Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Художественная проза, Малая проза (рассказы, новеллы, очерки, эссе) / — в том числе по жанрам, Кыргызские революции / — в том числе по жанрам, Внутренний мир женщины; женская доля; «женский роман» / Главный редактор сайта рекомендует
© Пятибратова А.Л., 2008. Все права защищены
Произведение публикуется с разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата размещения на сайте: 18 января 2012 года

Алла Леонидовна ПЯТИБРАТОВА

Оранжевый лимон

Пронзительный и очень честный рассказ о буднях «революции» – любой в принципе революции, в любой стране. Глазами женщины – голодной и несчастной, которой хочется только одного – выжить в эти смутные дни…

Впервые опубликован в журнале "WeМы. Диалог женщин" в юбилейном номере 13-14, 2011 г. (к 20-летию журнала)

 

ОТРЫВОК ИЗ РАССКАЗА (начало)

 

Сегодня не самый удачный день. Бейсболка вывалялась в пыли. На рукаве футболки зияла рваная дыра. Она и не заметила, что где-то зацепилась. Чуть выше локтя красовался большой синяк. Ну, это-то откуда? Не заметить, где зацепился рукавом, еще куда ни шло. Но приложиться рукой и не почувствовать? Наводит на размышления.

Мария сидела на траве в полном одиночестве и именно этим и занималась – вяло размышляла. А больше делать было нечего. Все разбрелись по тенистым местам, площадь пустовала. Было тихо. Никто не орал, не стоял над душой. Но скоро наступит час кормежки, и эти сладостные минуты безделья под теплым солнцем закончатся.

О, нет, только не это! Мария застонала от раздражения. Бородатый человек, проходивший мимо, вдруг резко повернул и направился к ней. Мария не знала его имени, и у нее не было желания узнавать его. Про себя она звала его коменданте. Иногда – заразой.

– Что сидишь, сука!? – заорал он ей издалека. – Особого приглашения ждешь? Иди жрать!

– Не ори на меня, козел! – сквозь зубы тихо сказала Мария. Но бородач уже подошел достаточно близко и услышал ее. Он гнусно усмехнулся, но почему-то промолчал. Только замахнулся на нее кулаком. Развернулся и потопал, покачивая жирной задницей в потертых джинсах.

– Сам ты сука, – сказала Мария ему вслед. И тоже усмехнулась. Еще не так давно она стеснялась произносить это слово вслух. Но тут, на этой площади, были свои правила игры, и она их осваивала слишком быстро. Эта скорость ее пугала. Поэтому лучше было бы не предаваться размышлениям.

– Чего-то сегодня уж больно тихо, тебе не кажется? От солнышка разомлели, что ли?

Мария повернулась на голос.

– А, Маша, привет. Я и не заметила тебя. Обедать идешь? – Мария обняла за плечи свою тезку. – Слушай, а почему наши все в желтых спортивных костюмах? Кажется, я одна в футболке…

– Тебя что, не предупредили? Вчера вечером командир приказ зачитал. – Маша засмеялась. – Сегодня наши противники в футболках. Поэтому мы сменили экипировку, чтоб не путаться и своих издалека узнавать. Может, тебе на ту сторону вылазку сделать? Посмотришь, как там у них. Ходят слухи, что их кормят лучше. А может, и платят больше. Вот бы разведать…

– Может, и разведаю. Не знаешь, мы будем на площадь выходить? В приказе об этом что-нибудь говорилось?

– Да черт его знает! Вождь он на то и вождь, чтоб никто не знал, что и когда ему в голову ударит. Что-то он давно не появлялся тут. Посмотрим после обеда. Пойдем быстрее, а то там, видишь, сколько уже народу толпится. Хоть ничего и не делали, а есть все равно хочется.

Они пошли прямиком через пустую площадь туда, где была походная кухня. Свободных мест на лавках за длинными столами уже не было. Женщины уселись на траву под дубом, прислонившись к его стволу. Разговаривать было лень, и они стали молча ждать своей очереди.

