Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Драматургия и киносценарии, Драматургия
© Кулмамбетов Ж.О., 2007. Все права защищены
Произведение публикуется с разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата размещения на сайте: 18 сентября 2012 года

Жаныш Осмонович КУЛМАМБЕТОВ

Эшафот

(Пьеса-притча в двух действиях)

По мотивам киргизской народной сказки об охотнике Адыле и женщине-жезтумшук (ведьма, с медным носом и медными ногтями). Адыл ради богатства переспал с жезтумшук. Но это не прошло бесследно – жезтумшук родила ребенка от охотника – девочку Чолпон. А в это время родился и сын Атай у самого Адыла от законной жены. Подстроив так, чтобы молодые – брат и сестра влюбились друг в друга, ведьма добилась своего. Впоследствии молодые стали мужем и женой. Это был час расплаты за тот опрометчивый поступок, когда алчный охотник Адыл ради богатства нарушил вековечные законы бытия. Он вынужден был застрелиться.

 

Действующие лица:

Адыл – охотник.
Женщина— жезтумшук – ведьма, с медным носом и медными ногтями.
Атай – сын охотника.
Чолпон – дочь ведьмы.
Кумуш жал (серебряная грива)  — конь Адыла.
Тайбас – охотничий пес Адыла.

 

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Сцена первая

Ночь. Среди высоченных и угрюмых скал. Возле большого костра сидел охотник Адыл и ел шашлык. Вдруг его конь испуганно захрапел, а затем громко заржал, нарушая ночную тишину.
Адыл. (В сторону коня) Эй, Кумуш жал, что с тобой, а? Чуешь что-то неладное, да? (Взял ружье и внимательно посмотрел по сторонам. А конь не переставая, испуганно храпел).
Адыл. Странно… Но, конь что-то чует…
(Вдруг из крошменной темноты резко вынырнул силуэт человека. При свете огня можно было различить, что это силуэт женщины. Почему-то она рукавом закрыла свое лицо).
Женщина. Охотник Адыл…
Адыл. (Держал ружье наготове) Кто ты такая?
Женщина. (С издевкой) Что, испугался охотник? Иди сюда, успокою я тебя.
Адыл. (Беря себя в руки) Конечно, в такую темную ночь вдруг тебе является неизвестная женщина, как не опасаться. Не испугался, но опасаюсь честно. Кто ты такая?
Женщина. (Рассмеялась, с издевкой) Несмотря на то, что ты всегда идешь один на охоту, все-таки трусливый?
Адыл. (Сердито) Кто тебе дал право обсуждать меня?! Я спрашиваю, кто ты такая?!
Женщина. (С издевкой) Что, задела я твое достоинство?
Адыл. (Прицеливается в женщину) Говори, кто ты такая!
Женщина. (Также с издевкой) Не видишь, что я женщина?!
Адыл. Вижу, что ты не мужчина…
Женщина. Хорошо, что умеешь различать. Теперь убери ружье свое!
Адыл. И ты скажи – кто такая. Тянешь как резина.
Женщина. Разве ты мужчина – поднимаешь ружье к женщине.
Адыл. (Опустил ружье) Если, в самом деле ты женщина, в полночь что ты тут ищешь?
Женщина. (Рассмеялась, с издевкой) Хи-хи-хи!.. Пришла, чтобы накормить тебя молоком своей грудью.
Адыл. (Сильно рассердившись) Не болтай, эй, женщина! Не болтай!
Женщина. (Наигранно пугаясь) Ой!.. Что, шутку не понимаешь?
Адыл. (Сердито) Нашла с кем шутить!
Женщина. О, боже, если в этих горах, больше нет никого, кроме тебя и меня, с кем мне еще шутить, если не с тобой? Или мне шутить с тем мертвым козлом, которого ты застрелил?
Адыл. (Сильно рассердившись) Эй, женщина, не болтай чепуху, а лучше скажи кто ты такая! Иначе…
Женщина. Иначе и моя печень тоже станет шашлыком, вместе с печенью козла, да?
Адыл. (Сильно рассердившись) Хватит! Хватит! Я не буду жалеть, что ты женщина! Говори, кто ты такая?!
Женщина. (Изменив тон, надменно) Пока я шутила, ты распоясался, дорогой! Уймись, пока не поздно!
Адыл. (Остолбенел) Ты же сама не говоришь, кто ты такая.
Женщина. (В том же духе) Что, когда ты был еще чумазым мальчиком, твоя мама не говорила тебе?
Адыл. (Боязливо) О чем?!
Женщина. (Продолжая в том же духе) О том, что у горы, у воды, у природы бывает хозяин?
Адыл. (Еще сильнее начал бояться) Мама говорила… отец говорил… народ говорил…
Женщина. (Холодным тоном) Оказывается, сам прекрасно знаешь.
Адыл. (Так же боязливо) Знаю… Кто не знает…
Женщина. (Надменно) Ну, раз знаешь, чего ты стоишь, как истукан?
Адыл. (Встал на колени) Ты хозяйка этой горы?!
Женщина. (Надменно) Что, теперь дошло до твоей пустой башки?
Адыл. (Переживая) Да, госпожа, да!..
Женщина. (Надменно) Давно бы так, а то ведешь себя, как герой.
Адыл. (Умоляя) Не знал!.. Не знал!.. Это все от не знания, поверьте, госпожа.
Женщина. Если будешь, проклят мною, ты знаешь, что будет с тобой и твоим родом?
Адыл. (Еще сильнее умоляя) Знаю, знаю!
Женщина. (Грозно) Почему без моего разрешения убил козла?
Адыл. (Еще больше умоляя) Признаю свою вину! Признаю!
Женщина. (Грозно) Верни мне козла!
Адыл. (Умоляя) Есть у меня, в отаре, большой баран, с теленка. Отдам его за козла!
Женщина. (Надменно) Кто сказал тебе, что твой паршивый овца стоит горного козла?
Адыл. (Умоляя) Тогда берите двух баранов!
Женщина. (Так же надменно) Хочешь с двумя баранами откупиться?
Адыл. (Умоляя) Тогда берите трех баранов!
Женщина. (Также надменно) Мхи, три барана… Даже за сто баранов не можешь откупиться! Безмозглый!
Адыл. (Умоляя) Тогда… берите всю мою отару!
Женщина. (Испытывающим взглядом) Что, много у тебя скотов?
Адыл. (Умоляя) Очень много… До сих пор не считал, сколько у меня баранов. Есть еще стадо крупнорогатого скота, табун лошадей…
Женщина. (С укором) Эй, бессовестный скряга, имея столько скотов, почему позарился на дикого козла?!
Адыл. (Замешкался) М хи… мхи… мои предки говорили, что «на свете ничего лишнего не бывает».
Женщина. (Грозно) Не сваливай на свои предки! Ты сам жадный! Ты из тех скупых богатеев, кто, имея гору муки, собирает жалкие крошки и думает, чем погибнет мой паршивый овец, лучше погибну я. Тебе жалко последней барашки в собственной отаре, поэтому позарился на Божьего дикого козла.
Адыл. (Умоляя) Больше не буду!.. Больше не буду!..
Женщина. (Покачала головой) Ай-ай-ай… Ты смотри, что жизнь дорога?
Адыл. (Умоляя) Клянусь, пусть Бог покарает меня, если еще раз беру в руки ружье!
Женщина. (С усмешкой) Жалкий трус, вначале вел себя как последний скотина, теперь умоляешь до гроба.
Адыл. (Умоляя) Клянусь, если еще раз сделаю шаг в эту сторону, пусть ноги мои сломаются!
Женщина. (Испытывающим взглядом) Ну и что, ноги сломаются, зато руки будут целы.
Адыл. (Умоляя) Тогда, пусть и руки тоже сломаются!
Женщина. (С усмешкой) Еще что?
Адыл. (Не понимающе) Что именно?
Женщина. (С усмешкой) Мне понравилось твои клятвы. Давай еще, клянись!
Адыл. (Умоляя) Пусть я буду трижды проклят, если нарушу свою клятву!
Женщина. (С усмешкой) Скажи лучше, « если не держу свои слова, перестану быть мужчиной, а стану бабой!»
Адыл. (Умоляя) Пусть будет именно так!
Женщина. (С усмешкой) Вдруг ты нарушил свою клятву и стал бабой, как к этому относятся твоя семья? Они же оставят тебя!
Адыл. (Умоляя) Не буду нарушать свою клятву, даю слово! Не буду нарушать!..
Женщина. (С усмешкой) А вдруг нарушишь?
Адыл. (Замешкался) Пусть буду… тем!..
Женщина. Кем?
Адыл. (Запинаясь) Ну… тем…
Женщина. (С издевкой) Станешь бабой?
Адыл. (Умоляя) Да!..
Женщина. Нет.
Адыл. (Не зная что сказать) Тогда…
Женщина. (Смеясь, с усмешкой) Дважды станешь бабой! Ха-ха-ха!.. (Стала сильно смеяться. В это время, вдруг на миг открылось ее лицо и Адыл увидел ее медный нос. Женщина поспешно старалась укрыть свое лицо).
Адыл. (С испугом) Жезтумшук?! Ведьма?!
Женщина. (Испугалась) Кто жезтумшук?! Кто ведьма?!
Адыл. (Заорал) Ты!.. Ты, жезтумшук!.. Ты ведьма! (Сразу прицелился на ведьму) Опусти рукава! Опусти!..
(Как только испугавшая женщина опустила рукава, ее медный нос блестел от отражения костра. Она была женщиной-жезтумшук).
Женщина-жезтумшук. (Стараясь успокоить охотника) Охотник… охотник…
Адыл. (Еще сильнее заорал) Не зови меня охотником! Не зови, ведьма! Как ты надо мной издевалась, все это время! Сейчас убью! Застрелю!
Женщина-жезтумшук. (Села на колени, умоляя) Оставь меня живых! Прошу!.. Не убивай меня! Исполню все твое желанье!
