностью вся работа по подготовке к участию в ММКВЯ проводится Ассоциацией на общественных началах; все государственные структуры Кыргызстана, включая Минкультуры и Посольство КР в Москве, от этого самоустранились.

Очень показателен случай с международным Книжным Форумом-2012 (Open Central Asia Book Forum 2012), проведение которого в Бишкеке в ноябре 2012 года организовало британское издательство “Silk Road Media”. Участие в мероприятии платное, однако издательства Кыргызстана оказались финансово не в состоянии оплатить свое участие, это им не по карману. Получилось, что Книжный Форум на кыргызской земле проводится без местных издателей. Это нонсенс, и в мире ничего подобного до сих пор не наблюдалось.

 

Общая направленность политики – антикнижная

С сожалением, нужно констатировать, что кыргызское государство ничего не делает для выправления ситуации в книжной отрасли и, наоборот, блокирует любые попытки изменений.

В 2009 году Кыргызстан подписал Декларацию о поддержке книги стран СНГ. Однако на сегодняшний день ни один пункт Декларации не выполнен. Мало того, ее текст даже не смогли найти в Министерстве культуры и туризма КР.

Ассоциация издателей и книгораспространителей КР за минувшие 3 года более 15 раз обращалась с письмами и запросами в Министерстве культуры и туризма КР, предлагала различные проекты. Ни на одно письмо, ни на одно обращение не было получено ответа (хотя Декларация о поддержке книги предполагает совместную работу государственных и общественных организаций в сфере книжной политики).

Это происходит из-за того, что в Министерстве культуры и туризма КР нет ни одного отдела, ни одного сотрудника, который занимался бы вопросами книжной отрасли и книгоиздания. Таким образом, книгоиздатели Кыргызстана – единственные предприниматели в стране, которых не «курирует» ни одно министерство и ведомство, потому что прочие госорганы, кроме налоговой службы, ими также не занимается.

В мире существует практика льготного налогообложения книгоиздателей или же полного освобождения издательской деятельности от налогов (практически все страны мира). Это является формой прямой или косвенной поддержки издательского дела государством.

Кыргызстан является исключением. Издатели уплачивают полностью все возможные налоги: НДС, налог с продаж, налог с прибыли и др. Издатели научной литературы также уплачивают 20%-ный налог на спецсредства (ни одна страна в мире, кроме Кыргызстана, не взимает налоги с научных книг). От налогов освобождены лишь поставки детской литературы на госязыке, но практика такова, что этот пункт НК очень сложный и двусмысленный, из-за чего реально налог уплачивается. Так, в сентябре 2011 года детское издательство «Кутаалам» уплатило налоговым органам более 500 тыс. сом НДС за поставку учебников на кыргызском языке.

Ассоциация книгоиздателей и книгораспространителей обращалась с просьбой о введении налоговых льгот для издателей – в Жогорку Кенеш, Правительство и Министерство экономического регулирования. Последовал отказ (а в письме Минэкономрегулирования издателей фактически уравняли с производителями ликеро-водочной продукции по части доходов). Отказ Правительства был мотивирован тем, что существует Меморандум между Правительством и Всемирным банком, запрещающий вносить какие-либо изменения в Налоговый Кодекс КР в течение 2011-2014 годов. Однако, несмотря на Меморандум, на практике только в 2011-2012 годах в НК КР было внесено не менее 4 поправок; ни одна из них, естественно, не затрагивала книжную отрасль и касалась других отраслей.

Окончилась неудачей попытка общественных организаций разработать в 2010-2011 годах Программу поддержки книги и пропаганды чтения «Читающий Кыргызстан» («Окуурман Кыргызстан»). Предусматривалась, что Программа будет иметь статус Национальной. Проект Программы поддержал Президент переходного периода Р.И.Отунбаева, однако на практике никакого решения по Программе не было принято на уровне Правительства, в т.ч. Министерства культуры и туризма, и Жогорку Кенеша.

Вместо этого, весной 2011 года в спешном порядке был разработан и принят Закон КР «Об издательском деле», который на практике никак не облегчил издательскую деятельность и не предусмотрел никакие механизмы поддержки книгоиздания (наоборот, в первоначальном варианте он предполагал введение цензуры в издательской деятельности – однако этот пункт удалось отменить в ходе рассмотрения законопроекта). Для справки: в России и Казахстане, где насчитываются тысячи субъектов издательского дела, аналогичные законы до сих пор не приняты, поскольку считается, что общество к ним на данном этапе не готово.

