Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Художественная проза, Малая проза (рассказы, новеллы, очерки, эссе) / — в том числе по жанрам, Эссе, рассказы-впечатления и размышления
© Руслан Азыков, 2012. Все права защищены
Произведение публикуется с разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата размещения на сайте: 12 ноября 2012 года

Руслан Токтогулович АЗЫКОВ

Следы на снегу

Рассказ-повествование о паре следов, которые тянутся по чистому, нетронутому снегу и уводят в неизвестное приключение Жизни...

 

Ночь. Морозный воздух щипал щеки, бил колким ветром в лица прохожих. Ноябрьский холод заставлял кутаться людей теплее, оставаться дома, согреваясь кружкой горячего чая. Серые волнистые тучи несли с собой осадки. Капли дождя не успевали долететь до земли, превращаясь в пушистый снег. И в мягком желтом свете фонарей, он тихо падал на промерзлую землю…

На главной дороге, шумели машины, сверкали фары – это было единственным напоминанием той сумбурной, суетливой жизни протекающей днем. Но она, никогда не замирала – ни на секунду, ни на шаг; ночную тишину разрезал шум одинокой машины, чьи-то торопливые или же усталые вдоль пустой улицы шаги. Среди всего происходящего и непрерывного потока жизни, происходило нечто незаметное, но очень важное…

Снег уже застилал улицы, дороги, деревья. Ложился белоснежным ковром и разбавлял серые, грязные тона чистотой и ощущением чего-то нового. С каждым пройденным мгновением, будь то это самые счастливые минуты женщины, которая стала матерью, то самые запоминающие воспоминания пожилого человека, чья время скоро подойдет к концу, жизнь на улице утихала и пустела. А снег, белый, чистый и освежающий, все укрывал землю и все меньше людей, замечали это волшебное превращение улицы. Все больше людей отправлялось в привычное царство сновидений…

Все белым бело. Безмолвная тишина, даже не нарушаемая ветром окутывала весь город. Деревья укрылись тяжелыми белоснежными шарфами, устало нависая над дорогами. Индивидуальность и величие зданий исчезали под холодным и пушистым мехом. Казалось, что никто еще не ступал на этот мягкий ковер. Он выглядел таким невинным и первозданным, как бархатная кожа младенца. Казалось, что наступив на снег, можно нарушить всю гармонию чистейшей красоты мира. Этот снежный пейзаж был заключительным мазком в погоде, в зимней атмосфере и в судьбах некоторых людей…

Но вот что-то остановилось, замерло, когда на снегу появилась первая пара следов. Одни были маленькими, изящными, такими легкими, а вторые были больше, тяжелее. Нельзя сказать, что они нарушили идиллию и гармонию предзимнего пейзажа, но они внесли что-то новое, неизвестное и волнительное. Скромные, женские следы неуверенно шагали рядом, сторонясь, то замедлялись, то ускорялись. Мужские следы шли ровно, едва заметно тянулись к маленьким, хрупким шагам. Снег усиливался, заметая другие, холодные, одинокие отпечатки ног. А пара, что оставляла за собой свою историю, продолжали сквозь снег и холод идти дальше. Их вряд ли что могло остановить. Теперь их шаги стали ближе друг к другу. Они шли одним темпом, никуда не спешили, и казалось, для них холод, ветер и ночь совсем не помеха. Для них существовал свой путь и мир, которым правили интерес и трогательные, чистые чувства…

Аллея, усыпанная снегом, свернула мимо Театра Оперы и Балета, протянувшись под кронами Дубового парка, в мягком свете фонарей. А пара следов стала еще ближе друг к другу. Тоненькие следы от женских сапожек заметно тянулись к мужским, неизменно большим, но так желавшим сблизится, поймать синхронный такт и зашагать вместе. Но то ли красота этого мира, то ли тепло тел, то ли приятная усталость, заставила остановиться обоих и оглянуть раскинутые ветви, одетые в снежные меха. Женские следы, неуверенно скользнув по снегу, оказались напротив мужских, нос к носу, а затем еще застенчивее потянулись на носочки. И наконец, их следы слились в объятии…