Адыл. (С гневом) Посмотри на нее! Посмотри на эту ведьму! Я не дам тебя, меня обмануть! Не дам, ведьма!
Женщина. (Умоляя) Я не буду тебя обманывать! Не буду!..
Адыл. (Готовясь нажать на курок ружья) Не проси! Не умоляй! Все равно, застрелю!
Женщина-жезтумшук. (Сдержанно) Хорошо!.. Что Богом начертано, того не миновать, говорят люди. Значит, эта судьба. Хочешь убить – убивай. Но, прежде чем отправить меня на тот свет, исполни мое последнее желанье.
Адыл. (Держа ружье наготове) Что, думаешь как-нибудь обмануть да увертываться? Не выйдет!
Женщина-жезтумшук. (Спокойно) Ну, стреляй, тогда! Чего стоишь?
Адыл. (Удивился, но все еще готов был нажать на курок ружья) Ну, ладно, скажи, но не думай, что удастся меня обмануть.
Женщина-жезтумшук. (Плаксиво) Когда была я подростком, была безумно влюблена в одного джигита.
Адыл. (Снова гневно) Не ври, дьявол! Между человеком и ведьмой, никогда ничего общего не было! И не может быть! Человек и ведьма извечные враги!
Женщина-жезтумшук. (Умоляя) Правда!.. Честно, я его любила!
Адыл. (Ехидно) «Этим джигитом был ты», хочешь сказать?
Женщина-жезтумшук. Нет. Не ты. Другой.
Адыл. (Ему стало смешно) Эй, дурочка, разве ведьма может полюбить человека? Надо уметь врать.
Женщина-жезтумшук. (Умоляя) Не вру, я! Не вру!
Адыл. «Если скажу, любила человека, он пожалеет меня», думаешь? Да?
Женщина-жезтумшук. Я так не думаю.
Адыл. Хорошо, хорошо. Что, потом?
Женщина-жезтумшук. Скрывая свое чувство от родителей, тайком ходила в его аул.
Адыл. (С упреком) Наверное, ходила с намереньем, чтобы испить его крови, ведьма!
Женщина-жезтумшук. Нет, нет, эта была по настоящему любовь. Заболела любовью и околачивалась вокруг его аула.
Адыл. (Ехидно) И он тоже полюбил твоего медного носа, да? Ха!..
Женщина-жезтумшук. (С сожаленьем) Нет, он меня не полюбил. Женился на дочери человека.
Адыл. (Ехидно) Пустоголовая дурочка, а ты думала, что он жениться на такую уродину, как ты? Запомни, человек берет в жены только женщину-человека, а не ведьму. Поняла?
Женщина-жезтумшук. (С сожаленьем) Уф-ф!.. С тех пор я никого не хотела.
Адыл. (Иронично) Ой, бедняжка, оказывается, столько горя у тебя.
Женщина-жезтумшук. Да! Правильно говоришь! С тех пор я постоянно испытываю печаль.
Адыл. (Ехидно) Что ты прикажешь мне делать?
Женщина-жезтумшук. Все в твоих руках.
Адыл. (Ехидно) А-а, значит, мне надо найти того джигита и привести к тебе? Хочешь увидеть его в последний раз, перед смертью?
Женщина-жезтумшук. (Отрицательно качая голову) Нет, я не об этом.
Адыл. (Удивился) О чем же, тогда?
Женщина-жезтумшук. Из-за любви, я за свою жизнь не знала ни одну мужчину. Я до сих пор девственница.
Адыл. (Рассмеялся) Брось, сказку сказывать, ведьма!
Женщина-жезтумшук. Правда! Никогда не испытала мужского запаха.
Адыл. Хочешь сказать, «дай испытать мужского запаха?»
Женщина-жезтумшук. (Умоляя) Да!
Адыл. Видимо, хочешь «испытать» мой запах?
Женщина-жезтумшук. (Умоляя) Да!
Адыл. (Снова в гневе) Эй, ведьма, я же предупредил тебя, не обманывать меня!
Женщина-жезтумшук. (Умоляя) Мне не до обмана, сейчас! Жизнь моя висит на волоске! Она же полностью в твоих руках!
Адыл. (Соглашаясь) Что, правда, то, правда.
Женщина-жезтумшук. (Умоляя) Хотя бы один раз, исполни свой мужской долг, пожалуйста! А потом все что хочешь, делай со мной. Я буду, готова умереть!
Адыл. Нет! Опять хочешь обмануть меня! Но, на этот раз, так просто не проведешь, меня! (Готовясь нажать на курок ружья) Все равно умрешь!
Женщина-жезтумшук. (Спокойно) Как хочешь. Но, сожалею об одном.
Адыл. Опять хочешь сказывать сказки?
Женщина-жезтумшук. (С сожалением) Твои скоты под присмотром.
Адыл. (С упреком) Ну, и что?
Женщина-жезтумшук. Значит, мой клад — золото да серебро без вести пропадет, ни кому не принося пользу?
Адыл. (Заинтересовался) Говоришь, золото да серебро?
Женщина-жезтумшук. (С сожалением) Да.
Адыл. (Смягчившись) Оно у тебя много?
Женщина-жезтумшук. (С сожалением) В двух пещерах, до отказа.
Адыл. (Сверкнули глаза) В двух пещерах до отказа?!
Женщина-жезтумшук. (Безразлично) Да.
Адыл. Эй, уродина, ты не обманываешь меня, очередной раз?
Женщина-жезтумшук. (Спокойно) Не хочешь верить – не верь, воля твоя. Чего ты стоишь, тогда, стреляй!
Адыл. (Убрал палец с курка ружья и внезапно взял за волосы ведьму) Покажи, где твой клад!
Женщина-жезтумшук. Он принадлежит моему роду.
Адыл. Принадлежал твоему роду, теперь принадлежит моему роду! Покажи!
Женщина. (Упорствуя) Нет, не покажу!
Адыл. (Прицеливаясь ружьем) Покажи, говорю, я тебе!
Женщина-жезтумшук. Ты же хотел меня убить? Убивай!
Адыл. (Готовясь нажать на курок ружья) Покажешь или нет?!
Женщина-жезтумшук. (Упорствуя) Нет! Убей, меня!
Адыл. (Изменив тон, мягко) Хорошо, я исполню твою просьбу.
Женщина-жезтумшук. (Прикидываясь дурочкой) Какую еще просьбу?
Адыл. (Повышенным тоном) Ты же просила меня! Умоляла, только что!
Женщина-жезтумшук. (Испытывающим взглядом) А-а, переспишь со мной, да?
Адыл. (С готовностью) Да, пересплю!
Женщина-жезтумшук. (Испытывающим взглядом) Я же «уродина»?
Адыл. Ну, и что, «уродина»? Какая мне разница, ты красавица или уродина, главная ты женщина! Поэтому, я готов переспать, с тобой!
Женщина-жезтумшук. (Покачала головой) Ты смотри, оказывается сила золота и серебра заставляет людей совершить и такое!
Адыл. (Торопливо) Пошли!.. Отведи меня к кладу!
Женщина-жезтумшук. В полночь?
Адыл. Ну, и что ночь?
Женщина-жезтумшук. В такой тьме, как я найду пещеры? Когда станет светлее, тогда отведу и покажу. Лучше, исполни свое обещанье, сейчас же.
Адыл. (Пересилив себя) Хорошо. Потом… ну, когда мы с тобой начнем… это дело, а ты вдруг не перегрызешь мое горло, со своими медными ногтями?
Женщина-жезтумшук. Чего тебе стоит, привязать мои руки своим охотничьим арканом и распять? Не хватает у тебя ума и на это?
Адыл. (Обрадовался) Действительно…
(Сначала, охотник взял аркан, который лежал у костра и быстро обмотал ведьму. Потом спешно вынул из костра четыре длинных кола (ожег) и на четырех местах вбил их на землю. Затем, размотав аркан, освободил ведьму. Но, этим же арканом сразу привязал ее ноги и руки к четырем колам. Снимая с нее нижнее белье, с неприкрытой жадностью смотрел на ее тело).
Адыл. (Возбуждаясь) Оказывается, тело твое как тело настоящей женщины и очень даже красиво.
Женщина-жезтумшук. (Дразнив) Ты думал, что у меня тело как у мужчины?
Адыл. (Смеясь) Ну, откуда мне знать… Все говорят с презреньем и опаской, «жезтумшук», «ведьма» и ты представляешь себе что-то нечеловеческое.
Женщина-жезтумшук. А что, начал влюбляться?
Адыл. Если бы не медный нос да медные ногти, ты, в принципе, красивая женщина.
Женщина-жезтумшук. (Ехидно) Полюбив меня, потом всю жизнь будешь мучится, дорогой.
Адыл. Почему?
Женщина-жезтумшук. Потому что, после, убьешь меня. А как влюбленному жить без любимой?
Адыл. Надеешься, все-таки растопить меня, ведьма? Даже не думай об этом. (Смеясь, про себя) Ты смотри, теперь приходиться переспать и с ведьмой? (Снимая ремень с кожаных брюк, сразу же навалился на ведьму).
Женщина-жезтумшук. (Закричала) А-а-а!..
(Долгая пауза).
Адыл. (Тяжело дыша, поднимая штаны) Почему сразу не сказала, что ты девственница?
Женщина-жезтумшук. Я же когда говорила, что до сих пор не знаю запах мужчин, ты же издевался надо мной. Не верил мне.
Адыл. (Тяжело дыша, вспомнил) Да-да, говорила, вспомнил, теперь…
Женщина-жезтумшук. Ну, как, женщина, я?
Адыл. (Смеясь, тяжело дыша) Не то, что… Ты впрямь как настоящая девушка!
Женщина-жезтумшук. Ну, что утолил свою похоть?
Адыл. (Тяжело дыша) Нет, еще… Чуть отдохну и начну снова. До утра еще далеко. И так среди этих скал кроме нас с тобой никого нет. Поэтому, некому нам мешать. До утра буду играть с тобой в любовные игры. При том и тебе будет хорошо, перед смертью испытаешь настоящее блаженство земной жизни, ведьмочка ты, моя! Лучше на свете не бывает!

