Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Поэзия, Новые имена в поэзии; ищущие
© Любовь Некрасова, 2012. Все права защищены
Произведения публикуются с разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата размещения на сайте: 25 июля 2012 года

Любовь НЕКРАСОВА

Неслышно падала слеза...

Подборка лирических стихотворений. Первая публикация.

 

Усталость

Ты сегодня ко мне не стучи,
Я сегодня устала от ночи.
Мое сердце так странно молчит,
А душа слезы льет что есть мочи.
Мысли тоже покрыты туманом,
В них сама заблудиться смогу.
Ты меня подстрелил и обманом
Выбил почву на полном ходу.
Я теперь не одна и с печалью
Мы сидим у камина вдвоем,
С ней покрыты одною мы шалью,
С ней мы вместе весны подождем…

 

Белая птица

Белая птица может присниться,
Белая птица первой любви.
Юность босая, в счастье купаясь...
Как же тропинку туда мне найти.
Как оглянуться, в любовь окунуться,
Счастье испить, все, до дна.
Белая птица снова приснится,
Но я в этой жизни — одна…
Горечь разлуки, вечные муки
Будут меня истязать,
Белая птица, незачем сниться,
Мне же тебя не догнать…

 

Боль

Я боль свою до дна испила
Нет больше сил, душа пуста.
Как ты любил, увы, забыла
И жизнь твоя мне не нужна!
Дожди осенние ко мне стучали,
Ветра срывали дверь с петель.
Но дом был пуст, они не знали,
Что сердце брошено в метель!
Его там льдом сковало вечным,
Хрустальным звоном, серебром.
Душа блуждает по тропинкам млечным,
Там, между звезд холодных, босиком.
Как вырваться из плена сердцу,
И чтоб оттаяло оно в тепле,
Ты загляни, я приоткрою дверцу -
Ведь ты один в моей судьбе!

 

Время

Время бежит, время не может стоять,
Ты все молчишь, как же тебя мне понять.
Птицы кричат, боль на душе не унять,
Ты не придешь, тень уж твою не догнать.
Ночь коротка, звезды рукой не достать,
Я у окна … мне до рассвета стоять.
Сердце свое ты пожалел мне отдать,
Будешь в тумане вечно блуждать.
Время пройдет, меня ты не сможешь узнать,
Душу свою сам ты заставил страдать.
Время придет, захочешь мне сердце отдать,
Любовь же ушла, черное белым не залатать.



Уйди

Не надо пытаться меня удержать,
Я все объяснила, к чему эти взгляды.
И ложью своею слова пеленать,
Они разобьются о стены – преграды.
Мы долго старались любовь сохранить,
Латая прорехи искусственным чувством.
Сердца наши высохли, вновь полюбить….
Не надо, молчи, не будем о грустном.
Нам надо расстаться, разбиты мечты,
О вечной любви, до последнего вздоха.
О той, что когда – то мне ласково ты,
Шептал по ночам, да… было неплохо.
Тебя не хватило на длительный срок,
Виновна не я, а та, что ты встретил.
Тебя же прошу, уйди за порог,
Все знала о ней, ну а ты не заметил.
Иди, не держу, я себя не жалею,
Тебе же мой друг, откровенно скажу
Любовь свою встретить еще я успею,
И счастлива буду, тебе докажу…



* * *

Это боль моя
Там вдали бредет.
И кукушечкой
Счет годам ведет.
Это сердца стук-
Колокольный звон.
Это жизни звук
И души моей стон.
Словно падаю
Водопадом вниз,
Долго слезы лью,
Где же ты, отзовись.



* * *

НЕ прошу у тебя прощения,
Да и слез не увидишь ты.
В моей жизни ты был откровением,
Но сожгли мы с тобой мосты.

Стрелы пущены, сердце ранено,
Невозможно обнять мечту.
Все оставили на поле брани мы,
Как случилось, никак не пойму.

