Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Художественная проза, Малая проза (рассказы, новеллы, очерки, эссе) / — в том числе по жанрам, О детстве, юношестве; про детей / Литературный конкурс "Золотая табуретка"
© Анна Завитаева, 2012. Все права защищены
Произведение представлено на конкурс литературного творчества молодежи, организованный в 2012 году литературным клубом "Золотая Табуретка" АУЦА и электронной библиотекой "Новая литература Кыргызстана".
Публикуется с разрешения оргкомитета, в соответствии с условиями конкурса.
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования.
Дата размещения на сайте: 17 августа 2012 года

Анна ЗАВИТАЕВА

Обычный детский дом

Произведение представлено на конкурс литературного творчества молодежи Кыргызстана и стран СНГ, проводившийся в 2012 году под девизом "Много языков – один мир". Вошло в сборник изданных работ – альманах.

Публикуется по книге: Много языков – один мир: Литературный альманах. Составитель Н.Шульгин. – Бишкек: Турар, 2012. – 196 с. Тираж 3000 экз.

УДК 82/821
    ББК 84 (2) 7
    М 73
    ISBN 978-9967-15-146-8
    М 4702000000-12

 

Обычный детский дом. Обычные тут живут и дети. Их тут с одной стороны совсем немного — тридцать человек. Но это «немного» для большого города или для нашей страны в целом, а для одной маленькой деревеньки Вощиково, в которой расположен этот детский дом — это очень много. Тут живут ребята с одного только Пошехонского района Ярославской области. Живут… Живут по правилам, которые не они придумали, поэтому не им их и менять.

Так сладок детский сон и так тепла постель. Может, им снится заботливая мама, а, может, вся дружная семья — папа утром готовит для всей семьи завтрак, мама нежным голосом подымает детей после продолжительного сна. А, может, им снится одиночество, которое трудно представить нам с вами, потому что мы не спали на тех подушках и, потому что нас утром все-таки будила мама своим поцелуем в нашу нежную щечку. Ну а, может, им ничего не снится, и они на несколько часов просто забывают и о добре, и о зле.

«Доброе утро! Помаленьку просыпаемся, встаем, умываемся, приводим в порядок постель. Дежурные не забывают о своих обязанностях». Эти слова можно и не повторять для ребят каждое утро, но будить как-то надо. Так будила и я, правда, другими словами, но с тем же самым смыслом. А еще я хотела по-доброму, как мама, и поэтому подходила каждому к кровати и гладила кого за руку, кого по лицу, кому просто открывала лицо от одеяла. Обычно подходишь, и уже точно знаешь, кто как отреагирует. Кто-то этим точно воспользуется и не встанет до последнего момента. Но я его пойму, потому что сама недавно была такой же, потому что детство одно, и сон в нем так сладок. Другие не понимают и ворчат: «Вечером не уложить, утром не поднять!» Ну, поймите! Хотя, что тут доказывать и объяснять. Взрослые идут по правилам, а у детей проходит детство.

Проходит детство у этих детдомовских ребят от одного здания на территории детского дома до другого. И так изо дня в день ходит оно маленькими неуверенными шажками. Хотя, кто-то в себе больше, чем уверен, и у него иногда наглости не занимать. Но может это просто самозащита, а может это мое оправдание этих нерадивых ребят. Во всяком случае, жалко мне их, не понимают они пока жизни, не признают истинных ценностей. Да и какие могут быть у них ценности, когда самые близкие люди их уже предали.

Предал тот, за кем они должны тянуться, кому должны подражать, кто должен научить их работать, не покладая рук, чтобы самому в этой жизни чего-то добиться и стать человеком. Как бы ни старались воспитатели, чтобы в ребят ни вкладывали — чаще все-таки отдачи нет. Поэтому и работать тут не особо любят, и трудовой час всегда воспринимают отрицательно.

Так, все три группы, на которые разделены ребята в детском доме, работают на дровах: мальчики колют, девочки таскают и окладывают в дровяник. С этими дровами уже давно можно было бы закончить и зимой, но трудовой час-то длится всего час, и этот час точно отсчитывается во время всей работы по минутам, потому что тут обычно мало кто хочет трудиться.

По истечению необходимого времени все ребята дружно закричат, что всё, вроде бы и переработали уже. Бесспорно, час закончен, пора отдыхать. Все еле-еле идут, медленно перебирают ногами по пути к будущему месту отдыха в самом центре детского дома на скамейки под акацией. Дети же! Наверное, точно все очень хорошо поработали и сильно устали.

В это время Лёша Серов берет меня под руку, другой своей рукой начинает гладить мою кожаную куртку и спрашивает:

— Это чистая кожа?

— Сейчас будет грязной от твоей руки, — говорю с улыбкой я.

Тут же, как обычно, за другую руку меня берёт шестилетняя Машенька Воробьева и интересуется:

— А почему вы один ноготь всегда на ноге в чёрный цвет красите, а другие нет?

Как точно она подметила, из моей летней обуви уже второй месяц красовался один-единственный чёрный ноготь на большом пальце правой ноги. Я на него неудачно крышку от кастрюли уронила. Как обычно я видно куда-то спешила.

Навстречу всей идущей на отдых ребятне бежал четырёхлетний Серафим Животягин и громко кричал: «Накатина, Накатина!» Догадаться было не трудно, кому он кричит. Обычно он так зовёт всех воспитателей, поэтому трое таких сразу нашлись и уделили ему своё внимание. Трём «накатинам» была передана радостная весть, что можно идти всем, только что хорошо поработавшим, есть.

За каких-то пятнадцать минут в столовой было всё «сметено», видно все вспомнили, что кто работает — тот ест.

Обычно после обеда тихий час, но обычно ребята не спят, а занимаются своими делами. Я со своей группой стала играть. Мы образовывали от животного мужского рода животное женского рода. Ничего, что у нас от лося получилась лосица, а от селезня — селезница, я же им потом сказала, как правильно. И не беда, что от глагола свистеть, мы образовали существительное свистушка вместо свисток, мы же всё равно в итоге нашли искомое.

Мы стали играть дальше. К нам присоединялись ребята из других групп. Заядлый хулиган Вася тоже пришел и попросил разрешения в моем альбоме нарисовать на память какие-то рисунки. С увлечением и старанием он синей ручкой что-то выводил и красиво выписывал «Спартак». Старшие девочки маленьким читали книжки и задавали вопросы, которые были предложены в детских журналах:

— Смотрите, — объясняет Ира Карасева Машеньке и Серафиму, — перед вами арбуз. Художник перепутал и нарисовал, что якобы он растет на крыше дома. А где на самом деле растет арбуз?

— В магазине, — без тени сомнения отвечает Машенька.

Тут из коридора до нас донёсся громкий разговор старших девочек:

— Приедет мой папа и покажет тебе…

— А у меня приедут мама и папа, и ты узнаешь…

И тут мы слышим, что в спор вмешивается Юля Бараньчикова и заключает:

— Да никто к вам не приедет, кому вы хоть нужны…

В коридоре стало сразу тихо, а Машенька прижалась ко мне покрепче, видно, всё понимая.

Это обычный детский дом, в котором живут обычные дети и ищут радость в обычном дне, чтобы обычное обязательно стало необычным и принесло им маленькое детское счастье. Нам не понять их, они никогда не поймут нас, но так хочется, чтобы их утром обязательно разбудила мама, а папа в это время готовил для всей семьи завтрак.

 

© Анна Завитаева, 2012

Скачать полный текст литературного альманаха

 


Количество просмотров: 850