Сцена вторая

На следующий день. Среди гор. Охотник Адыл вел за собой женщину-жезтумшук, обмотанной арканом.
Адыл. Где вторая пещера?
Женщина-жезтумшук. (Кивая головой) Не видишь, вот, напротив?
(Адыл оставив женщину, побежал в сторону пещеры и через некоторое время вернулся сильно возбужденным).
Адыл. (От радости не находя слов) Здорово!.. Здорово!..
Женщина-жезтумшук. Теперь поверил?
Адыл. (Еще сильнее радуясь) Поверил!.. Пещера до отказа наполнена золотом и серебром!
Женщина-жезтумшук. Теперь убьешь меня?
Адыл. (Хитро) Скажи правду.
Женщина-жезтумшук. Какую правду?
Адыл. Сколько у тебя есть пещер, с кладами?
Женщина-жезтумшук. Что, эти две пещеры, с кладом, мало тебе?
Адыл. Мало! Было бы еще две пещеры!.. Я знаю, у тебя есть, еще!
Женщина-жезтумшук. Конечно, есть. Кроме этих двух пещер, у меня есть еще три таких пещер.
Адыл. (Заблестели глаза) Еще три?!
Женщина-жезтумшук. Да.
Адыл. (С жадность) А еще есть?
Женщина-жезтумшук. (Отрицательно покачала головой) Больше нет.
Адыл. Покажи, тогда их мне!
Женщина-жезтумшук. (Хитро) Показать?
Адыл. (Возбужденно) Да, покажи! Всех троих покажи!
Женщина-жезтумшук. Покажу, только при одном условии.
Адыл. Какое условие?
Женщина-жезтумшук. Оставь меня в живых.
Адыл. (Задумался) Эй, пустоголовая женщина, мои предки говорили всегда: «если увидишь жезтумшука, то живым ее не отпусти, иначе не миновать беды». Теперь подумай сама, могу ли я, оставить тебя, в живых?
Женщина-жезтумшук. Тогда – убей!
Адыл. (Немного подумав) Скажи, с каких времен живут ведьмы?
Женщина-жезтумшук. Как только жизнь появилась на земле.
Адыл. А люди?
Женщина-жезтумшук. И люди тоже живут, с тех же времен.
Адыл. Ну, с тех пор человеческий род не исчезнул, правда?
Женщина-жезтумшук. (Ехидно) Если исчезнул бы, ты не стоял бы тут, требуя от меня золотого клада.
Адыл. И я о том же. Ну, раз человек и жезтумшук вместе живут бок о бок, столько миллионов лет, что измениться оттого, если я оставлю в живых одну ведьму. Как ты думаешь?
Женщина-жезтумшук. (Поддакивая) Верно мыслишь.
Адыл. Хорошо, тогда я подарю тебе жизнь. Но, если меня обманешь – сразу же убью?!
Женщина-жезтумшук. Знаю. Не беспокойся, я тебя не обману. Ты же сам убедился. Но, сначала дай мне, клятву.
Адыл. (Насторожился) Какую клятву?
Женщина-жезтумшук. А вдруг, увидев мои пещеры с кладом, убьешь меня?
Адыл. Я человек слова.
Женщина-жезтумшук. Все равно, мне нужна гарантия. Дай клятву!
Адыл. И на чем я буду клясться?
Женщина-жезтумшук. Скажи: «Если я нарушу свою клятву, пусть я вынужден буду, есть печени своего ребенка».
Адыл. (Повторяя) Если я нарушу свою клятву, пусть я вынужден буду, есть печени своего ребенка! Все.
Женщина-жезтумшук. (Удовлетворенная) Теперь, все.
Адыл. (Торопя ведьму) Где остальные пещеры?
Женщина-жезтумшук. Не здесь. Нам придется еще идти.
Адыл. (Еще сильнее торопя ведьму) Пошли!.. Пошли, быстрее!..
(Охотник и ведьма пошли дальше).

Сцена третья

Через год. Среди тех же скал. Издалека был слышен гулкий топот коня и лай охотничьих собак .
Адыл. (Заорал) Тай-бас!.. Тай-бас!.. Беги!.. Догони!.. (Прибежал и присев, прицелился в даль.
Вдруг перед охотником появилась женщина-жезтумшук).
Женщина-жезтумшук. А-а-а, охотник, Адыл… Здравствуй.
Адыл. (Испугался, быстро встал) Что ты тут делаешь, ведьма?!
Женщина-жезтумшук. Ищу тебя.
Адыл. (Угрюмо) Зачем ищешь, меня?
Женщина-жезтумшук. (Ехидно) Соскучилась по тебе.
Адыл. (Гневно) Опять издеваешься надо мной?! Говори, нормально, говори, ведьма!
Женщина-жезтумшук. Что тут плохого, если на самом деле соскучилась по тебе? Я говорю, правду.
Адыл. (Гневно) Предупреждаю, если дальше будешь издеваться надо мной, убью, без промедления!
Женщина-жезтумшук. (Делая вид, как будто испугалась) Ладно, ладно, не буду больше дразнить тебя.
Адыл. (Грубо) Не крути мне мозги, лучше – уходи! Нет, у меня времени, чтобы с тобой дискутировать.
Женщина-жезтумшук. Да-а, вижу, что у тебя совсем нет времени. До сих пор, бродишь по горам, и не можешь отказать в себе жадности?
Адыл. (Гневно) Закрой свой гнилой рот, пока цела! Исчезни, с моих глаз, сейчас же, проклятая ведьма!
Женщина-жезтумшук. (Как будто испугалась) Успокойся… охотник. Не прогоняй меня, я сама исчезну, без твоего повеления. Пришла сказать тебе, всего лишь, маленькую новость.
Адыл. Скажи!..
Женщина-жезтумшук. Оказывается, у тебя родился сын.
Адыл. (Грубо) Ну что родился, какое твое дело?!
Женщина-жезтумшук. Я просто говорю.
Адыл. (Скрипя зубами) Не болтай, около да вокруг, а скажи, прямо!
Женщина-жезтумшук. У тебя родилась еще и дочь!
Адыл. (Грубо) Не издевайся надо мной, эй, ведьма!
Женщина-жезтумшук. Я не издеваюсь, а правду говорю.
Адыл. (Круто взял ее за волосы, гневно) Ты хочешь меня унизить, да, умышленно путая мальчика с девочкой?!
Женщина-жезтумшук. Видит Бог, если я тебя оскорбляю, я вправду говорю, что у тебя родилась дочь.
Адыл. (Что-то, подозревая) Дочь, говоришь?
Женщина-жезтумшук. Да дочь. Красивая. Похожа на тебя, как две капли воды.
Адыл. (Гневно) Эй, ведьма!.. Что ты болтаешь?!. Чего ты бол таешь?!.
Женщина-жезтумшук. Охотник, ты забыл, что переспал со мной?
Адыл. (Остолбенел, а потом заорал) Ты родила ее, да?! Ты, говорю?!.
Женщина-жезтумшук. Я родила!.. А что, ты думал, что я не способна рожать?
Адыл. (Отчаянно, заорал) Не верю!.. Не верю!..
Женщина-жезтумшук. Хочешь – верь, хочешь – нет. Воля твоя!
Адыл. (Одумавшись, гневно) Теперь, убью! Убью!..
Женщина-жезтумшук. Убей!.. Убив меня, как ты собираешься ухаживать за дочерью?
Адыл. (Гневно) Не говори так!. Не говори!.. Ведьма!..
Женщина-жезтумшук. Если мне не веришь, тогда смотри, она лежит у того большого валуна, завернутое в одеяло. Иди и убедись, сам.
(В некоторое время Адыл стоял в сомнении, а потом спешно шагнул туда, куда указала женщина-жезтумшук).
Адыл. (Женщине-жезтумшук) Не двигайся с места!.. Я не промахиваюсь!..
Женщина-жезтумшук. (Многозначительно смеясь) Знаю.
(Адыл побежал в сторону валуна и через некоторое время вернулся с завернутой в одело младенцем, на руках).
Адыл. (Не веря своим глазам) Кто она такая?!. Кто?!
Женщина-жезтумшук. Как кто? Твоя дочь.
Адыл. (Не веря своим ушам, снова заорал) Не говори неправду!.. Она не моя дочь!.. Не моя дочь!.. Она тоже ведьма, как ты!..
Женщина-жезтумшук. Взгляни на ее лицо.
(Адыл приоткрыв одеяло, смотрел на младенца).
Женщина-жезтумшук. Видишь?
Адыл. (Скрипя зубами) Вижу!
Женщина-жезтумшук. Ты видишь, какой у нее нос?
Адыл. (В отчаянии) Как у человека!
Женщина-жезтумшук. Вот, видишь…
Адыл. (В отчаянии) Все равно она не моя дочь!.. Не мой ребенок!..
Женщина-жезтумшук. Посмотри на ее правое плечо.
Адыл. (Торопливо открыл одеяло и посмотрел) Родинка?!.. Откуда у нее это родинка?!
Женщина-жезтумшук. А что у тебя на правой плече?
Адыл. (В отчаянии) Ведьма!.. Ведьма!.. Ради этого ты со мной переспала, да?!. Дьявол!.. (Спешно открыл одеяло ребенка) Во-от!.. Во-от!.. У нее ногти медные, как у тебя!
Женщина-жезтумшук. (Спокойно) Ну, это от меня.
Адыл. (Трясясь) Она жезтумшук!.. Она ведьма!.. Она не моя дочь!.. (Положил ребенка на траву).
Женщина-жезтумшук. (Ехидно) Не обманывай себя, охотник Адыл…
Адыл. (В ярости) Я сейчас убью вас обоих!.. Убью!..
Женщина-жезтумшук. Убей, чего ждешь?!. Посмотрю, как ты будешь убивать родную дочь!
Адыл. (В ярости) Не говори, что она моя дочь! Не говори так!..
Женщина-жезтумшук. Твоя дочь! Твоя родная дочь!
Адыл. (Трясясь, взял ружье в руки) Сейчас!.. Сейчас!.. Сейчас, тебя!.. Сейчас, вас!..
Женщина-жезтумшук. (Подставляя свою грудь) Стреляй!.. Убей нас одной пулей!..
Адыл. (Прицеливаясь) Сейчас застрелю!..
(Пауза).
Женщина-жезтумшук. (Яростно) Нажми на курок!.. Нажми!.. Чего медлишь?!.
Адыл. (Трясется) Нажму!.. Сейчас нажму!..
(Пауза).
Женщина-жезтумшук. Чего стоишь?!. Стреляй!.. Стреляй!..
Адыл. (Заорал) Ведьма!.. (Силой бросил ружье на землю, а по щекам побежали слезы).
Женщина-жезтумшук. (Ехидно) Мхи… «герой!»
Адыл. (Не находя себе место) Заткнись!.. Заткнись, ведьма!..
Женщина-жезтумшук. (С издевкой) Жалкий человечек!.. А еще рыпается!..
Адыл. (Заорал, в отчаянии) Уходи!.. Уходи, ведьма!.. Исчезни, с моих глаз!.. Пока не поздно!..
Женщина-жезтумшук. (Испугавшись) Хорошо, мы уходим! (Подняла завернутого ребенка и быстро пошла).
Адыл. (Сквозь зубы) Остановись, ведьма!..
Женщина-жезтумшук. (Испугавшись еще сильнее) Чего хочешь?!.
Адыл. (Сквозь зубы) Стой, говорю, ведьма!
Женщина-жезтумшук. (Испугавшись еще сильнее) Ты же сказал «исчезни»?!.
Адыл. (Сквозь зубы) Да, сказал!.. А сейчас, остановись!.. Дай сюда ребенка!..
Женщина-жезтумшук. (С испугом) Что хочешь с ней делать?!.
Адыл. (Гневно) Дай, мне говорю!..
Женщина-жезтумшук. (Еще сильнее испугавшись) Что ты хочешь с ней делать?!.
Адыл. (Гневно) Дай!.. Дай, сюда!..
Женщина-жезтумшук. (Очень сильно испугавшись) Не дам!.. Не дам!..
Адыл. (Вдруг резко взял ружье и прицелился в сторону женщины-жезтумшука) Дай!..
Женщина-жезтумшук. (Еще сильнее испугавшись) Хочешь, убить ее?!.. Хочешь убить, ребенка?!.
Адыл. (С ружьем в руках) Дай, говорю!..
Женщина-жезтумшук. На, бери!.. На, бери!.. (Умоляя) Только не убивай!.. Не убивай!..
(Адыл взял младенца на руки и приоткрыв ее одеяло долго и пристально смотрел на ребенка. А потом, резко вынул из ножны, острый кинжал).
Женщина-жезтумшук. (Шокирована) Что ты хочешь с ней делать?!..
Адыл. (Сначала снял с головы ребенка чепчик, а потом поднял кинжал). Отойди!.. Отойди, говорю!.. Не мешай!..
Женщина-жезтумшук. (Закричала) Не убивай!.. Не убивай!.. Она твоя дочь!.. Твоя!..
Адыл. (В мгновенье кинжалом срезал одну волосинку с головы ребенка и положил его в кисе. Хмуро) На память!..
Женщина-жезтумшук. (Остолбенела и зарыдала) Дай мне, ребенка!.. Дай, мне!..
Адыл. (Вдруг прижал к своей груди ребенка и ее крохотное личико приложил к своему лицу, а потом, отвернув голову, вытянул руки в сторону женщины) На, бери!..
Женщина-жезтумшук. (Спешно взяла ребенка) Доченька!.. Родная, ты моя!..
Адыл. (С комком в горле) Иди!.. Идите!..
(Женщина-жезтумшук прижимая к груди ребенка уходила. А Адыл, провожая их взглядом, долго стоял не шелохнувшись).