Единственным положительным моментом нового Закона явилось установление нормы – три обязательных экземпляра выпущенной книги бесплатно передаются издателем в Книжную палату. Это небольшое число, соответствующее международным стандартам, ведь за каждый экземпляр платит издатель или автор, что приводит к возрастанию себестоимости издания. Однако уже в 2012 году эта норма Закона была отменена, и принята поправка, предусматривающая, что в Книжную палату бесплатно передается 10 экземпляров (рассматривается также возможность передачи 20 экземпляров). Естественно, данная поправка не согласовывалась с издателями. Уточним, что средний размер тиража сегодня в стране – всего-навсего 100-250 экз.

На себестоимость книги влияют и различные государственные накрутки. Так, каждая книга должна иметь международный регистрационный номер ISBN, который выдается при регистрации Государственной книжной палатой. Стоит это удовольствие под 800 сом! Почему так много? Потому что книжной палате нужно содержать штат сотрудников… А платит за всё автор или издатель. И в результате книга, с позволения государства, ещё больше дорожает…

Невнимание к книге и проблемам книжной отрасли характерно также и для местных администраций. Так, весной 2011 года Ленинским райакимиатом г.Бишкека была предпринята попытка закрыть единственную торговую точку в городе, где книги отечественных издателей продаются по издательским ценам (возле кинотеатра «Ала-Тоо»), и лишь обращение к Президенту КР позволило эту точку сохранить. Также в 2011 году, в рамках Президентского плана, была выпущена серия книг «Окуучунун китепканасы» («Библиотека школьника») с произведениями Ч.Айтматова – специально для школьной программы; книги по издательским ценам были предложены библиотекам, в т.ч. Центральной Библиотечной Системе (ЦБС) г.Бишкека. Поскольку Ч.Айтматов в последние годы издается крайне мало, и в библиотеках сложился острый дефицит его книг, тем более на кыргызском языке, ЦБС поддержало закупку книг. Однако мэрия отказала, ссылаясь на отсутствие средств для приобретения книг для ЦБС. Книги Ч.Айтматова на кыргызском языке так и не попали в библиотеки.

С 2010 года в деле распространения книг на кыргызском языке – в первую очередь, детских активную роль играли отделения связи. Так, в частности, ГП «Кыргызпочтасы» взяло на себя функцию продажи книг на почтах по всей стране – это было организовано по согласованию с тогдашним Президентом КР Р.И.Отунбаевой, в рамках Президентского плана по нормализации торговли книгами, поскольку в областных и районных центрах, айылах купить книги было просто невозможно. Почтовая сеть помогла решить эту проблему. За два года было продано отечественных книг на несколько миллионов сом. Но, к сожалению, с 2013 года «Кыргызпочтасы» в одностороннем порядке решила отказаться от этого проекта; наверное, надоело. И вновь в айылах не будут продаваться книги…

Только что стало известно, что в Кыргызстане принята «Национальная Стратегия сохранения снежного барса». Это здорово. Глядишь, и до национальной стратегии сохранения книги дело когда-нибудь дойдёт…

 

Переход на цифровые технологии и кризис кыргызской литературы

Бедственное положение отечественного книгоиздания и книгораспространения никак не влияет на талант отечественных авторов – прозаиков и поэтов. По наблюдениям редакции электронной библиотеки «Новая литература Кыргызстана» (www.literatura.kg), средний уровень литературных произведений кыргызстанских авторов выше, чем авторов российских (сравнение происходит с произведениями, размещенными на сайтах Рунета).

В настоящее время актуально говорить о смене поколений в отечественной литературе. Как пример, можно назвать молодежную литературную группу «Ковчег», вышедшую из летней литературной школы им. Ч.Айтматова; можно вспомнить кыргызстанских авторов, чьи произведения опубликованы в последнее время в журналах «Дружба народов», «Наш современник». Также следует отметить литературу кыргызстанского зарубежья – эмигрантскую литературу, которая появляется в последнее десятилетие, на наших глазах.

Главной особенностью новой литературы является отказ авторов от бумажных изданий и ориентация на электронную публикацию произведений. Это происходит именно из-за кризиса бумажных книг и бумажных изданий в Кыргызстане. Новое поколение, владеющее современными технологиями, психологически перестроилось и предпочитает иметь дело с Интернетом и электронными публикациями. Распространены блоги, Интернет-журналы и участие в литературных Интернет-конкурсах; молодежь часто не испытывает потребности публиковать свои произведения в обычных «толстых» литературных журналах.

