Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Художественная проза, Малая проза (рассказы, новеллы, очерки, эссе) / — в том числе по жанрам, Эссе, рассказы-впечатления и размышления
© Сагалиев У.Б., 2011. Все права защищены
Произведения публикуются с разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата размещения на сайте: 25 марта 2012 года

Урмат Бейшенбекович САГАЛИЕВ

Белый Бим, черная судьба

Несколько коротких рассказов – эссе. Грусть от восприятия мира… Потерянность… Последний в жизни полет, смерть близнеца, эмоции глубокой осени и зимы, печальная история собаки и – история единорога… Произведения опубликованы впервые на сайте http://unicorn.kloop.kg

 

What is…?

Что такое любовь? Наверное, каждый задавался этим вопросом, будучи в сомнении. И чем любовь отличается от духовной привязанности, симпатии. Да и отличается ли вообще? Дарит ли это счастье? Можно ли рассматривать ее, как отдельный элемент, относящийся к необходимостям жизни? Может это просто небольшой букет из нетрезвых эмоций и самовнушений. И мне кажется, что раз влюбившись, ты становишься эгоистичным, по отношению ко всему остальному миру. Хорошо или плохо, кому как нравится. И я говорю не о любви к чему-либо, не о любви к близким, а о любви тривиальной, банальной. О любви, к которой мы все привыкли, и которая уже, как мне кажется, стала стереотипом в повседневности. Может этот букет чувств назвали «любовью», как одним целым, потому что он соединяет, привязывает к кому-то и в то же время отталкивает от чего-то. Для меня она уже стала тем мифическим существом, о котором слышу, слушаю, в котором жил, с которым жил и живу сейчас. Но не сказать, что от нее мне счастливо, любовь не только счастливит людей, но и оставляет, ни с чем. Она приходит и никогда не уходит, она лишь прекращает существовать в общем мире, а в мире, что внутри все остается. И приди она один раз, не оставит никогда. И это не должно звучать обнадеживающе и не должно означать, что если влюбишься, то останешься навсегда с одним человеком. Это означает лишь одно, что любовь — не всегда хорошо. Посетив однажды, изменяет вашу жизнь, взгляды на жизнь и не всегда в лучшую сторону. Но всем хочется верить, что с приходом любви, все станет лучше, мир обретет своеобразный окрас счастливой желтизны. Все хотят в это верить, даже если не хотят признаваться в этом. Но все-таки, вопреки всем упрекам, настоящая любовь существует. И пишу я это не из любви к людям, а из любви к самой любви.

«Что же такое любовь?» — не правильный вопрос, любовь не нуждается в изучении, она лишь доступна пониманию. Остается лишь, быть самим собой и ждать.

 

Эвдемония

Странно. Огромные ощущения счастья могут вызвать такие маленькие, не важные для нас вещички. Иногда запахи. В то время, когда мы мотаем себя из стороны в сторону, в поиске мельчайшего признака самого крохотного удела. В то время, когда оно само приходит… через воспоминания, встречи, находки, но не уходит — просто отлучается на время и снова появляется. Мы не ищем его. Точнее ищем, но не там, и не то! Счастье — это не материя. Его нельзя нащупать в темноте, как дверную ручку от источника света, это сам свет. Счастье это абстракция — его можно ощутить, придумав, представив… вспомнив, услышав. Это осмысление самой жизни, как таковой, если можно так сказать.Но что-бы осмыслить ее надо поверить в идеальное, ведь счастье — это идеальность. «Идеального ничего нет» — говорят люди, будучи несчастными, точнее думая, что они несчастны. Существует идеал, что бы сравнить ее со среднестатистическим. И не существует несчастных, если смотреть субъективно.

Но если смотреть объективно и судить по международной статистике индекса счастья, то большинство стран нашего мира — несчастны. Наша страна стоит в списке наиболее счастливых стран, кстати. Поэтому счастье не для того придумано, что бы смотреть на него объективно, всеобще. Надо научиться видеть совершенное в чем-то, тем самым открыть неограниченное количество путей к постижению духовной «эвдемонии». А материальное счастье… оно важно лишь вначале, оно служит своего рода началом духовного счастья.