Сцена четвертая

Прошло много времени. Бескрайний степь. Изрядно морщинистый, к тому же уставший, Адыл сидел и чистил ружье. Вдруг его конь Кумуш жал боязливо захрапел.
Адыл. (Нахмурившись) Опять эта ведьма идет?
(В это время в одно мгновенье появилась женщина-жезтумшук и подошла к охотнику).
Женщина-жезтумшук. А что ты сидишь как одинокий истукан, посреди степи?
Адыл. (Раздражаясь) Опять ты?
Женщина-жезтумшук. (Надменно) Я. А что, плохо?
Адыл. (Раздражаясь еще сильнее) Чего ты тут бродишь, ведьма?
Женщина-жезтумшук. Почему сразу грубишь, спросил бы сначала о дочери.
Адыл. (Не находя слов) Что… что ты наезжаешь, на меня?
Женщина-жезтумшук. (С издевкой) Вот, так, вот, не можешь найти ответ.
Адыл. (Раздражаясь) Заткнись, ведьма!
Женщина-жезтумшук. Убей, чего ты стоишь?
Адыл. (Раздражаясь) Убью!.. Попробуй только открыть рот!..
Женщина-жезтумшук. (Надменно) Ой, ой, ой, сердце на пятку ушло!
Адыл. (Гневно) Эй, ведьма!..
Женщина-жезтумшук. (Надменно) Не ори!.. Напугаешь людей.
Адыл. (Не находя себе место) Сейчас тебя!.. Сейчас!..
Женщина-жезтумшук. (Надменно) Ты опять за старое?!.
Адыл. (В ярости) Уходи, пока цела!
Женщина-жезтумшук. Не пугай!.. Не останусь тут, уйду.
Адыл. Уходи, уходи, уходи!
Женщина-жезтумшук. Ведь, я подарок тебе принесла, а ты…
Адыл. (На время сдерживая себя) Что за подарок?
Женщина-жезтумшук. Подарок как подарок.
Адыл. (Раздражаясь) Сказала бы прямо, что принесла мне подарок. А то несешь всякую ахинею!…
Женщина-жезтумшук. Ты же сам с порога меня выгоняешь, не даешь высказаться.
Адыл. Не болтай ерунду, а покажи подарок.
Женщина-жезтумшук. (Качая головой) Что, обрадовался?
Адыл. (Раздражаясь) Эй, ведьма!.. Не плети языком, а покажи что ты принесла!.. Иначе…
Женщина-жезтумшук. (Из войлочной сумки достала теплую, мужскую безрукавку) Вот…
Адыл. (Не довольный) И это все?
Женщина-жезтумшук. Все тебе мало. Это не мой подарок, дорогой, а от твоей дочери.
Адыл. «От дочери» говоришь?
Женщина-жезтумшук. Да. «Папа мой, охотник, и он, часто бывает в холодных краях. И может простудить себе легких» говорит она и специально шила для тебя.
Адыл. (Растаял) Вправду она так сказала?
Женщина-жезтумшук. Зачем мне врать? Эта мне нужна?
Адыл. Дай сюда подарок.
(Женщина-жезтумшук отдала подарок Адылу он сразу одел безрукавку).
Женщина-жезтумшук. Твой размер, оказывается.
Адыл. Действительно это, приготовила моя дочь?
Женщина-жезтумшук. Если не веришь – отдай мен обратно. Унесу.
Адыл. Ладно, ладно… Я просто проверяю тебя, а ты сразу забрать хочешь. Очень теплая штука, оказывается. Наконец, я перестал мерзнуть. Видимо, ты мою дочь обучаешь к рукоделию?
Женщина-жезтумшук. Эй, охотник, твоя дочь – человеческое дитё! В ее жилах течет твоя кровь.
Адыл. (Остолбенел) Да… да… верно… верно… Моя дочь!.. Моя!.. Она оказывается, вся на меня пошла! Теперь я убедился, что она именно моя дочь. Потому что, в нашем роду все способные.
Женщина-жезтумшук. Не знала.
Адыл. Ты еще многое не знаешь, о нас, ведьма. Чем еще занимается дочь моя?
Женщина-жезтумшук. Чем занимается? Мхи… Она заботится о тебе: «Папа оказывается, всегда идет на охоту один и не на застрахован от грабителей и убийц. Если кто-то из грабителей и убийц в него будет стрелять, пусть на моем отце будет бронированный тулуп», — говорит она и шьет, специально для тебя, бронированную шубу.
Адыл. (Обрадованный) Бронированный шубу?!.
Женщина-жезтумшук. Да.
Адыл. Как раз такая шуба мне очень была необходима! У меня врагов больше чем друзей. Умница, моя дочь! Когда она закончит шить шубу?
Женщина-жезтумшук. На днях.
Адыл. Как только закончит шить, приведи ее ко мне вместе с тулупом.
Женщина-жезтумшук. Не придет она к тебе.
Адыл. Почему?
Женщина-жезтумшук. «Мне стыдно показаться отцу», — говорит она.
Адыл. Почему, ей стыдно? Или и у нее тоже нос становится медным?
Женщина-жезтумшук. Нет. Дочь твоя несравненная красавица.
Адыл. А почему тогда стыдится?
Женщина-жезтумшук. У нее ногти медные – это от меня, поэтому ей стыдно показаться тебе. Она думает, что ты, увидев ее ногти, разочаруешься в ней.
Адыл. Ну, да конечно, она еще юная, поэтому комплексует. А кто мне принесёт моего тулупа? Ты?
Женщина-жезтумшук. (С не довольным видом) Еще не хватало! Я что, твоя служанка или рабыня?
Адыл. (Обиделся) А кто тогда принесет?
Женщина-жезтумшук. Пошли свою жену-бездельницу, пусть хотя бы один раз поднимет свой зад, ради тебя.
Адыл. (Грубо) Эй, пустоголовая женщина, ты в своем уме?! Разве моя жена может пойти к тебе?! Если она узнает, что жезтумшук мне подарила шубу, она же моментально расскажет всем?! Откроет всю мою тайну.
Женщина-жезтумшук. Дура что ли она, всем рассказывать?
Адыл. (Грубо) Все женщины – сплетницы. У них, что на уме, то на языке. Разве об этом ты не знаешь?
Женщина-жезтумшук. О, Боже, почему так плохо думаешь о своей жене, которая разделяет с тобой один постель?
Адыл. Есть хорошая поговорка моих предков: «Опасайся собственной жены – она может предать тебя в любой момент, она хуже врага», говорили они.
Женщина-жезтумшук. (С испытывающим взглядом) Есть тогда у тебя кто, у кого рот на замке, кто может без лишних слов принести тебе тулупа?
Адыл. (Не довольный) Где найдешь такого человека?
Женщина-жезтумшук. А сын, твой?
Адыл. (Обрадовался) Действительно! Да, вот, он может без шума и шороха принести мне тулупа. (Не большая пауза) Но, только, ты ему не говори, что он родной брат мой дочери.
Женщина-жезтумшук. (С испытывающим взглядом) А что тут такого?
Адыл. (Гневно) Эй, безмозглая женщина! Мало ли что бывает в этой жизни! Если, вдруг они находят друг друга и станут братом и сестрой, и об этом случайно узнают люди, что у меня дочь от жезтумшука, что будет тогда, знаешь?!. Все будут ненавидеть нас и выгонят нашу семью из аула! Тогда мы станем настоящими нищими бродягами!
Женщина-жезтумшук. Поняла, поняла.
Адыл. Хорошо, что поняла! Держи язык за зубами! Когда мне посылать сына за тулупом?
Женщина-жезтумшук. Как только она закончит шить, я сама подам знать тебе, об этом (собирается уйти).
Адыл. Торопи ее, пусть быстрее закончит.
Женщина-жезтумшук. (Таинственно) Обязательно буду торопить, обязательно… (Ушла).
Адыл. (Крикнул ей в след) Привет передай моей дочке, от меня! (Обрадованный охотник, долго провожал ее взглядом, опираясь на ствол винтовки).