Все длиннее, длиннее тени,
Уходящей фигуры твоей.
И скрипят на ветру качели.
Заржавевшие петли
судьбы моей.

 

Позови меня

Позови меня, помани,
Светлой радостью одари.
Ты развей мою печаль, грусть,
Пусть не любишь меня, пусть.

В те края меня увези,
По утрам, где поют стрижи.
Где за лесом встает заря,
Даже если не любишь меня.

Обними меня, обними.
Я дарю свое сердце – возьми.
Пожалей меня, пожалей,
И озябшие руки согрей.

Стану я для тебя сестрой,
Напои живою водой.
Отпусти меня в небеса,
Подари мне два белых крыла.

Я смогу тебя уберечь
От беды и напрасных встреч.
И коснусь я крылами тебя,
Может быть, ты полюбишь меня…

 

Сирена

Ее шаги были легки,
Как лепестки жасмина.
Соблазна сети велики,
Забудь о ней, мой милый.

Она свежа как ветерок,
Играющий с зарею,
Но путь ее так недалек,
И обернется все бедою.

Игривы речи, звонок смех
И взгляд, как омут тянет…
Забудь о ней и вспомни тех,
Кого она уже не манит…

Кто чарами ее пленен,
На дне морском страдает.
В нее он тоже был влюблен,
Она, другого завлекает…

На море тишь, закат горит,
Слышна Сирены песня,
Мой милый, сердце не болит?
Забудь о ней, посмейся…

 

В ожидании кого-то...

И поверьте, не так все плохо,
Снова в гости придет весна.
И цветы мне подарит Кто-то,
И проснется в душе… Она.

Та, кто плечи покроет шалью,
Из небесных, жемчужных звезд,
И уйдет вся тоска с печалью,
Мне, оставив букет из роз…

Та, кто голову кружит хмелем,
От которой душа вразлет,
И забуду я счет неделям,
Кто влюблен, тот меня поймет.

Верю я, что не так все плохо,
Счастье вновь постучится в дверь,
И, конечно же, это — Кто-то,
С кем я буду вдвоем теперь.

 

Русь

Утро нежное, утро свежее,
Растворилась в тумане заря.
Песня вольная и безбрежная,
Над волнами чиста и светла.

Эхом стелется, эхом мается,
На высокой ноте застыв.
Птицей в душу, но, забывается,
Старорусский, родной мотив.

Косы длинные, косы русые,
Их в колосья краса заплела.
Полушалки уральские, русские,
По теченью вода унесла…

И погосты ветрами обласканы,
Часовыми в дозоре стоят.
Купола золочеными красками,
Утром ранним на солнце горят.

Песня льется и, вновь отзывается,
Колокольным набатом в груди.
И березки волною качаются, Русь
Не забыть бы тебя, помоги….

Помоги, растворяясь ночами,
Вспомнить рощи, поляны, луга.
И деревья, где гнезда с грачами,
Русь моя, я в тебе, я твоя…

 

Не люблю я тебя

И тоску утопила в бокале,
Где пылает рубиновый жар.
Не люблю,я и ты это знали,
Загасите в душе свой пожар.

Сигарета, вино, тихо свечка
Догорает, и капля слезы
По бокалу скатилась, сердечко
Стук… постой… помолчи…

Ты обиды в лицо не швыряй,
Я сейчас не пойму, а завтра,
Что хотел ты, письмом передай,
Поступают так многие часто.

Снова вижу бокала я дно,
Ты не мой, но и я не твоя.
Знаешь, мне уже все равно,
Повторю — не люблю я тебя…



Я интересной для тебя не стала

Я интересной для тебя не стала
И в этом нет ничьей вины,
От ожиданий жить устала,
Забудь меня и отпусти.

Ты отпусти, открой мне клетку,
Сними кольцо, я улечу.
И не ломай случайно ветку,
Свободной быть уже хочу.