 

Осень – Зима

Грусть иногда может быть такой приятной, такой родной и теплой, особенно осенью. Осень – приятная пора великого одиночества, пора спокойствия, спокойного пережевывания всех пережитых эмоций за весну и лето. Приходит осень, когда пора упорядочить эмоциональный хаос в голове и душе, расставить по алфавиту все лимфы в свои чакры. Осень олицетворяет спокойствие, и подготавливает к зимней романтике, которая переливается из однотонной тяжести в легкость, из крайности в крайность. Но иногда, зимой, эта романтика одиночества бывает такой умиротворенной, где нет жесткой человеческой речи, где ты сам с собой, гуляешь по белоснежной улице, и заходишь в какую-нибудь уютную кофейню, где можно молча почитать любимого писателя, или просто молча сидеть с чашечкой кофе и смотреть на пушистые хлопья за окном, и черпать из этого нескончаемого источника вдохновения, аккуратно, не путаясь перебирать воспоминания, таять в наслаждении ностальгии, тихонько потягивая кофе. В результате, на бумажке отражаются маленькие ответики на Бесконечные вопросы.

 

Половина

Расскажу по секрету. У меня в детстве был брат близнец. Да, начну с этого. Были мы, как и все близнецы неразлучны. Можно сказать, пили, ели из всего одного. Одевали все одинаковое. Путали нас часто. Забавно было. Дополняли друг друга во всем, и никто больше не был нужен. Готов все отдать, за возвращение того времени.

Жили в мире, созданный нами двоими. В мире, который основывался на антиединоличной системе морали, на раскрепощенности, на перезапрещенности всего открытого, перпендикулярности схожего, на мизантропии, на схожести всего забытого, последовательности всего разбитого. В общем, жили в мире, не таком, как сейчас. Другой бы назвал его «Мир Наоборот», но в таком нет реальности, а у нас была. С ним я мог делать что угодно. Его способность превращать миг в вечность всегда удивляла. А моя способность превращать неизменчивую вечность в миг удивляла его.

Была зима. Я смотрел, как он тонет. Я смотрел и не мог ничего сделать, точнее не хотел. Почему? Не знаю. Смотрел, как он тянет за собой весь наш мир, собранный из живых моделей реальности запрещенной жизни, всю нашу схожесть и различие.

Не было ни страха за него, ни страха за себя без него. Лишь стоял между спокойствием и безмолвием моей тишины.

Так я потерял самого себя. На дне озера. Может, когда-нибудь спущусь в тот омут. И там решу, пойти за ним или построить новый мир из руин падшего.

 

Белый Бим, черная судьба

В этом визге я услышал отчаянную боль, угасающую надежду. Этот звук пронизывал до мозга костей, беспощадно заставляя прочувствовать весь этот процесс на себе. Визг продолжался мгновение, но как бы банально это ни звучало, это самое мгновение было очень длинным. Самое длинное мгновение ощущения страшной мученической близости к смерти. Звук, несравнимый ни с каким другим визгом, который я когда-либо мог слышать. Я знаю, кто это, но та крохотная часть мозга заставляла облачиться в ложную надежду об обратном. Выбежав в огород, увидел все своими глазами: на земле стояла кастрюля, с только что сваренным супом, а внутри, уже бессильно бьющийся в агонии Бим (мой щенок). Обжег пальцы обеих рук, когда достал его. В этот миг, я впервые ощутил по-настоящему безысходное отчаяние вперемешку с настоящим страхом перед процессом поедания жизни живого существа смертью. Я не знал, что делать, был совсем один. Мне было десять лет, я не хотел видеть его мучения.

Я обжег пальцы, было очень больно, но это всего лишь пальцы, по сравнению…. Я даже не мог представить, насколько больно ему было. Я сидел, смотрел, точнее, заставлял себя смотреть, как он умирает. И в последний момент, он посмотрел на меня. В его глазах был свет, тот самый лучик надежды на спасение. Через секунду свет потух, а надежда утонула в бездне его коричневых щенячьих глаз.

А я… А я до сих пор чувствую свою вину за все. Вину за безответственную небрежность, за бессилие и неспособность помочь, за боль и за смерть. С тех пор, у меня не было ни одной собаки, я снял с себя право брать ответственность за это.

По-моему все это повлияло на психику десятилетнего меня и сделало абсолютно замкнутым в себе эгоистом.

«Все псы попадают в рай» — надеюсь, это правда.