Они шли вместе, чуть ли не в синхронный такт друг другу. Казалось, что они одно целое, что каждый шаг принадлежавший паре был связан, сделан вместе. Иногда следы расходились, иногда останавливались и становились друг напротив друга. Затем снова следы оставляли на чистом снегу свои отпечатки и продолжали свое приключение. Маленькие, изящные следы кружили на снегу, потом снова возвращались к большим. Иногда на снегу оставались лишь одни большие, тяжелые следы, а потом снова на снег опускались изящные отпечатки, они порхали вокруг мужских, обращались почти вплотную, игриво переступали то на одну сторону, то на другую. И они продолжали ступать по скрипучему ковру, даже не расставаясь ни на секунду…

Но снег, что теперь носил их следы, что был единственным свидетелем неземных чувств пары, не нарушил свою чистоту и гармонию. Словно и он сам пережил радость, любовь, понимание, объятия и поцелуи тех, кому они принадлежали. Вся красота и чистота снега была удивительным образом дополнена. Снег стал теплее, ярче и искристее, словно он был безгранично рад за молодую пару. Но когда небо заволокли тучи и волшебный лунный свет больше не падал на снег, когда улицы померкли в сумраке, что-то произошло…

Следы ступали на снег ровно, медленно и отстраненно. Даже снег почувствовал эту перемену, холод. посерев, покрылся леденистой коркой. Тишину нарушал лишь хруст снега, шарканье шагов. Они стали грубыми, холодными и будто чужими. Пара остановилась, большие следы попытались приблизиться, но женские отстранились, отвернулись. Мужчина начал ходить из в стороны в сторону, останавливаться, подходить к женщине. Его шаги казалось, о чем-то говорили. Медленно и осторожно подходили ближе, будто просили прощения, говорили дать им еще один шанс. Пробившийся лунный свет упал на пару, а потом снова скрылась. Пошел крупный снег, так медленно падая и обновляя все вокруг. Женщина, простояв еще немного, повернулась к мужчине и их следы медленно сблизились, чуть ли не касаясь друг друга…

От непогоды не осталось и следа. Солнце ярко светило, игриво преломляясь в хрустальных снежинках, подхватываемых ветром. Снег нежно согревался в слабых лучах светила и наконец, сгорал от радости и тепла, ощущая на себе следы пары, которая вновь заиграла теми чувствами, что были раньше. Только сейчас они были еще прекраснее, легки и гармоничны. Пара шагала в такт, двигалась в такт и даже дышала в такт. Их шаги почти сливались вместе; то в объятиях, то в поцелуях. Они тянулись так далеко по заснеженной улице, под могучими дубами, ни чуточку не сломившись от ветра и тяжелого снега. Но немного остановившись, следы остановились, повернулись немного в сторону, словно чего-то ожидая. Ветер еще радостнее обдул их снежной пылью, будто обнимая и радуясь за них. И вот практически по их следам пробежали маленькие, еще неуклюжие шажочки и, поравнявшись с взрослыми, три пары следов, мирно зашагали далее, провожающие под пристальными лучами зимнего солнца, по длинной и широкой дороге…

Шаги отдалялись, отдалялись, а затем стали исчезать вовсе из виду, там, где дорога видимо, сворачивала и начиналась новая. Солнце неохотно опустилось за горизонт, все померкло в знакомой темноте, наплыли кудрявые тучи. Вновь посыпал крупный снег, будто заметая все следы на дороге, наполняя ее снова нетронутой и чистой простыней, чтобы следующая теплая и влюбленная пара следов ступила на эту дорогу. И возможно, когда вновь выйдет солнце и растопит немного снега, другие смогут увидеть женские, мужские и детские следы, который шли так гармонично вместе, полные любви, счастья и понимания и это будет им уроком. Ведь снег всегда хранит все чистое, прекрасное и искреннее. И никогда этого не забудет…

 

© Руслан Азыков, 2012

 


Количество просмотров: 1619