Мария исподтишка наблюдала за коменданте. До чего же противный, революционер хренов. Она вспомнила, как он выкрикивал им команды в мегафон, и из его рта во все стороны разлетались брызги. Ее передернуло. Она отвела от него глаза. Нашла среди листвы пару желудей и стала подкидывать их на ладони. К ее ноге жался припозднившийся одуванчик.

***

– Проснись, проснись! – Кто-то сильно тряс Марию за плечо. Она открыла глаза и не сразу сообразила, что по-прежнему сидит под дубом. Вокруг была какая-то суета.

– Что происходит? – она вскочила и ударилась головой о чью-то руку, но даже не посмотрела на того, кто стоял рядом. Она поискала глазами Машу, но той нигде не было видно.

– Быстрей, быстрей, подтянулись, пошли, пошли, не отставайте! – кричал какой-то мужик позади нее. Вдруг он с силой хлопнул ее по спине. – Что стоишь? Шевелись давай!

– Но я не обедала…

– Ну и кто тебе виноват? Раньше надо было думать. Черт, почему ты в футболке, дура? Иди вон к той машине, там тебе форму дадут.

Мария направилась к «жигулям». В машине никого не было. Она открыла дверцу и увидела на заднем сиденье кучу тряпья. Она вытащила несколько тряпок, которые оказались желтыми спортивными курточками.

– На нас что, внезапно обвалилась мода на желтое? – пробормотала Мария, вытаскивая очередную порцию таких же курток. – А почему не на зеленое, голубое, оранжевое, в конце концов?

Сзади кто-то хрипло засмеялся. Мария обернулась и увидела крепкого парня в желтом спортивном костюме. Она тоже засмеялась, потому что белобрысый с прозрачной кожей парень был похож на птенца. Казалось, он вот-вот замашет руками и широко откроет рот, требуя пищи.

– Вы что, мамаша, – грубовато сказал он. – Оранжевое – это в другой стране. А цвет нашей революции – желтый. Вы разве не видели на улицах ребят из молодежного движения – они лимоны прохожим раздают?

– Не видела, – пожала плечами Мария. – Я не ходила сегодня по улицам.

Она надела курточку, помахала парнишке рукой и пошла на площадь майданить – так между собой называли они свою работу.

Народу на площади было заметно меньше, чем вчера. Тают наши ряды, усмехнулась Мария. Зато народ был весь в желтом, и это смотрелось нарядно и даже празднично. Теплый веселый цвет успокаивал и совсем не вязался с революционными лозунгами, которые уже начинали выкрикивать из толпы. Мария вдруг поняла, что она не в курсе, какие лозунги в ходу у них сегодня. Она прислушалась.

– Президент, уходи! Долой президента!

Мария стала вспоминать, что они кричали вчера. Черт, вроде бы «премьер, уходи!». Она занервничала. Может, она вообще среди чужих? Мария стала оглядываться, всматриваясь в лица. Но она мало кого знала, а сейчас в толпе все лица были незнакомыми.

На другой половине площади тоже понемногу скапливались люди. Они были в белых футболках с красным пятном на груди – то ли эмблемой, то ли чьим-то портретом. Мария не могла разглядеть. Может, она перепутала и ей нужно в те ряды? Она снова прислушалась. Вот оттуда вроде раздается «Долой премьера!». И на той половине перед нестройными рядами бегал бородатый мужик, похожий на коменданте. Ну, все, точно не в свои ряды влилась, тоскливо подумала Мария. Заметят, деньги вечером не выдадут…

Но тут она радостно встрепенулась, увидев совсем близко от себя коменданте с растрепанной бородой. Ах ты, зараза, нежно прошептала она. Потом снова посмотрела на ту половину, где, размахивая руками, продолжал метаться и что-то орать такой же бородач. Братья, что ли, подумала Мария. А, все тут на одно лицо, махнула она рукой. Нужно было работать, и она сначала тихо, а потом все громче и даже с упоением стала вливать свой голос в общий нестройный хор. «Долой президента!», кричала она и добавляла про себя: «И идите вы все к черту!»...

 

© Пятибратова А.Л., 2008

 


Количество просмотров: 1661