Я интересной для тебя не стала,
А просто рядом быть, зачем?
И в облаках от счастья не летала,
Тебя не удивила я ничем.

Друзьями быть уже не сможем,
Да, в общем — то, и не хочу.
Все фотографии в альбомы сложим,
Я камнем вниз давно лечу.

Я интересной для тебя не стала,
И вянет роза без воды.
В моей душе зима настала,
В твоей, еще, цветут сады.

Сады для той, кто тебе ближе,
Зачем тогда спешил ко мне?
Мое дыханье тише, тише...
И я не рвусь уже к тебе.

Я интересной для тебя не стала,
Лишь остановка в пять минут.
Ну, вот и все, билеты я достала,
И ветры вдаль меня несут...



Но голоса нет

Так хочется крикнуть:
«Чего же ты ждешь?
Приди, постучи листопадом».
Но голоса нет,
И ты не идешь,
И осенью мне листопада не надо.

Так часто кричала,
Так часто звала,
Я в холод и зимнюю стужу.
Что голос сорвался,
Теперь я нема,
А может быть ты мне не нужен?

Теперь молчалива,
Брожу в темноте,
Ни слез, ни страданий, пустоты.
Костры догорают,
И, роясь в золе,
Пытаюсь тебя заменить я работой.

 

Устало-осенние дни...

Расстаться, забыться и раствориться
В желто-усталых, осенних днях.
Дождями с печалью вдоволь напиться
И снова грустить в вечерах…

Акриловой шалью брусничного цвета
Усталые плечи покрыв,
Гляжу на огонь, что в камине… согрета,
Но сердце болит как нарыв…

Не стали мы ближе, не стали дороже,
Живем на планетах иных.
Студеные дни и холодное ложе
И нитей… так много седых…

Огонь же в камине все пляшет, играет,
Я кутаюсь в шаль в забытье.
Он молод, горяч и, конечно, не знает,
Как трудно порой в темноте…

А вечер устало приблизился к ночи
И, вжавшись клубочком в диван,
Я тихо усну, станет вечер короче,
Огню безответную боль я отдам…

 

Чайка

Чайка... Крик ее, словно стоны,
О разлуке, о нашей любви.
Тихо шепчут прибрежные волны:
«Милый, милый, ты где-то вдали...»

Я ступаю, касаясь не слышно,
Тех песчинок, что дарят тепло.
Океан, ты могуч, крАя не видно:
Небо, воды — все слилось в одно.

Чайка белым пятном на индиго,
И бежит за волною волна...
Не понять им конечно, обидно,
Что брожу я по брегу одна.

Грусть, разлука, царапают душу,
Снова вечер и снова отлив.
Провожая волну, наступаю на сушу,
Будет утро, и будет прилив...

Я вернусь к тебе белою чайкой,
И, как прежде — с тобою, вдвоем…
А пока… я любуюсь жемчужною стайкой,
Что блестит под волной серебром.

 

* * *

Пятнадцать долгих лет
Пытаюсь я понять-
Как жить,
Где силы брать.

Как спать,
И как рассвет встречать...
Как быть собой,
Как жить с собой,
И не болеть уже тобой.

Как перестать
Мне ждать,
И о тебе не знать.
Но как забыть,
Тебя простить,
И старое не ворошить.

Проходит день,
Проходит час,
и мысли все о нас, о нас...

Но не забыть,
И не простить.
Уехал ты,
И сжег мосты,
но как живешь ты без любви...

 

* * *

Разметали ветрами все чувства,
Не сложить их в единый узор.
Молча плачет душа — очень грустно,
А во взгляде вопрос и укор.
Нас с тобою терзают сомнения,
Может зря, может, стоило жить...
Как найти нам дорогу прощения,
Цепь измен и обид — все забыть.

 

Осенние листья

Принесла мне метель из листвы
Запах осени, тяжесть дождя.
Между нами осенние сны,
Вновь тревожат меня и тебя.

