Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Художественная проза, Малая проза (рассказы, новеллы, очерки, эссе) / — в том числе по жанрам, Драматические
© Мар Байджиев, 1963. Все права защищены
© Фонд «Седеп», 2005. Все права защищены
Произведение публикуется с разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата размещения на сайте: 3 июня 2012 года

Мар Ташимович БАЙДЖИЕВ

Гражданочка

Рассказы киргизского прозаика и драматурга Мара Байджиева посвящены духовной жизни нашего современника. Художественным миром своих произведений Мар Байджиев утверждает высокие нравственные ценности, справедливость и гуманизм.

Публикуется по книге: Байджиев Мар. Рассказы и повести. – Б.: Шам, 2005. – 432 стр.

УДК 82/821
    ББК 84 Ки 7-4
    Б 18
    ISBN 9967-22-688-9
    Б 4702300100-85

 

В автобусе было душно, при каждом толчке люди наклонялись вперед, потом отшатывались назад.

– Эй, водитель, не дрова везешь!

Под надписью «Места для детей и инвалидов» сидела полная пожилая женщина в шерстяном платье неопределенного цвета. Ей было очень жарко. Она помахивала крепдешиновым платочком с обвязанными краями и тяжело дышала. Она решила выйти из автобуса на следующей остановке и идти домой пешком. Вышла она из дома сегодня рано, когда было еще прохладно, и не учла, что майские дни капризны, как избалованные дети: утром дождь, в обед жара, а вечером опять дождь. Женщина сетовала на духоту и на свое теплое платье. Машина приближалась к остановке, а она никак не могла вытащить корзину с продуктами, застрявшую под сиденьем.

– Помогите вытащить сумку! – попросила женщина.

Корзина, туго набитая продуктами, поплыла над головами. Из нее посыпался какой-то порошок – не то сода, не то крахмал. Когда женщина пробралась к выходу, вдруг что-то треснуло. Это от ворота платья отлетела большая перламутровая пуговица. Но попробуй найти ее в такой давке.… Пришлось выйти без пуговицы. Оказавшись на свежем воздухе, женщина облегченно вздохнула и укоризненно посмотрела вслед удалявшемуся автобусу, проворчала что-то и, придерживая рукой ворот, направилась к подарочному магазину, чтобы купить там булавку или какую-нибудь дешевенькую брошь, которая бы заменила пуговицу.

В магазине было много народу..., было так жарко и душно, как в автобусе. Женщина хотела рассказать продавцу о своем несчастье с пуговицей, но с разных сторон зашумели.

– Гражданочка! В очередь встаньте, все мы торопимся.

– Не за хлебом же, постоять можно! – сказала блондинка в розовом платье.

– Да не подарок, булавку надо, – попыталась возразить женщина, но ее слова потонули в шуме осуждающих голосов.

Пришлось стоять в очереди.

Женщины шумели, выбирали галстуки, портсигары, пепельницы, бритвенные приборы – словом, все мужское.

– Мне два галстука. Вот этот и этот. Еще вот эти орденские ленточки, – щебетала женщина в зеленом платье.

Продавщица, красивая девушка с быстрыми, озорными глазами, молниеносно заворачивала подарки и вручала покупателям. Блондинка выбрала серебряный портсигар и попросила гравировщика, работавшего рядом, сделать на нем надпись: «Любимому мужу в День Победы».

«Сегодня же День Победы!» – вспомнила пожилая женщина.

Между тем подошла и ее очередь.

– А вам что, гражданочка? – в упор спросила продавщица.

– Да… мне… все равно…что-нибудь… – растерянно пробормотала гражданочка.

– Ну, говорите скорей! Люди ждут. Вот так всегда, не обдумывают заранее, а потом стоят по полчаса, размышляют. А продавец виноват! – заторопила продавщица.

– Давайте что-нибудь… – еще более растерялась женщина.

– Галстук, что ли?

– Да-да, галстук…

Обруч с галстуками завертелся перед женщиной пестрой каруселью.

– Сколько? Два?

– Да-да. Пусть два…

– Молодому или пожилому?

– Да…

– Ну, кому? – застыла продавщица в нетерпеливом ожидании.

– Кончайте рядиться! Магазин скоро закроют, – торопили сзади.

– И тому, и другому…

Обруч уже не вертелся, но пожилой женщине казалось, что пестрая карусель все еще мелькает.

Продавщица завернула галстуки в хрустящую бумагу, перевязала голубой ленточкой и, протянув сверток, занялась стариком в соломенной шляпе, который перебирал галстуки, словно перед ним были куски порубленного мяса.

– Сыну, он у нас фронтовик, в шестнадцать лет ушел, Берлин брал…Берлин! – бормотал он. – И дочка у меня… Ей-то я купил, купил…

Пожилая женщина вышла из магазина и вспомнила, что забыла купить булавку, так и дошла она до дома, придерживая ворот рукой, а перед глазами вертелась карусель пестрых галстуков.

Женщина вошла в комнату, поставила корзину, подошла к кровати, села и развернула покупку: один галстук был белый, с мелкими черными крапинками, а другой коричневый, с крупными ромбиками. Она долго смотрела на галстуки, а потом прижала их к груди и горячо заплакала…

Женщина долго лежала. В комнату вползли сумерки. Двери оставались открытыми настежь, сквозняком колыхало старые тюлевые занавески. Потом стало совсем темно. Громовой раскат заставил женщину вздрогнуть, она подняла голову. Но это был не гром, это был салют в честь Дня Победы. Еще раз грянул залп. Огни осветили два портрета. Один портрет висел на стене. Это был человек в буденовке, с петличками на воротнике. Другой портрет стоял на комоде. Совсем еще юный парень в форме летчика. Женщина встала, подошла к окну.

Она стояла и смотрела на салют, в глазах ее поднимались и падали огни…

1963 г.

 

© Мар Байджиев, 1963

ОТКРЫТЬ всю книгу «Рассказы и повести» в формате PDF

 


Количество просмотров: 971