 

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Сцена пятая

Лето. Горы. Тропинка в удивительно красивой гористой местности. Сияет солнце. Сын Адыла Атай напевая какую-то песенку и держал путь куда-то. Вдруг окликнул ее чей-то женский голос.
Голос женщины. Эй, парень!..
(Атай испугался и остановился. Посмотрел в ту сторону, откуда слышен был женский голос. В это время вышла из укрытия женщина-жезиумшук, с узелком, одной рукой прикрывшая свое лицо).
Атай. Здравствуйте, эжеке*.
Женщина-жезтумшук. (С испытывающим взглядом) Здравствуй, здравствуй… Ты, Атай – сын охотника Адыла?
Атай. (Удивленно) Да-а…
Женщина-жезтумшук. (С явной симпатией) Оказывается, ты вырос и стал очень красивым джигитом.
(Атай смущенно опустил глаза).
Женщина-жезтумшук. За тулупом идешь?
Атай. (Еще сильнее удивился) Да.
Женщина-жезтумшук. Сейчас дам тебе тулупа.
Атай. (Удивленно) Вы отдаете?
Женщина-жезтумшук. Что случилось? Почему так сильно удивился?
Атай. (Замешкался) Нет… не удивился, я. Папа, кажется, говорил, что я получу тулуп от рук молодой девушки.
Женщина-жезтумшук. (Со смехом) А что… я не похожа на девушку, молодую?
Атай. (Смущенно) Вы же… женщина.
Женщина-жезтумшук. (Смеясь) А я не могу быть юной красавицей?
Атай. (Запинаясь) Мхи… вы?
Женщина-жезтумшук. (Смеясь) А-а, значит, твоему отцу я кажусь девушкой, да?
Атай. (Пожимая плечами) Не знаю?
Женщина-жезтумшук. (Смеясь) Ты же говоришь, что папа твой вроде говорил о молодой девушке.
Атай. (Смущенно) А тут больше нет… девушки?
Женщина-жезтумшук. Нет. Тут, одна, единственная «девушка» — я.
Атай. (Смущенно) Ну… обычно девушки бывают…
Женщина-жезтумшук. (Смеясь) Правильно, «обычно девушки бывают» молодые и стройные, да?
Атай. (Смущенно) Да…
Женщина-жезтумшук. (Смеясь) Странно твой папа, хотя сказал бы – «девушка — женщина». Почему он называет такую взрослую женщину, как я, «девушкой»?
Атай. (Смущенно) Не знаю.
Женщина-жезтумшук. (Смеясь) Наверное, твой папа перестал отличать женщину от девушки. Видимо, у него начался старческий маразм, да?
Атай. (Смущенно) Нет…
Женщина-жезтумшук. (Смеясь) Тогда, как говорят в народе «чужая жена, всегда покажется мужчине девушкой». Видимо, этого имел виду твой папа, да?
Атай. (Смущенно) Не знаю.
Женщина-жезтумшук. (Ласково) Я тебя, наверное, сильно смутила. Болтаю, столько времени. Сейчас отдам тебе тулуп твоего отца. Вот, бери. (Передает узелка) Умеешь, хранит тайну?
Атай. (Все еще смущенно) Да…
Женщина-жезтумшук. Джигит всегда должен сдержать свое обещание.
Атай. (Смущенно) Знаю.
Женщина-жезтумшук. Если знаешь... то, никому не говори, что я тебе дала шубу, и ты встретил меня. Пусть об этом никто не знает. Хорошо?
Атай. Папа тоже так говорил.
Женщина-жезтумшук. Вот, видишь, и папа тоже тебя предупредил.
Атай. Мне можно идти?
Женщина-жезтумшук. (Ласково) Можно, конечно, иди, Атайчик.
Атай. До свидания.
Женщина-жезтумшук. До свидания.
(Атай ушел).
Женщина-жезтумшук. Чолпон!. Чолпон!..
(Показалась очень красивая девушка и подошла к женщине).
Чолпон. Вы меня звали, мама?
Женщина-жезтумшук. (Показывая) Ты видишь, уходящего джигита?
Чолпон. (Старательно смотрела) Вижу.
Женщина-жезтумшук. Тогда иди быстрее по короткой дороге и встреть его на пути.
Чолпон. (Не понимая) Зачем?
Женщина-жезтумшук. Познакомишься с ним. Давно хотела тебе сказать, доченька, вот теперь пришло время: ты уже взрослая, надо выйти замуж.
Чолпон. (Обиженно) Я надоело вам?
Женщина-жезтумшук. Ты что, хочешь прожить свою жизнь без мужа? Я же желаю тебе добра, доченька, моя.
Чолпон. (Не соглашаясь) Вы думаете, что познакомившись, мы сразу понравимся друг другу?
Женщина-жезтумшук. Такая красивая девушка как ты, не может не понравится ему.
Чолпон. А если он мне не понравится?
Женщина-жезтумшук. Понравится. Он красивый, воспитанный.
Чолпон. Откуда вы знаете, что он мне понравится?
Женщина-жезтумшук. Ты же знаешь, доченька — я все знаю. Предупреждаю, заранее, если он спросит о родителей, скажи «я круглая сирота». Обо мне ничего не говори.
Чолпон. (Не понимая) Почему?
Женщина-жезтумшук. Ты знаешь, кто я?
(Чолпон удивленно смотрела на маму).
Женщина-жезтумшук. Я – ведьма.
Чолпон. Выходит, я тоже ведьма?
Женщина-жезтумшук. Ты — нет
Чолпон. А кто тогда, я?
Женщина-жезтумшук. У тебя отец – человек. Значит, ты человеческое дитё. Если люди узнают, кто на самом деле твоя мать, они даже к порогу близко тебя не подпустят.
Чолпон. Знаю, вы мне бесконечно повторяете это.
Женщина-жезтумшук. Повторяю. Потому что, я боюсь, а вдруг ты случайно проболтаешься про меня.
Чолпон. Когда я увижу своего отца?
Женщина-жезтумшук. (Рассердилась) Что, именно сейчас хочешь увидеть его?! (После небольшой паузы, с укором) Всегда так спрашиваешь. Времени в обрез, а ты опять за старое.
Чолпон. (Прослезилась) Что мне делать, если я очень хочу увидеть своего отца.
Женщина. (Угрюмо) Откуда мне знать, где тот путник, с которым всего лишь один раз встретилась я.
Чолпон. (Не веря) Неужели не знаете? Вы же «все знаете».
Женщина-жезтумшук.Я всегда говорю тебе, что я уснула, а он тайком, в полночь убежал, видимо, испугался меня.
Чолпон. Слышала я эту сказку. С самого детства слышу. Постоянно.
Женщина-жезтумшук. (Не довольная) Что слышала – та услышала. (Торопя Чолпон) Иди, быстрее, за ним, а то уйдет он.
Чолпон. (Не охотно) Кроме него нет другого джигита?
Женщина-жезтумшук. В этих безлюдных горах, откуда тебе найти другого джигита? Иди. Может быть, все-таки, через него ты найдешь пристанище среди людей. А там… и отца своего найдешь, если судьба.
Чолпон. (Обрадовалась) Правда?!
Женщина-жезтумшук. Правда. Иди, быстрее.
Чолпон. Тогда побежала. (Устремилась за Атаем).
Женщина-жезтумшук. (Окликнула Чолпон) Погоди!
Чолпон. (Остановилась) Что случилось?
Женщина-жезтумшук. Быстренько, сними свои ногти и положи в шкатулку. А потом, беги за ним!
Чолпон. Хорошо! (Выбежала).
Женщина-жезтумшук. (Про себя) Пришло и мое время, охотник! (Пошла за дочерью).