Ветер бьется в проемы окон,
Провода в такт ему подвывают.
Сны, тревожат, и слышу я звон,
Звон, что сердце мое разбивает.

Листья мокрые липнут к окну,
На деревья, назад не вернуться.
В снах тяжелых тебя все зову,
Ты, уходишь, нет сил обернуться.

За окном все дождливая ночь
Прибивает к асфальту листву.
Моя боль… унеси ее прочь,
И любви зачеркну я строку…



Свеча

Свеча тонка— фигурка девы,
Под стать березке на Руси.
Нежна, хрупка прозрачность тела,
Чиста, как капелька росы.

В ночной тиши, на фоне света,
Большой, медлительной луны,
Свеча, теплом своим согрета,
Грустна, от пролитой слезы.

Даря свой свет, полна печали,
И, как снежинка на руке,
Тихонько плавится ночами,
В чужом далеком далеке...

 

* * *

Ворожи, ворожи,
закружи,
В ночном, магическом танце.
Подари, подари
для души,
Серебро протуберанцев.

Унеси, унеси
мечты,
В звездную высь столетий.
Забери, забери,
спаси,
От жизненных пьес — комедий.

Будем плыть, плыть
кораблем,
По облачным волнам небесья.
Только мы, только мы
вдвоем,
Милый, как бъется сердце.

 

И снова жизнь...

И снова жизнь,
какой бы не была,
стучится в двери, залитые солнцем.
И неба синь,
ветра, лебяжьи облака...
Весна! Все это— в утреннем оконце.

И стайки птиц
веселым дружным хором,
На утренней распевке будят нас.
Улыбки лиц,
весенним расписным узором
Сияют! Весне так радуется глаз!

А ночью дождь,
В плаще и босиком,
вприпрыжку скачет по карнизу.
И где -то дочь
с сынишкою, вдвоем,
мечтают под дождя капризы.



Душе осень нипочем

Все мечты, как осенние листья
Оборвались, сгорели дотла.
А калины, горящие кисти,
Все горчат, и как прежде, одна.
Беспокойное сердце томится,
В ожидании призрачных грез.
И ночами все ангел мне снится,
Он стирает следы, что от слез.
Все напрасно, тяжелы так ресницы,
И не видно порханье стрекоз.
Но душа... как весенние воды,
Как капель, что звенит хрусталем.
Нипочем ей отчаянья, годы...
Все поет, как струна серебром.

 

Утро

Утро, тихо, только ветер
Шелестит в лесу листвой
Горизонт лазурью светел
Трав сверкание росой.
В тишине река проснулась,
Вся в туманном молоке.
Зябко, но уже очнулась
Бабочка на нежном лепестке.
В зарослях тугого камыша
Как на водных лыжах, не спеша
По воде круги разводит
Комаринная братва...
Вот уже то хруст, то шорох
Крик разбуженной совы...
Утро взорвано как порох,
И пылает заревом вдали...

 

Мечта

За иллюзорной гранью, в пустоте,
Где в невесомости блуждают облака,
Живет мечта, подобна утренней звезде,
Мечта, подруга верная моя.

Порой капризна и ранима как дитя,
Обидчива, и слезы льет нежданно.
Порой жестока, своенравна, горяча
Приходит в гости вдруг незванно.

Мечта так осязаема, внутри,
внутри меня — в душе и в сердце.
Мы с ней вдвоем, мы с ней одни,
От всех мы с ней закрыли дверцы.

Живем одни в своем мы светлом мире,
И сад цветов— наш дом родной.
С мечтой мы можем все, нам все по силе.
Нет только места для тебя, родной.

С мечтой тебя я и люблю, и ненавижу.
То приласкаю, то гоню я прочь...
Иного выхода уже давно не вижу,
Ничем я не могу себе помочь.

С мечтой слилась, живу я в выдуманном мире
И не хочу в реальность я опять.
Кого любила я, меня давно забыли,
Мне хорошо с мечтою, не хочу ее терять.