Надо оговорить, что круг читателей такой электронной литературной продукции («сетературы») относительно невелик, он охватывает в основном небольшую прослойку студентов и молодых менеджеров Бишкека, в меньшей степени – Оша и кыргызского зарубежья.

Характерной чертой новых авторов и новых читателей также является их незнание или слабое знание классической литературы Кыргызстана – прежде всего из-за ориентации не на бумажные, а на электронные издания; а кыргызстанская классика почти отсутствует в электронном виде. Сегодня возникла потребность массовой оцифровки книг кыргызстанских классиков, но эти проекты не реализовываются по причине отсутствия финансирования.

В результате падения посещаемости публичных библиотек Кыргызстана и износа книжного фонда, слабого его обновления национальная литература постепенно выпадает из поля зрения молодежи, в т.ч. творческой молодежи.

Основными языками Интернета сегодня являются – в нашей зоне – русский и английский. Кыргызский сегмент Интернета не развит, по существу отсутствует. Это приводит к тому, что молодежь, имеющая дело с Интернет-технологиями, предпочитает не пользоваться кыргызским языком при работе с литературными текстами.

Если раньше в Кыргызстане существовало традиционное разграничение на русскую литературу (ее представлял журнал «Литературный Киргизстан») и кыргызскую литературу (ее представлял литературный журнал «Ала-Тоо»), то сегодня значительная часть произведений публикуется именно на русском языке: сюда относятся бумажные публикации плюс публикации в Интернете. На русском пишут прежде всего авторы-кыргызы, поэтому впору говорить о новой тенденции – появлении русскоязычной (а не русской) литературы.

Огромный удар развитию кыргызской литературы и кыргызского литературного языка нанесло бедственное положение в книгоиздании Кыргызстана и последовательное уничтожение кыргызской книги.

По оценке специалистов-психологов, занимающихся вопросами чтения и литературы, а также менеджеров по сбыту книг, для того, чтобы какой-либо национальный литературный язык развивался, нужно, чтобы ежегодно издавалось не менее 800 наименований художественных книг на этом языке. В Кыргызстане же сегодня книг на кыргызском языке (художественных и нехудожественных) издается в год около 400-500 наименований, что составляет половину от всех издаваемых в стране книг. Это меньше рекомендуемой нормы, и свидетельствует о том, что, возможно, перейдена точка невозврата.

Кыргызская литература имеет славную историю, она немалая, известна за рубежом. Национальный Союз писателей КР (НСП КР) насчитывает сегодня 400 членов. Но проблема в том, что члены НСП КР всё чаще оказываются изолированы от книжного рынка, они по существу не могут или почти не могут издаваться, в стране отсутствует институт литературных гонораров, не осуществляются переводы, нет литературных агентств. Подавляющее большинство членов НСП КР – старшего возраста, очень мало молодежи; молодежь же предпочитает жить своей независимой жизнью и публиковаться в Интернет.

Поскольку язык Интернет-публикаций – преимущественно русский, то и молодежь сознательно дистанцируется от кыргызского литературного языка.

В результате кыргызская литература как таковая, кыргызская классика оказывается в изоляции. Она существует как бы «для истории», сама по себе и всё меньше востребована городским обществом сегодняшнего дня, с его относительно небольшим кругом читателей и ценителей современной культуры. Кыргызская культура и литература ХХ века сегодня, в XXI веке, стремительно сдает свои позиции при полном равнодушии государства.

Показательна ситуация с электронной версией эпоса «Манас», представленной в Интернете на сайте www.literatura.kg. Эпос был оцифрован редакцией сайта совместно с Национальной библиотекой КР; это единственная полная версия эпоса, представленная сегодня в Интернете. На сайте размещена версия эпоса на кыргызском языке в редакции Болота Юнусалиева (1958 года). Пользователи Интернета знают о ее существовании – так, например, вступительную статью Б.Юнусалиева за два года с момента размещения прочло пять тысяч человек; по всей видимости, на основе этой статьи готовятся рефераты, курсовые и т.д. Однако сам эпос, размещенный там же, прочло несоизмеримо меньше людей (300 посещений за два года – см. открытую статистику, при втором томе). Это говорит о том, что молодежи, пользующейся Интернетом, неинтересен сам первоисточник.

