Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Художественная проза, Малая проза (рассказы, новеллы, очерки, эссе) / — в том числе по жанрам, Драматические / — в том числе по жанрам, О детстве, юношестве; про детей
© Гусейнова Г.Б., 2011. Все права защищены
Произведение публикуется с разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата публикации на сайте: 1 декабря 2011 года

Гульнара Бадальевна ГУСЕЙНОВА

Ангел-мама

Трогательный рассказ о трагедии детей – злая мачеха издевается над ними, и кто же может их защитить? Разве что умершая мать… Первая публикация.

 

Посвящаю светлой памяти дедушки Насипову Насипу Рагимовичу

 

Умиляясь, Карина убаюкивала братишек близнецов. Не понимая, почему все, включая отца, не могут их различить. Артур с чертовщиной во взгляде, а от Тимура исходит ангельский покой. Девочка отложила в сторону любимую сказку о Золушке, не понаслышке зная, как живется нелюбимой падчерице. Приходится терпеть унижения и прятать синяки под одеждой. Мать Карины умерла сразу после родов. Оставшись с восьми летней дочкой и двумя младенцами на руках, отец женился на милой девушке Айзаде, надеясь, что она заменит детям мать.

Вначале все было замечательно. Однако после рождения сводной сестренки Динары отца будто подменили. Когда-то заботливый и внимательный, теперь он стал холодный как лед. Изменилась и мачеха. Коснувшись головы, Карина испытала ноющую боль. На днях мачеха из-за плохо постиранных ползунков таскала ее за волосы.

Зная о побоях, отец ничего не предпринимал. В школе Карина с трудом изображала счастливого ребенка. Вот только соседи знали все. Они приносили одежду, игрушки, но Айзада сожгла дары. Единственная игрушка, оставшаяся у девочки, – была вырезанная из журнала модель, рекламирующая не то очки, не то сумку.

– Ты где? Скоро будешь? – донесся из соседней комнаты голос Айзады.

– Всю зарплату решил на баб потратить? – заорала в трубку девушка.

«Лишь бы снова не сорвала злость на нас», – подумала девочка, тревожно взглянув на спящих братишек.

– Не ври! Я слышу женский смех, – продолжала ругаться та.

– Приедешь домой, я тебе устрою девушку друга, – бросив трубку, она посмотрела на дверь в детскую. «Он там гуляет, а мне сидеть с этими сопливыми», – Айзада раздраженно сдула челку со лба.

Карина содрогнулась, когда в комнату вошла мачеха. Злые, серые глаза смотрели свысока.

– Ненавижу вас, выродки, – процедила сквозь зубы она.

– Что уставилась, иди лучше мусор выкинь, – девушка ткнула наманикюренным пальцем в сторону кухни.

– На улице темно, я боюсь. Пожалуйста, можно с утра выбросить? – попросила девочка.

– Быстро встала и пошла! – на крик мачехи, проснувшись, заплакал Артур.

– Замолкни, ублюдок, – рявкнула девушка.

– Он не такой, – Карина не позволила себе произнести плохое слово.

– Такой, и ты такая, и мать ваша такая, – Айзада оскалилась.

– Не троньте мою маму, – девочка подняла по-детски озлобленные глаза. К плачу Артура добавился плач Тимура.

– А то что?.. Не рыпайся, отправлю к матушке, гнить в могилу.

Карину затрясло от злости. Впервые не от страха, а от злости. Она позволяла унизить себя, но не позволит унизить мать. Неожиданно для себя девочка плюнула в лицо мачехи. Плюнула, как мальчик, нет, харкнула, как дядя Толя из дома напротив. Стало так легко, будто книгами набитый рюкзак снять. Девочка с вызовом смотрела на ошеломленную жену отца и – будь что будет. Красивое лицо исказилась ненавистью. Девушка выскочила с комнаты.

Карина изумилась: «Неужели она ушла? Неужели мне ничего не будет?», как вдруг в дверях возникла Айзада с отцовским пистолетом в руках. Сердечко девочки бешено забилось. Выругавшись, мачеха нажала на курок.

Раздался выстрел, заполняя комнату запахом пороха. Испуганный визг мальчишек смешался с плачем грудной сестренки из другого конца квартиры. Неуверенно Карина осмотрела себя. Ни царапинки, лишь на стене, чуть выше детской головки дыра от пули.

Сбив мачеху с ног, она вынеслась с братишками во двор. Поднимаясь с полу, Айзада выругалась по-черному. Повторный выстрел. Пригнувшись, сестра собой прикрыла мальчишек. Снова выстрел. Карина скороговоркой шептала молитву, наученную мамой при жизни. В надежде спрятаться, она побежала в заброшенный парк. Напуганная девчонка с братьями на руках, не чувствуя тяжести, неслась довольно долго. Убедившись в отсутствии погони, остановилась. Перепуганные мальчики ревели, не переставая.

– Тише, тише нас могут услышать, – обливаясь слезами, шептала она, спустив малышей на землю.

– Все хорошо, все хорошо, – не веря своим словам, повторяла снова и снова.

Макушки головок доставали сестре по пояс. Одной рукой Карина гладила Тимура, а другой Артура. Ночной лесок повергал в ужас. Словно деревья оживут и руками-ветками утащат в темный мир, как в диснеевском мультике. Но деревья стояли неподвижно, казалось, наоборот, они как бравые воины встали стеной, защищая от зла.

– Я домой хочу, – просился Артур.

– Домой сейчас нельзя, – объяснила сестра.

– Я спать хочу, – пожаловался Тимур.

Девочка отвела братишек под массивный дуб.

– Будем спать здесь, – представила она, приготовив место.

Обняв защитницу сестру, мальчишки тряслись то ли от страха, то ли от осеннего вечера.

– Сестра, мне страшно, – поддал голос Артур.

– И мне, – присоединился Тимур.

«Знали бы вы, как мне страшно», – подумала Карина, но вслух произнесла:

– Нам нечего бояться.

Вдруг во тьме вспыхнула искра. Светясь, как бенгальский огонь, она разрасталась, создавая очертания. Возник силуэт девушки в белоснежном одеянии, парящей в воздухе. Длинные темные волосы рассыпались на плечах. Добрые глаза, что были в памяти всегда.

– Мама! – вскричала Карина.

Девочка как-то видела по телику ужастик, где умерший являлся на землю призраком, убивая людей. Испугавшись, она прижала крепче братишек, как вдруг поняла, насколько глупа. Мама здесь, рядом, не превратилась в прах.

– Кто это красивая тетя? – спросил Артур.

– Артур, Тимур это наша мама!

– Мама, которая улетела на небеса?

– Да, она прилетела посмотреть на нас, – Карина счастливо завизжала.

Лицо призрачной девушки наполняла боль. Боль от того, что всё чувствующая мать не в силах помочь. Не в силах защитить, обнять, к себе прижать. Блеснув, слезы скатились по сияющему лицу.

– Мамочка, не плачь, я же не плачу! – Карина сглотнула комок в горле.

В ответ женщина горько усмехнулась. Безмолвно мать продолжала смотреть на детей любящим взглядом. Она была с ними до конца, до первых лучей солнца.

Октябрь 2011

 

© Гусейнова Г.Б., 2011

 


Количество просмотров: 1721