 

Сон

А знаешь,
сегодня я видела сон-
Бескрайнее поле,
я с ветром, вдвоем.
Колосья пшеницы
пригнулись к земле,
Один колосок
я прижала к себе.
Тепло отдавала
ему в непогоду,
И стал оживать он
в руках, понемногу.

От ветра
нахмурилось небо седое,
Сражение,
видимо, будет большое...
Я в центре сраженья,
мне некуда деться,
От ветра и ливня
мне нечем согреться.
В руках колосок,
в спину ливня порывы,
В ушах, жесточайшего
ветра надрывы.

Пшеница же стелется,
землю ласкает,
От ветра и ливня
ее прикрывает.
А грозные тучи
свинцом тяжелеют,
Колосья от ветра
подняться не смеют.
Но я не сдаюсь,
хоть гроза так сурова,
Я выстою, выдержу,
вот мое слово!...

Вот утро забрезжело,
сна не бывало.
Но чувствует тело-
оно так устало.
И руки свои
прижимаю к груди,
Но нет колоска,
Что же там, впереди?

Лежу я и думаю,
что сие значит,
Быть может гроза,
мне приснилась к удаче?
Быть может то поле,
любовь, что безбрежна,
А ветер с грозою,
судьба неизбежна...?

И все в моей власти,
В руках, как тот колос.
"Все в силах моих", -
шепчет внутренний голос,
Пусть жизнь так сурова
— подобна ненастью,
В ней все же найдется
то зернышко счастья,
Которое бережно
будешь хранить,
И силы найдутся,
Чтоб выстоять, выжить,
и... полюбить.

 

Депрессия

В депрессию я впала не вчера, и не сегодня,
Похоже, выдохлась, и жизни ноль...
И руки-плети, вновь висят безвольно,
Тисками сжато сердце... боль.
Мозг воспален, искры в глазах не стало,
Все безразлично— ночь ли, день.
Пуста душа, что было в ней— пропало,
Лишь на стене осталась моя тень...
За окнами все суета, мне нет до нее дела,
Я в пустоте и наблюдаю потолок.
И где-то канарейка жалобно пропела,
Кровать и я, свернувшись в колобок.
Меня не тронь, уже давно остыла
Борьба за правду, может, и за ложь.
Вот только там, под ложечкой заныло,
И расползается по телу дрожь...
Кто я, зачем я тут, меня не стало,
И на себя смотрю уже я сверху вниз.
Оно меня несет, оно меня забрало,
А кто-то шепчет мне: "не поскользнись".
Я не не одна, нас много рядом
Таких пустых и безразличных тел.
Нас обкормили ложью, опоили ядом,
И воспротивиться никто из нас не смел.
А жизнь идет — кто тонет, снова выплывает,
Есть те, кто стали тенью на стене...
А есть и те, кто ложью обольщает,
Их ложь сладка всегда, во всем, везде.
Поэтому мы множимся, в депрессию врастая,
Нет веры никому, порой, самим себе.
Кто слаб — уходит, вены вдруг вскрывая.
А кто-то навсегда в психологической петле...



Депрессия №2

Время распорото — шов не зашить,
Жизнь так сложна, быть ли, не быть.
Там, где когда-то сердце пылало,
Боль поселилась, и места не стало
радости детской, и сказки ночной,
Видно давно мне пора на покой.
Туда, где погосты и плачут березы,
Где тихо и пусто, не мучают грезы.
Там ветры гуляют, спешат не успеть,
Последнюю песню над прахом пропеть.

 

Непрощенный тобой

Я пришел, я стою у порога,
Не решаясь открыть твою дверь.
Так устал... измотала дорога,
Где скитался, как загнанный зверь.

Плечи вынести больше не смогут,
Силу ветра и тяжесть дождя.
Я падаю, падаю... и вот уже омут,
Мне жизнь не мила без тебя.