Сцена шестая

Другая сторона той же местности. Атай, с узелком на спине, напевая, шел по тропинке. Вдруг навстречу к нему вышла Чолпон. Они сразу остановились и надолго, пристально смотрели друг на друга. Видно было, как они понравились друг другу. Но, никто не осмелился начать разговор первым.
Чолпон. (Нежно улыбаясь) Долго еще так постоим?
Атай. (Встрепенулся) Ой… Здравствуйте!.. Девушка.
Чолпон. (Дразнив его, нежно улыбаясь) Ой, здравствуйте!.. Парень, молодой!
(Они рассмеялись).
Атай. Что вы тут делаете?
Чолпон. (Нежно улыбаясь) А-а… пришла собирать черную смородину.
Атай. Одна?
Чолпон. (Нежно) Да, одна.
Атай. Не боитесь?
Чолпон. Кого мне боятся?
Атай. Разве не опасно, когда такая красивая девушка, как вы, ходит одна в этих безлюдных краях?
Чолпон. Шучу, я не одна.
Атай. (Без настроения) А-а, с кем-то пришли, да?
Чолпон. Да.
Атай. (Оглядываясь по сторонам) А где он?
Чолпон. (Кивая на него) Вот, же, рядом! (Рассмеялась).
Атай. (Тоже смеясь) Хороши у вас шутки. Скажите честно, что вы тут делаете?
Чолпон. Я же вам говорила «пришла собирать черную смородину».
Атай. (Что-то припоминая) Погодите, погодите… вы, наверное, дочь той женщины?
Чолпон. Какой женщины?
Атай. Перед тем как встретить вас, я видел женщину, выше этой пути.
Чолпон. А что, разговаривали с ней?
Атай. (Отрицая) Не-ет!.. Я встретил ее в пути. Я ее совершенно не знаю. Поверьте.
Чолпон. Я тоже не понимаю, о ком вы говорите?
Атай. (Удивленно смотрел на Чолпон) Больно знакомее лицо у вас. Как будто я вас видел раньше. При чем не раз.
Чолпон. (Нежно) Видимо, я вам снилась. Часто.
Атай. (Серьезно) Нет, не так. Где вы живете, в каком ауле?
Чолпон. (Запинаясь) Я… круглая сирота. У меня нет родителей.
Атай. (Жалея ее) Круглая сирота, говорите?
Чолпон. (Смущенно) Да.
Атай. Что тут стыдного? Разве сиротство – стыдно? Что случилось с родителями?
Чолпон. (Смущенно) Не знаю, я…
Атай. (Жалея ее) Они живы?
Чолпон. Тоже не знаю. Меня, оказывается, оставили под кустом чия.
Атай. (Еще сильнее жалея ее) Может быть, им было очень туго, а может быть, вы для них были не желанным ребенком.
Чолпон. (Запинаясь) Не-ет… не может быть, что я была не желанным…
Атай. (Удивленно) Откуда вы это знаете?
Чолпон. (Запинаясь) Знаю… Мне самой хочется так думать.
Атай. Есть родители, которые вас удочерили?
Чолпон. (Смущенно) Ну… одна женщина… незамужняя, воспитала меня.
Атай. (Жалея ее) Она жива?
Чолпон. Она жива… Но, недавно забрали ее к себе родственники. Говорили, что она состарилась.
Атай. (Жалея ее) Вас оставили?
Чолпон. Нет, я сама осталась.
Атай. Почему?
Чолпон. У меня такое ощущение, будто я скоро встречусь со своим отцом, именно в этих краях. Ну, я имею виду родителей.
Атай. (Жалея ее) А где ваш аул?
Чолпон. Мы с ней всегда жили одни. Она не любила жить в ауле.
Атай. А где вы теперь-то живете?
Чолпон. (Смущенно) У меня есть шалаш. Но, я вам его не покажу.
Атай. Почему?
Чолпон. Стыдно мне.
Атай. Как хотите.
(Пауза).
Атай. (Волнуясь) Ты… красивая!.. очень красивая!..
Чолпон. (Сияя от счастья) Ты тоже очень красивый.
Атай. (Волнуясь) Ты мне понравилось сразу.
Чолпон. (Также сияя от счастья) Ты тоже понравился мне с первого взгляда!
Атай. Как тебя звать?
Чолпон. Чолпон.
Атай. (С любовью) Чолпон!.. Звезда Венера!.. Ты прекраснее даже самой звезды Венеры!
Чолпон. (Смущенно) Правда?
Атай. (Волнуясь) Правда!
Чолпон. А как тебя зовут?
Атай. Атай.
Чолпон. Очень звучное имя.
(Они долго смотрели друг на друга влюбленными взглядами).
Атай. (Волнуясь) не хочется уйти отсюда.
Чолпон. (Сияя) Мне тоже не хочется остаться тут.
Атай. Пошли, тогда со мной, в мой аул.
Чолпон. (Испугалась) Так сразу?!
Атай. Да. Я боюсь, за тебя. Ты такая красивая, и живешь совершенно одна, среди гор. Опасно же.
Чолпон. Пойду… Но, не сейчас.
Атай. Почему?
Чолпон. Мне очень хочется с тобой уйти. Но, дай мне возможность привести себя в порядок.
Атай. (Раздосадованный) И как долго будешь приводить себя в порядок?
Чолпон. Дело даже не в этом. Просто, от неожиданного предложения я растерялась. Как-то не привычно. Дай хоть время, чтобы собраться с мыслями.
(Пауза).
Атай. (Обрадовался) Тогда, я каждый день буду приходить сюда, к тебе, чтобы быть рядом с тобой? Ты не будешь против?
Чолпон. Конечно, не против, но..
Атай. (Насторожился) Что еще?
Чолпон. Как я покажу тебе свою лачугу?
Атай. (Обрадовался) Ну, не показывай! Поставим новый шалаш. Я сам сделаю его!
Чолпон. (Сияя) Сделай сам!
Атай. Я пошел. Вернусь до захода солнца!
Чолпон. Ты же сказал, что будешь приходить только днем.
Атай. Я отказался от этой мысли. Теперь я буду с тобой рядом, днем и ночью, пока ты ко мне не привыкнешь. Хорошо?
Чолпон. (Сияя) Хорошо!
Атай. До вечера!
Чолпон. До вечера.
Атай. (Уходя, вдруг остановился) Честно скажи, вечером я найду тебя здесь?
Чолпон. Найдешь.
Атай. (Прерживая) А вдруг, не найду?
Чолпон. Обязательно найдешь.
Атай. Честно?
Чолпон. Честно!
Атай. Если тебя не найду, то мне жить на этом свете!
Чолпон. Не переживай. Я тоже буду ждать тебя с нетерпением.
Атай. Вправду будешь ждать?!
Чолпон. Буду ждать!
Атай. Обязательно жди!
Чолпон. Обязательно жду!
Атай. Не потеряю я тебя?!
Чолпон. Нет!
(Атай побежал по тропинке. Чолпон сияя от счастья провожало взглядом удаляющегося парня).