 

О кыргызском литературном языке

В условиях «сельского государства», не читающего книги, большинство населения перестает понимать разницу между количественным и качественным подходом к языку. Количественный подход подразумевает экстенсивное расширение числа носителей языка – грубо говоря, «чем больше, тем лучше», то есть чем больше людей говорят на каком-либо языке, например на кыргызском, тем лучше. Именно на количественном подходе строится вся политика кыргызского государства за годы независимости. На количественном подходе основана и деятельность Госкомиссии по государственному языку, и многочисленные масштабные государственные мероприятия-празднования, и речи политиков с призывами к переходу на государственный язык повсюду – и в госучреждениях, и в образовании, и т.д.

Но количественный подход на деле ограничен, ибо предполагает знание (владение) языком первичного, разговорного уровня. Для развитой культуры и литературы первичный уровень совершенно не годится. Первичный уровень – базовый, но не более.

Например, сплошь и рядом сталкиваешься с молодыми кыргызами, которые, зная разговорный язык, на деле, по ряду причин (культурно-языковых, психологических) не могут читать кыргызские газеты, книги и т.д. Получается, что кыргызские газеты и книги выпускаются не для всех, а для сравнительно небольшого числа читателей…

Качественный подход, в отличие от количественного, предполагает интенсивность, глубину, качественно продвинутое овладение языком. Это уже следующий, более высокий уровень, предусматривающий как очень широкий словарный запас, так и определенное, культурно-упорядоченное мышление. Человек, владеющий первичным – разговорным уровнем языка, и человек, владеющий продвинутым, высшим языковым уровнем, – это, в общем, разные люди.

Именно продвинутый язык и есть основа для подлинной культуры и литературы. И именно он по сути вымывается с массовой эмиграцией кыргызской городской интеллигенции и кыргызских пассионариев, и именно он принимает на себя основной удар во время кризиса книгоиздания.

Механическое расширение числа носителей кыргызского языка – если количественно подходить к ситуации – в принципе бессмысленно, с точки зрения развития подлинной культуры.

Государство и общество, защищая книгу, должно уделять гораздо больше внимания качественному подходу. По сути речь идет о необходимости создавать надстройку к уже имеющемуся языку первого уровня, которая должна включать в себя литературный и специальный язык более высокого уровня: язык деловой, правовой, дипломатический, медицинский, технический, философский и т.д.; именно эта область должна стать прерогативой вновь возникающей (к сожалению, по второму кругу) кыргызской городской интеллигенции – уже нового поколения.

Но для решения этой проблемы нужно, в свою очередь, решить огромное число частных проблем. В первую очередь, – вопросы поддержки книги и пропаганды чтения в стране. Далее – вопросы технологические, связанные с цифровыми технологиями. Вот ведь какая вещь: значительная часть жителей Кыргызстана за пределами столицы не владеют русским! О чем это говорит? О том, что они никак не связаны с Интернетом и цифровыми технологиями, ведь практически все они основаны на русском (или английском). Следовательно, основная часть населения Кыргызстана просто отрезана от достижений и технологий XXI века: не может грамотно писать, составить резюме, подготовить деловое письмо и т.д. и т.п. И соответственно эти люди не годятся для работы в области менеджмента, маркетинга, современного производства и т.д. и т.п.

Чтобы создать высокотехнологический, высокоразвитый, продвинутый и глубоко разработанный кыргызский язык, надо уметь пользоваться сегодняшними знаниями и технологиями. И как минимум знать русский-английский языки – языки цифровых технологий. Их не обязательно любить – ими надо просто владеть, чтобы выжить в XXI веке.

А для этого нужно решать вопросы развития коммуникаций, инфраструктуры, технологий в стране, интернетизации Кыргызстана. Они – обратная сторона медали, в дополнение к решению вопросов книгоиздания. Если в каждое село придет Интернет (по доступным ценам), то молодежь быстро освоит и русский, и английский и, возможно, подойдет к пониманию освоения языка продвинутого уровня – выходящего за пределы сугубо разговорного. Если и не вся молодежь, то лучшее ее представители.

Тесно связаны с указанными двумя группами вопросов и вспомогательные, дополняющие вопросы: разработка специализированных, служебных программ на кыргызском языке, современной методики преподавания языка – с учетом международных достижений (например, использование программы изучения языка Rosette Stone) и др. Без вкладывания средств в это направление невозможно дальнейшее развитие кыргызского продвинутого уровня, и все разговоры о будущей культуре и литературе Кыргызстана останутся не более чем разговорами.

 

© Бондаренко О.Я., 2012

 


Количество просмотров: 4487