Отсчитывал многие я километры,
Теряя по жизни частички себя.
А как нелегко было, знают лишь ветры,
И сердце, и душу мою теребя.

А было... кричал твое имя в угаре,
Готов был тебя целовать и… казнить.
Я вспомнил тебя при кинжальном ударе.
Надеясь, тебя наконец, разлюбить.

Но выжил... и только сильнее,
Меня потянуло в родные края.
Все поздно — стал волос белее,
Морщины... узнаешь во мне ты меня?

И вот я стою, впору пасть на колени,
Обнять твои ноги, обмыв их слезой.
Я жизнь промотал, проживая не с теми,
И как дальше жить, не прощенным тобой?

 

Дорогой мой человек

Дорогой мой человек,
сиротливо длится век
без тебя.
И не радует рассвет
вот уже шестнадцать лет
без тебя.
Город вновь омыт слезой,
вновь осенней, дождевой,
как ты там?
На далекой, на окраине,
на Руси своей бескрайней,
не привыкший
к холодам.

Ты, наверное, уже дед,
нам уже так много лет -
сотня на двоих.
А так хочется порой,
взгляд увидеть дорогой
глаз таких родных.
Мы не рядом, мы поврозь,
и в душе моей все дождь,
вот беда...
Долго, молча у окна,
как и прежде, я одна,
без тебя.

Ведь давно пора забыть,
Отпустить тебя и... жить,
ты чужой...
Но приходит день и вновь,
разрывая память в кровь,
я шепчу себе:
"Ты мой..."

 

Мне по нраву осень...

Вы так любите весну,
а мне по нраву осень.
Вы ждете изумрудную листву,
а я, ноябрьскую просинь.
Вам душу радуют скворцы
и рощи в соловьинных трелях.
Моя душа по осени, в тиши,
купается в листве,
что цвета карамели.
Пьянит сиреневый рассвет
ваш дух, что в бодром теле.
А я уже на склоне лет,
все больше радуюсь
осенней колыбели.
Мы разные, мне очень жаль,
но я вас понимаю,
поэтому вас не держу,
а отпускаю...
Охапку листьев
брошу вам под ноги,
Чтоб запах осени,
услышали в дороге...

 

Неслышно падала слеза...

Неслышно падала слеза,
хрустальным светом наполняясь,
Весь мир в ней, тихо отражаясь,
летел, казалось, в никуда...

И путь ее был предрешен,
наполнен скорбью и печалью,
С ресниц срываясь по незнанью,
что вновь не будет воскрешен...

Катилась горькая слеза,
скользя по бархатцу щеки,
Раскрыв объятья для беды,
беспомощна, наивна, горяча...

Еще мгновенье — и ее не стало-
осколки брызг соленой плоти...
Исчезла жизнь на эшафоте,
что было позже, так и не узнала...

 

Закрой глаза

Закрой глаза — я рядом,
И в ветре растворясь,
Минуя все преграды,
К тебе прильну примчась.
Закрой глаза я рядом,
И пульс останови,
Я лепестком из сада,
К тебе лечу, лови....
Закрой глаза, я рядом,
коснусь щеки любя,
Со вкусом винограда,
Мой поцелуй, твоя, твоя...
Закрой глаза, я рядом,
Лишь руку протяни.
Тебя коснусь я взглядом,
И прошепчу — прости...
Прости..., что мы не вместе,
И ночь длинна твоя,
И что в подлунном свете,
Я, как и ты, одна...

 

Черный ангел

В темный космос, в темную пучину,
Улетаю я — мне все едино.
Черным ангелом, не белым,
Загляну за тайный горизонт я смело.

Дождь ли ветер, холод или зной,
Ничего не страшно с ангельской душой.
В вышине небес, не зная края,
Затеряюсь в сполохах с зарей играя....

С черной ночью крыльями сливаясь,
В ваши сны неслышно опускаюсь....
И черны те сны— в них стоны и тревоги,
Ангел тьмы на острие дороги....