Сцена седьмая

Мастерская охотника Адыла. На протянутой длинней проволоке висят несколько комузы (национальный трехструнный музыкальный инструмент – авт.). Адыл делал очередной комуз. Вдруг появилась женщина-жезтумшук.
Женщина-жезтумшук. А-а, охотник…
Адыл. (Раздраженно) Зачем опять пришла?! Появляешься как призрак!
Женщина-жезтумшук. (Ехидно смеясь) Да, призрак, я, который не дает покоя тебе. Чем занимаешься ?
Адыл. (Грубо) Бью в баклуши!
Женщина-жезтумшук. (Указывая на деревянную палочку, в руках Адыла) Что за палка, такая?
Адыл. (Грубо) Дубина, чтобы дать тебе по голове!
Женщина-жезтумшук. (Ехидно смеясь) Ой-ой-ой, испугалась, я, испугалась…
Адыл. (Раздражаясь) Эй, ведьма!..
Женщина. (Саркастически) Сразу начинаешь базарить, как базарные бабы. Говорил бы нормально.
Адыл. (Раздраженно) Заткнись, эй, ведьма!.. Говорю, заткнись!.. И без тебя мне хватает!
Женщина-жезтумшук. Вот, заткнулась. (Пристально посмотрела на все комузы) А-а, делаешь комуз, да? Хочешь сменить охоту на музыку?
Адыл. (Грубо) Я мастер-инструментальщик, если не знаешь! С детства.
Женщина-жезтумшук. М-м-м… Не знала, раньше. Я думала, что ты всю жизнь был охотником.
Адыл. (Раздраженно) Не знала, знай теперь!
Женщина-жезтумшук. (Указывая на комуза) А этим можно добыть богатство?
Адыл. (Раздражаясь) Эй, пустоголовая женщина, комуз делается не ради богатства. Через него человек выражает свое самое сокровенное.
Женщина-жезтумшук. Да-а?..
Адыл. (Грубо) Да!..
Женщина-жезтумшук. А я то думала…
Адыл. (Раздраженно) О чем ты думала?
Женщина-жезтумшук. Думала, что ты состарился, и не стал пригодным для охоты. Поскольку ты человек жадный, я думала, что ты не зря вспомнил свои детские забавы, чтобы с помощью этого добыть богатство.
Адыл. (Грубо) Ты всегда плохо думаешь обо мне!
Женщина-жезтумшук. (Кивая головой) Я же думала, вон та целая отара овец, тоже результат твоей музыкальной деятельности.
Адыл. (Грубо) Эта отара перешло мне от отца моего, по наследству.
Женщина-жезтумшук. (С ехидством) Хороший ты наследник – чтобы не забить паршивого овца, ты готов был мерзнуть в горах, лишь бы какого-нибудь козочку застрелить.
Адыл. (Хмуро) Эта была моей ошибкой.
Женщина-жезтумшук. (Не веря своим ушам) Ты говоришь «моей ошибкой»?!. И это сказал ты?!
Адыл. (Хмуро) Да, я сказал.
Женщина-жезтумшук. (Удивляясь) О, Боже!.. Не послышалось ли мне?!
Адыл. (Раздраженно) Что, ты стала тугоухой?
Женщина-жезтумшук. Боже упаси, я слышу отлично!
Адыл. (Хмуро) Тогда что слышала, то услышала.
Женщина-жезтумшук. (Еще сильнее удивилась) Эй, охотник, ты же забрал все мое богатство — золота да серебра, целых пять пещер, до отказа!
Адыл. (Хмуро) И оно тоже было моей ошибкой.
Женщина-жезтумшук. (Вытаращив глаза) Да-а?!.
Адыл. (Хмуро) Да. Я верну тебе назад, все твое богатство.
Женщина-жезтумшук. (Не находя слов, будь-то онемела) Ай!.. Ай!.. Охотник?!.
Адыл. (Хмуро) Не зови меня больше «охотником». Я – мастер.
Женщина-жезтумшук. (Не веря, также удивленно) Да… да… кем хочешь, тем и будь! Ты вправду хочешь мне возвратить мой клад?
Адыл. (Хмуро) Правда. (Из-за пазухи достал ключи и бросил к ногам женщины-жезтумшука) На, бери!
Женщина-жезтумшук. (Подняла ключи, но все равно не веря) Мои ключи!.. Действительно, мои ключи!..
Адыл. (Хмуро) Теперь, уходи.
Женщина-жезтумшук. (Осторожно) Не спеши, охотник, не спеши.
Адыл. (Раздраженно) Я тебя предупреждал – больше не называй меня охотником!
Женщина-жезтумшук. Прошу прощения. Сначала, хочу задать тебе один вопрос, а затем для тебя у меня есть очень важная… Короче, для тебя есть новость. Выслушай ее. А потом я исчезну, в миг.
Адыл. (Хмуро) Слушаю тебя.
Женщина-жезтумшук. С виду, ты, в самом деле, не тот охотник. Что с тобой случилось?
Адыл. Это, не твоего ума дела.
Женщина-жезтумшук. (Ехидно смеясь) Не высокомерничай, охот… ой, извиняюсь, мастер! Какой у меня ум и на сколько я умна – убедишься скоро, сам. Лучше ответь моему вопросу.
Адыл. Эй, женщина, вот эта отара овец, мне что-то даст?!. Либо твое золото да серебро, что-то мне даст?! Столько скота, богатства, что-то мне даст?! Если зима будет длинная – скоты погибнут! Если я умру, то золото да серебро достанется другим! В этих отарах и в золоте да серебре не останется не малейшего моего следа. (Беря в руки комуз) Только в этой, коротенькой палке есть: мое дыхание, тепло моих рук, песня моего сердца!.. (После не продолжительной паузы) Теперь дошло до твоей дырявой башки?!
Женщина-жезтумшук. (Качая головой) Ой-ой-ой… Ой-ой-ой… Слушая твои слова и смотря на тебя, думаю не сон ли все это. Коль, у тебя была такая способность к музыке, с детства, почему тогда стал охотником? Не понимаю.
Адыл. (Хмуро) Это называется «соблазн» и «азарт».
Женщина-жезтумшук. (Удивляясь) Если так, почему тогда столько богатства ты нажил?
Адыл. (Хмуро) Тоже, соблазн. (Раскаиваясь) К сожалению, человек слабое существо – он часто становится рабом своей жадности и прихотей. Чем больше у него богатства, тем больше он становится ее рабом. (После непродолжительной паузы) Каюсь, что не одумался во время.
Женщина-жезтумшук. За что каешься?
Адыл. (С сожаленьем) Зря я подался соблазну жадности и променял свое мастерство на богатство. Зря отверг свою божью способность. Вот о чем я глубоко сожалею. (Непродолжительная пауза) За это время, сколько я комуза делал бы!.. Сколько оживил бы палок!..
Женщина-жезтумшук. А-а, теперь изо всех сил, хочешь наверстать упущенное, восполнить утерянное? Да?
Адыл. (Хмуро) Да.
(Непродолжительная пауза).
Женщина-жезтумшук. Я очень жалею тебя!.. Очень!.. Ты опоздал, охотник!.. Опоздал!.. Поздно, теперь! У меня для тебя очень плохая новость есть!
Адыл. (Насторожился) Какую плохую новость хочешь сказать мне, ведьма?!
Женщина-жезтумшук. (Качая головой) Очень плохая новость!.. Когда услышишь, будешь рыдать, прижимая к груди свой комуз. Вот такая у меня новость.
Адыл. (Еще сильнее насторожился) Эй, уродина, что ты натворила?!
Женщина-жезтумшук. Не я, ты сам натворил, дорогой!
Адыл. (Еще больше насторожился) Говори, быстрее!.. Чего ты медлишь?!..
Женщина-жезтумшук. (С испытывающим взглядом) Где твой сын?
Адыл. (Встревожился) Что-то случилось, с нм?!
Женщина-жезтумшук. Я у тебя спрашиваю, об этом?
Адыл. (Еще сильнее встревожился) Говори, что с моим сыном?!
Женщина-жезтумшук. Почему так бурно реагируешь, я что-то плохое сказала о твоем сыне?
Адыл. (С нетерпением) Ты что-то знаешь о нем, говори!.. Говори, быстрее!..
Женщина-жезтумшук. Сын твой жив и здоров.
Адыл. (Не веря) Не ври!..
Женщина-жезтумшук. (Показывая в даль) Вот, видишь, идет он!
Адыл. (Посмотрел и успокоился) Да, точно он.
Женщина-жезтумшук. (С испытывающим взглядом) А кто рядом, с твоим сыном?
Адыл. Жена.
Женщина-жезтумшук. (С испытывающим взглядом) Она красивая, молодая?
Адыл. Она очень красивая! Молодая, ровесница моего сына.
Женщина-жезтумшук. (С испытывающим взглядом) Где ты нашел такую красивую жену, для сына?
Адыл. Сын мой сам нашел ее.
Женщина-жезтумшук. (С испытывающим взглядом) Кто ее родители?
Адыл. (Вздыхая) У нее нет родителей. Круглая сирота, она.
Женщина-жезтумшук. (С испытывающим взглядом) Давно они поженились?
Адыл. Уже полгода, они вместе живут.
Женщина-жезтумшук. (С испытывающим взглядом) Что, ждешь внука?
Адыл. Жду. Даст Бог, скоро она родит.
Женщина-жезтумшук. (С испытывающим взглядом) Да-а…
Адыл. Не отвлекайся, говори прямо — что хотела сказать? Ты сказала, «поздно». Что ты имела виду?
Женщина-жезтумшук. Мне страшно.
Адыл. От чего?
Женщина-жезтумшук. Услышишь правду – и вдруг тебе станет плохо. Вот чего я боюсь.
Адыл. (С нетерпением) Говори, быстрее! Ты и так замучила меня!
Женщина-жезтумшук. (Из-за пазухи достала не большую шкатулку и открыла ее крышку) Видишь, вот это?
Адыл. Чьи эти ногти?
Женщина-жезтумшук. Твоей дочери.
Адыл. (Насторожился) Почему сняла ее ногти?
Женщина-жезтумшук. Сейчас узнаешь, причину.
Адыл. (С нетерпением) Эй, ведьма, почему так надо мной измываешься?! Говори, быстрее, если есть что сказать!
Женщина-жезтумшук. Лучше посмотри сам, своими глазами.
Адыл. (Тревожно) Что я должен смотреть?!
Женщина-жезтумшук. Иди и смотри, правое плечо своей «снохи».
Адыл. (Остолбенел) Ты сказала «правое плечо»?!.
Женщина-жезтумшук. Да.
Адыл. (В том же состоянии) Ты правду говоришь, эй, женщина?!
Женщина-жезтумшук. (Хмуро) Иди, смотри.
Адыл. (Трясется) Эй, ведьма!.. Это дело твоих рук?!.
Женщина-жезтумшук. (Хмуро) Это расплата, за твои «ошибки».
Адыл. (Шокированный) Не верю!.. Не верю!.. Не верю, я тебе!..
Женщина-жезтумшук. Не веришь мне – иди и смотри!
Адыл. (Сам не свой) Пойду!.. Сейчас, посмотрю! (Побежал в сторону молодоженов).
Женщина-жезтумшук. (Покачала головой) Бедняга…

Сцена восьмая

Атай учил Чолпон к игре на варгане. Прибежал к ним, шокированный Адыл.
Адыл. (К Чолпон, сходу) Иди, сюда!
(Ничего не понимающая Чолпон насторожилась, но, пошла туда, куда указал Адыл. Атай тоже хотел пойти за ней).
Адыл. А ты, иди в сторону, подальше! Быстрее!
(Атай нехотя ушел в сторону).
Адыл. (К Чолпону, приказным тоном) Ты вправду круглая сирота?!
Чолпон. (Испугавшись) Да… правда…
Адыл. (В том же духе) Кто твои родители?!
Чолпон. (Испуганная) Не знаю…
Адыл. (С укором) Не ври!..
Чолпон. (Съезжалась) Я не вру…
Адыл. (Приказным тоном) Сними лямку и открой правое плечо!
(Настороженная Чолпон, осторжно опустила правую лямку своего платья. Адыл увидев на ее правой плече родинку — остолбенел).
Адыл. (В отчаянии) О, Боже!.. Хватит! Одевай! Не говори Атаю ничего... (Побрел дальше.
В это время к Чолпон подошел встревоженный Атай).
Атай. (Переживая) О чем спросил папа?
Чолпон. (Не зная, что сказать) Так… ничего особенного не спросил…
Атай. (Не веря) Я же видел, он у тебя о чем-то спрашивал? Скажи правду.
Чолпон. Он спросил: «Ты действительно круглая сирота?». Я сказала: «Да». Потом он спросил: «Ты знаешь своих родителей?».
Атай. Потом?
Чолпон. Я сказала: «Нет».
Атай. Почему он вдруг спрашивает об этом? Он же прекрасно знает, что ты круглая сирота.
Чолпон. Не знаю…
Атай. Что он еще спросил?
Чолпон. Больше, ничего.
Атай. (Задумался) Не понимаю, что происходит…
Чолпон. (Нежно) Не переживай, пожалуйста. Ничего особенного не произошло. Лучше, учи меня дальше.
Атай. (Думая о чем-то другом) Буду учить, буду… Вот, посмотри…
Чолпон. (Обиженная) Все мысли у тебя о другом, а делаешь вид, как будь-то меня учишь.
Атай. (Виноватый) Вот… вот… (Начал учить ее) Ты уже хорошо играешь. Да, так, так… (Призадумавшись) Что за тайна кроется тут? Папа что–то знает…