 

The funeral of soul

Стою на краю крыши. Жесткий, холодный, неприветливый ветер резко изменяет свое направление. То толкая, то отталкивая от неминуемой смерти, мешает сконцентрироваться. Хотя… на чем тут концентрироваться? На смерти? — Зачем? Ведь все решено уже. На прелестях жизни? Если б они были — меня бы тут не было. Все ушли, все ушло… Друзья, родные — они перестали понимать, они перестали со мной в такт дышать, покинули меня. Я один. Никого не жаль! Если себя не жалко, то зачем мне жалеть других? Человек так устроен — он пессимистичен и эгоистичен. Так я себя обманываю, заставляя себя не передумать. Черт… надо было хотя бы записку оставить — никто не поймет, за чем я пошел на это. Никто… Никогда… Никто, никогда не воспринимал меня всерьез, никогда не заглядывал ко мне в душу, никто даже не пытался узнать, что творится у меня в голове. Никогда, никому не был интересен. Наверное, глупо и нелепо из-за этого умирать. Но сегодняшний мир строится на циничном лицемерии, лжи, претенциозности, на непостоянности, на беспринципности, на контрпродуктивности. На лживой щедрости, лживой доброте, лживой любви, даже не лживой ненависти. Везде ложь. Люди говорят, что иногда можно лгать для добрых дел, но Ложь остается ложью. Простая аргументация и констатация факта. И почему я обо всем этом подумал? Лучше подумаю о девушках, которые были у меня… Нет… Не получается, значит никакой искренности у нас не было ни с одной. Даже лица не могу вспомнить…

Холодно… Покурю напоследок… Ноги устали стоять. Что? Ноги устали? Я тут собрался умереть, а думаю о всякой чуши. Что со мной? Это ли значит, что я передумал? Чувствую физическую усталость от всего, но неужели смерть решит это все?.. да!

Ладони вспотели, ощущаю всю неприятность от ловли холодного ветра. Может мне снять часы? Хорошие часы, пригодятся кому-нибудь. О боже, опять подумал о фигне, зачем я о других думаю, мои часы — пускай со мной и погибнут тоже.

Бросаю сигарету вниз… ветром куда-то унесло, да и фиг с ней.

Пора… Совсем не страшно… Удивительно легко отталкиваться, даже тяжесть тела не чувствую, может это ветер сыграл свою роль?

Сердце колотит! Время замедляется.

Мама! Вспомнил, голос, лицо.. Мама перед глазами… Нет, не хочу умирать. Поздно… Закрываю глаза, миллионы мыслей посещают голову… и все время останавливаются на маме. Жалко ее, она будет страдать. Прощай мама! прощайте все!

Интересно, больно будет?

Как же холодно!

Вот и все. Но одну мечту я исполнил… Я лечу! Хоть и в последний раз…

 

Almost something

Скачет в осенний день единорог… Ему навстречу козел:

— Скажи, а почему у тебя только один рог? У меня два, потому, что так удобней бодать. Вся сила моего тела распределяется на два рога, левая часть тела — на левый рог, а правая — на правый. А ты одним, можешь потерять равновесие, да и защитить себя ты не сможешь. Таких животных, как ты не должно быть. Ты неуклюжее животное!

Единорог лишь вздохнул, и поскакал дальше. Скачет по равнине, по снежной глади, а ему навстречу лошадь. Увидев, как скачет единорог, лошадь говорит:

— Ну, кто же так скачет? И музыка твоих копыт не такая, как у всех. У тебя даже подков нет, что тебе мешает быть, как все нормальные лошади? Перекрась свою золотую гриву в нормальный лошадиный цвет. Отпили свой никчемный рог. Он тебе не нужен! И мы примем тебя в свое племя.

Единорог лишь улыбнулся глупой, завистливой лошадке и помчался дальше. Перескакал через всю заснеженную равнину и вошел в весенний лес. Тут он увидел двух дерущихся за самку оленей. Они заметили, как он смотрит на них. Они прервали бой, и подошли и нему. Один другому говорит:

— Смотри, зачем нужна такая красота, когда он не может себя защитить и прокормить? Красота — это лишнее. А главное это сила, и большие рога. Без них, ты не сможешь отвоевать самку и останешься без потомства. А оленихи-то на красоту не смотрят.

— Вот скажи, — спрашивает другой у меня, — у тебя есть самка?

Единорог, не ответив, поскакал… Поскакал через лес. Он миновал последний ряд деревьев, и вышел на пляж. На летний пляж, когда красное солнце висело над горами, за лазурным озером. Он огляделся, не было никого, кроме меня….

Я сидел на берегу, докуривал сигарету и провожал усталое солнце на заслуженный отдых, которое светило весь этот жаркий день. Единорог подошел ко мне, и махнул своим золотым хвостом и сигарета упала. Я, наступив, потушил ее, спросил:

— Зачем ты здесь?

Он помолчал секунд пять и ответил:

— Мы с тобой очень похожи. Одни нас осуждают. Другие завидуют нашему бытию. Третьи учат, как жить.

Нам с тобой это ни к чему. Я здесь, что бы остаться с тобой в лете, и мы никогда не дадим лету закончиться…

 

© Сагалиев У.Б., 2011

 


Количество просмотров: 1020