Тяжелы крыла от ноши черной,
Но, зато, душой я стала вольной.
Пусть не днем, лишь ночью я такая,
Да, не белая, и... не святая...

 

* * *

Все думаю, а как бы все случилось,
Когда бы замуж за тебя я выйти согласилась.
Да...не рискнула, испугалась,
Так в жизни одиночкою осталась...

Не склеить трещины, прошло так много лет
И жизнь сложилась вся иначе.
Летит по жизни мой кабриолет
Огонь погас, но над судьбой своей не плачу...

Нет, я не жалуюсь, живу как все,
Работа, дом— все суетно, рутина...
Бывает, мельком вспомню о тебе,
Наверное, мне память о тебе необходима.

Сдержу в душе надрывный стон,
Да... время лечит, стала я сильнее, крепче...
Твой образ я давно уже из сердца вон...
С годами притупилось все, намного легче.

И жизнь моя не горная река,
В ней нет подъемов, перекатов бурных.
Судьбу свою я строила сама,
Но не было в ней больше встреч безумных...

 

Не приходи

Ну что ты травишь душу,
Зачем все снишься по ночам.
Ты мне совсем не нужен,
Давно кричу твоим ветрам.

Надеялась, что все забыто,
Что все ушло, возврата нет.
Любовь к тебе давно убита,
Просрочен мой к тебе билет.

Но снова образ в снах приходит,
Он режет на живую плоть.
И отпустить меня не хочет,
Со мною рядом вновь и вновь..

Душа страдает в сновиденьях,
Немое крутится кино.
Передо мной твое виденье,
Я не хочу, оно само...

 

Дождливое утро

Снова плачет дождливое утро,
Гнет безжалостно зелень к земле.
И дождливая хмарь беспробудна,.
И слезою печаль на стекле.
Дождь, как в бубен, стучит по карнизу,
То затихнет, а то, все быстрей.
За дождем ничего я не вижу,
Лишь бегущих, промокших людей.
Кто-то зонт второпях раскрывает,
И кляня непогоду в сердцах.
Но есть кто-то, как я, наблюдает
За игрой музыканта-дождя.
Как смычок из серебряных нитей
По листве изумрудной скользит,
И к земле приближаясь залитой
Он отчаянно степом стучит.
Я к стеклу приложила ладони,
Чтобы чувствовать радость и боль.
ОН сегодня о прошлом напомнил,
Словно в рану попала мне соль...

 

Шар хрустальный

Вот шар, хрустальный шар,
В нем отражаются рассветы,
Закатов алые костры,
И небо радужного цвета.

И держит бережно ладонь,
Столь хрупкое созданье света.
И заключен в нем целый мир,
В нем снег зимы и буйство лета.

В нем осени пожар рябин,
Раздолье талых рек весною.
Тоскливый журавлиный крик.
И расставание с землей родною...

И где-то там, лампадки свет,
Что на окне звездой сияет.
И есть там совесть на кресте,
Что с каждым годом дорожает...

И есть в нем слезы и печаль,
И горя океан безбрежный.
Невинный детский голосок,
Зовущий маму нежно-нежно...

Бывает легким, как пушок,
И от тепла он словно млеет.
Но чаще-мерзнет от сапог
Солдатских, и, как пепел, тлеет...

И все же, шар в ладони той,
Надежно спрятан от ненастья.
ОН светится, от солнца золотой,
На всех в нем хватит счастья...

 

Что есть Любовь??

Все краски луговых цветов,
И свежесть утренних туманов.
Налью в бокал, скажу— любовь,
И брошу горсть разлуки и обманов.

Чиста, невинна, как дитя,
И на поверхности лучом сияя,
Любовь резвится, душу теребя,
На дно осадком тихо оседая...

Осадок...то разлуки час,
И времени, что исчисляется годами.
Обманов, ревности, что среди нас,
И жизни, что истерзаны ветрами...