Сцена девятая

Снова мастерская Адыла. Женщина-жезтумшук с нетерпением ждала. Через некоторое время появился подавленный Адыл. На нем не была лица.
Адыл. (Бормоча про себя) Ведьма!.. «Бронированную шубу шьет твоя дочь, для тебя»… Мхи!.. Вот, оказывается, ради чего ты пришла ко мне, тогда. Только теперь дошло до меня!.. Какой я глупый!.. (Непродолжительная пауза) Почему так сделала?!. Почему?!.
Женщина-жезтумшук. Ты сам виноват.
(Пауза).
Адыл. (Подавленный) Да, сам виноват!.. Только сам!!. Сам!!! (Про себя) Доигрался, глупец!.. Что теперь будет?!
Женщина-жезтумшук. (Встревоженная) Теперь она будет членом твоей семьи! Станет человеком!.. Будет жить среди людей! Всегда будет рядом с тобой!
Адыл. (В отчаянии) Рядом со мной?!.
Женщина-жезтумшук. (Встревоженная) Да!.. Всегда будет рядом!..
Адыл. (В отчаянии) Ты живьем зарезала меня!.. Живьем зарезала!..
Женщина-жезтумшук. (Пытаясь его успокоить) Успокойся!.. Успокойся, пожалуйста!..
Адыл. (В отчаянии) Как она станет женой моего сына?!.
Женщина-жезтумшук. (Пытаясь его успокоить) Ну и что?!.
Адыл. (В отчаянии) Она же… моя дочь!..
Женщина-жезтумшук. (Пытаясь облагоразумить его) Да!.. Твоя дочь!.. Дочь, твоя!..
Адыл. (Не находя себе место) О, Боже!.. За что, так жестоко наказал, меня?!.
(Прилег на землю. Через некоторое время поднялся и сам не свой, взял в руки комуза. Начал играть, перебирая по одному, струны комуза. Постепенно, минорной мелодией заполнялась вокруг ).
Женщина-жезтумшук. Очень печальная мелодия. Буквально разрывает сердце.
Адыл. (Как будь-то в невменяемом состоянии) Она такая мелодия…
Женщина-жезтумшук. Как она называется?
Адыл. (В том же духе) «Траурная мелодия».
Женщина-жезтумшук. (Встревожилась) По ком?!.
Адыл. (В том же духе) По ком?.. По ком еще может быть?!. (Через некоторое время) Все!.. Конец!..
Женщина-жезтумшук. (Встревоженная) О чем ты?!.
Адыл. (Про себя) Все!.. Конец, всему!.. (Резко встал с места, оставил комуза и как бешенный побежал, куда-то).
Женщина-жезтумшук. (Начала кричать, в отчаянии) Чолпо-он!.. Ата-ай!.. Бегите-е!.. Отец сошел с ума-а!.. Он может навредить вам!.. Бегите-е!..
(А Адыл бежал в сторону своего коня, которая была в привязи. Женщина-жезтумшук тоже побежала за охотником. Добежав до коня она пыталась отнять у него чембур).
Адыл. (Рассвирепевший) Отдай, чембур!.. Отдай, говорю!..
Женщина-жезтумшук. (Встревоженная) Что ты хочешь делать?!. Что?!.
Адыл. (В бешенстве) Уйди с моей дороги!.. Уйди!..
Женщина-жезтумшук. (Умоляя) Сейчас!.. Сейчас уведу дочку!..
Адыл. (В бешенстве) Уйди, говорю, с дороги!.. Уйди!..
(Адыл сильно толкнул женщину-жезтумшук. Она упала. Он мгновенно взял в руки ружье и быстро сел на коня).
Женщина-жезтумшук. (Спешно встала с места) Не делай этого!.. Не делай!.. Сейчас я ее уведу!.. Сейчас!!! (Крича, побежала за охотником) Стой!.. Остановись!.. Охотни-ик!.. Во всем виновата, я!.. Убей, меня!.. Меня!!!

Сцена десятая

Атай еще учил Чолпон к игру на варгане. Вдруг они услышал женский крик.
Голос женщины-жезтумшук. (Отчаянно) Чолпо-он!.. Ата-ай!.. Бегите-е!.. Отец сошел с ума-а!.. Он может навредить вам!.. Бегите-е!..
Атай. (Тревожно смотрел туда, откуда был слышен крик) Мама?!. Нет, оказывается другая женщина. (Пытаясь вспомнить) Я где-то видел эту женщину. Ты ее не знаешь?
Чолпон. (Отрицательно покачала головой) Нет, я ее не знаю.
Атай. Откуда тогда она знает нашего, то есть моего отца?
Чолпон. У кого-то слышала, наверное. (Встревоженная, смотрела в ту же сторону, куда смотрел Атай) Папа твой скачет, в нашу сторону. У него в руках ружье! Это не к добру! Пошли, убежим!
Атай. (Насторожившись, но не подовая вида) Почему мы должны бежать?
Чолпон. (Сильно переживая) А вдруг, отец действительно навредит нам?!
Атай. (Не соглашаясь) За что? Что мы такое ему сделали? Мы же не враги, его.
Чолпон. (Испуганная) Все равно мне страшно!
(Молодые не занли что делать. В это время топот коня приблизился вплотную к ним и через некоторое время показался и Адыл, ружьем в руках).
Адыл. (Подойдя к ним ближе, прицелился) Не двигайтесь!
(Молодые стояли онемев. Адыл так же прицеливаясь, подошел к ним ближе).
Атай. (Шокированный) Папа!.. Что мы вам сделали?!.
Адыл. (В ярости) Я не к тебе!.. Не к тебе!.. (Дуло ружья направил на Чолпон и готовился нажать на курок).
Атай. (Заплакал и встал между ними) Что вы делаете, папа?!.. Что вы делаете?!.
Адыл. (В ярости) Атай, отойди!..
Атай. (Не двигаясь с места) Папа!.. Что она вам сделала?!. Па-па-а?!..
Адыл. (Также в ярости) Она!.. Она!.. Твоя!.. Моя!.. Она!.. Отойди!.. Отойди!..
Атай. (Умоляя) Если она в чем-то провинилась, вместе нее убей меня, папа!.. Меня!!!
Адыл. (В ярости) Отойди, говорю!.. Отойди!..
Атай. Нет!.. Нет!..
Адыл. (В ярости) Отойди, иначе, я тебя не пожалею! Предупреждаю, не пожалею, тебя!
Атай. (Не шелохнувшись) Стреляйте!.. Я готов!..
(Адыл прицелился).
Чолпон. Атай, не защищай меня, зря погибнешь!
Атай. (Твердо) Нет!.. Нет!.. Пусть меня первым убьет!.. Меня!..
Адыл. (В ярости) Атай! Сынок!.. В последний раз предупреждаю тебя, отойди! Отойди!.. Я за себя не отвечаю!..
(Несмотря, как Атай пытался оттащить Чолпон подальше, а она силой вырвалась из его рук и встала между отцом и сыном).
Чолпон. (Взволнованная) Я не знаю истинную причину, за что вы хотите меня убить. Если я в чем-то виновата перед вами, тогда убейте меня… папа!..
(Адыл был в полной решимости нажать на курок ружья. Но, услышав слово «папа» он моментально остановился).
Адыл. «Папа?!» Ты называла меня, «папой?!»
Чолпон. (Сдержанно) Да… папа!..
(Адыл опустил ружье, потом, не поднимая голову простоял на месте, в некоторое время. Затем, волоча за собой ружье, побрел в сторону своего скакуна. Через некоторое время сев на коня, он ускакал. А молодые провожали взглядом Адыла, а потом обнявшись, заплакали).
Атай. (Все еще в шоке) Что это было?! Почему он хотел убить тебя?!
Чолпон. (Не могла остановить слезы) Не знаю, я…
Атай. (В таком же состоянии) Значит, вправду он сошел с ума!
Чолпон. (Все еще плакала) Наверное…
Атай. (Переведя дыхание) Как только ты сказала «папа», он остановился.
Чолпон. (Все еще плакала) Да…
Атай. (Что-то подозревая) Почему ты его называла «папой»?
Чолпон. (Все еще плакала) Сама не знаю, почему… Это слово пришло мне в голову не произвольно. Он же твой отец. Твой отец, значит и мой отец!
Атай. (Кивая головой) Да, ты права, мой отец, значит, он и тебе тоже приходится отцом.
(В это время был слышен выстрел).
Чолпон. (Резко смотрела в сторону выстрела, будь-то онемела) Папа!..
Атай. (Тоже посмотрел в ту сторону и был шокирован) Папа-а!.. (С криком побежал в сторону выстрела).
Чолпон. (Плача) Папа-а!.. (С криком и плачем побежала за Атаем).
Сцена одиннадцатая – вместо эпилога
Женщина-жезтумшук, вся заплаканная бежала.
Женщина-жезтумшук. (С криком) Охотни-ик, останови-ись!. Не делай этого-о!.. Уймись! (В это время произошел выстрел. Женщина-жезтумшук закричала) А-а-а-а!!! (Потом она обессилевшая упала на землю. Через некоторое время подняла голову, посмотрела в сторону выстрела и зарыдала) Жива, она!.. Жива!.. Моя дочь, жива!.. Сын его!.. Тоже жив!.. Сам!.. Сам!.. Сам, застрелился!..(Заплакала.
Вдруг в это время был слышан шум ветра).
Ветер… начался ветер?
(Вслед за шумом ветра был слышен звук комузов).
Что за звуки?!.. А!.. Комузы издают мелодию?!. Что это такое?!. Разве так бывает?!. А-а, ветер дует по струнам!.. О, Боже!.. (Была слышна мелодия, которую играл совсем недавно, охотник Адыл).
«Траурная мелодия»?!..
(Женщина-жезтумшук стояла шокированная. А минорная мелодия усиливалась).

Конец

15.02. — 21.03., 28.10. – 31.10. 2007

 

© Кулмамбетов Ж.О., 2007

 


Количество просмотров: 1474