Бокал тяжел — осадка много,
А может... просто слабость рук.
Любви длинна, длинна дорога,
Дорога радости и наболевших мук.

Любовь мы пьем и дна не видно,
Пьянит и радует нектар.
А ты не пьешь... мне за тебя обидно,
Любви ты счастья не познал.

Да... ты свободен, ты не знал
Порывов страсти и желаний.
И беспричинной ревности оскал,
Смятенье чувств и ожидания свиданий...

В сиянье звезд ночного неба,
Мечтою зыбкою томим,
Ты не страдал, ее соткав из света,
Узнав— она была больна другим...

Ты слаб, любовь же – закаляет,
Своею нежностью и теплотой.
И... легкого пути она не знает,
Пусть через тернии,
но встретится с тобой.

 

* * *

Все стало так обыденно-
Звонок, привет и как дела?
Вначале, все так восхитительно,
Когда любовь с ума свела.
Когда, как ток прикосновенье рук,
И звезд сиянье хоровода.
Сердец биенье сильный стук,
Полет под крышу небосвода.
Когда минуты, словно век,
Так тягостны от ожидания.
И ты готов любить весть свет,
Придя с цветами на свидание.
Так месяц, а за ним другой,
И вот, с цветами стало тяжко.
Взгляд отрешенным стал порой,
Свидания?.. уже не важно.
Свечой огарочек любви,
Сгорал, слезою умываясь.
И стали ночи длинными и дни,
Печалью и разлукой покрываясь.
Нет, не любовь, то страсть была,
Та, что сгорает в одночасье.
Любовь же... мимо где-то шла,
Несла другим кусочек счастья.

Я жива, но лишь тобою,
Мы навек повенчаны любовью.
Подожди, с тобой увижусь,
Пусть ушел ты рано, не обижусь.
День придет, меня дождешься,
Облаком ко мне ворвешься.
Растворимся в синем цвете,
Лишь вдвоем на белом свете.
Жду, когда мой час пробъет,
В небеса, к тебе Он призовет.
И Любовь, как два крыла,
Нас обнимет навсегда...

 

Ты не помнишь меня

Знаю, знаю, меня ты не помнишь,
Да и нужно ли это тебе.
Ведь булавкой любовь не приколишь,
Утекла она по воде...

По воде, что стекает слезою,
Той, что осенью льется дождем.
Упустили наш шанс мы с тобою,
Может, жизни другой подождем...

Интересно, какой ты и где ты,
Что ночами ты видишь во сне.
Моя песня любви не допета,
Мчится ветром осенним к тебе.

Может в шорохе северных листьев,
Ты услышишь рассказ обо мне.
Кто-то ночью шепнет тебе тихо,
Что я где-то живу на земле...

Что скучаю я, годы считаю,
С того дня, как расстались с тобой.
Нет надежды  — все тает и тает,
Ты не помнишь меня, дорогой...

 

Старость — не радость

Сидела дряхлая старушка
На остановке, вот беда,
Не хочет брать ее маршрутка,
А с небосвода льет вода.
Вся вымокла, до нитки,
Платочек— это вам не зонт.
А мимо все летят маршрутки,
Король-водитель, кресло-трон.
Отчаяние на лице старушки,
Помочь никто не хочет ей.
Сказал вдруг кто-то: «Побирушка»,
Монету бросил рядом с ней.

Печаль во взгляде и тоска,
Что делать, старость -не утеха.
Еще больнее, что одна,
В больничку так и не доехать...

«Мир не без добрых...», говорят.
И к остановке «мерс» подъехал.
Не все рвачи рули рулят,
«Куда, мамашь?» забрал
ее, да и уехал...
Старушке этой повезло
На это раз, бывает хуже.
А что с маршруткой — колесо...
Стоит она в дождливой луже.

 

© Любовь Некрасова, 2012

 


Количество просмотров: 966